Русская линия
Русская линия Андрей Рогозянский16.09.2006 

«Основы православной культуры» важны как прецедент…
Интервью на горячую тему с чиновником Минобразования

Мой собеседник не любит говорить: «диссидент», — но: «придерживаюсь особого мнения». Последним он делится открыто и искренне. Правда, с условием не называть имени. Шутит, куря: «мы все здесь (в системе образования) под колпаком Мюллера». К.О. — инициалы вымышленные, пришедшие по ассоциации. Когда-то мы познакомились на педагогической конференции, параллельно готовили статьи в один сборник, потом несколько раз мне пришлось обращаться по деловым вопросам и за профессиональными разъяснениями. В те годы К.О. был сотрудником городского Департамента образования Санкт-Петербурга, ныне состоит на административной работе в одном из вузов. Интеллигент в лучшем значении этого слова. Добрые, спокойные черты лица, скромная речь при, без преувеличения, огромных уме и эрудиции. Отношение к Церкви и Православию самое благожелательное. Сетует: «мало что знаю — голова вечно занята». По жизни и отношению к людям не скажешь. Многим «воцерковленным» далеко будет до этого «сочувствующего».

Свежая наша встреча с К.О. вылилась в разговор на горячую тему: о введении в школах курса «Основ православной культуры». Спохватившись, я щелкнул диктофоном непростительно поздно — куда там, всего не упомнишь! Читателю достается фрагмент, к счастью, наиболее содержательный, за вычетом разного рода личных ремарок и отступлений. Как на наиболее ценные, обращу внимание на финальные замечания, особенно по поводу опасности максимализма и об умении «говорить языком школы».
Андрей Рогозянский

— Как в целом Вы смотрите на «Основы православной культуры» в школах?

— Хорошо смотрю. Таким же образом, как на наличие на телевидении православной телепередачи «Слово пастыря».

— В Вашем ответе заметна ирония. Православие и традиционную культуру на телевидении не очень-то жалуют…

— Почему ирония? Никакой иронии, а, наоборот, хорошо и приятно. У телезрителя имеется возможность хотя бы раз в неделю слушать митрополита Кирилла. Могло бы и не быть. В настоящем случае Церковь получает возможность работать в школе. Конечно, в рамках той ситуации, которая там существует. Как в телевизоре: утром по субботам полчаса проповеди, в остальное время — детективы и мыльные оперы.

— То есть, Вы хотите сказать, что введение ОПК на ситуацию в школе никак не влияет…

— Ну, по моему понятию, никто не переоценивает роли ОПК и других подобных курсов. Никто не ставит перед собой такой цели — одним предметом повлиять на школьную обстановку или перевоспитать подрастающее поколение. ОПК больше важны как прецедент.

— Прецедент нравственной проповеди?

— Как прецедент привлечения в школу кого-то еще, заинтересованных структур не «минобразовского розлива».

— ???

— Понимаете, имеют место серьезные споры по поводу, прежде всего, управления школой, доступа к школе. Образовательная бюрократия свое право, свою монополию, условно говоря, жестко блюдет. Кусок лакомый, который имеет к тому же значение идеологическое, политическое. Собирались инициативой Минобороны вернуть уроки начальной военной подготовки — не дали. Те же самые препирательства с Церковью.

— Чем в таком случае может не устраивать работа церковных педагогов? Они же не собираются ни у кого кусок отнимать, ни за кого-либо агитировать?

— Видите ли, это длинная история и сложная тема. Если просто и коротко, то никакие районные или городские или даже областные и региональные департаменты и отделы образования сами по себе ничего не смыслят в содержании такого предмета, как ОПК. Им не осуществить контроль, методическое сопровождение, переподготовку и пр. За этим они вынуждены обращаться к Церкви. Последнее, разумеется, никого не устраивает. Дальше, кто будут учителя? Что они такое расскажут в классе? В общем образовании организация вся совершается на формализованной базе. Преподавание в школе определенным образом поставлено. Существуют предметные планы, методики, письма, распоряжения вышестоящих инстанций и пр. Учитель вообще очень мало что говорит и делает от себя, он выполняет инструкцию. Здесь (в случае с ОПК — А.Р.) речь идет о противоположных вещах: учеников собираются воспитывать, мировоззренчески и нравственно развивать. Средний чиновник от всего этого моментально приходит в истерику.

— Получается, от церковного присутствия в школе веет крамолой… Кто бы подумал. Вообще, православные намеревались помочь образованию — укреплять нравственные основы, содействовать государству, прививать патриотизм и т. п.

— Ну что вы! В смысле идеологии, не сочтите кощунством, на Церкви давно поставлен большой жирный крест. Слишком долго возится с каждым, миндальничает, идет по окольному пути. Нравственность там, убеждения, самоограничение, патриотизм… Современность давно пережевала и проглотила все это. По телевизору несколько раз показали: вот черное, вот белое; вот это — «круто», а это — «отстой». И довольно, ничего больше не требуется.

ОПК в школе были и будут оставаться чужими. Потому что по всем предметам никакого Бога нет, а здесь есть. Нигде рассуждать не надо, а здесь надо. Еще бы не крамола.

— Понятно, тогда вопрос на другую тему. Так что же споры по поводу управления школой? Кто и о чем собственно спорит?

— Точно не скажу. Похоже, «наверху» за образование в последнее время решили поспорить те же группы, что и в экономике и в политике. В том числе через нацпроект «Образование», который во многом осуществляется мимо Минобразования, на региональном уровне. Заметьте, инициатива введения ОПК тоже спущена с федерального на уровень субъектов федерации. Епархии заключают соглашения непосредственно с местными департаментами и управлениями.

— Чем же так плох Центр?

— Это, как я говорил уже, длинная история. У нас Министерство образования вкупе со вновь образованным Агентством (в ходе Административной реформы 2001−2003 г. — А.Р.) — отдельный мадридский двор: столько там наплетено разных интересов и веяний. Может быть, единственная такая структура уникальная среди всех. То есть, существуют, конечно, и другие «поляны сказок» — ведомства Грефа, Кудрина, Министерство культуры. Но МОН (Министерство образования и науки — А.Р.) — это же мощь, красота, система, абсолютная вертикальная управляемость, 100% бюджетное финансирование. Государство в государстве. К тому же сфера, которая привлекательна в коммерческом плане. Одни только учебники чего стоят: ежегодный оборот легальных и контрафактных тиражей на уровне сотен миллионов долларов.

— Ну, извините, и что? На ОПК чего взъелись? Учебник напечатать и продать хочется?

— Не совсем. С образовательной номенклатурой очень плотно и грамотно работают. Как со СМИ, которые в общем и целом как будто контролируются властью, однако в действительности педалируют тему либеральных преобразований и, произойди что, не прочь подогреть настроения против Кремля. То же и здесь.

— Таким образом, имеют место все же идеологические расхождения. Церковь не хотят впускать, потому что не согласны с тем, о чем она учит…

— Да, и это тоже, все вместе. Глупо не замечать, куда, в какую сторону ветер дует — куда ориентированы в основном наши управленцы, профессура, эксперты. На «небожительство», ни больше, ни меньше. Каждый или почти каждый состоит в каких-нибудь фондах, экспертных советах и прочих структурах, по которым непрерывным потоком спускаются гранты, бюджетные средства, разные бонусы в виде поездок за рубеж, стажировок, заказных публикаций, курсов лекций и т. п.

— Коррупция?

— Нет, обычное такое, респектабельное даже состояние. Многие успели обзавестись дипломами и степенями на Западе. Счетами. Тот же министр Фурсенко — выпускник Гарварда. О чем еще говорить? Это почти как бы начальник Генштаба, окончивший элитную военную академию в Штатах.

На низовой уровень данные вещи, понятно, не распространяются. С этими разговаривают языком директив, указаний. Большинство директоров школ, не говоря уже про рядовых учителей, останутся до смерти рады, если в школьном здании вовремя крышу починят или поставят новые компьютеры в класс информатики. На этот случай, подобно советскому времени, приходится попотеть, повертеться, суметь обратить в свою сторону внимание, выпросить. Или, как говорила одна моя знакомая директриса, «заставить в РОНО себя уважать».

— Как Вы относитесь к требованию некоторых православно-патриотических организаций об отставке Фурсенко?

— Не надо, не надо. Он вообще больше занят вузовской системой, не школой. Это без нас все решат. Когда срок окончится, спишут на берег. Особенным ничем Андрей Александрович не отличился. По крайней мере, в сравнении с другими. Надо понимать, что его персоналия в кресле руководителя министерства — явление сугубо условное. Как и Зурабова и многих еще. Просто необходимо лицо, символизирующее определенный этап реформ. В этом значении все было решено за Фурсенко, еще до его назначения. Когда в 2002 году Министерство образования и Министерство науки слили в одно. У нас традиционно наука всегда была ассоциирована с ведомствами промышленного профиля. В ходе административной реформы ее вдруг решают отдать в «социалку». Представляете дикость! Наука и образование — это же в управленческом смысле, а тем более в плане развития две абсолютно различные области! Хотите науку добить — управляйте ей на манер общеобразовательной школы. Хотя тут расчет ясен: есть академическая, есть вузовская наука, которые как бы сами по себе. Нужно и их «пристегнуть» плотно. А куда еще? Только к образованию…

— Кто же вершит судьбы и заказывает музыку? Где серые кардиналы?

— Не знаю, те же самые, чьими стараниями делалась административная реформа на федеральном уровне. Ну, разумеется, без упомянутых уже глав Минэкономразвития и Министерства финансов дело не обошлось. Кто там у нас теперь на заседаниях в Белом доме кричит: «этому вот денег дам, а этому не дам!»? Они и теперь пробуют переподчинить Фурсенко все учебные заведения до единого: транспортные, морские, сельскохозяйственные. Дескать, освободим непрофильные ведомства от «избыточной функции образования», а заодно соберем финансирование в общий пакет.

Первые лица в Минобразовании у нас по традиции слабые. Фурсенко, Филиппов… За исключением, пожалуй, Кинелева, который при Ельцине был и играл в Правительстве не последнюю скрипку. Теперь он на руководящей работе в ЮНЕСКО.

Второй пример скрещивания ежа с ужом: Минздравсоцразвития. Вообще-то здравоохранение в основном занимается больными людьми, а тут ему велено ведать еще и трудом, и социальным развитием. Но это уже другая история, пускай кто-нибудь из уважаемых светил медицины рассказывает. Какой-нибудь добрый доктор Рошаль — он с ними бьется и уговаривает, почти как боевиков на «Норд-Осте».

— Что скажете о проводимых православными в последнее время акциях в поддержку ОПК? Насколько они помогают делу?

— Шуметь в наше время положено, без этого никуда. Хотя однозначной зависимости между числом православных пикетов и введением ОПК не существует. Этим хоть кол на голове теши, у них своя логика.

Правда, в этот раз СМИ не так однозначно негативно настроены к «Основам православной культуры», как в 2002 г., после знаменитого письма Филиппова. Просматривается даже подобие какого-то «православного лобби». Не знаю я, следствие ли это сурковского курса на «суверенную демократию» или чего-то еще. Вероятно, иерархия РПЦ также кое-чему обучилась, коли решилась пойти в обход федерального МОН в регионы.

Есть одна существенная проблема: не стоит «засвечивать» раньше времени и ставить под удар свои ресурсы внутри образовательной сети. Условия работы жесткие. Помню 2002 год, когда Министерство разослало письмо (N 14−52−87ин/16 от 22.10.2002 г. — А.Р.), а потом вынуждено было его отзывать. Ситуация, которая была очень похожа на провокацию: все, кто был «за» ОПК сразу поднялись, а после отзыва очутились в вакууме. Негласно по системе пошло распоряжение все эти православные эксперименты рубить на корню, чтоб не мешали, не путались под ногами. Там, где на личных взаимоотношениях учителями и директорами практиковалось нечто «православно-ориентированное», стали зажимать гайки. В Петербурге попали под обструкцию и были закрыты замечательно организованные и много лет работавшие на базе УПМ (Университета педагогического мастерства — А.Р.) курсы доподготовки учителей-религиоведов. В одночасье изменился климат, набранным группам не дали даже как следует окончить начатую учебу — остановили и все.

— На что еще следовало обратить внимание в процессе внедрения ОПК? Какие заметны недоработки со стороны православных?

— Мы, кажется, пришли исподволь к тому, чтобы не трогать до поры до времени методическую и педагогическую стороны. То есть, все понимают, что творится с детьми, как плохо обстоит дело с воспитанием подрастающего поколения и как нуждается школа в чем-то таком — одновременно задушевном и нравственном. Возникают многочисленные споры, по какому учебнику и как преподавать; тысячи сомнений высказываются, где взять специалистов, сумеет ли Церковь наладить нормально работу в тысячах школ одновременно и пр. Мое мнение: до поры все это надо оставить или переместить дискуссии куда-нибудь в среду профессионалов. Главный вопрос, который сейчас решается, — это собственно как пережить весь этот шквал, напор, перебороть бюрократическое сопротивление и утвердиться в роли постоянных участников образовательного процесса.

Это, конечно, сопряжено на местах с громадным объемом работы по налаживанию личных контактов и связей. Не менее важным фактором, нежели человеческая симпатия, является умение вести диалог с людьми образования, пользуясь их языком. Нужно максимально быстро преодолеть этот начальный стресс и предоставить в руки роновским работникам, директорам, завучам, учителям конкретные разработки, выполненные в привычной для них стилистике планов, программ, методического обеспечения и всего прочего. Выполненные притом на хорошем уровне, без лишних сантиментов и прорех, по которым людьми сведущими сразу же узнается дилетантизм. Тогда «система» потихоньку начнет принимать это к сведению и тиражировать. На своем средненьком уровне, разумеется, тиражировать, без каких-то сногсшибательных педагогических результатов, но все же.

— Боязно. Непонятно, как сложится.

— Боязно, ничего не поделать. Все новое боязно. Что, честно говоря, больше всего пугает, так это максимализм некоторых ваших активистов, которые на почве ОПК идут именно завоевывать школу и спасать детские души — тысячами. Этого допускать нельзя. С такими энтузиастами у вас с первых же шагов возникнет огромная масса проблем, локальных конфликтов. Газеты опять будут пестреть заголовками типа «Православное рабство» и пр. Теперь уже не в теории, а на самом что ни есть скандальном материале.

— Что делать?

— Мягче нужно ставить задачу: никого не спасаем, насильно не исправляем, ни за кем особо не бегаем — попросту сеем разумное, доброе, вечное. Что прорастет, то прорастет.

— Еще раз, подробней разъясните, пожалуйста, почему «сантименты» не действуют?

— Так уж повелось, исторически, можно сказать, сложилось, что люди «системы», работники образования, не очень восприимчивы к разного рода патриотическим и нравственным призывам и увещеваниям. Но зато они замечательно воспринимают и передают те же вещи, положенные на специфическую документальную основу. В стране, если мне память не изменяет, около 65 тыс. школ, и такую громаду, разумеется, или даже часть ее, сдвинуть никому не под силу, если система организационно-методическая школьная сама не запустится и не распространит данный опыт.

Да, помогать нужно. Держать руку на пульсе епархиальным структурам, добиваться инспекции, корректировки, готовить кадры, организовывать «горячие линии» и семинары для практикующих. Постепенно распространяя преподавание на все большее число школ.

Совсем уж плохо не выйдет — смею утешить!

— Хотите сказать, на том уровне, на котором у нас преподаются предметы гуманитарного и обществоведческого циклов, и ОПК прочитать всегда можно…

— С долей упрощения можно сказать так.

— Спасибо большое Вам. С души камень сняли.

— Не стоит, чем могу, рад помочь.

http://rusk.ru/st.php?idar=104532

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  евгения    21.10.2006 11:29
Мне кажется, введение ОПК вместо Закона Божия – капитуляция и недостойное заигрывание с нашими врагами. Кроме того, следует помнить, что рядовой школьник – существо, которое заставляют учиться насильно. Неужели никто не помнит себя в это время? Всегдали хотелось ходить в школу? Сколько предметов вызывали интерес? Сколько уроков в году приносили настоящее удовольствие? А тут прежде всего, еще одна нагрузка. Да еще по сомнителным учебникам. Рядовой школьный учитель сам-то этими основами не владеет. И что получится? Отвращение, отсутствие уважения. Когда я училась в школе, я была единственной в классе, кто прочитал Достоевского раньше, чем его стали проходить в школе. Остальные прочитали его уже в процессе изучения на уроке. Вот уж сколько лет прошло, а никто из них не может взять Достоевского в руки. Мне кажется, всем. кто пишет на эту темы и здесь, на форуме нет никакого дела до детей. Для кого же вы это делаете, господа?
  Дементьев    18.10.2006 15:05
Отец диакон, кажется, пытается сформулировать проблему так, чтобы выстроить поле для диалога с теми, кто не против ОПК в принципе (о тех, кто против принципиально, он пишет недвусмысленно). Хочет показать, что кроме понимаемой специфически позиции Церкви ("ОПК любой ценой") и понимаемой специфически позиции Министерства образования ("не пущать") может быть найдена такая позиция, при которой будет выстроен "нерелигиозный подход к преподаванию религиозных знаний". "Это же нормальный творческий вызов", – говорит он. И обсуждение того, как найти социально приемлемый ответ на этот вызов, должно предшествовать административным решениям. Это позиция, которую, утверждает отец диакон, могут разделить и в Церкви, и в миру. При этом он, по-моему, не отрицает того, что ОПК могут "быть осуществлены как факт", просто прогнозирует "стремительное отступление" и призывает быть к нему готовыми. Меньше всех имею право выступать тут адвокатом отца диакона, но вижу, что его взгляд – независимо от того, какая стратегия будет в конечном счёте избрана по поводу продвижения ОПК – способствует диалогу. Многие безапелляционные выступления безоговорочных сторонников и таких же противников ОПК диалогу мешают. Впрочем, ценность диалога в обществе очевидна не для всех. Кажется, неплохо, что она принимается хотя бы о. Андреем.

Это, конечно, не исключает возможности мыслить оптимистично, как Ваш собеседник: "совсем уж плохо не выйдет!". Но так хочется, чтобы вышло хорошо, а не "не совсем плохо"…
  Автор публикации    17.10.2006 22:46
Дементьеву
Интересной особенностью и интервью, и диалога в форуме, на мой взгляд, является то, что ОПК в обоих случаях пытаются рассматривать не как в значении некоего идеального проекта, а в значении практического задания: НУЖНО И БУДЕМ ДЕЛАТЬ. Да, сразу и все не получится. Да, будут требоваться усовершенствования. И все же путь, который указывает отец диакон, указывает скорее на ориентиры внутреннего развития, чем на условия практической деятельности. В том, что касается первого, перед о. Андреем раскрывается безграничное поле деятельности. Встретившись с учителями ОПК, он с полным правом может сказать: "Дорогие братья, коллеги, вы делаете замечательное и очень важное дело. Желаю вам не стоять на месте, а постоянно искать и совершенствоваться. Для меня лично большим подспорьем были работы таких культурологов, как…" Условие же, по которому введение ОПК ставится в зависимость от того, освоят ли или не освоят учителя последнее слово культурологии, является очевидно провальным. Еще на 5, 10, 15 лет людей можно отправить учиться, постигать Аверинцева и Лотмана. А что в это время произойдет со школой, с детьми, со всеми нами? Пределы совершенства, как известно, отсутствуют. Если принять логику обсуждаемой статьи "ОПК: кому это надо?", за дело можно вовсе не взяться, а все искать, постигать, сравнивать… Против чего в конце и предупреждает К.О.: "Не переживайте, совсем плохо не выйдет, особенно на фоне сегодняшнего состояния школы".

Соглашаюсь с Вами в том, что преподавать ОПК будет стоять на передней линии огня. Но огонь по нему будет вестись вне зависимости, знает он работы Аверинцева и Лосева или не знает. Принимающие аттестацию вряд ли глубоко осведомлены в столь нетипичных для масс-образования материях, и атаковать будут по сугубо формальным поводам. Если не запастись впрок терпением и, прямо скажем, упрямством, никакие познания эффекта не произведут. Церковью в данный момент, насколько я понимаю, выражается следующая консолидированная позиция: "ОПК, нравятся они кому-то или не нравятся, должны быть осуществлены как факт, и критика отдельных сторон самого этого факта не отменяет". У Кураева никакого созвучия с данной позицией, увы, не прослеживается. Поведение типично ренегатское, что ни в коей мере не может оправдываться ни его личным авторитетом, ни профессорским статусом.
  Дементьев    16.10.2006 19:42
Не могу не принимать Ваши аргументы, Андрей Брониславович, хотя опасение обильного цитирования кураевской статьи противниками ОПК мне представляется излишним. Мало ли что враги могут притянуть за уши к своей точке зрения! Больше того, для умных противников это симптом сложности вопроса и повод для того, чтобы глубже вникнуть в смысл того, о чём все говорят, но мало кто видел; а на глупых противников вообще ориентироваться, по моему убеждению, не следует. Глупые противники иногда могут осложнять нам жизнь, но разоблачение их глупости ими самими настолько неизбежно, что их остаётся пожалеть.

Об учителях. Оговорюсь сразу, что придётся выдумывать, потому что для реальной оценки ситуации следовало бы поговорить с теми, кто имеет опыт преподавания ОПК и ознакомился со статьёй о. Андрея Кураева. Моё тут слово – последнее. В то же время, исходя из опыта общения с педагогами, могу сказать, что учителя часто лучше, чем мы думаем (как, впрочем, и наоборот). Требование к учителю, берущемуся за новый предмет, быть знакомым с лучшими образцами отечественной культурологической мысли, – вполне оправданное. Тот, кто рискнёт преподавать ОПК, берёт на себя слишком большую ответственность, чтобы к нему предъявлялись те же требования, что и к остальным учителям. Он будет на передней линии огня. Его спросят на аттестации, как он относится к Лосеву или Аверинцеву. А если он, не дай Бог, провалит дело? Подменит ОПК Законом Божьим? Представляете, какие аргументы будут в руках противников ОПК? Уж тут-то они дадут себе волю! Это вам не статью профессора процитировать с издевательскими комментариями! Кто за это будет отвечать впоследствии? Вот о. Андрей точно не ответит, потому что он – предупреждал.

Но главное: слово-то Кураева обращено не к учителям, а к тем, кто разрабатывает курсы и пишет учебники. И к тем, кто организует переподготовку учителей, повышает их квалификацию с целью придать курсу ОПК завершённый и восходящий к отечественной традиции характер. Ясно, что на практике будет всякое. Но, думаю, не принять во внимание аргументацию о. Андрея Кураева при осмыслении подхода к курсу ОПК нельзя. Естественно, это моё частное мнение, которое, вполне вероятно, со временем изменится. В любом случае согласен, что голос практикующих учителей должен звучать в полной мере.
  клим    16.10.2006 08:19
Я не настолько «практикующий», чтобы брать на себя эту роль. Вообще же писать что-то для писателей – только время терять. Они не воспринимают по делу другие писания, хоть лопни от красноречия и убедительности (воспримут только как повод для очередного своего писания), я имел в виду, может Вы с ним лично знакомы, тогда еще можно повлиять на позицию…
Как публицист Вы и ответьте ему как публицисту (в хорошем смысле). Только не своим лишь текстом, а собрав мнения и оценки, суждения действительно работающих по теме людей в регионах (я просто реально не могут этим заняться) – пусть они скажут по существу вопроса, и по «комплексам» (кстати, мнения могут быть разные) – это будет интересная публикация и для Вас, и для читателей, и для «церковного круга», и реальный ответ, а не склока (если в статье половина текста будет этих самых мнений и рассказов людей из 5-7 точек основных).
В сущности есть ведь различия в подходах сейчас к реализации этой образовательной области и в самой школе (и не только – слышал например высказывания вл. Климента, – тоже мнение – что надо курс «Православная культура России», но ведь в письме Минобра дана ПК как Традиция в целом, в ее мировом значении – как же без Афона, Святой Земли, Византии? Без приобщения детей к стержневой оси мировой истории, на которой мы «сидим», и это сейчас тоже надо чтобы понимать происходящее вокруг, а не просто знать свою этнорелигиозную культуру только или даже по России. Мне кажется так правильней).
Вот и можно было бы спросить людей из регионов – вы что хотели, это имели в виду или делаете что-то другое? В чем главные задачи курса вашего, работы вы видите сегодня и на перспективу и т.п., как она связана с тем «максимумом», что дан в том письме Минобра? В Ярославле или Белгороде можно дать 30-60 часов по православной культуре региона, а дальше надо ли? Значит наверно 30 час можно сделать и обязательным для всех как часть регионального историко-обществоведения, а дальше уже точно по выбору, приобщая уже глубоко детей православных к их культуре и традициям.
Это реальная работа для православного публициста, уж я, простите, другим занимаюсь. Мое мнение как «практикующего» мало весомо, одного и весомого будет мало, нужен именно такой обзор, при анализе которого потом и можно сделать выводы (в т.ч. по мнению Кураева).

Про последствия его заявлений добавлю к Вашим, что учитель обычно работает по учебнику или в любом случае если ему дают это делать в школе, а вот руководитель образования (директор, управленец в регионе), не желающий ОПК или просто мало в этом понимающий получает хороший "довод" (в кавычках, потому что никакой не довод, как мы разобрались), и эти "противники" вольнце или нет важнее газетчиков, потому что они на самом деле решают, что нормально, что можно допустить хотя бы как пробу, а с чем мол лучше вообще не связываться
  Автор публикации    15.10.2006 18:14
Разумеется, Илья Олегович, ученые мужи Аверинцев и Гуревич имели полное право заниматься тем, чем они занимались. Православная культура ничего не теряет, когда о ней кто-то пишет. Если же нам с вами удается что-то почерпнуть положительное из работ культурологов, то и вовсе замечательно. Я, когда нужно по теме, читаю Аверинцева и Гуревича.

Все же в отношении статьи о.Андрея остаются вопросы. Кажется, что она написана крайне категорично и давит авторитетом. Только на первый, беглый взгляд вижу три вероятных ее негативных последствия.

1. Обычный учитель в регионе или в столице из содержания сайта "Православие.ру" узнаёт, что курс "Основ православной культуры" профессором МДА Кураевым расценивается как плохо подготовленный, а для его настоящей подготовки надо засесть за обширный перечень мудреных писаний. Он, этот учитель, мог бы на хорошем уровне прочитать ОПК без Гуревича и Лотмана, но вот пускается в изыскания, и мировоззрение его не только не обретает обещанной ясности, но, наоборот, рассыпается вдребезги.
2. Тот же средний, нормальный учитель решает, что он что-то понял в византийской поэзии и категориях средневековой культуры и сдуру начинает "грузить" Гуревичем и Лотманом несчастных своих учеников (а как же, не кто-нибудь, а сам о. Андрей Кураев прописал!).
3. Противники ОПК обильно цитируют злополучную кураевскую статью, приправляя ее комментариями: "Курс "Основ православной культуры" некудышен и несвоевремен – об этом открыто говорят сами деятели Церкви".

За что из упомянутого выше о. Андрей собирается отвечать впоследствии? Предусматривает ли он возможность разного рода побочных эффектов, когда выступает с программными заявлениями? К сожалению, мы имеем перед собой фирменный стиль автора, которому устойчиво кажется, что среди православных для него попросту не существует "ровни" – достойных собеседников, коллег, собратьев, от которых возможно чему-то поучиться или с чьим мнением, решениями, предпринимаемыми действиями необходимо попросту считаться. Причем, что особенно досадно, с возникновением новых горячих тем профессорство Кураева распространяется буквально на все, тогда как люди, много лет занятые проблематикой чего-либо, в данном примере, ОПК, обвиняются де-факто в полной неспособности думать о своем прямом предмете и прочей несостоятельности.
  Дементьев    13.10.2006 10:56
Несмотря на то, что публицистика Кураева редко бывает мне особенно близкой, на этот раз статья показалась не лишённой здравого смысла. Говоря о поколениях интеллигентов, кажется, он не имел в виду обнаружить монополию интеллигентского сословия на обладание истиной. Думаю, ясно, что каждый служит в том звании, в котором призван, – и выработка культурологического взгляда на историю – дело интеллигенции, конечно. Те, кто пытался мыслить самостоятельно и глубоко, volens nolens попадали под интеллектуальное обаяние тех классиков советского гуманитарного знания, которых называет А. Кураев. И невозможно выстроить современную культурологию в России, не опираясь на это, чудом выжившее в мертвящей атмосфере диамата наследие. Это и не значит, что надо пихать Гуревича и Аверинцева в список литературы; но значит хотя бы попытаться сохранить преемственность нашей отечественной гуманитарной традиции.
  Автор публикации    12.10.2006 11:07
Согласен с Вами, что основы православной культуры возможны без Арона Гуревича. Кураев в статье передает свои ощущения и раскрывает свой специфический путь, как он складывал мировоззрение. Ну, философские интересы, столица, соответствующая аудитория… В чистом виде византийская поэзия и категории средневековой культуры никого не заинтересуют, но если это пишут Гуревич и Лотман, приправляют как принято научной терминологией, то оказывается более-менее изящно и актуально. Опять же, для данной аудитории, вообще балующейся разного рода интеллектуальными изысками, безразлично к чему относящимися, а тут вдруг получающей возможность поиграть в Православие, почвенничество, консерватизм и т.д. Нет, и Аверинцев, и остальные по-своему искали, стремились, работали. Наверно, в качестве светского такого интерфейса их творчество что-то значит, представляет определенный шаг. Но непонятно, что само по себе важно и актуально: Византия или Аверинцев о ней, средневековая культура или Гуревич.
Ключевой, представляющей личную иерархию авторитетов и ценностей, является кураевская оценка: "этим жили поколения интеллигентов". Честно говоря, "поколения интеллигентов" – это звучит! Не то, что церковные бабушки и учителки. Много чем жили вот эти самые "поколения интеллигентов", ну, и осчастливили попутно Церковь тем, что решили почитать про категории средневековой культуры. А есть еще, например, Хоружий, про которого Кураев не вспоминает, но который на психоаналитический манер так расписал исихазм, что дальше некуда. Интересно, это поможет кому-нибудь стать исихастом? Скорее наоборот, Хоружего прочитали, книжку закрыли, все ясно.

Думаю, следовало бы написать, ну, не буквальный ответ Кураеву, но определенную реакцию людей практикующих с просьбой не мешать и высказывать свою точку зрения, хотя и интересную, но в таком… предположительном ракурсе. Допуская, что чего-то не понимаешь. И не сбивая с толку тех, у кого сходные интеллигентские комплексы. Давайте, попробуйте, а? А мы предложим это в качестве отклика на "Православие.ру", где кураевская статья висит до сих пор на заглавной странице. Я бы написал сам, без проблем. Но выйдет очередная склока двух публицистов. Нужен глас из народа. Умеренно, взвешенно, без "это все чушь про дамблдоров". Будет смысл в продолжении, я поддержу.
Проблема до сих пор была в том, что даже внутри церковного круга позиция по ОПК остается невыясненной. Кто там что захотел преподавать? Что он будет в конкретных условиях делать? Есть, есть такая стихийность, которой даже вполне церковные люди опасаются. У Вас, честно говоря, в первый раз встречаю нормально сформулированную позицию, понимание места этого начинания, возможностей его осилить. Напишите, напишите, назвавшись собой. Это будет правильно. Правильней, чем Кураева тиражировать. Что, кроме него над тем же никто не думал?
В конце концов, возникнет почва, чтобы собрать такое мини-совещание, позвать того же о. Андрея, о. Георгия Митрофанова, которые о чем-то все же переживают, беспокоятся, когда высказывают сомнения. Ну, и помочь разрешить им эти сомнения, попросить о сдержанности.
По моему мнению, многие очень темы в последнее время нужно было бы решать в узком кругу. Привыкли, понравилось: чуть захотелось повздорить – тотчас на аудиторию.
  клим    10.10.2006 08:46
Учебника, который бы нравился вполне, нет пока такого. В учебниках Бородиной было много недостатков (это не секрет и не открытие Кураева), сейчас после переиздания поменьше. Они, как и книги Шевченко, для начальной школы практически, т.е. пока нет учебного комплекта для основной ступени (5-9), поэтому и пользуемся там разными пособиями, подбираем фрагментарно, в том числе и не из современной или не учебной литературы (из Слободского что-то – Декалог, Соборы и др., книга прот. Смирнова по истории Церкви (увы до начала XX в.), большая «Книга о Церкви» свящ. Лоргуса (праздники там хорошо даны) и др., пособия и хрестоматии по древнерусской литературе и т. д.… Да, пока так, будем надеяться, что книги будут появляться, отличные не сразу появятся (даже в устоявшихся учебниках по другим предметам можно находить ошибки или неточности), и важно чтобы это была не одна линия, с несколько, выбор чтобы был… У Бородиной же вообще программа, курс изначально не по ОПК, а по религиям всем… Cм. ее сайт, т.е. это в принципе не ПК как таковая для полной школы.
Искали, не нашли хорошую доступную книгу по истории Церкви в XX в., вот бы написал кто-то (еcть семинарские курсы, они тяжеловаты).
  DjKoul    09.10.2006 17:46
Публикация хорошая. Особенно понравилось замечание собеседника о том, что не нужно куда-то бежать и кого-то спасать тысячами, а нужно просто сеять разумное, доброе, вечное. Ведь только если вдуматься, задача-то колоссальная! После 70 лет официального безбожия вернуть повсеместное преподавание детям Православия! Воистину если только сам Бог не управит! Но дело-то святое, разве Бог не поддержит? Ведь мы знаем что дело святое.

А то что чиновничество не имеет ни родины ни веры ни национальности это уже давно известно. Это очень опасная тенденция, когда чиновничий циркуляр заменяет человеку совесть.

Страницы: | 1 | 2 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru