Русская линия
Русская линия Владимир Крупин21.01.2009 

Россия спасёт мир, а Россию спасёт святость
Слово о словах

Обращение: братья и сестры, стало привычным, будто всегда так и было. Как и не взрывали храм Христа Спасителя и Иверскую часовню при входе на Красную площадь, как и не молчали колокола церквей…

Россия в очередной раз всплывает из тех кровавых и огненных пучин, в которые была ввергнута и показывает миру свою нетленность. Сразу скажем: ввергнута по своей вине. Как? А мировой капитал, а масоны? Но они же не сразу сели на шею, вначале же мы им поверили. Хотели жить по-европейски («Матушка, в Париже даже извозчики говорят по-французски»), пожалуйста — приходит Наполеон и превращает Успенский собор Кремля в конющню для французских лошадей. Захотели рай на земле, поверили, что это возможно, пожалуйста, вот вам революция. Захотели рынка — ну и на здоровье, вот вам демократия.

Господь вразумляет по русской пословице: чем заболел, тем и лечись. Он дал нам свободу воли, всё в Его руках, и Он вправе спросить, как мы этой свободой пользуемся? И французы, и большевики, и либералы — это всё называется кратко — бич Божий для нашего поумнения. Как в своё время гунны и Аттила для Европы. Утешение в понимании, что всё то, от чего мы страдаем, нами заслужено, а, главное, показывает любовь Божию к нам. «Любяй, да наказует». Кого Бог любит, того наказывает. Представьте: скольких бы мы не досчитались в своих рядах, не будь такого простого и целебного понятия, как отцовский ремень.

А Россию Господь любит. Иначе он не даровал бы именно ей, нам с вами, такое величие и богатство русской культуры. Представьте мир без русского слова, мир онемеет, без русской музыки мир оглохнет, без русской живописи — ослепнет. Более того, Россия — душа мира. Если что-то с нею случится, остальное тело мира погибнет автоматически. Останутся одни сникерсы.

Но такое ощущение, что мы-то, любящие Россию, нашу единственную Родину, наше Отечество, Державу, хоть понемножку, но осознаём происходящее, но вот враги её не только ничего не поняли из уроков двадцатого века, но ещё больше сатанеют, борзеют и, как большевики, как коммунисты, всё ещё надеются, что подчинят себе Россию. Вроде уже всё захватили, всё по-ленински: банки, рынки, вокзалы, издательства, журналы, газеты, радио, телевидение, образование, торговлю, — всё захвачено, всё осквернено корыстью, загажено пропагандой разврата и насилия, всё покрыто коростой пошлости. Вроде свершена победа над Россией, над русским образом жизни, а что-то унылы победители, всё в тревоге, всё в надрыве, всё в ожидании справедливого возмездия. А как без этого кошка скребёт на хребет.

Большевики, коммунисты, демократы, — это люди одной породы, одних методов. Чем отличается экспроприация большевиков от приватизации демократов? Тем же, чем киллер от убийцы, проститутка от путаны, грабитель от рэкетира, то есть ничем. Сходны они и в том, что чувствуют свою чужеродность для России. Что все системы, которые перепробованы после свержения Богоустановленной власти, были для России, как корове седло. К здоровому телу России каждый раз приставлялась руководящая голова, которая не могла не болеть, ибо была в иной кровяной системе.

Именно словом, устным и письменным, происходили обольщения доверчивых душ. Вообще, доверчивость очень хорошее чувство. Этой доверчивостью русских всегда пользовались враги России. Но есть словА, обозначаемые различными частями речи, и есть СЛОВО, Которым всё создано. А словоизвержения политиков, звучащие на митингах, льющиеся из голубой помойки телеэкрана, печатающиеся в газетах, они, вроде бы, русские, но действие их кратко. Почему? Ответ один — бездуховны. Ну, кто поверит, например, разным Хакамадам, Гинзбургам, Немцовым, если они против преподавания Основ православия в школе. Или писателю, который взялся обустраивать Россию, а до этого долго разрушал её.

В русском слове есть тайна. Она в любви к родине. Любишь Отечество — слово доверяется тебе, позволяет использовать его, оно соединяет твое сердце с сердцем читателя. Не любишь Россию, и пиши, и долдонь сколько угодно, — всё улетит на ветер, это не слова, а высохшие их оболочки. Говоришь, что пишешь правду, но правда без любви — это жестокость. Слова, рождённые расчётливым мозгом и хитрым языком, не были в сердце, не управлялись молитвой, кто же им поверит? Язык без костей, им мелет Емеля. Пока его неделя. Язык определяется в Писании как «прикраса неправды».

Но язык русского писателя, а в идеале, всякого пишущего на русском языке, это не язык политиков, не язык дипломатов, которые договорились до того, что язык дан для скрывания своих мыслей, это свидетельство для вечности о времени, которое судьбой досталось писателю и которое он обязан правдиво и доказательно описать. Так и было, когда русский язык служил игумену Даниилу, Афанасию Никитину, Иосифу Волоцкому, Игнатию Брянчанинову, Данилевскому, Феофану Затворнику, Ломоносову, Державину, Тихону Задонскому, Димитрию Ростовскому, Крылову, Пушкину, Тютчеву, Гончарову… Список огромен. Русская литература заняла и уже всегда будет занимать ведущее место в мире. Но западный мир впал в опасное заблуждение, изучая историю России по художественным произведениям. Для православной страны понятие истории особенное. Есть одна история — мир или приближается ко Христу или удаляется от Него. Остальные события человеческой жизни только прикладные к этому выстраданному Россией правилу.

Что есть духовность языка? Это его наполненность святостью. Это служение спасению души. Дух — третья Ипостась Святой Троицы, то есть это Господь. Для творческого человека слово «одухотворённость» означает не просто вдохновение, а состояние души, когда цель работы — снискание Духа Святаго.

Поиски духовности вне Христа обречены. Они ведут не просто в тупик, а в погибель. Они не только безполезны, это в лучшем случае, но и опасны. Вспомним Врубеля, Вольтера, Батюшкова, Гаршина, да многих, закончивших жизни схождением с ума. А сколько писателей и поэтов уже в наше время сошло с ума, покончило с собой, просто спилось. Это и есть следствие обезбоженности.

Только что был в Перми на очередных Днях памяти Виктора Астафьева и воочию видел, как ловкие либералы используют наследие писателя только того периода, когда его бесы попутали, чувствуют родное. Была и встреча с молодыми писателями, очень меня удручившая. Во-первых, они сразу потеряли ко мне интерес, когда я заговорил о жертвенности нашей профессии, о воцерковлении, а, когда узнали, что я уже не главный редактор, то есть по их мнению, уже никто, тем более. Но ведь и я потерял к ним интерес, когда прислушался к их общению. Это был великий и липучий язык периода демократии в России. Флешки, сайты, смайлы, ворды, принтеры, модем, виндос, в общем, сплошной спам, при котором их глючило, да и я стал зависать. Доконали вопросом: сам ли я занимаюсь маркетингом и менеджментом. Какой вывод? Пока Россию не на кого оставить. Пишут нынешние молодые, в отличие от классиков, не от руки, так что пока совсем от рук отбились.

Одухотворённое слово не отыщешь листанием словарей, оно в тебе с детства, от бабушек по отцу и по матери, от реки и леса, от первых слёз, от первой любви, оно, чистое и родниковое, оно в тебе, но как достать его из-под завалов последующей жизни? Вспомним: «Здесь узрела душа Ферапонта что-то Божье в земной красоте». То есть красота уже была, и её видели многие, но разглядела её душа святого. Возможно ли это для нас, смертных тварей Божиих? Возможно ли с нами чудо слышания диктующего с небес голоса? Да, если человек выйдет с ними на связь, то есть будет воцерковлён. Отрадно, что количество употребляющих на письме христианскую лексику растёт, но оно опережает число православно живущих, а надо бы наоборот.

Есть выражение, которое стало заштампованным шаблоном: красота спасёт мир. Под этим лозунгом проводятся конкурсы всяких мисс вселенных, где их измеряют как лошадей для продажи. Да, эти красотки красивы, но их голая красота никого не спасает, а только развращает.

Россию спасёт святость.

Святость — главное слово, хранящее Россию. И общий период русской литературы это утверждает. Русская литература спасена тем, что жила совестью народа. А совесть — это глас Божий в человеке и обществе. Русские писатели вышли из народа, но не ушли от него. Вместе с ним печалилась и радовались, берегли его святыни. Писатели первыми выступали за возрождение храмов, пример — храм Христа Спасителя в Москве, первый председатель его Совета Владимир Солоухин, и храм Василия Белова в Тимонихе и распутинский храм в Усть-Уде на Ангаре, и прославление великого воина Феодора Ушакова в лике святых, и десятки видимых примеров и сотни и тысячи невидимых, ибо жертвы и подвиги для спасения души свершаются тайно…

История с оскорбительным отношением к Дому писателей показывает, насколько ещё наше правительство далеко от понимания важности Слова для России. Нравственностью, а не банками определяется мощь Отечества. Недавно в Москву третий раз была принесена икона святителя Николая Великорецкого из Вятки. Первые два раза её встречали цари Феодор Иоаннович и Иоанн Васильевич. Иван Грозный лично внёс икону в Покровский собор и поставил её в алтаре, освящённом во имя святителя. Что ж у нас за такое окружение у президента, что никто не подсказал рабу Божию Димитрию, что надо было выйти навстречу всенародной святыне и поклониться ей.

А слово-обращение «Братья и сестры» означает ещё и кровное братство. И не простое, родственное, но братство во Христе. Мы же причащаемся Тела и Крови Христовых, а выше этого счастья нет ничего.

Вообще, если бы не было этого главного итога — обращения писательского творчества к поискам спасения России только на путях Православия, пришлось бы горестно вопросить: если мы такие хорошие, что же так тяжело России? Но радостно знать, что она безсмертна, что она -Дом Пресвятой Богородицы, что мы — дети Божий, братья и сестры, что время последних столетий было русским в мировой культуре и будет таковым и в новом тысячелетии.

http://rusk.ru/st.php?idar=30082

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Одинoков    23.01.2009 20:25
Истинно так, Леонид!
  Леонид Болотин    23.01.2009 19:07
Одинокову 23.01.2009 14:04. Во Славу БОЖИЮ, Владимир! Нам радость достает наша Священная История и Русская Речь (Литература)…
  Одиноков    23.01.2009 14:04
Дорогой Леонид, Вы мне доставили сегодня большую радость, спаси Христос! Мне, как человеку весьма интересующемуся Пушкиным, открылись в Ваших словах удивительные вещи, о которых я прежде не слыхал. Воистину, и преп.Серафим, и Пушкин, которого, как известно, во время большевицкого беснования пираты от литературы хотели выбросить с "корабля современности" – они оба ещё скажут своё живое слово для России!
  Леонид Болотин    23.01.2009 03:12
Одинокову 23.01.2009 00:15. Да, еще, чуть не забыл, Владимир! Из мемуарной литературы о Пушкине известно (об этом свидетельствуется неоднократно, точно помню, что в воспоминаниях Нащокина это есть), что в последние годы своей жизни Поэт любил приветствовать друзей и знакомых при встрече: «Радость моя!»
Была ли эта встреча на перепутье? Сие, конечно, великая тайна! Как и те тайны, о которых Вы пишите… Ничего утверждать не могу. Но первое впечатление от первого паломничества в Дивеево. Арзамасский вокзал в начале Великого Поста 1985 года: раннее-раннее утро, на здании вокзала надпись «СССР — величайшая железнодорожная держава», а возле вокзала стоят два рейсовых «Пазика» — на одном написано «Дивеево», на другом — «Болдино»… Мы поехали в Дивеево…
  Леонид Болотин    23.01.2009 02:57
Одинокову 23.01.2009 00:15. А почему не встретились, Владимир?

И шестокрылый Серафим
На перепутье мне явился…

Во время знаменитой холеры Александр Сергеевич был в Болдино (верст сорок-пятьдесят от Сарова). Пытался уехать в Москву и застревал на кордонах. А Батюшка Серафим тоже в это время ездил по Арзамасской округе и собирал милостыню для монастыря, пропитание. Из-за отсутствия паломников братия бедствовала и даже была угроза голода. И Батюшка Серафим тоже натыкался на холерные кордоны. Об этом, кажется, есть в «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря», но об этих поездках Серафима читал я сам, если не в «Летописи», то может быть у Поселянина или у Денисова. Правда «Пророк» был написан Пушкиным раньше, но поэты тоже по-своему пророчествую, вот и напророчил…
Преподобный Серафим знал большинство окрестных помещиков, и они его знали. Он просил из их библиотек книги и журналы, большей частью светские, чтобы знать об умонастроениях Российского общества. Поэтому он был так сведущ в вопросах масонства и так осознанно боролся с этой заразой. Из духовных деятелей первой трети XIX столетия в этом подвиге его можно сравнить только с Архимандритом Фотием. Преподобный Серафим прочитал тысячи книг, читал он очень быстро, по нескольку книг в день за два-три часа досуга, благодаря этому он был одним из начитаннейших людей эпохи. Об этом тоже есть свидетельства. Сам я их не читал, но мне пересказывал такое свидетельство современника известный издатель Михаил Евгеньевич Шкатов («Отчий Дом»), сотрудники которого (да и он сам) провели большие архивные изыскания материалов, связанных с Преподобным Серафимом. Вот так «Серахвим»-простец! Ай да Пушкин!
  Lucia    23.01.2009 01:33
А потом и музы… того…
  Одиноков    23.01.2009 00:15
"Потом расцвели искусства… не потому ли что вера угасла…"

Спорное заключение. В одно и то же время жили и творили – каждый своё, разумеется – два великих (каждый, конечно же, по-своему) русских человека – преподобный Серафим и Александр Пушкин. Первый – самый, быть может, великий русский святой, явление которого содержит и для будущего России немалую тайну. Второй – "солнце русской поэзии", миссия которого в русской литературе и – шире – в культуре нашей – ещё до конца не постигнута.
Впрочем, и Вы по своему правы, ибо эти двое так ни разу и не встретились, а Пушкин, возможно, даже и не слыхивал о преп.Серафиме…
  Леонид Болотин    23.01.2009 00:00
О Красоте. Священномученик Дионисий Ареопагит Парижский в своем трактате «О Божественных Именах» в названии четвертой главы перечисляет некоторые Имена БОГА: «Об именах "Добро", "Свет", "Красота", "Любовь", "Экстаз", "Рвение", о том, что зла не существует, что оно не от сущего и не в числе сущих».
Там в седьмой подглавке написано:
«7. Это Добро воспевается священными богословами и как Прекрасное, и как Красота, и как Любовь, и как Возлюбленное, и другими, какие только есть, благолепными применяемыми к Богу наименованиями сообщающей красоту благодатной зрелости.
Прекрасное и Красота не должны различаться в Их все воедино собирающей Причине. Ибо разделяя Их применительно ко всему сущему на причастие и причаствующее, прекрасным мы называем то, что причастно Красоте, а красотой — причастие к делающей красивым Причине всяческой красоты. Сверхсущественное же Прекрасное называется Красотой потому, что от Него сообщается собственное для каждого очарование всему сущему; и потому, что Оно — Причина благоустроения и изящества всего и наподобие света излучает всем Свои делающие красивыми преподания источаемого сияния; и потому что Оно всех к Себе привлекает, отчего и называется красотой; и потому что Оно все во всем сводит в тождество. Прекрасно же Оно как всепрекрасное и как сверхпрекрасное и вечно сущее одним и тем же образом и постоянно прекрасное; "не возникающее и не исчезающее; не возрастающее, не убывающее; не в чем-то одном прекрасное, а в чем-то другом безобразное; ни в одно время такое, а в другое время другое; ни по отношению к одному прекрасное, а по отношению к другому безобразное; ни здесь одно, а там другое; ни кому-то прекрасное, а кому-то не-прекрасное" (Платон, Пир 211 см.), но как Само по Себе с Самим Собой единовидное, вечно пребывающее прекрасным; и как преизбыточно и заранее в Себе имеющее источаемое Им очарование всего прекрасного. Ведь в простой сверхъестественной природе всяческой красоты всякое очарование и все прекрасное единовидно предсуществует как в причине. Из этого Прекрасного всему сущему дано быть прекрасным в соответствии с собственным логосом; и благодаря Прекрасному происходит сочетание, любовь и общение всех; и все объединяется Прекрасным; и Прекрасное есть Начало всего как творческая Причина, все в целом и движущая, и соединяющая любовью к собственному очарованию; Оно и Предел всего, и Возлюбленное – как доводящая до совершенства Причина, ибо ради Прекрасного все появляется; и Образец, ибо в согласии с Ним все разграничивается. Потому и тождественно Добру Прекрасное, что по всякому поводу все стремится к Прекрасному и Добру, и нет ничего такого в сущем, что не было бы причастно Прекрасному и Добру. Слово осмелится даже сказать, что и не сущее причастно Прекрасному и Добру, ибо и оно – Прекрасное и Добро тогда, когда сверхсущественно – по отъятии всего – воспевается в Боге. Это единое Добро и Прекрасное единственно представляет собой Причину всего множества прекрасного и доброго. Из Него – все сущностные существования сущего, соединения и разделения, тождества и различия, подобия и неподобия, общности противоположностей, несмешиваемость объединенного, промысел высших, взаимосвязь равных, обращения низших, свои у всех защищающие их неподвижные обители и пребывалища, и также всех со всеми – с каждым особое – сообщение, приноровление и несмущаемое содружество; и согласованность целого; растворенность в целом; и неразрешимый союз сущего; неиссякаемое преемство возникающего; все состояния покоя и движения, свойственные умам, душам, телам. Ибо покоем всех и движением является то, всякий покой и всякое движение превышающее, что внедряет каждого в его собственный логос и движет сообразно собственному движению».
http://www.hesychasm.ru/library/dar/tname.htm#gl4.
К сожалению перевод не совсем удачный: филологический — нецерковный, кажется, Г.М.Прохорова. На сайте не указано чей, но по духу похоже на Прохорова. Явные ляпы подчеркнул. Увы, нет под рукой церковно-славянского перевода. Там просто — песня! Но смысл Дионисиева текста даже в этом «кондовом» варианте достаточно понятен.
Видимо, и сам Феодор Михайлович Достоевский, и его восторженный персонаж, произнесший: «Красота спасет мир», в первую очередь имели в уме БОГА, говоря о Красоте, как об одном из Имен БОГА…
Конечно, Дорогой о ГОСПОДЕ Владимир Николаевич, люди, глумящиеся над БОГОМ, глумятся и над Красотой… Но БОГ все же спасает и спасет Россию и мир, СВОЕ творение — Красотой, Добротой, Любовью!
Царь — Солнце России, Россия — Владыка Вселенной!
Владыка в смысле Архипастыря, а не диктатора…
  Дмитриев Павел Иванович    22.01.2009 22:19
"Россию спасёт святость"
Святой – значит отдельный. Значит отделиться – в том числе и от мировой культуры. Как в ее потоке возникнуть святости…
А писатели мельчают, так вера пришла на Русь… Когда на Руси цвела православная вера – музы молчали…Видать не больно нужны были…Потом расцвели искусства… не потому ли что вера угасла…
  Провинциал    22.01.2009 16:29
Я думаю под словами большевики, коммунисты – говорится не о простых людях, воспринявших лжеидею и лжеучение и искренне пытавшихся воплотить эти несостоявшиеся идеалы в жизнь, а об их идейных руководителях, иудеобольшевиках, сознательно рушивших великую Россию, которую они ненавидели. Некоторые из них даже в анкетах написали: иудеского вероисповедания. И это при атеистическом строе! Но их тогда не наказали.
А без искреннего заблуждения простых и честных людей не было бы победы большевизма. Но большевизм себя исчерпал, и ему на смену пришла т.н. "демократия" с ее безудержным обманом и воровством, с беззаконием . Поэтому считаю, что Крупин говорил отнюдь не о наших отцах, заблудших и обманутых, а о их духовных лжевождях.
Без Бога любая идея – лжеидея.
Блаженная Полюшка Рязанская говорила как-то видимое духовными очами: "В соседнем селе коммуниста хоронят, а ведь как он просиял перед Богом (которого не знал). Всю жизнь честно отдал людям!"
Так это или нет – не нам судить. Вряд ли какой либерал удостоится таких слов, ведь либерализм – это и эгоизм одновременно.

Страницы: | 1 | 2 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru