Русская линия
Русская линия Анатолий Степанов04.06.2007 

История, повторившаяся в виде фарса
Союз Русского Народа унаследовал только худшие черты своего исторического предшественника

Что происходит в Союзе Русского Народа? Такой вопрос часто задают мне разные люди. Обращаются ко мне, видимо, зная, что я не только много лет занимаюсь историей крупнейшей монархической организации Российской Империи, но и был в числе учредителей современного СРН. После того как в результате инспирированной Михаилом Назаровым и Константином Душеновым кампании меня изгнали с руководящих постов в СРН, тема эта для меня лично перестала быть «горячей» (об этом можно подробнее прочитать здесь, а также здесь). В нынешней борьбе, а точнее возне (и впрямь, какое отношение «белая борьба» М. Назарова и А. Турика против генерала Л. Ивашова имеет к реальной жизни России, к реальным проблемам русского народа?!), я участия не принимаю, поэтому могу спокойно наблюдать и размышлять о ней как историк и политолог. Кстати, занятие это совсем не бесполезное, наблюдения за нынешней ситуацией в СРН помогают мне лучше понять, что происходило в Союзе 100 лет назад.

В конце мая в Иркутске состоялось так называемое «1-е Всесибирское бело-монархическое совещание». По поводу абсурдности названия этого мероприятия — «бело-монархическое» (можно подумать, что где-то существует «красно-монархическое») — уже писалось в патриотических СМИ. Впрочем, это не столь важно, ибо совещание было лишь ширмой для проведения в его рамках так называемого 3-го чрезвычайного съезда Союза Русского Народа, который должен был узаконить учреждение Назаровско-Туриковского Союза в противовес Ивашовскому. Разумеется, новый союз называется «настоящим», «подлинно клыковским», «белым и пушистым» СРН. На съезде, как и положено, из состава Союза Русского Народа были исключены Леонид Ивашов, Алексей Сенин, Михаил Кузнецов и другие руководители альтернативной организации. Это делается, чтобы представить организацию М. Назарова и А. Турика — единственным легитимным Союзом Русского Народа, а не одним из осколков СРН. Между тем, сейчас существуют уже три (а если учесть самостоятельную волгоградскую организацию С. Терентьева, то — четыре) союза с одинаковым названием. Все это до боли напоминает ситуацию с Союзом Русского Народа 100-летней давности. Вплоть до взаимоисключения из Союза Александра Дубровина и Николая Маркова.

Впрочем, есть существенное отличие событий нынешних от тех, давнишних, — история хоть и повторяется буквально, но только, как и положено, в виде откровенного фарса. Попробуем разобраться с тем, что происходит с Союзом Русского Народа и каковы перспективы этой организации в современных условиях.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Но сначала немного о недавней истории. В последнее время Михаил Назаров и его окружение активно занялись мифологизацией истории учреждения покойным Вячеславом Михайловичем Клыковым Союза Русского Народа. Происходит нечто подобное тому, что было с партией большевиков после смерти Ленина. Назаров безбожно перевирает события недавнего прошлого, не стесняясь тем, что очевидцы этих событий живы и находятся в здравой памяти (забавно, что Михаил Викторович при этом любит всех обличать в нарушении 9-й заповеди). Долг очевидца и профессионального историка, поэтому, требует от меня напомнить о том, как в действительности происходило учреждение СРН.

Насколько мне известно, идея учреждения русской умеренно националистической партии, в результате чего и возник СРН, принадлежала вовсе не Клыкову и уж тем более не Назарову, а именно Сергею Кучерову, который, согласно назаровской версии истории СРН, якобы не имеет никакого отношения к созданию Союза. Где-то в ноябре-декабре 2004 года Кучеров и его сподвижники, заручившись, как поговаривали, поддержкой неких чиновников Администрации Президента, провели в Москве конференцию, на которой и было принято решение учредить партию, для которой было предложено рабочее название что-то вроде Национальный союз. В связи с тем, что Кучеров был и остается человеком мало известным для патриотической общественности, он и его помощники стали искать «свадебного генерала», имя которого привлекло бы патриотически настроенный электорат. Так они вышли на Клыкова.

Вячеслав Михайлович согласился возглавить создающуюся партию, однако «свадебным генералом» быть не намеревался. Он сразу же ввел в состав оргкомитета формирующейся партии близких ему и известных в православно-патриотических кругах деятелей, таких как Анатолий Дувалов, бывший одно время фактическим заместителем Клыкова, Дмитрий Меркулов, Алексей Сенин, Нина Карташева и др. Михаила Назарова предварительно среди них не было. Он появился в составе оргкомитета примерно одновременно со мной где-то в феврале 2005 года.

Я оказался в составе оргкомитета во многом случайно. Занимаясь историей Черной сотни, я хотел, чтобы не прошел незамеченным обществом 100-летний юбилей Союза Русского Народа. В связи с этим, встречаясь с известными общественными деятелями, я неизменно обращался к этой теме, предлагая провести научную конференцию, подготовить какое-нибудь памятное издание и т. п. Тогда в начале 2005 года мало кто вспоминал, что в ноябре будет 100 лет СРН. И вот, будучи в очередной раз в Москве, я зашел к главному редактору «Русского вестника» Алексею Сенину и завел опять разговор на эту волновавшую меня тему. Алексей Алексеевич в ответ неожиданно заявил, что как раз в соседнем здании, в кабинете В.М.Клыкова сейчас начнется заседание оргкомитета СРН, и предложил мне пойти с ним на это заседание. Поскольку члены оргкомитета плохо знали историю Союза, меня, как знатока вопроса ввели в состав комитета, куда в ту пору входили откровенные атеисты Кучеров и казак Ветров, причем они играли тогда ведущую роль в оргкомитете. Так что Кучеров в самом деле стоял у истоков СРН, чего нельзя сказать о Назарове. Другое дело, что Кучеров, будучи атеистом, активно гнул линию, чтобы Союз имел внеконфессиональный характер, из-за чего произошел его конфликт с клыковским большинством оргкомитета, и Кучеров вынужден был выйти из его состава. Тогда кстати, отпор притязаниям Кучерова на «внеконфессиональность» активно давали именно я и М. Назаров, искусно скрывавший тогда свою ненависть к Священноначалию нашей Церкви.

Между прочим, С. Кучеров, выйдя из состава клыковского оргкомитета, своей деятельности не прекратил. Он решил сыграть на опережение и в сентябре 2005 года провел свой учредительный съезд СРН, о чем, кстати, была опубликована хвалебная заметка в популярной газете «Завтра». Автором этой заметки, если мне не изменяет память, был Игорь Савин, ныне играющий видную роль в московском СРН, которым теперь руководит М.Назаров.

Зная все это, забавно наблюдать за потугами М. Назарова представить себя «настоящим наследником дела Клыкова». Но так и создаются исторические мифы.

ТАК ЧТО ЖЕ ПРОИСХОДИТ С СОЮЗОМ РУССКОГО НАРОДА?

Ничего особенного не происходит. Повторяются почти буквально события 100-летней давности, которые привели монархическую организацию к разделению и развалу. Только происходят они гораздо быстрее и в виде откровенного фарса. То ли оттого, что в целом значительно ускорился ритм истории, то ли оттого, что нет той скрепы в лице Монарха, которая заставляла объединяться людей, считавших себя монархистами, то ли оттого, что значительно понизилось качество русских людей после кровавого для русского народа ХХ столетия, то ли сказываются 70 лет безбожия. Как бы там ни было, факт остается фактом: исторический СРН просуществовал 3 года с 1906 по 1908, а потом еще лет 5 ушло на внутреннюю борьбу, нынешний просуществовал относительно мирно около полугода, а сейчас интенсивно разваливается.

В историческом Союзе Русского Народа существовало условно три группы влияния, которые мы видим и в нынешнем СРН. Одну группу составляли радикально настроенные черносотенцы, они группировались вокруг основателя Союза доктора Александра Дубровина и, отчасти, издателя газеты «Гроза» Николая Жеденова. Причем, сам Дубровин радикалом не был, скорее он оказался заложником обстоятельств и вынужден был озвучивать те идеи, которых от него ждали радикально настроенные деятели. Здесь требовали немедленного роспуска Государственной Думы, популярны были идеи социальной справедливости, доходило даже до поддержки дубровинцами аграрных беспорядков. Тут к месту и не к месту поминали жидов. Радикалов-черносотенцев не устраивала политика Государя Николая II, которую они считали «слабой и непоследовательной». Это именно их злые языки метко окрестили «революционерами справа». Среди радикалов было мало известных, крупных деятелей. Из более-менее известных фигур помимо Н. Жеденова можно назвать, пожалуй, купчиху Елену Полубояринову, отчасти профессора Бориса Никольского, монаха-расстригу Илиодора Труфанова, епископа-расстригу Никона Бессонова. Большинство же радикальных активистов служили клерками в госучреждениях, приказчиками и т. п. Кстати, любопытно как себя характеризовал Илиодор: «Я — революционер. Таким революционером был и Христос. Таким революционером, бунтовщиком, разбойником и я желаю быть». Ну разве не напоминает сие заявление нынешний слоган «Руси Православной» — орган «националистов, православных экстремистов и маргиналов Христовых»?!

Вторую группу составляли умеренно настроенные черностенцы, которые группировались в основном вокруг лидера правых в Госдуме Николая Маркова. Они требовали повиновения воле Монарха (иначе какие же мы монархисты!), а потому признавали учрежденную по царской воле Государственную Думу, были сторонниками сословности, а потому им были чужды идеи социальной справедливости. Трезвомыслие умеренных черносотенцев импонировало как власти, так и священноначалию, их активнее поддерживало духовенство. Здесь мы видим много крупных деятелей, таких как: сщмч. епископ Макарий (Гневушев), сщмч. епископ Ефрем (Кузнецов), сщмч. протоиерей Иоанн Восторгов, члены Госсовета Михаил Говорухо-Отрок и Александр Римский-Корсаков, депутаты Госдумы профессор Сергей Левашев и Георгий Замысловский, купец Иван Баранов и другие.

Была еще и третья группа, формально неконституированная и носившая неидеологический характер, но игравшая значительную роль в период внутренних распрей и междоусобной борьбы, ибо эта ситуация была их стихией. Сюда можно отнести всякого рода политиканов, интриганов и провокаторов (сознательных и бессознательных). Классическим образцом политикана является известный лидер Черной сотни Владимир Пуришкевич, а мастером интриги — граф Эммануил Коновницын.

Многие задают вопрос: почему же монархическое движение разделилось и не смогло преодолеть раскола? Разве не могли договориться Александр Дубровин с Николаем Марковым? Конечно, могли. И договаривались. И примирились, в конце концов. Но только лично, друг с другом. Однако помимо личных противоречий между Марковым и Дубровиным существовали противоречия между теми группами, которые они возглавляли. Впрочем, и эти противоречия были преодолимы, хотя договориться в этом случае было труднее (нужно было созывать съезд или совещание). Но вот что было невозможно преодолеть — это идеологические противоречия. Не было никакой возможности примирить «революционеров справа» с трезвомыслящими патриотами-почвенниками. Первые были зеркальным отражением «революционеров слева», большевиков, эсеров и кадетов, со всеми вытекающими последствиями. Вторые стремились избежать потрясений, мыслили себя настоящими охранителями, подлинной опорой Трона.
Серьезным препятствием для объединения была также деятельность третьей группы. В тех сложных условиях, активно «шустрили» политиканы, интриганы и провокаторы, которые умело разжигали страсти, провоцировали конфликты и скандалы.

Если внимательно присмотреться к современному монархическому движению, легко увидеть в нем те же три группы деятелей, ту же идеологическую непримиримость, то же политиканство и те же интриги.

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У СОЮЗА РУССКОГО НАРОДА

В 2005 — начале 2006 года была иллюзия возможности создания мощной русской православно-патриотической организации, которая сумеет противостоять проискам врагов Церкви и России и, одновременно, побудит власть к изменению вредной для страны политики. Эта иллюзия во многом была связана с личностью В.М.Клыкова, который, несмотря на некоторую политическую наивность, был действительно крупной фигурой и умел объединять разных людей.

Однако уже в этот период были люди, скептически относившиеся к идее организации СРН. Мне вспоминается, как в период создания петербургского отдела Союза один очень известный и авторитетный питерский священник-монархист совершенно неожиданно для меня предложил не создавать единую организацию, а оставить патриотическое движение в прежнем неоформленном виде. При этом он аргументировал свою позицию соображениями сохранения идейного единства движения. Поначалу мне показались странными такие «анархические» воззрения батюшки. Однако впоследствии я увидел, что его позиция оказалась куда более дальновидной и лишенной иллюзий. Ведь первым результатом создания СРН стал раскол и ожесточенная внутренняя борьба, которая в Петербурге началась с создания параллельного — Северо-западного отдела Союза.

Впрочем, по прошествии времени я пришел к выводу о неизбежности и даже полезности этого разделения в патриотическом лагере, ибо единство это не было основано на твердом фундаменте веры. Закономерно, поэтому, что создание СРН привело к внутренней неурядице, в результате чего исчез фиговый листок духовного и идеологического единства патриотического движения.

Что же в итоге? Сейчас иллюзии, которые питали активность православных патриотов в 2005 — начале 2006 года, исчезли. В том числе главная иллюзия — что существует некое единое православно-патриотическое движение. Нет такого движения, ибо нет единой идеологии. Речи о единстве движения, внутри которого существуют радикальные и умеренные патриоты, ни на чем не основаны и свидетельствуют в лучшем случае о неосведомленности или наивности произносящего их. И теперь понимаешь, что Господь забрал Вячеслава Михайловича Клыкова вовремя, избавив его от тяжких переживаний в связи с крушением дела его рук.

Сравнение нынешнего СРН с его историческим предшественником приводит к печальному заключению, что современный СРН унаследовал только худшие черты исторического. Это в контексте сегодняшней ситуации привело к тому, что среди союзников ныне царит иной дух. Современный СРН (как Турико-Назаровский, так и Ивашовский), по сути, не является организацией охранительной, поскольку среди его лидеров победила точка зрения, что в нынешней России Союзу нечего охранять. Закономерно, что современный СРН превращается в революционную организацию, ставящую своей целью смену нынешнего «оккупационного режима», разрушение до основанья современной несправедливой системы, свержение «жидовского ига». Своей риторикой и стилистикой современные черносотенцы напоминают скорее большевиков, а не охранителей-монархистов. Впрочем, если мы вспомним, о чем я упоминал выше, что некоторых монархистов называли «революционерами справа», то такая метаморфоза не покажется удивительной.

Создание Турико-Назаровского СРН — решительный шаг на пути превращения Союза Русского Народа в чисто революционную организацию. Несомненно, скоро Союз превратится в дубинку для борьбы против Церкви и, разумеется, против власти. Пока Александр Турик и Михаил Назаров не стали союзниками «оранжевых либералов», подобно Лимонову и Анпилову, но я уверен, что рано или поздно это произойдет. Во-первых, потому, что для них, как и для Касьянова с Каспаровым, главный враг — Путин. Во-вторых, уже сейчас их не смущает тот факт, что в борьбе против «путинского режима» союзником «ревнителей» оказывается пресловутый Збигнев Бжезинский (об этом, к примеру, А. Турик не раз заявлял на форуме РЛ). Ну если Бжезинский в качестве союзника не смущает, очевидно, не смутят и «оранжевые либералы».

У читателя может возникнуть недоумение, что я почти ничего не говорю об Ивашовском СРН, с которым неистово воюют А. Турик и М.Назаров. Дело в том, что, на мой взгляд, эта часть СРН не стала самостоятельной силой, из-за того, что ее руководители не сумели предложить собственной идеологической позиции. Чем отличается Ивашовский СРН от Турико-Назаровского? Трудно сказать. Может быть тем, что они чуть менее неистово ругают «путинский режим». Еще не воюют против Священноначалия, однако вовсе не из-за большей церковности, а скорее из соображений благоразумия. Пожалуй, что других отличий и нет. Идеологическая несостоятельность руководства Ивашовского СРН в противостоянии радикалам привела к тому, что в качестве главного идеолога этого крыла СРН вновь начал выступать безбожник Сергей Кучеров.

Пора признать очевидное: попытка восстановления Союза Русского Народа оказалась неудачной. Расколы и междоусобицы начались еще до того, как СРН смог сделать хоть что-то позитивное. Поэтому надо дать СРН спокойно умереть, а это вскоре неизбежно произойдет. И пусть мертвые хоронят своих мертвецов. А у русских православных патриотов дел непроворот. Нам надо активно участвовать в обустройстве возрождающегося Отечества.

http://rusk.ru/st.php?idar=104867

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Архангелогородец    07.07.2007 18:51
Не могла армянка привить любовь к русской культуре/////
У о.Павла Флоренского мать тоже была армянкой, что не помешало сыну стать, помимо всего прочего, одним из глубочайших знатоков и ценителей русской иконописи.
  samozar    07.07.2007 12:56
В принципе классно написано. Но смешным становится навязываемый бред о том, что Суворов был армянином. Не могла армянка привить любовь к русской культуре. Ни в одном письме, ни в одном документе Суворов не позиционировал себя с армянским народом. Это все равно где нибудь бы проявилось, в одном слове, в одной фразе. Наоборот, все его произведения отличаются превознесением всего русского. Откуда мог появиться фамилия Манукова. Манукать – это старое русское слово, которое еще встречается в русских деревнях. Манукать (кивать), манить (отсюда слово Манок), слова обмануть, заманить, приманить, везде заметно словобразование "ман" Я бы еще бы понял, если бы мать привила любовь Суворова торговать на рынке, но любить русские песни!? Да и какой бы человек не был, прежде чем приписать его к како-либо национальности неплохо было бы выслушать его мнение. А он свою принадлежность к русскому народу и православной церкви (не григорианской) высказал неоднократно, что подтверждается многочисленными документами.
  Олегк    06.07.2007 21:28
О гражданском обществе. Поскольку примером гражданина для нас является Кузьма Минин есть смысл изучить его опыт. Из чудес преп.Сергия Радонежского мы узнаем, что Кузьма Минин работал мясником, был благочестивым человеком. В частности дома у него имелась специальная комната куда он удалялся для молитвы. Однажды когда он отдыхал в этой комнате ему в тонком сне явился преп. Сергий Радонежский) и велел собирать деньги на войско. Кузьма сначала проигнорировал видение но Святой являлся ему еще несколько раз.

Если мы верим написанному, то задаю вопрос, что отсюда можно механически скопировать в виде принципов гражданского общества? Профессию мясника? Неверующие "в сказки" не могут отрицать исторический факт того что сделали мещанин Минин с князем Пожарским для России. Но и они не могут вразумительно объяснить как это все у них так здорово получилось и почему этот же механизм не сработал например в 1917.

Гражданское общество это когда ты в каждом видишь и чувствуешь потенциального Минина – ложный путь, потому что разочарование неминуемо. Или нет?
  Kir    06.07.2007 17:46
Уезжаю в отпуск, если этот раздел форума доживет до моего возвращения отвечу на заданные вопросы. Всего хорошего. Всем спасибо.
  Kir    06.07.2007 17:44
Ненашеву: "что предоставляет настоящее – закон"

Я не понял этой фразы. Причем здесь закон? Закон это договор государства и общества, при котором права общества могут учитываться в той или иной степени, а добровольность с его стороны может колебаться в ту или иную сторону. Были например законы Третьего рейха, согласно которым немец не имел права жениться на славянке без разрешения специальной комиссии. Для вас это тоже Закон – с большой буквы, или как?

Короче, вы как раз оперируя обрывками мыслей, а не с какой-то хотя поверхностно продуманной концепцией пытаетесь меня убедить, что страна должна жить: "по моему, а не по вашему". У вас есть хоть какие-то аргументы, обосновывающие эту мысль? Как я выше намекнул "настоящему – закон" – это не более чем риторика, набор культовых слов, которые более подходят для магической практики, чем для обсуждения поднятых вопросов.

Относительно Церкви, то что вы говорите по меньшей мере наивно. Во первых здесь путаница понятий. Церковь это не Синод и не полтораста архиереев, а сообщество, в которое входят, в том числе, все миряне.
Только активное ядро составляет 3-4 миллиона человек, + 10 миллионов "мантия" и до ста миллионов сочуствующих. Ну положим не сто а пятьдесят, все равно это самое крупное сообщество в России, исповедующее с той или иной степенью интенсивности накий комплекс взглядов, способное воспринимать идеи на одной волне. Никакого другого столь же обширного и сравнительно спаянного сообщества в России нет. Соответственно нет и другой основы для строительства гражданского общества.

Сообщество, которое пока не определилось как действовать в сфере устроения страны. Об этом два моих предыдущих поста.

"приготовилась ко второму крещению, а народ устремился в общество потребления"

Во-первых, не народ, а население. О том что это два разных явления я уже говорил. Народ как раз устремился в Церковь. Число прихожан выросло даже не в сотни, а в тысячи раз. Если этот не устремился, то что тогда устремился? Вокруг меня сотни людей – друзей, родственников, знакомых. Устремившихся в церковь, общество потребления, никуда не устремившихся примерно поровну. Но потребителей как раз невозможно включить в понятие народ. Они вненациональны, разрозненны, они не имеют никаких первичных, вторичных третичных признаков принадлежности к народу, за исключеним того, что говорят по-русски и живут на территории РФ. Но многие волнистые попугаи, не говоря о более благородных породах, говорят по-русски и живут на территории РФ, делает ли это их частью русского народа?

Правильно говорит, что половина народа устремилась в Церковь (для них характерна высокая рождаемость), половина чего-то ждет (низкая рождаемость), но есть люди, которые принципиальные связи и убеждения, делающие человека частью народа утратили (рождаемость тяготеет к нулю).

"В условиях демократии вера стала частным делом"

Да, ну? А при коммунистах семьдесят лет была делом общественным? А вы в курсе, что Закон Божий в том или мном виде преподается в большинстве европейских стран? Что в Скандинавии, церкви финансируются государством? Это не при демократии вера стала частным делом, а при большевизме, и необольшевизме, который именуют также либерализмом.

"из молодцов, отправленных в дальние страны за передовым опытом, никто назад не вернулся"

Отправили при Годунове, потом началась Смута. Начиная с Петра два с лишним века отправляли и примерно 999 из 1000 возвращались, да и остальные не разрывали связи с родиной.

В общем предложение смотреть правде в глаза, я принимаю, но советую вам и самому им воспользоваться.
  Ненаш Невашев    06.07.2007 09:53
Государство

О роли государства можно судить по истории Турции, раньше на её территории существовала Византия, специалисты считают, что турки на 75% византийцы. Некогда, еще задолго до злосчастной унии, православные византийцы по мере перехода территорий под власть турок или арабов переходили из христианства в ислам и стали настолько правоверными мусульманами, что резали глотки правоверным христианам. Янычары, бравшие Константинополь, были потомками, в недавнем прошлом, православных христиан.

Как нам жить дальше

Наконец разговор зашел о гражданском обществе.
Вряд ли стоит ожидать рост гражданского общества на церковно-патриотической почве, вы сами видите, куда движемся. Церковь не имеет механизмов воздействия на происходящее. Церковные деятели что-то там изобретают, еще не поняли, что сограждане уже сдали их в архив. В 1991 году пути Русской православной церкви и русского народа разошлись, каждый преследовал свою цель. Церковь, вооружившись мифологией «Святой Руси» восприняла крушение СССР как крах идеи строительства без Бога (некоторые ожидают продолжения во вселенском масштабе), приготовилась ко второму крещению, а народ устремился в общество потребления и не жалеет об этом, во всяком случае что-либо менять не намеревается. Не верите, посмотрите в окно. Ничего нового в этом нет, еще Алексей Михайлович силой заставлял переодеваться из удобной европейского одежды в неудобную русскую, а из молодцов, отправленных в дальние страны за передовым опытом, никто назад не вернулся. Я говорю это не для того чтобы посмеяться, просто необходимо смотреть правде в глаза. В условиях демократии вера стала частным делом, можно жить и так, но если господа православные патриоты хотят большего, то нет смысла мечтать о прошлом и избавившись от призраков типа «Путина нам послал Бог» или «даешь русское государство», научиться использовать то, что предоставляет настоящее – закон.
  Kir    05.07.2007 19:50
Рогозянскому (дополнение):

Посмотрел текст, да, нужно сделать пару дополнений:

"говорят: большинство коммунистов было против"

Речь идет не о парторгах на завалинках, а об отвественных людяхъ, которых я неплохо знал и могу доверять.

Далее по государсвту-общесву и пр. Все сказанное очень общая схема.
Я не сказал о такой силе как бизнес-сообщество, по весу равноценное обществу, пунктирно о народе, который делится на собственно народ, носитель идеалов и нравственной силы и население, участие которого во всеобщих выборах эта проблема, которую никто толком не знает как решать. Оно светит отраженным светом, поклоняется Силе, кто его перехватит, обдурит или наоброт просветит, хотя бы на время, тот и в дамках. Государственники в свою очередь делятся на персонал бездумно обслуживающий гос.машину и поклоняющийся ей, и собственно государственников, людей более или менее ответсвенных.

Все это даже не эскиз, а набросок, сделанный на колене. Все это нужно понимать в деталях, изучать, а для этой науки даже названия не придумано, имена "политология", "обществоведение" – не годятся. Были опыты, например у Льва Тихомирова, которые несмотря на всю их ценность, страдают поверхностность, дают понимание, что такая наука есть, но и только.
Предствляю себе потрясение Пушкина, читающего Токвиля. Спустя 170 лет, мы в России к пониманию что такое государство, общество, как они соотносятся и пр. даже близко не приблизились к Токвилю, который, между тем, явно устарел.

Это одна из причин той драмы, которые переживает патриотичесое движение, и неизбежность срн. Нет не только ясного, но даже смутного представления о целях. Вместо этого какой-то первобытно-алхимический бред. Выйдет некто, ножку вперед, грудь колесиком, важно изрекает: "Лучше монархии ничего нет". Положим так, но ведь за этими словами почти полная пустота, так несколько обрывков мыслей. Появляется второй такой, с другим набором обрывков, потом либерал с демократом, у которых тоже обрывки, что-то говорят, на основе этого что-то пытаются создать, кого-то нагнуть, плюются, сердятся.

Не то чтобы нам нужны талмуды написанные канцелярских языком со схвемками, посвященными этой теме. Нужно понимание хотя бы азов, а еще лучше глубокое понимание соотношения и взаимодействия различных сил в народе. Нужна какая-то серьезная полемика хотя бы внутри патриотческого сообщества. Потому что каждый перл выпущенный Казинцевым или Душеновым повисает в воздухе, как самоценный продукт, хотя там чушь через слово. Сколько не читай, не поймешь, чего же они все-таки хотят, лишь бубнится: все плохо, хочу шоб по моему все было, тгда все станет хорошо. А как именно по евойному, как он надеется этого добиться, такая же тайна как Мальчиша-Кибальчиша.

А ведь русской народ редкостно умен. Стиль его мышления, глубина, жажда творчества, способность выстраивать ассоциативные цепочки, быть может, не имеют равных. И при этом катастрофическое равнодушие к гражданской жизни, следствием которого является дичайшее невежество в этом вопросе.
  Kir    05.07.2007 15:38
Олегк:

У Владимира Крупина, как-то встретил:

"Сапожник спрашивает у старца:

– Что же мне делать, ведь конец света наступает?

– Что делать, – развел руками подвижник, – шить сапоги, только делать это лучше, чем раньше. Ведь в них, возможно, придется переходить реки огненные".

Или как говорил наши офицеры попав в переплет гражданской войны, оказавшись по разные линии фронта, но сохранившие стержень: "Делай, что НАДО, и будь, что будет". Они не знали куда приткнуться, что верно. Нужно ли было лупить Красную армию? Безусловно. Нужно ли было укреплять Красную армию? Несомненно. У каждого свое послушание, а пытаться найти логику в происходящем – пустое дело. Пути Господни неисповедимы.
Главное жить по правде, здесь полностью с вами согласен, а политика, идеология идут от разврата души. Если бы все делали что НАДО, остались верны букве и духу присяги, долга в феврале 17-го, у мерзавцев не было бы шанса.

Рогозянскому:

"Лично мое ощущение ближе ко второму".

Мое тоже. После войны в партию пришли сотни тысяч крестьян, фронтовиков, которые имели вполне определенное мировозрение, в основе своей патриархальное, православное.

Мой дед вступить в партию отказался наотрез, равно как и стать председателем колхоза, равно как и пойти в церковь. Но боюсь, что эта упертость вятская, сама по себе ценная, в его случае сыграла дурную роль. Конец его был трагичен, хотя во всех окрестных селениях старухи даже спустя полвека, вспоминают деда с восхищением. Он был хорошим ветврачом, но самоучкой, сидя над учебниками, освоил еще и лечение людей. Поднимал на ноги тех, от кого отказались больницы. Не из гордости или энтузиазма. А святого нашего русского НАДО. Многих спас, но не себя. Он крестьянский сын, красный офицер, до конца остался белым и был обречен.

Но сравнивая его с теми мужиками, которые все-таки пошли в партию, возглавили колхозы, я не скажу, что он был прав, они нет. И вот эти мужики и женщины того же склада, опиравшиеся на традцию, они и были теми тысячами воль которые во многом формировали государственную политику. Во многом, но не во всем. Я много разговаривал с ними, о хрущевских гонениях на церковь говорят: большинство коммунистов было против. Большинство мечтало о совсем другой государственной политики относительно Церкви, патриотизма. Но нашла коса на камень. И все-таки исподволь влияли и были не сами оп себе, а имели прочную связь с народом, который их породил, через них народ влиял на государство, насколько это было возможно.

Государство – это не монада, а система. Монада целесообразности, механистичности, безжалостности, тупой экспансивности, то есть попытки все подчинить себе, составляет его внечеловеческое ядро. Это не сталинское изобретение. Уже во времена Алексия Михайловича все это было, а во времена его сына достигло невиданной мощи. Эти механизмы для всех стран и народов типично, словно их выпустили с одного конвейера. Между советским государственным механизмом и нынешним нет никакой разницы.

Но вокруг него находятся тысячи воль, которые сдерживают государство, управляют им в зависимости от своих устремлений и приниципов. И культура этих государственников, которые опять-таки существуют не сами по себе, а проводят волю общества и народа, имеет огромное значение. Только в совокупности внечеловеческого механизма и человеческой составляющей можно говорить о государстве.

Есть также общество, которое влияет на государственников, ограничивает экспансию государства. У нас в России, оно с 1613-го серьезных прав не имело, в том числе из-за своей малочисленности. Что такое общество, граждане? Люди имеющие право прямого влияния на государства. В 17-м веке это были семь процентов населения, которые имели право избирать кандидатов на Земские соборы. Впоследствии – более или менее образованный слой, имеющий какие-то права. При Петре Первом их было около 5 процентов, в 19-м число сократилось до 2,5 процентов. Не уменьшалось, просто население росло, а общество не увеличивалось, к тому же теряло влияние. Коммунисты извели его под корень.

И, наконец, есть что называется народ, пытающийся формировать гражданское общество, выдвигать из своих рядов граждан, или нет. И это влияние также нужно учитывать говоря о государстве.

После того как общество погибло, государственники и народ оказались оторваны друг от друга, именно этим, а не паталогической жестокостью Сталина объясняется размах репрессий. Механизм государсва усилился настолько, что начал истреблять во имя, безусловно, разумных целей все живое. Он по другому и не может.

Почему США очень демократичны внутри, и кошмарны, безжалостны снаружи? Здесь дело не только и даже не столько в эгоизме амеркианского народа. Просто внутри есть вековой опыт сдерживания государства, опыт направления его в нужную сторону, в том числе на благо себе. Общество научилось с ним работать. Но другие общества, особенно слабые делать этого не умеют, они вне этой системы. И в отношении их ам.гос. вело и ведет себя ничуть не лучше, чем Сталин в отношение России. Гос. как робот прет все ломая на ходу, а никаких ограчичительных знаков, понятных команд, надолбов, которые нужно обходить, ворот в которые нужно входить на пути нет.

И прекратились репрессии не потому что умер Сталин, а потому что во время войны государственники и народ научились понимать друг друга, более того народ начал направлять своих представителей в управленцы (до войны шли изгои, иногда хорошие, часто плохие, но изгоями были сто процентов сов.кадров. У меня у знакомой отец был из таких, когда-то крестьянинином, кузнецом, потом стал крупным чиновником. Не мог после войны, вспоминает знакомая, гвоздя дома забить, дров наколоть. Сидел читал газету. Не потому что был ленив. Просто изгойство имеет свои стереотипы поведения.

После войны у нас постепнно начала вырабатываться полноценная модель государство-государственники-общество-народ. И результаты были достигнуты в общем-то неплохие. Но стояло то это на гнилой большевисткой, богоборческой платформе, но происходило в десять раз медленне чем нужно, потому что было слишком много препятсвий.

Ну о том, что было дальше, я уже говорил здесь прежде.

Если говорить о крахе социал-демократической модели взаимоотношения общества и государства на Западе, то здесь действуют два-три фактора. Глобализация, которая а) усиливает конкуренцию, б) выдвигает в качестве лидирующей силы владельцев компаний и топ-менеджеров. В любой момент, они могут слинять из страны, вместе с производством, которое все меньше зависит от почвы. Билл-Гейтсу довольно щелкнуть пальцами, чтобы "Майкрсофт" переместился в Гонконг. Приходится его обхаживать, в то время как большиснтво народа для государства перестало иметь значение В) третий фактор – деградация народов, как силы вырабатывающей общество. Образовательный уровень, уровень отвественности и т.д. непрерывно снижаются. Все привыкли, что все само собой происходит, и расслабились. Нечто подобное происходило в СССР со второй половины 70-х. С той ращницей, что у нас гражданское общество было разрушено до основания, а там оно сохранилось, все хуже, но функционирует. Копировать его мы не можем. Общество как цветок – он не копируется. У нас оно может вырасти только на церковной или околоцерковной патриотической почве, тем паче, что Московская патриархия несмотря на всю свою несоклько даже нарочитую асоциальность, что и нервирует владыку Диомида, все-таки самый сильный общественный инстиутт в стране.

И здесь возвратимся к статье Степанова? Как нам формировать гражданское общество в России? Повторить то, что сделало ополчение 1612-го года в условиях катастрофы?
  Рогозянский    04.07.2007 22:23
Интересно, интересно. У каждого много воспоминаний, и всё в основном касающееся "усталости века". Дискуссия, впрочем, несколько разбрелась. Как существенное, предложил бы выделить следующее, у Kir'а: "Государство разрешило. А у нас государство сами знаете, что значило до какого-то момента. Поставили кабаки, хочешь не хочешь, пей, разрешили порнуху, хочешь-не хочешь, смотри". Очень характерно, очень. По-моему, здесь наша сила и слабость одновременно. Сила в том, что мы помним примеры, когда общественные механизмы находились еще в относительно человеческом состоянии, и к этому так или иначе апеллируем. На Западе после этих сартров, камю, хадеггеров и пр. никому в голову не придет ни к чему такому апеллировать, ожидать, чтоб государство обладало какой -то экзистенцией, заботилось насчет нравственного уровня, от чего-то кого-то удерживало и пр.
Слабость же в том, что воспоминания о времени, когда не было порнухи, постоянно застят нам взор и заставляют думать, что мы к этому можем вернуться, восстановить строгость нравов и пр. Хотя объективно тип внешнего контроля, регламента уже пройден. Он был опробован в свое время, но не принес результата, никого ни от чего не удержал. То есть, моральность коллективистского, государственного вида все же действовала некоторое время, вместе с государственными утопиями ХХ в. Но в той мере, в какой оставляла пар под крышкой, она потом этим пАром и выстрелила. Пример – катастрофический обвал всяческих представлений о "можно" и "нельзя" после падения СССР. Или молодежная революция конца 1960-х на Западе.
Так что в тоске по более нравственному порядку приходится нацеливаться на некое новое состояние сцепок, оснований государственности и общественности, чем то, что было известно нам до сих пор. То был короткий миг, текучая, переменчивая фаза в цепи трасформаций Нового времени, а вовсе не что-то фундаментальное и непреходящее. Прежней государственности, энтузиазма, увлеченности, гагаринской эйфории и воодушевленного спанья вшестером на железной кровати по-видимому больше не будет. И Бог со всем этим.
У меня в связи с прежней заботой государства о нравственном состоянии граждан возникает несколько вопросов:
1. А в государстве ли было дело? Проблема далеко не проста. Из какого центра в действительности исходит, если можно так выразиться, "радиация нравственности"? Где субъект, объект? Обладает ли в философском смысле государственность какой-либо самостоятельной нравственной сущностью, воздействующей на индивидуальные совести и воли или же целиком складывается из последних? Лично мое ощущение ближе ко второму.
2. На эмпирическом плане улучшение-ухудшение нравственного уровня угадывается просто: вот не было раньше казино и порнухи, а теперь есть. Значит, хуже стало. Но как понять, каким образом то же прочитывается в логике Евангелия, которое, мы знаем, тайное делает явным и проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, судит помышления и намерения сердечные? Скажем, жило-было общество, которое не ходило в игорные заведения и не смотрело порнухи. Но как только внешние ограничения спали, все или почти все в этом обществе принялись ходить наперегонки в игорные заведения и смотреть порнуху. И что же, в очах Божиих, первое благополучней второго? Думать так, по меньшей мере, наивно и странно. Но ведь думаем же! Хотя это скорее, что Божию Промыслу в первую голову неугодно было сонное царство, а потом уже все остальное. Что, находясь теперь ежедневно пред Содомом, мы теперь по крайней мере вынуждены поставить проблему убеждений по существу, а не отделываться обычным для прежней модели сознания: "ни в чем не грешна – не убивала, не крала и т. д."
Если так, тогда всё понимание происходящего сильно меняется и нет никаких хаоса, бессмыслицы, а подведение итогов, обнажение реальности.

Сказочка о правде и кривде – что называется, в самое яблочко. Да, это и есть то, что хотелось сказать об очевидности и целесообразности. Лучше, лучше жить правдой! До этой простой вещи необходимо заново добраться, подтвердить опытным путем и успокоиться. Перестав после этого путаться, отвлекаться на разного рода обчественно-массовую психотику. А, знаете так, попросту найтись. Пожить, устояться, задышать полной грудью. Глядишь, это и окружающим что-нибудь скажет.
  Олегк    04.07.2007 18:51
Kiry. Я с вами согласен. Вот так на пальцах объяснить схему нарисовать почему все это происходит с нами я могу не больше чем на пальцах объяснить почему экономическое чудо Китая происходит именно при моей жизни или почему расцвет Русской Православной Церкви происходит именно сейчас. Нет, могу конечно перечислять какие-то факты которые я субъективно считаю причинными. Когда начинаю разбираться в механизмах взору открывается такое что однозначно понимаю что не понимаю на чем все держится.

Что такое государство? Кто видел чиновника изнутри – знает. Т.е. у него внутри секретов происходящего тоже не найти и под его столом тоже. И даже если внутри нашего Президента покопаться тоже ответа на главный вопрос не найдешь. Да так всегда было. Если почитать советский учебник истории – Чудо-богатыри верили в полководца Суворова, полководец Суворов верил в чудо-богатырей. Замкнутый круг. Значит еще что-то кроме обоюдной веры в этой схеме было о чем не говорилось.

В этих условиях остается одно – держаться за правду при любых условиях. Слава Богу нам так и сказано что блаженны те кто жаждут правды. Нам нужна та целесообразность которая описана в сказочке "Правда и кривда". Там два мужика поспорили чем лучше жить кривдой или правдой а в старости сравнить кто к чему пришел и выяснилось что жить лучше правдой. Вот такая целесообразность нам нужна !

Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru