Русская линия
ИА «Белые воины» П. Шатилов26.04.2010 

Врангель — боевой начальник
По моим воспоминаниям

Генералы П.Н.Врангель и А.П.Кутепов
Генералы П.Н.Врангель и А.П.Кутепов
Прошло 25 лет после кончины последнего главнокомандующего Белой борьбы, но память о нем так еще жива. Мне, как его близкому другу и ближайшему сотруднику, постоянно памятны многие эпизоды, ярко характеризующие его одаренную натуру.

Мы с Петром Николаевичем встретились впервые и скоро подружились во время Японской войны. Мы оба были командированы в дивизион разведчиков, состоящий при Штабе главнокомандующего. С тех пор наша дружба никогда не прерывалась.

Уже в период нашего пребывания в этом дивизионе Врангель проявил свое глубокое понимание военных вопросов. Отдавая должное Куропаткину, как исключительному организатору и военному администратору, Врангель высказывался о недостаточной его решимости, о желании самому руководить мелкими боевыми единицами, что приводило к перемешиванию частей и лишало его результатов его организаторского таланта.

Критиковал он Куропаткина и за неумение разобраться в боевой обстановке, что повело к тому, что в период Ляоянской операции, основываясь только на донесениях командиров корпусов и не проявляя личной оценки обстановки, он не смог повернуть близкую к удачному разрешению операцию к нашей победе.

Но помимо этих общих оценок, проявивших у Врангеля серьезное понимание военного дела, несмотря на чрезвычайно короткую военную подготовку, как произведенный в офицеры, из вольноопределяющихся по выдержании офицерского экзамена, он выявил исключительную доблесть в боевых столкновениях и большую смелость и наблюдательность в разведках, что и привело его к командировке в специальный дивизион для ответственных и дальних разведок.

Встретились мы затем в Академии Генерального штаба. Я был на два курса старше его, почему встречались мы сравнительно редко. Несмотря на то, что Петр Николаевич прекрасно кончил Академию, он отказался от службы по Генеральному штабу, и вернулся в свой блестящий полк — Конную Гвардию. Этот его отказ от службы в Генеральном штабе сыграл большую роль в характере его командования на больших должностях во время Гражданской войны. Не привыкший к кропотливой, подчас штабной работе, он все свои мысли направлял к обдумыванию и решению основных боевых задач, предоставляя своим начальникам штабов детальное разрешение вопросов, связанных с выполнением его директив. Это очень облегчало деятельность начальников штабов, получивших достаточную самостоятельность в работе.

По окончании Академии я провел около шести лет службы на Кавказе, и с Петром Николаевичем за это время не встречался.

Началась Великая война. Вся армия была оповещена о блестящей конной атаке ротмистра Врангеля на защищаемую пехотой германскую батарею, которая и была им захвачена. Существует фотография, на которой Петр Николаевич снят сидящим на одном из взятых им орудий.

Во время Великой войны мы с Врангелем не встречались и только в Гражданскую войну мы опять встретились, чтобы, уже, по существу, почти не расставаться до самой его кончины, продолжая с ним сотрудничество в той или иной роли.

Узнавши, что я пробрался из Закавказья в Екатеринодар, Врангель, который только что вступил в командование Кавказской армией, вызвал меня через Штаб главнокомандующего в село Покровское Ставропольской губернии, для командования 1-й Конной дивизией, которой он недавно командовал. Он в это время начинал наступление на Терек.

Я его встретил уже крупным начальником, создавшим себе крупное имя в армии. Мы обнялись при встрече и Петр Николаевич только успев сказать, что моя деятельность на Кавказском фронте ему хорошо известна и что он во мне видит самого подходящего начальника той дивизии, которая под его командой проявила себя как блестящее боевое соединение, сейчас же перешел к изложению обстановки и отданию мне директивы для предстоящего на следующий день наступления. После этого он предложил мне немедленно же отправляться к дивизии и до прибытия генерала Покровского, вступить в командование корпусом последнего.

Должен сознаться, что от всей быстроты и интенсивности наших переговоров у меня почти закружилась голова. Я не успел даже обменяться с ним хоть бы частью того, что хотелось бы от него узнать о прошлом, но я все же успел понять, как проявились качества Врангеля в его роли крупного начальника. Я увидел, как он умеет внедрять в подчиненного веру в успех намечаемой операции, как он в самой краткой форме умеет изложить и обстановку, и свои указания, и среди них оттенить выполнение наиболее ему необходимых требований. Сказав мне «С Богом», он просил меня держать с ним всеми способами связь, которая по недостатку технических средств сильно хромала. Мы расстались.

Мое наступление на Георгиевск, Моздок и Червленную было успешно. Врангель с другой стороны взял Владикавказ. Перед дальнейшим наступлением в Червленную прибыл с Покровским Врангель. На этот раз у нас было достаточно времени поделиться нашим прошлым, но я заметил, что Петр Николаевич не тот, каким я его увидел в селе Покровском. Я его спросил, что с ним. Он ответил, что" не совсем себя хорошо чувствует. У него начинался тот сыпной тиф от которого он тогда чуть не погиб.

Наша новая встреча произошла два месяца спустя на Маныче, на северной стороне которого была сосредоточена красными только что сформированная 10-я Красная армия, организованная заново, хорошо снабженная и имевшая во главе бывшего офицера Генерального штаба Егорова. Наше главное командование сосредоточило на Маныче значительную конницу и одну пехотную дивизию. Сначала фронтом командовал Кутепов, но, ввиду значительного числа конных соединений, было решено вызвать Врангеля из Каменноугольного района, где он, после выздоровления, вступил в командование армией.

С прибытием Врангеля началась интенсивная работа к подготовке наступления. Врангель побывал во всех дивизиях. Были приняты меры к переправе через Маныч, представлявший, по существу, почти непроходимую трясину, и спустя несколько дней мы перешли на рассвете на северный берег реки. Красные не ожидали нас в пункте переправы и мы скоро, построивши боевые порядки, перешли в наступление. Главный удар должен был быть нанесен моими шестью кубанскими полками в направлении на Великокняжескую. Смявши действующую против меня дивизию красных и захвативши всю ее артиллерию и массу пленных, я двинулся далее. Сосредоточивши после ряда конных атак мои полки, я думал отложить новую атаку до утра, так как уже вечерело. Но прибывший Врангель передал мне, что он направил Покровского на север и что мне необходимо теперь же атаковать в направлении на Великокняжескую. Я спешно построил боевой порядок уставного вида для атаки своими шестью полками и спросил Врангеля, куда ему посылать донесения. Он мне ответил, что завтра мы увидимся в Великокняжеской. Оценив положение, он не допускал мысли, зная только что подтвержденную боевую силу и доблесть наших полков, что моя атака не нанесет окончательного поражения красным. С началом моего наступления он отправился на ночевку на левый берег Маныча, а на следующий день мы действительно встретились в Великокняжеской. 10-я Советская армия была разгромлена и мы, затем, начали наступление на Царицын.

Другим характерным эпизодом для уяснения способности Врангеля предвидеть результаты отданных им распоряжений я могу привести еще случай, когда, обороняя Царицын, наша пехота у Волги была опрокинута, причем несколько батальонов красных матросов уже захватили Французский завод, находившийся перед самым городом, и повели наступление на Царицын.

Петр Николаевич Врангель
Петр Николаевич Врангель
Врангель был на фронте. Я же находился со штабом в городе. В то время я уже состоял начальником штаба армии. Получив донесение о захвате красными Французского завода, я вышел с конвоем командующего, чтобы направить его, эту единственную часть, находившуюся под рукой, во фланг наступающим на город матросам. У выхода из Царицына я встретил Врангеля, который шел ночевать в город. Он уже знал о наступлении матросов и сообщил мне, что он направил бригаду конных кубанцев атаковать их с фланга. Не дожидаясь результатов этой атаки, он спокойно шел ночевать в город, зная наперед, что матросы будут уничтожены. Так это и случилось.

Врангель долго держал Царицын, активно обороняясь от превосходящих сил красных (и Думенко и Буденный были с конницей против нас). Удавалось это путем действий по внутренним операционным линиям. То мы атаковали большевиков у Дона, то наносили им сильные конные удары в промежутке между Доном и Волгой, то атаковали их на нижней Волге. То в одном направлении, то в другом, Врангель сосредотачивал большие кулаки, наносившие красным жестокие удары. Все попытки красных захватить город оказались безуспешными. Эти операции являлись блестящим руководством нашего командующего.

Когда красное командование сняло с нашего Царицынского фронта конницу Думенко и Буденного, и когда наши армии на главном, так называемом Московском направлении были вынуждены к остановке наступления и обозначился неизбежный отход, то Врангель предложил главному командованию перебросить туда с Царицынского фронта два конных корпуса, выполняя этим уже в более крупном масштабе действия по внутренним операционным линиям, так успешно проведенным им под Царицыным. Однако, согласия на это не последовало. А спустя некоторое время, когда наши армии на главном направлении стали отходить с большими потерями, то именно два кубанских конных корпуса постепенно снимались с Царицынского фронта и вливались в отходившие и понесшие большие потери чести Добровольческого фронта, что не дало почти никаких результатов.

Тут опять выявилась правильная оценка Врангелем общего положения в стратегическом масштабе, с предложением смелого к крупного решения.

Дальнейшее хорошо известно. Отход наш продолжался и наступил после Новороссийской эвакуации Крымский период принятием Врангелем главного командования.

Всем памятны доблесть и упорство, проявленные нашими частями в Северной Таврии. В короткий срок Врангель сумел поднять настроение в частях, только что переживших тяжкий и продолжительный отход и трагическую Новороссийскую эвакуацию. Петр Николаевич не только, проявил себя вновь блестящим боевым начальником, но сумел завоевать симпатии тех начальников, которые, по началу, не сочувствовали произошедшей перемене в главном командовании. Его посещения войск вызывали сильный подъем. Приведя армию в полный порядок, он вышел из Крыма.

Несмотря на значительное превосходство сил красных, он все время двигался вперед, не переставая маневрировать к собирая для ударов сильные кулаки. Целый ряд блестящих операций, им лично руководимых, наносили, красным решительные удары, причем окружение конницы Жлобы и ее уничтожение нашей пехотой являются одной из замечательных страниц истории Гражданской войны.

Только прибытие с Польского фронта, по заключении Москвой мира с Польшей, целого ряда дивизий и армии Буденного вынудило нас к отходу. Мы стали готовиться к эвакуации.

Как она была выполнена — хорошо знают 150 000 русских людей, которых он спас от большевистского террора. Посещая в пути на Константинополь уходившие в эмиграцию наши части, Врангель повсюду встречался несмолкаемыми криками «Ура!» Побежденный вождь сохранил и в этот трагический момент чувства преклонения своих соратников.

Этим была закончена боевая деятельность Петра Николаевича.

У него было немало недоброжелателей, но едва ли кто-либо мог не признать в нем Боевого Начальника Божьей Милостью.

Вестник Общества русских ветеранов Великой войны. 1953. N 195. С. 2−5.

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Василий Жанович Цветков    08.05.2010 01:43
Здравствуйте уважаемый Даниил!
По поводу переговоров Дитерихса с Крыленко были две (как минимум) публикации полной телеграфной переписки (у Лелевича в книге о Ставке в дни Октября и в Красном архиве, если интересуют более точные данные могу посмотреть). суть в том, что Крыленко вел с Дитерихсом переговоры как с заместителем Духонина (Духонин "спал" в это время и с прапорщиком не общался) и потребовал от Дитерихса незамедлительного ведения переговоров о сепаратном мире. Правда Дитерихс на это не пошел.
Но вот по воспоминаниям Манакина (командира отряда из ударных батальонов, который прибыл Могилев защищать Ставку), Дитерихс убеждал свого начальника, что сопротивляться бесполезно, что нельзя победить "русский бунт", и, в общем-то, сыграл роковую роль в судьбе Духонина (хотя и косвенно). Трудно, конечно, предположить, чем закончилась бы "оборона Ставки", но все-таки 3,5 тысячи ударников с бомбометами и пулеметами – это реальная сила против отряда Крыленко (у Манакина воспоминания об этом были опубликованы в ростовской "Донской волне" в 1919 году).
В итоге и Духонин погиб и Дитерихс, под фальшивым паспортом на фамилию Схиретидов (Дитерихс наоборот) скрылся у французов и ударники Манакина на Дон не пробились, а были практически полностью уничтожены в "кольце ж.дорог" под Унечей.

А по поводу Корнилова, есть замечательные слова И.А. Ильина:
"Герой не есть безгрешный или безошибочный человек; он грешен, как и все люди; и в жизни его могут быть неудачные шаги и ошибки. Но ошибки его, как и ег подвиги, суть ошибки его народа. В них – он со своим народом одно. И если совершит ошибку вместе со своим народм, то потом он первый отходит от нее, отвергает ее, ищет новых путей, спасения, и первый принимает на свои плечи бремя беды и бремя искупления…"

Так что, Вы правы, никогда не нужно упрощать.
Всех Вам благ!
  Даниил    01.05.2010 17:05
Спасибо за такой пространный и ценный для меня ответ

""Так что все сложнее, конечно. Делать "пламенных контрреволюционеров" без тени изъяна – недопустимо.
А вот посмотреть на живых, сложных людей, с противоречивыми, трагическими судьбами, изломанными Русской Смутой – можно и должно.""

Совершенно с Вами согласен и попробую пояснить свою позицию

""Вообще, что есть классический "феврализм". Есть современное его толкование (В. Кожинов, С. Кара-Мурза) или тогдашнее. Они принципиально различны по многим позициям, но главное отличие – современная оценка почти начисто игнорирует (применительно к армии) факт Великой войны.
Огромное число русского генералитета, офицерства и солдат восприняли акт отречения как жертву ради победы в войне! ""

Мое понимание феврализма такое. Февралисты это, либо те, кто активно содействовал революции (Алексеев), либо те, кто держался за республиканизм, даже когда плоды этой революции стали очевидны для всех (Корнилов). Хотя я верю, что Алексеев каялся (об этом писала одна из посетительниц форумов из белой эмиграции) и, что Корнилов геройски сражался за Россию. Конечно, у них было очень мало времени до смерти для переосмысления. Те же, кто не решился на противодействие Временному Правительству ради сохранения фронта и, даже служившие ему, никак для меня не февралисты. Я не читал Кожинова и Кара Мурзу (по этой теме), но вполне догадываюсь, что феврализм для них это только дубинка, цель которой – это абсолютное уравнение белых и красных (мол, все предатели). Такое уравнение мне совершенно чуждо. Когда начинаешь спорить с такими людьми, они, как правило, сначала для формы осуждают большевиков, но потом выясняется, что по их то мнению, на стороне большевиков была какая то "сермяжная народная правда", в общем Vox Populi Vox Dei и т. д.

""ведет переговоры с Крыленко и фактически "подставляет" генерала Духонина, убедив его не сопротивляться отрядам Красной Гвардии, тогда как сам укрывается во французском посольстве.""

Вот этого я не знал, подскажите где прочитать?

""Прикоснувшись к доскам залитым кровью, войдя в подвал Ипатьевского дома, начиная раскопки и находя массу косвенных указаний на свершившееся Цареубийство, он становится совершенно другим человеком. Вот тут то и можно говорить о Преображении. О Чуде, даже…
И потом, вплоть до самой кончины – Дитерихс убежденный монархист. Причем монархист не столько политического, сколько именно Духовного свойства.""

Замечательно сказано. Я этого не понимал, но Вы совершенно правы. Для меня эта способность переосмыслить и преобразиться (хотя несомненно только Благодатию Божией) потверждает ценность его монархизма и Приамурского Собора для будущего России.

""Неужели будучи начальником бригады в Уссурийской дивизии Крымова, приезжая в Питер и приходя на великокняжеский бал, он ничего не подозревал о готовящемся "перевороте".
Почему "знал и не донес" (за что принято, например, обвинять Алексеева)?""

Здесь, мне кажется, Вы перебарщиваете. С какой стати на балу обсуждалось бы такое с человеком, который в отличие от Корнилова и Алексеева никак не был связан с революционерами, ни идейно (Корнилов), ни личными отношениями (Алексеев с Гучковым). Роль Алексеева в отречении гораздо больше. Он был единственным (по крайней мере, единственным порядочным, Рузского я в расчет здесь не беру), кто мог воспротивиться отречению до того как оно стало публичным и его противление вполне могло решить ситуацию без риска для фронта. Конечно, ситуация была сложная, я не упрощаю, но во всяком случае его участие неизмеримо более важно и тяжелее, чем тех, кто отвечал на уже разосланную телеграмму.

""А вот посмотреть на живых, сложных людей, с противоречивыми, трагическими судьбами, изломанными Русской Смутой – можно и должно""

Благодарю Вас за такой интересный ответ. Мне кажется, наши взгляды (хотя и на разных уровнях познания) на Смуту и Белое Дело во многом схожи.
Спаси Христос!
  Василий Жанович Цветков    01.05.2010 03:05
Здравствуйте, уважаемый Даниил!
Отвечу подробнее по поводу Дитерихса и Врангеля.
Вообще, что есть классический "феврализм". Есть современное его толкование (В. Кожинов, С. Кара-Мурза) или тогдашнее. Они принципиально различны по многим позициям, но главное отличие – современная оценка почти начисто игнорирует (применительно к армии) факт Великой войны. Получается некая абстракция в виде того, что ни с того, ни с сего, какие-то злобные дяди генералы заставляют доброго Государя отречься. Вот "голая схема". Можно добавить про масонские ложи, про "светлый образ" Григория Распутина, про склады набитые снарядами и про просто-таки "рвущихся в бой аки львы" солдат запасных полков.
А то, что для России (впрочем как и для Германии, и для Франции – не в меньшей степени) наступал критический момент войны – как-то выпадает из внимания.
Огромное число русского генералитета, офицерства и солдат восприняли акт отречения как жертву ради победы в войне! Можно пожертвовать войной внутренней, ради сохранения войны внешней. Вот аксиома для тогдашних военных.
Поэтому с т. зр. современного подхода "грехи феврализма" были у всех, даже у Келлера, который хотя и не верил в отречение, но приветствовал "ответственное министерство":
– Дитерихс сразу же по получении известий из России издает приказ по русским частям Салоникского фронта, в котором приветствует наступившие свободы и выражает надежду, что свободные солдаты будут воевать сто крат лучше.
– По приезде в Россию соглашается стать генквармом у Духонина (т.е. формально "ставленник Керенского"), хотя и шел вместе с Крымовым на Питер.
– ведет переговоры с Крыленко и фактически "подставляет" генерала Духонина, убедив его не сопротивляться отрядам Красной Гвардии, тогда как сам укрывается во французском посольстве.
– становится генералом Чехкорпуса, безоговорочно подчиняясь новым начальникам и категорически (на первых порах, правда) отказываясь поддерживать офицерское подполье на Дальнем Востоке.
– на предложения генерала Флуга о признании кабинета Хорвата и бойкоте правительства Дербера (эсеровского, в большинстве) отказывается это сделать и заявляет о поддержке "дерберовцев".
– считает 18 ноября 1918 г. (как и многие в Чехкорпусе) – захватом власти.
– насколько чехи были готовы восстановить монархию – ??? Поэтому считать, что Дитерихс втайне надеется на "реставрацию" – ???
– ну и еще можно добавить его категорические разногласия с Колчаком накануне и после отставки в ноябре 1919 г. Едет вместе с Жаненом (при том, что еще в сентябре 19-го говорил о пользе "ориентации на Германию") и отказывается вернуться на должность Главковерха, несмотря на личные просьбы Колчака, даже ради спасения гибнущей в Ледяном походе армии.
Но…
Есть один поворотный пункт в его биографии, после которого Дитерихс не сразу, а постепенно "становится Павлом".
Это участие в расследовании гибели Царской Семьи. Прикоснувшись к доскам залитым кровью, войдя в подвал Ипатьевского дома, начиная раскопки и находя массу косвенных указаний на свершившееся Цареубийство, он становится совершенно другим человеком. Вот тут то и можно говорить о Преображении. О Чуде, даже…
И потом, вплоть до самой кончины – Дитерихс убежденный монархист. Причем монархист не столько политического, сколько именно Духовного свойства.

Врангель.
Ну как его отец оценивал Царскую Семью в общем-то известно.
Неужели будучи начальником бригады в Уссурийской дивизии Крымова, приезжая в Питер и приходя на великокняжеский бал, он ничего не подозревал о готовящемся "перевороте".
Почему "знал и не донес" (за что принято, например, обвинять Алексеева)?
Временному правительству вполне лоялен, даже награжден солдатским Георгием.
Ну и в Крыму и после – отнюдь не торопится "возрождать монархию".

И тем не менее, тем не менее…

Значит было что-то боле важное, чем решение вопроса о форме государственного правления?
Я не сомневаюсь, что было. И это вполне оправдывает…
И не только оправдывает, но и утверждает…

Так что все сложнее, конечно. Делать "пламенных контрреволюционеров" без тени изъяна – недопустимо.
А вот посмотреть на живых, сложных людей, с противоречивыми, трагическими судьбами, изломанными Русской Смутой – можно и должно.

Простите за многословие.
Всех Вам благ!
  Василий Жанович Цветков    01.05.2010 01:44
Уважаемый Дмитрий!
"Умереть за Царя" – это было бы, наверное, наиболее "простым" (простите за термин) выходом. Сто крат труднее было "выжить", не ради "спасения животишек", а для того, чтобы сохранить армию, уберечь кадры для будущей борьбы, тактически использовать выгоды лозунга "Левая политика правыми руками", попытаться договориться с "союзниками" и при этом прекрасно знать, что монархические знамена до поры нельзя разворачивать. Здесь нельзя было ошибаться, уже и так кроме "последней пяди русской земли" ничего не оставалось.
Так что с его точки зрения, с позиции тогдашней эволюции политического курса Белого дела, Врангель действовал достаточно логично.

Уважаемый Даниил – термин "национальная диктатура" довольно широко использовался в 1919 – 1920 гг. Только это было до Врангеля, применительно к Колчаку.
Авторы – кадеты Новгородцев, Астров, Пепеляев.
Струве – автор парафраза британских тори: "левой политики правыми руками"

Всех Вам благ!
  Даниил    30.04.2010 17:07
" Дмитрий С. 30.04.2010 08:29 #
я бы предложил ему поднять знамя восстановления самодержавной царской монархии! И умереть за царя. "


Я согласен, что это был бы наилучший путь для будущего России, но он этого не сделал. Вранель был монархистом, но считал, что не стоит торопиться с восстановлением монархии по практической ситуации и всеобщему разброду того времени. Он говорил, что лучше восстановить монархию на пять лет позже, чем поторопиться, что сначала должна быть национальная диктатура (хотя может быть именно этих слов не использовал). Это именно то, о чем писал Ильин, бывший, кстати, другом Врангеля, и считавший его великим деятелем Святой Руси. Нам сейчас легче судить, хотя я и согласен, что символически провозглашение монархии было бы лучше всего.
Поэтому для меня так ценна деятельность Дитерихса и Приамурский Земский Собор, ведь Собор пошел именно этим путем.
  Дмитрий С.    30.04.2010 08:29
я бы предложил ему поднять знамя восстановления самодержавной царской монархии! И умереть за царя.
  Даниил    30.04.2010 00:06
Уважаемый Дмитрий,
Доля исторической правды в том, что Вы написали безусловно есть. Только для православного человека это ничего не меняет. Вот обращения генерала Врангеля к русскому народу:

"Слушайте, русские люди, за что мы боремся:
За поруганную веру и оскорбленные святыни ея.
За освобождение русского народа от ига коммунистов, бродяг и каторжников, вконец разоривших Святую Русь.
За прекращение междуусобной брани.
За то, чтобы крестьяне, приобретая в собственность обрабатываемую ими землю, занялись мирным трудом.
За то, чтобы русский народ сам выбрал себе ХОЗЯИНА.
Помогите мне, русские люди, спасти Родину.

Генерал Врангель

Что бы Вы предложили ему? Сложить оружие и встать в ряды союза воинствующих безбожников (осквернение мощей и гонения на христианство уже видны были во всей красе), только потому, что какие то недруги радуются продолжению борьбы? Генерал Врангель, как православный человек (его мемуары и жизнь свидетельствуют об этом), не мог примириться с безбожными большевиками. Поэтому та доля правды в Ваших словах не меняет ничего, ни в сути войны, ни в наследии Врангеля.
Спаси Христос!
  Василий Жанович Цветков    29.04.2010 23:19
И еще, что немаловажно. Цитированная Вами статья принадлежит не Я. Будкову, а Ярославу Александровичу Бутакову, моему хорошему знакомому (я еще на его кандидатской предзащите выступал у нас на кафедре) и исследователю российского консерватизма (хотя кандидатская у него посвящена проблемам политической деятельности Особого Совещания у Деникина). И статья у него не о "белых" и "польском вопросе", а об отношении Антанты к войне Польши и Советской России, а также о позиции Совнаркома по отношению к польско-антантовским переговорам. Цитируйте точнее.

От себя добавлю только один нюанс. Русская армия генерала Врангеля и многочисленные беженцы умерли бы с голода, буде Врангель "отсиживался" бы в Крымской "бутылке". Так что Польша была не самым главным фактором в решении наступать.
До соединения с Польшей были еще казачьи области, Украина и Галиция (статус которой не был до конца определен), равно как и Махно и различные "камышовые батьки".
Но это тема – другого исследования.

Всех Вам благ!
  Василий Жанович Цветков    29.04.2010 14:34
Здравствуйте, уважаемый Дмитрий!
Я думаю, что эту Вашу цитату лучше разместить как ответ некоему товарищу на форуме к моей статье "Белое движение и польский вопрос".
Эта оценка очень хорошо известна и гораздо более обоснована советскими историками "сталинской школы" в схеме "трех походов Антанты", например в Большой Советской Энциклопедии т.18, 1953, (т.н. "сталинская энциклопедия") с. 204-209. Ну есть еще несколько монографий периода 1930-х40-х гг. о "разгроме третьего похода Антанты"
Всех Вам благ!

Всех Вам
  Дмитрий C.    29.04.2010 10:31
ВСЕМ ПОЧИТАТЕЛЯМ БЕЛЫХ ФЕВРАЛИСТОВ!
На сайте E1 Екатеринбургская инициатива пишется:

"…Успехи польских войск вскоре были локализованы. Уже в мае советские войска начали наступление в Белоруссии. В июне Красная Армия перешла в контрнаступление на Украине. 12 июня поляки были вынуждены оставить Киев. Разбитая польская армия откатывалась на запад.

В это время удар в спину советской России нанесла белогвардейская армия барона П.Н. Врангеля, сыграв тем самым роковую роль в истории страны.

К лету 1920 года остатки белогвардейских войск, спасшихся в Крыму, не представляли собой альтернативной государственной силы, способной конкурировать с большевиками за будущую Россию. Белое движение уже не могло выиграть гражданскую войну, оно могло её лишь затянуть, к вящей радости западных держав. Выступление Врангеля было составной частью плана Антанты, направленного на максимальное ослабление России путём продления в ней междоусобной смуты.. . (Статья Я. Будкова "Как Ленин не послушал Сталина")
Я считаю: ДОЛЯ ПРАВДЫ И В ЭТОМ ЕСТЬ!

Страницы: | 1 | 2 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru