Русская линия
Русская линияПротоиерей Вячеслав Пушкарев29.05.2008 

Идеал-реализм Лосского, логика становления и его основные положения

XX век с его множеством философских учений — полуживых трупов практически не повлиявших на общий строй классической философии, но утвердивший мир в «необходимости глобализации» — объединении всех существующих философий воедино, подтверждает правоту С.Л. Франка утверждавшего, что специфическая русская консервативная, научно-систематическая школа возникает в момент написания Н.О. Лосским работы «Обоснование интуитивизма». Возникает эта наша школа не спонтанно, а как закономерный результат русско — православной охранительной реакции на коренное изменения мировой парадигмы мышления и которая, при дальнейшей доработке и развитии могла бы постепенно перерасти в идеологический эталон русской научно-философской традиции — актуальный заслон надвигающемуся глобализму (оккультному по своей общей природе), т. е. в такой эталон, каким для философии Германии теперь является немецкий идеализм. Но, как мы видим, в XX веке этому не суждено было сбыться. Созданная И.О. Лосским религиозно-философская система стала последним крупным Философским академическим направлением в России. Революция большевиков, руками приручённого ею ненаучного волюнтаризма, поставила жирную звёздочку на общую могилу новой русской философии XX века.

Но как же всё-таки развивалась и формировалась идеал- реалистическая система интуитивизма И.О. Лосского? Каковы основные теоретические положения разработанной им гносеологии, положенные в основу его философских убеждений. Какова, наконец, духовная эволюция философа, прошедшего путь от увлечения идеал-материализмом к персонализму и интуитивизму, а затем идеал-реализму и трансцендентной этике?

Первый шаг в этом направлении был сделан ещё первокурсником, студентом физико-математического факультета Петербургского университета Николаем Лосским, стремящимся к ясно оформленному мировоззрению, под влиянием лейбницианца, персоналиста А.А. Козлова. В работе «Свое слово» А.А. Козлов устанавливает понятие бытия на основе самонаблюдения. Бытие в системе А.А. Козлова является духовной субстанцией, а материальные процессы реально существуют (и способны влиять на всё в мире), также как наши представления, возникающие в нас в результате взаимодействия с другими духовными субстанциями. Сходство между представлениями о нашем теле и представлениями о других телах позволило ему предположить, что другие тела, как и наше, символы других духовных субстанций. А.А. Козлов считал, что бытие есть субстанция нематериальная, существующая вне времени и пространства. Гносеологические периоды и вся история человечества уже существуют, в виде бесконечного луча, как завершённое целое, а вечное сознание Бога созерцает эту систему вне времени. Пространство, согласно взглядам А.А. Козлова, тоже лишь субъективное представление (возможно он имел ввиду общее и частное видение Самого Бога) о порядке нашего взаимодействия с другими духовными (не материальными) субстанциями. Наше тело — это символ, некая проекция Божественной идеи о теле на тот уровень бытия, где происходит взаимодействие тела с другими спроектированными телами — символами других духовных субстанций. Смерть является, всего лишь, прекращением материального общения этих монад. Однако, его размышления указывают, что после смерти наше «Я» вступает во взаимодействие с другими, уже не телесными, а освобождёнными от тяжести материального временного тела духовными бесконечными объектами и созидает себе новое тело в соответствии со степенью своего прошлого материального развития. Нет оснований, утверждать, что молодой Лосский полностью разделял этот аспект антропологических воззрений своего учителя, но очень многое из онтологических построений А.А. Козлова, явным образом, легло позднее в основу идеал — реализма Н.О. Лосского, а также в его понимание гносеологии.

Дальнейшее основательное развитие у Н.О. Лосского получила идея онтологического единства всех духовных субстанций. А.А. Козловым была высказана мысль о том, что всемирная система взаимоотношений являет собой организацию с увеличивающейся внутренней сложностью. При этом в ней интенсифицируются взаимодействия наполняющих её субстанций, которые имеют в себе природное стремление организовывать своё движение чтобы приблизиться (если возможно слиться) к Богу — верховной субстанции, тело которой (го) — весь мир. Именно эта идея и была положена Н. Лосским в основу его интуитивизма.

Ещё одним из преподавателей повлиявших на поисковый вектор Н.О. Лосского был А.И. Введенский и именно под его влиянием гносеология выдвигается для персоналиста Н.О. Лосского на первый план. И вот тут необходимо кратко пояснить, почему мы называем Н.О. Лосского персоналистом. Дело в том, что Н.О. Лосский всегда видел в любой отдельной личности основу мирового бытия и потому основную ценность. Особенно ясно его персонализм проявился во введении понятия «субстанциальный деятель», где каждая отдельная личность является воплощённым в разную материю образом Первообраза-Бога. Но так как Первообраз построил образ на основе творческой индивидуальности, понять Первообраз только на опыте одного образа виделось Н.О. Лосскому маловероятным. Нужна была новая система взаимоотношений Первообраза с образами и всем материальным миром.

Из практики материальной жизни видно, что исторические и даже математические знания можно приобрести простой практикой сложения малых частей опыта, т. е. без предварительной системы. До известной степени это реально. А вот конкретные знания в области философии без предварительной системы, увы, не приобретёшь. В случае с философией, общий виртуальный контур целого должен предшествовать отдельным конкретным частям. Перед молодым мыслителем раскрыла свои неизвестности сложная задача определиться с логикой личного миропонимания, которая была бы способна оформить это миропонимание в стройную философскую систему. Субстанциальность «Я» для него была к тому времени неоспоримой. Жизнь каждого «Я» представлялась ему как непрерывный процесс, в котором все последующие проявления зависят от пережитых ранее состояний. Он принял за основу своих рассуждений идею, что каждая монада не тождественна себе уже в следующий момент своего существования, так как через каждый промежуток времени она уже имеет богатый опыт. Но все монады тесно связаны друг с другом в своём бытии. Однако все эти предпосылки онтологической концепции не выстраивались в систему, пока не был решён вопрос о том, как можно доказать существование внешнего мира и познаваемость его свойств.

Под влиянием лекций А.И. Введенского о философии И. Канта, Лосский пришёл к мысли, что «…познать можно лишь такой предмет, который имманентен моему сознанию, но …моему сознанию имманентны только мои душевные состояния, следовательно, я знаю только свою душевную жизнь». А как же тогда судить о прочей жизни? Вот здесь, выход на присутствие природных взаимосвязей между субстанциями уже был неизбежен.

В то время в силу оставшейся от материализма привычки Н.О. Лосский рассматривал мир как органическое множество резко, обособленных друг от друга элементов. Вся имманентная часть знания представлялась философу совокупностью ощущений и чувств. Это не раз возвращало его к мысли, что существование мира не может быть доказано строго логически. И вот осенью 1898 года напряжённая работа мысли приводит Н.О. Лосского к убеждению, что «все имманентно всему».

Дальнейшие гносеологические размышления над этим умозаключением привели философа к интуитивизму: «Обоснование интуитивизма», «Основные вопросы гносеологии», «Введение в философию» и др. А в онтологии к идеал-реализму: «Мир как органическое целое», «Материя в системе органического мировоззрения», «Типы мировоззрений» и др. В своей работе «Воспоминания» Н.О. Лосский пишет, что формирование его мировоззрения шло медленно, т.к. сознание столкнулось с прежним влиянием метафизики Г. В. Лейбница и гносеологии И. Канта. Произошло это благодаря двум его учителям А.А. Козлову и А.И. Введенскому.

Идея возвести интуицию на уровень методологического основания, возникла в немалой степени под влиянием И. Канта. Н.О. Лосский желал опровергнуть его учение о невозможности метафизики как науки и в то же время подчеркнуть многие ценные стороны критицизма Канта, путём сравнения с интуитивизмом. В своих работах по гносеологии он постоянно возвращается к Эммануилу Канту и, наконец, в поздней работе «Интуитивизм даёт сравнительный анализ метафизики Г. В. Лейбница и гносеологии И. Канта. Рассмотрение этих положений облегчит для нас дальнейшее погружение в интуитивизм:

1) Обе теории, утверждают, что знание возможно только о предметах, имманентных сознанию. Но, согласно критицизму, мы познаем не «вещи в себе», а явления, сконструированные разумом из ощущений. Ощущения, в свою очередь, получены из органов чувств, т. е. являются субъективно-психическими процессами. А в интуитивизме познающий субъект вводит в область сознания множество предметов, которые по своему внешнему бытию (как воспринимается чувствами) от сознания независимы и тем самым мир становится логически взаимозависимым и взаимопроникаемым, почти независимым от чувств. Чувства переходят из разряда «основания системы» в набор необходимых, но не самых важных инструментов, для сбора информации. Интуитивизм тоже пользуется понятием «явление», но более в метафизическом смысле. «Явление» для интуитивизма — это проявление субстанциальных деятелей во времени, их выход в реальный пласт бытия, в реально существующую информационно-следовую систему.

2) И. Кант в своей гносеологии поставил вопрос о том, как возможны всеобщие, необходимые, синтетические суждения. Отвечая на него, он обосновал «трансцендентальную логику», которая исследует в формах мышления то, что сообщает знанию априорный, всеобщий и необходимый характер. Он формулирует набросок идеи, о уже имеющейся в человеке врождённой системе знаний, содержание же этих знаний открывается в процессе жизни, из опыта. В потенции это уже почти интуитивизм. Но Кант отверг методологическое значение этой идеи и в результате пришёл к отрицанию метафизики как науки о бытии. Интуитивизм же считает знание, производимое познающим рассудком, природным основанием самого бытия и благодаря онтологичности знания весь мир есть систематическое целое, и потому он может быть предметом научных систем.

3) Следующим моментом, где критицизм и интуитивизм встречаются и расходятся, является знание о том, что условия возможности знания о предметах и условия возможности существования предметов совпадают. Доказывая эту мысль, И. Кант утверждает приоритет знания над бытием: «Условия возможности опыта вообще суть вместе с тем условия возможности предметов опыта и потому имеют объективное значение в априорном синтетическом суждении». Это интеллектуальное движение есть мысль доведённая до крайности, когда единственным приоритетным движением является процесс познания. Интуитивизм повторяет эту формулу в обратном порядке в духе онтологического основания, утверждая приоритет центростремительного бытия над центробежным знанием и координируя эти два процесса.

4) И. Кант развивал критицизм в виде попытки произвести синтез эмпиризма и рационализма путём создания учения о том, что знание каждого явления содержит в себе две стороны-ощущения, в виде апостериорного содержания и априорной формы. Н.О. Лосский заметил, что апостериорная и априорная сторона знания, у Канта, происходят из разных источников: с одной стороны — из органов чувств человека, раздражаемых какими-то неопознанными предметами и порождающими ощущения, с другой стороны — из рассудка, который, воспринимая информацию от органов чувств, синтезирует эти ощущения. Как соединяются врождённые формы знания и ощущения таким образом, что из них получается система познаваемых явлений, критицизм не объясняет. Интуитивизм, поясняет Лосский, есть тоже синтез эмпиризма и рационализма. Но согласно интуитивизму достоверность знания обосновывается эмпирически, т. е. предметно. Предметы становятся имманентными сознанию благодаря направленным на них интенциональным (волевым) актам. Создаются способные быть прочувственными внутренние образы самой основной идеи познаваемого объекта и только тогда они последовательно присваиваются сознанием и выстраиваются в виде конечного знания способного к позитивной инсталляции в любой пригодном для этого точке ноосферы. Но одновременно каждое суждение обосновывается логически, потому что в нем самом, согласно с природой вещей, есть рационально-логическая сторона. Предмет суждения, как часть возможной к бытию природы, выступает достаточным основанием для самого суждения, а предикат является следствием наличия предмета. По Лосскому, осмысляя предмет, необходимо осмыслить и предикат. Это обосновывается онтологическим строением мира, наличием предустановленной причинной связи между его перифериями. Таким образом, согласно интуитивизму Н.О. Лосского каждое суждение способно быть доказуемо эмпирически и логически. Дело только за наличием максимального числа точек приложения для взгляда эмпирика и мысли логика, что принципиально зависит только от временных, трудовых и качественных составляющих.

Эти положения, сформулированные Лосским в самом начале его пути, стали методологическими принципами его интуитивизма, Дальнейшее оформление системы привело философа к ряду онтологических вопросов:
Как возможно, чтобы субъект непосредственно наблюдал в подлиннике не только свои переживания, но и внешний мир?
Как возможно, чтобы субъект непосредственно наблюдал события, отошедшие в прошлое, и даже заглядывал в будущее?
Какую роль играет раздражение органов чувств и т. п.

Работа над этими вопросами обусловила создание органического мировоззрения, которое Лосский называет «идеал-реализмом». Название идеал-реализм означает, что реальное бытие, т. е. временное и пространственно-временное бытие существует на предшествующей всему основе идеального бытия, т. е. вневременного и внепространственного бытия, которое является предустановленным. Сверхвременные и сверхпространственные, надматериальные деятели-существа, из сопутствующей им природы творят свои проявления во времени и в созданном ими пространстве, придавая этим составляющим логическое, временное и пространственное оформление. Вследствие такого строения мира, становится понятным, что интуитивизм, точнее сказать идеал-реализм объективно проявляется органическим синтезом эмпиризма и рационализма, а всякое знание, повторимся, доказуемо логически и эмпирически, как утверждает Лосский.

В 1904—1905 гг. в «Вопросах философии и психологии» была напечатана промежуточная работа Н.О. Лосского под общим названием «Обоснование мистического эмпиризма» Вот как свидетельствует об этом Б.В. Яковенко в статье «Тридцать лет русской философии (1900−1929)». «Но поистине событием был момент появление главной работы Н.О. Лосского, посвящённой теории познания, в которой впервые совершенно отчётливо прозвучало слово «интуитивизм», очень скоро ставшее паролем молодого философского движения в России».

Вскоре, однако, Лосский переменил название, так как справедливо заметил, что термин «мистический» имеет излишне таинственный оттенок. Между тем, сам термин эмпиризм служит у него для обозначения того, что транс субъективный мир познаётся так же непосредственно, как и субъективный. В этом смысле, уже во «Введении» автор предлагает сложный и необычный подход к процессу познания.

Теорию знания, считает Лосский, нужно разрабатывать прямо с анализа действительных, в данный момент наблюдаемых переживаний. Нельзя как-нибудь определять знание. При определении необходимо иметь в виду и внутренний и внешний мир и т. д.

Подобная методика построения гносеологии так сложна, что сам Э. Кант, являющийся её основателем, не смог в полной мере ей воспользоваться. Он не уберёгся от субъективных, тяготеющих к догме предпосылок, потому что опирался на характерные для его времени критические формы эмпиризма и рационализма, в основе которых лежали многие, очень часто не поддержанные научной эмпирикой, теоретические положения предшествующих мировоззрений. Осознав это, Н.О. Лосский приходит к системному убеждению, чтобы «…строить теорию надо вскрыть предпосылки всех предшествовавших философских теорий знания — явные и скрытые от самих авторов, т. е. не сопоставленные с возможными противоположными утверждениями и в этом смысле догматические».* Для того чтобы применить метод в чистоте, считает Лосский, необходимо выявить предпосылки предшествовавших систем. Вначале он подвергает анализу до кантовский эмпиризм. Предпосылки, на которых он зиждется Н.О. Лосский формулирует так: 1) «Я» и «не Я» обособлены друг от друга, но онтологически взаимодействуют, 2) Опыт есть результат действия «не Я» на «Я», 3) Ощущения, это субъективные состояния «моего» сознания.

Сравним этот его мысленный луч с пространственно-временными философскими параллелями. Например, Дж. Локк начинает «Опыт о человеческом разуме» с того, что ставит вопрос о происхождении идей в нашем «Я». Критикуя учение о врождённых идеях, он приходит к мысли, что ничего врождённого в нашей душе нет, что душевная жизнь начи­нается только под воздействием внешнего мира на «Я». Он считает что «Я» и «не Я» обособлены друг от друга, поэтому состояния души это лишь её субъективные отклики в ответ на временное воздействие извне. Он утверждает, что ощущение — это первое содержание душевной жизни, на которое наслаиваются благодаря деятельности души ещё более субъективные содержания, например, идея субстанциальности. Этой же логикой пользуется и позитивист Д. Юм, причём, как наиболее последовательный сторонник эмпиризма он признает недоказуемым существование внешнего, т. е. видимого нами мира.

Н.О. Лосский считает, что при таких посылках нельзя познать свойств внешнего мира и вообще догадаться о его существовании. Итак, выводы до кантовского эмпиризма оказываются очень скептическими, т.к. эмпиризм в лице Д. Юма и Д. Локка с самого начала получил вектор, организующий теорию с точки зрения трансцендентного знания. Критерий истинности такого знания эмпиризмом не был выработан. Поэтому, тот скептицизм, к которому пришли эмпиристы, считал верованием все, кроме моментального единичного восприятия. А это противоречит тому факту, что в сознании у человека существует уверенность в наличии внешнего мира. Эта уверенность опирается на непосредственное переживание транс субъективности. Непосредственное переживание, Н.О. Лосский и выдвигает в качестве критерия истинности наших знаний о мире.

Прежде чем приступить к построению своей гносеологии с применением именно этого критерия, Н.О. Лосский считает необходимым вскрыть предпосылки другого важного направления до кантовской философии — рационализма. В труде «Обоснование интуитивизма» он снова формулирует свои основополагающие предпосылки рационализма: 1) «не Я» и «Я» обособлены, 2) знание имманентно «Я». И Р. Декарт, и Б. Спиноза, и Г. Б. Лейбниц начинали с тех же предпосылок, что и эмпиристы. Всего яснее это выражено у Г. В. Лейбница, который считает, что монада не имеет выходов во внешний мир. Все познавательные процессы — это её личные духовные состояния. Если, несмотря на это, познание монады адекватно внешнему миру, то это значит, что мир воспроизводится познающей монадой в виде копии.

В актах знания внешний мир не дан в оригинале. И опять возникает вопрос об адекватности знания. Чтобы отстоять возможность адекватного знания и объяснить происхождение не чувственных идей рационалистам остаётся прибегнуть к единственно возможному при их предпосылках средству — предположить, что все идеи возникают из недр души, что они врождённы и заключают в себе адекватное знание. Из этой предпосылки обязательно должна была возникнуть идея об имманентности знания. Такая теория была создана Г. В. Лейбницем. Он утверждал, что мир состоит из монад и каждая из них — вселенная в миниатюре.

Итак, вывод рационализма об имманентности знания прямо противоречит выводу эмпиризма о том, что все знание рождается благодаря воздействию на познающий субъект извне. Согласно эмпиризму, адекватность знания нельзя доказать, поэтому оно имеет субъективный характер.

Противоречие выводов эмпиристов и рационалистов обусловлено столкновением понятий имманентности и трансцендентности. Это произошло потому, что оба учения основываются на предпосылке об обособленности субъекта и объекта. Показательно, что взгляды рационалистов и эмпиристов совпадают в вопросе о том, что свои собственные чувства и идеи душа познающего субъекта познает вполне адекватно и без труда, таким образом, объект и субъект в этом случае совпадают. Следовательно, новая гносеология, чтобы быть построенной, должна: 1) отказаться от предпосылки о разъединённости субъекта и объекта, 2) она должна также отказаться от утверждения, что объект находится за пределами процесса познания и посылает в сферу этого процесса только свои действия или свои копии, врождённые субъекту.

Начиная с И. Канта, философия вступила на путь объединения субъекта и объекта. Н.О. Лосский считает, что необходимо познакомиться со всеми способами объединения, в том числе и кантовским, и выбрать оптимальный.

В истории философии известны три различных формы слияния субъекта и объекта: 1) субъект может быть растворен в объекте, 2) объект может быть включён в субъект, 3) объект и субъект, сохраняя самостоятельность, неразрывно связаны. Первая форма невозможна, т.к. без субъекта не может быть знания, вторая была развита И. Кантом и интерпретирована во многих системах XIX века. А третья форма-интуитивизм, постепенно приготовляется к жизни критической философией. Изложить ее в виде системы взялся Н.О. Лосский.

Согласно его методологии начать надо прямо с анализа фактов относящихся к знанию. Здесь возникает разумный вопрос оппонентов: не будет ли таким способом построена какая-нибудь другая теория, а не теория знания, если ни на что не опираться в ее построении? Н.О. Лосский тоже видит эту проблему и уклончиво говорит, что опасность такая есть, но она не более велика, чем при любой практической или теоретической деятельности.

Но не происходит ли здесь нарушения чистоты предложенного метода? Ведь уже в начале построения своей концепции Н.О. Лосский предполагает построить теорию, где субъект и объект скоординированы внутри процесса знания, а не стоят по разные его стороны. Всякое знание заключает в себе отношение к объекту знания. По этому признаку и надо выбирать факты для построения гносеологии. Отсюда вытекает важный вопрос о том, где находится объект знания — внутри процесса или вне его? Н.О. Лосский считает очевидным, что объекты непосредственно присутствуют в процессе знания. К объекту должен быть присоединён интенциональный акт различения, чтобы получилось истинное знание.

Это хорошо понимал уже эмпирист Д. Локк, утверждающий, что «нет познания без различения». С этим согласны и рационалист Г. Лейбниц, и критицист И. Кант, который утверждал, что знание — это некие связные представления, которые подвергли сравнению с другим набором представлений.

Итак, все предыдущие направления согласны, что знание — это вполне сравниваемое переживание. Отличия появляются в вопросе об объекте знания. Интуитивизм считает, что объект знания — это и есть сравниваемое переживание. Рационализм утверждает, что сравниваемое переживание — это копия с объекта. Эмпиризм же утверждает (Дж. Локк), что сравниваемое переживание это символ, который замещает в сознании объект знания. «Если знание есть переживание, сравнённое с другими переживаниями, утверждает Н.О. Лосский, «…то это значит, что объект познаётся именно таковым, каков он есть, ведь в знании присутствует не копия, не символ, а сама вещь в оригинале» (хотя она может временно находиться в символическом воплощении). Таким образом, рассуждая о знании в человеке, как о «массе» сложенной из группы «простых», но способных к дешифровке символов, интуитивизм в учении Н.О. Лосского выходит на прямую констатацию возможности приобретения знаний посредством символов, которые, как показывает история философии и самой человеческой жизни, являются онтологическим признаком Абсолютного Знания присутствующего в «Я» от момента его проникновения в пространство и время. Эта констатация, в свою очередь, позволяет нам, используя достижения современной философии-науки подтвердить наше историческое предание о возможности общего познания мира уже только через деятельное Богосозерцание, что само по себе противоречит современным глобалистским идеологиям и технологиям утверждающим, что «Процесс познания реален только в соединении общих человеческих сил и только в глобальном обществе взаимопроникающих интересов и связей».


Список использованной литературы

1. Абрамов Ю.Ф., Емельянов Б.В., Н.О. Лосский «О русском интуитивизме». //учебное пособие с хрестоматийным приложением. -Иркутск: 1992.
2. Акулинин В.Н. «Философия всеединства: от В.С. Соловьева к П.А. Флоренскому». -Новосибирск: Наука, 1990.
3. Барабанов К.В. «Русская философия и кризис идентичности». //Вопр.философии.-1991.-N 8.
4. Власенко К.И. «О национальном характере русской философии».//Вест. моск. ун-та.-сер.7.философия.-1990.-N 4.
5. Вышеславцев Б. «Значение сердца в религии» //Путь.-М.: Информ-Прогресс, 1992.
6. Гайденко П.П. Проблемы рациональности на исходе XX века //Вопр. философии.-1991.-N 6.
7. Гайденко П.П. Идеал-реализм и диалектика органической це-лостности/Н.О. Лосский/ //Идеалистическая диалектика в XX столетии. Критика мировоззренческих основ немарксистской диалектики. М.: Политиздат, 1987.
8. Емельянов Б.В. Очерки русской философии начала XX века. //Екатеринбург: Изд-во уральского ун-та, 1992.
9. Емельянов Б.В. Круткин В.Л. «Философия жизни» и «мистический эмпиризм» Н.О. Лосского //историко-философские исследования. -Свердловск: б.и., 1976.
10. Лосев А.Ф. Русская философия. //Русская философия. т.1,-Свердлорск: изд-во Уральского ун-та, 1991.
11. Лосский Н.О. Избранное/вступ. статья, сост. подготовка текста и примеч.Б.П. Филатова. -М.: Правда, 1991.
12. Лосский Н.О. Логика профессора А.И. Введенского. -М.: тип. Кушнерев и К, 1912.
13. Лосский Н.О. Восприятие чужой душевной жизни//Логос, т.1,-1914.
14. Лосский Н.О. Логическая и психологическая сторона утвердительных и отрицательных суждений//Логос, т.1,-1912.
15. Лосский Н.О. Нравственная личность Толстого//Логос, т.1,-1911.
16. Лосский Н.О. Основные вопросы гносеологии/cб.статей/Наука и школа, -1919.
17. Лосский Н.О. В.Л. Соловьев и его преемники в русской религиозной философии//Путь. -М.: Информ-Прогресс, -1992.
18. Лосский Н.О. Идея конкретности в русской философии //Вопр. Философии,-1991.-N 2.
19. Лосский Н.О. «История русской философии». -М.:Высшая школа,-1991.
20. Лосский Н.О. Условия абсолютного добра: Основы этики: Характер русского народа.-М.: Политиздат,-1991.
21. Лосский Н.О. Воспоминания. Жизнь и философский путь//Вопр. Философии,-1991.-N 10−12.
22. Лосский Н.О. Учение о перевоплощении: Интуитивизм.-М.: Прогресс,
-1922.
23. Лосский Н.О. Умозрение как метод философии//На переломе: философские дискуссии 20 годов/сб. -М.: Политиздат,-1990.
24. Лосский Н.О. 0твет С.И. Поварнину на критику интуитивизма. -М.:тип. Стасюлевича,-1911.
25. Лосский Н.О. Идея бессмертия души как проблема теории знания//Вопр. философии и психологии,-1910. N4.
26. Лосский Н.О. Органические и неорганические мировоззрения //Философский сборник. Л.М. Лопатину к 30-летию научно-педагогической деятельности.1881−1911. -М. :изд-во Моск.психол. об-ва,-1912.
27. Лосский Н.О. Бог и мировое зло. Основы теодицеи. -Берлин: Изд-во «за церковь»,-1941.
28. Лосский Н.О. Типы мировоззрений: Введение в метафизику. -Париж: изд-во Современные записки,-1931.
29. Лосский Н.О. Очерк мистического богословия восточной церкви: догматическое богословие.-М.:Центр «СЭМ», 1991.
30. Лопатин Л.М. Новая теория познания//Вопр.философии и психологии.-1907.-т.87.
31. Малахов Б.С. Русская духовность и немецкая ученость //Вопр. философии.-1993.-N 5.

http://rusk.ru/st.php?idar=9011

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Артур    02.06.2008 11:04
Воистину воскресе! Добрый день, отец Вячеслав!

Бесспорно, материальный мир имеет в сотериологической перспективе двойную природу: это и то, что нуждается в спасении, и то, соприкасаясь с чем, в чем, наконец, обитая, человек идет путем спасения. В этом смысле, можно сказать, что материальный мир имеет в том числе и «инструментальный» характер. Но ведь столь же бесспорным, на мой взгляд, является тот факт, что этот первый аспект материального мира (совокупность падшей природы, ожидающей обожения через своего властелина-человека) решительно ограничивает его возможности как средство спасения через познание (что само по себе навевает нехорошие ассоциации с гностицизмом :-)). Как ни крути – а мир-то падший, болезненно искаженный, лишь в слабой степени сохраняющий красоту творения. Причем, как нам всем известно, таковым он стал именно по необходимости адаптации окружающей среды к новому падшему состоянию природы человеческой, обретенному им в результате грехопадения.

То есть, что у объекта познания, что у познающего – равный онтологический статус. И онтология непременно накладывает ограничительные рамки для гносеологии. Познать объект «таким, как он есть», оставаясь в этих гносеологических рамках, обусловленных онтологически – невозможно. Тем более, познать в целях продвинуться в деле спасения. Спасение мне скорее видится в попытке превосхождения онтологических рамок материального мира, приобщении к миру с высшим онтологическим «качеством». Чем, собственно, и является для нас, грешных, стремление снискать Дух Святой. То есть адекватность познания обеспечивается только более высоким онтологическим статусом познающего субъекта по отношению к объекту.

Я согласен и с Н.О. Лосским и с Вами, что «материя не чужда процессу спасения», но мне представляется бесспорной и та точка зрения, что ее роль как раз в том, чтобы даже в своем падшем состоянии дать возможность человеку увидеть красоту и грандиозность Творения, сообщить что-то о Творце, чтобы наделить человека, с одной стороны, жаждой познания Творения, а с другой – осознанием того, что познание это в рамках нашего мира – неизбежно неполно и чревато искажениями. А с третьей стороны – в том, чтобы человек узнал, что материя, освященная Благодатью – в таинствах, святынях – как бы изымается из падшего мира. Однако эта сторона, именно в силу своего таинственного характера, как раз и закрыта полностью для познания здесь и сейчас.

Таким образом, эволюция философии в вопросах полноты познания своей вершиной должна бы иметь, как мне видится, капитуляцию перед богословием, что, фактически, мы и наблюдаем на примере семьи Лосских. Интересная, кстати, могла бы тема получиться…

Простите, отче, если утомил этим, по большому счету, набором общеизвестных положений. Вы бы изложили это гораздо лучше.
  протоиерей Вячеслав Пушкарёв    30.05.2008 17:53
Здравствуйте Артур! Христос Воскрес! Спасибо за внимание к моей просьбе. Действительно, "Деятельное Богосозерцание" это земной путь спасения.
"Гносеоло́гия "(от др.-греч. γνῶσις — «знание» и λόγος — «учение, наука»); эпистемоло́гия (от др.-греч. ἐπιστήμη, «знание» и λόγος — «слово, учение») — теория познания, раздел философии. То есть мы видим, что она изучает всё, и отношение человека к этому всему…(прим. авт.). А если всё, то в связи с вашей репликой о "«деятельное Богосозерцание» имеет значение самостоятельное, вне связи с гносеологией." возникает вопос на тему: "является ли материальный мир одним из инструментов спасения? Если да, то Ваше мнение ошибочно, а если нет то Вы правы. Лосский Н.О. считает, что материя не чужда процессу спасения – деятельно Богосозерцания. По его мнению гносеология соединяет человека с миром полезных вещей и разъединяет с нагромождениями вещей вредных. Богосозерцание, как можно понять из его работы "Характер Русского народа" явление первичное, а свой труд он позиционирует, как миссионерский. Об его миссионерстве (в среде "просвещённых" европейцев) мы писали в предыдущих трёх статьях. Само собой, что Вывод сделанный мною в конце искусственен, но на то и исследование, на то и личностное восприятие исследуемой идеи, которая, как мне увидилось, современно противоречит господствующей западной концепции в науке, но в своём материальном выражении сродни слову апостола Павла в Ареопаге.
  М.Яблоков    30.05.2008 17:06
Дай Вам Бог здравия, дорогой батюшка. Помолитесь.
  Артур    30.05.2008 17:03
Добрый день, отец Вячеслав! Статья могучая, слов нет…

Я, убогий, в свое время прочитал Николая Онуфриевича, и честно сказать Вам, понял, что главной заслугой уважаемого философа, при всем уважении к его трудам, стало появление на нашем свете его сына, Владимира Николаевича Лосского. :-)

Я конечно не философ, но мне сложно воспринимать серьезно идеи об элементарных субстанциальных деятелях, уже на уровне низшего порядка обладающих психоидными свойствами. Это что касается онтологии.

А о познании…Мне лично вообще кажется утопичной в рамках нашего мира идея непременного обретения способности к познанию «объекта» «именно таковым, каков он есть». Про "гадательно" и "мутное стекло" ведь никто не возражает и по сей день? Да и зачем? Сможешь спастись – будет тебе и познание.

И вывод Ваш заключительный мне кажется спорным, простите. С моей точки зрения там у Лосского на предмет извлечь практическую пользу для человечества в текущий момент можно лишь углядеть попытку обосновать укоренённость символа в онтологической реальности, их неразрывную связь в пику постмодернистским концепциям.

И с моей точки зрения «деятельное Богосозерцание» имеет значение самостоятельное, вне связи с гносеологией. Ведь поскольку Вы вписали его в современный идеологический контекст, Вы вероятно имели в виду под деятельным Богосозерцанием земной путь спасения?

Простите, если я неправильно Вас понял.
  протоиерей Вячеслав Пушкарёв    30.05.2008 14:58
Добрый день братья! Если кто-то способен разобраться в представленных мною дебрях, пожалуйста отзовитесь мнением. С уважением…

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru