Русская линия
Русская линияПротоиерей Владимир Корецкий12.04.2008 

Сестра наша, Беларусь
Паломнические заметки. Часть 5

Часть1
Часть 2
Часть 3
Часть 4

ХАТЫНЬ


22 марта наша Церковь празднует память сорока мучеников Севастийских. Шестьдесят пять лет назад каратели выбрали именно этот день для уничтожения белорусской деревни Хатынь. 22 марта 1943 года здесь было сожжено 149 человек. Едва ли можно объяснить этот выбор случайностью.

Мы знаем сейчас, что Великая Отечественная война была не просто войной Германии и СССР, не просто столкновением коммунистической идеологии с фашистской, но ещё и (а, вернее, прежде всего) Третьего Рейха с Православной Русью.

И в трагедии Хатыни, помимо цели устрашения, просматривается исподнение фашистскими палачами некоего страшного оккультного действа.

Протоиерей Владимир Корецкий в ХатыниНо Бог поругаем не бывает. Воистину, только Божиим Промыслом можно объяснить, что в Белоруссии, превращенной в первую атеистическую республику Советского Союза, среди 186 сожжённых немцами деревень, в качестве символа была выбрана деревня, уничтоженная именно в день памяти сорока мучеников Севастийских.

Именно здесь был воздвигнут Мемориальный комплекс, здесь было устроено кладбище сожжённых белорусских деревень. А скоро, как говорил нам митрополит Филарет, здесь будет воздвигнута и часовня.

Пока же, как и в Беловежской пуще, мы молились прямо под открытым небом. Но если там, среди великолепной природы нами прочитывались ежедневные молитвенные правила, то здесь, в окружении скорбных мемориальных камней, мы отслужили панихиду по всем невинно убиенным и замученным.

Сооружение же часовни, по-видимому, и завершит ту мистическую борьбу Православной веры с оккультным злом, которая завязалась здесь более шестидесяти лет назад, когда каратели начали сгонять в сарай на краю деревни безвинных страдальцев — женщин, стариков и детей…

Каратели… Это слово часто повторяла интеллигентная женщина средних лет, проводившая для нас экскурсию по Хатынскому мемориалу. Говорила она спокойно и ровно, но от этого ощущение трагедии произошедшего только усиливалось. Трудно передать нашу боль и скорбь. Люди, уже во многом утратившие сентиментальность, — мы плакали, не стыдясь своих слез. И все же… Я обратил внимание, что в рассказе экскурсовода почти не звучали слова «немцы», «оккупанты». Этот факт, равно как и тот, что в последнее время я узнал о трагедии белорусского села многое из того, что прежде пытались замалчивать, заставил меня задать вопрос: «Скажите, а ведь у карателей, как и у всех подлецов и негодяев, была национальность. Кем же были хатынские каратели?»

Женщина смутилась. Зная, что мы из Украины и, по-видимому, не желая вносить дискомфорт в наше душевное состояние, она тихо произнесла: «Да вы не волнуйтесь, там ведь были еще и белорусы, и русские». От прямого ответа, короче, экскурсовод уклонилась. Но мы все и так поняли. А последующие расспросы подтвердили, что Хатынь действительно сжег входивший в зондеркоманду СС полицейский батальон, сформированный в Киеве. Кстати, все очень логично: эсесовцы были «белой костью», элитой Третьего Рейха. Им не нужно было мараться, сгонять людей в одну хату, собирать солому, поджигать — достаточно было дать команду своим холуям из «недочеловеков».

Я против обвинения целого народа. В конце — концов, «у каждого народа — свои гады», — как писал поэт. Но я думаю, читателю не стоит объяснять, как воспринимают в Беларуси происходящую у нас реабилитацию ОУН-УПА и превращение лидеров этой и других подобных организаций в «национальных героев».

Пронизывающий холодный ветер гуляет на Хатынском поле, завивает серую позёмку возле бетонных труб сгоревших домов.

Как важно уяснить, что укрыться от этого ветра нашей общей беды, от этого холода нашего общего горя, можно только вместе…

* * *

Вот и настало время подвести итоги. Мои заметки носят конспективный характер. Может, когда-нибудь Бог даст, получится расширить их и издать в виде брошюры. Конечно, очень хочется приехать на белорусскую землю снова… И приезжать туда как можно чаще. Если выразить мои впечатления короткой фразой, то она будет звучать так: «Я ожидал, что будет хорошо. Но не мог подумать, что будет так хорошо».

На фоне всеобщих разочарований и крушений надежд, Беларусь и впрямь выглядит каким-то светлым пятном, островком, оазисом. Удивляться приходилось многому и буквально на каждом шагу. Прежде всего — неподдельной, нельстивой, искренней любви белорусов к своему лидеру. Этой земле вообще повезло с вождями. Еще в советское время, помню, обратил внимание, как отличалось лицо лидера компартии Белоруссии П. М. Машерова от других советских партийных руководителей. Сквозь официальные портреты и фотографии просвечивалась настоящая человечность. Знаю (и встретил этому многочисленные подтверждения), что Машерова также по-настоящему любили на этой земле. Память о нем тепло хранят в Бресте — городе, откуда Машеров был призван на работу в Минск. А сотрудники музея в Хатыни, указав на его фото на стенде, произнесли: «А вот наш Петр Миронович». Когда лидера, которого нет в живых уже более четверти века, называют так по-доброму, сомнений искренность людей не вызывает. Кстати, гибель этого человека в автокатастрофе до сих пор обсуждается, и у подавляющего большинства не вызывает сомнения, что популярный и любимый народом политик был просто убит.

Но вернемся к лидеру нынешнему. Если посмотреть на то, как показывается его образ в современных СМИ, то перед нами совсем не привлекательная фигура. «Последний восточнославянский диктатор», «человек с непомерными амбициями и психологией председателя колхоза» — подобными характеристиками А. Г. Лукашенко награждается регулярно. К счастью, лично я и люди моего круга выработали четкие критерии: особую злобу и ненависть у «демократических» хозяев газет и экранов вызывают именно нормальные люди, нормальные лидеры. Здорово, видать, задел их Лукашенко, не желающий вести свою страну по курсу, навязываемому из-за океана.

Итак, первый главный вывод. Беларусь — свободная независимая страна с крепким волевым руководителем, главной целью которого является обеспечение благосостояния народа. Курс на сближение с Россией объясняется не просто симпатиями Лукашенко (они безусловно имеются, но не ими он руководствуется), а выражением воли большинства белорусского общества. Таким образом, строя союзное государство, президент Беларуси поступает именно как свободный независимый лидер, выполняющий волю своего народа. Как же не похожа эта ситуация на положение в Украине, где часто принятие важного политического решения становится уделом группы находящихся у власти политиков.

Второе. Беларуси сегодня трудно. Как я уже сказал, и саму страну, и ее лидера СМИ замечают, только тогда, когда нужно поговорить об антипрезидентской оппозиции, показать всевозможные митинги протеста (которые, в большинстве своем, инициируются из-за рубежа). Телевидение и пресса молчат обо всем добром и хорошем, что происходит на белорусской земле. К сожалению, не способствует прорыву информационной блокады и Россия — страна, которую в Беларуси не просто считают союзником, но и намерены в определенном будущем объединиться с нею в единое государство.

Во время нашего пребывания в Беларуси по местному телевидению прошло сообщение, что авторитетная международная комиссия признала Минск лучшим европейским городом по устройству городского ландшафта. Позже сотрудники Совета Министров подтвердили этот факт, сказав, что неоднократно встречались с положительной оценкой обустройства столичного города со стороны различных гостей из Западной Европы. «Ваше преимущество, — говорили те, — в наличии сильной муниципальной власти и большом местном бюджете, благодаря которому можно планировать в Минске целые ландшафты площадей, улиц, парков и т. д… У нас же городские территории находятся в собственности разных лиц, которые заинтересованы обустраивать только свои личные участки». Факт, достойный уважения и признания. Но телевидение и пресса (небелорусские) молчат. Зачем? Это вот если бы кучка студентов вышла в центр Минска покричать и похулиганить — тут же бы явилась сотня корреспондентов.

Ранее я уже писал про чудесный белорусский хлеб, другие основные продукты питания, которые производятся на натуральной основе. Ну почему, казалось бы, не уделить этому вопросу пристальное внимание, не перенять местный опыт? Да просто — не похвалить белорусское руководство, не желающее отравлять свой народ? Куда там… Или впрямь наша свободная пресса свободна только от чести, совести и здравого смысла?

Кстати, чтобы не выглядеть односторонними, скажу, что мы специально старались встретиться и с людьми, которым политика Лукашенко не нравится. Так сказать, для объективности выслушать и иную сторону. Доводы противников не убеждали. Часто выглядели вполне смехотворными, а то и явно играли на руку действующему президенту. Так один из наших собеседников сказал, что просто ненавидит Лукашенко зато, что, заняв, на его взгляд, очень выгодное место (руководство крупной строительной фирмой) он не может при этом президенте… воровать! При прежней власти, он дал много взяток, чтобы сесть в такое кресло. Но как только место он получил — к власти пришел Лукашенко, который ему все «наломал». Теперь «на сторону» не пустишь ни кирпичика, ни гвоздика. Приходится существовать на одну зарплату.

Обижался на Лукашенко человек, оштрафованный за то, что жарил с друзьями на природе шашлыки. Этому я посоветовал приехать летом в Одессу и посмотреть на полностью выжженные склоны над морем — работу любителей такого рода пикников. Были недовольства запретами мыть в водоемах машины и подъезжать на них к воде ближе, чем на двадцать пять метров (за все это также следуют штрафы) — на наш же взгляд, здесь проявляется необходимая забота об экологии. Жители сельской местности, например, ворчат на правящий режим за то, что чернику в лесу разрешено собирать только руками (запретен варварский метод сбора «гребенкой», когда из земли вырываются и листья, и корни растений). Кое-кому очень не нравится, что в лесу нельзя самому набирать березовый сок. Для этой цели иди в лесничество — и получай его в банках. Однако и здесь, убежден, нет никакого самодурства. Любой из этих запретов объясняется интересами поколений, которые еще будут жить на земле, и попыткой выбить из сознания обывателя лозунг «После нас — хоть потоп!»

Интересно, что очень многие из критиков признают, что в Беларуси невысокие коммунальные платежи, качественные продукты питания, спокойная криминогенная ситуация. Один такой «ворчун» вез меня из Бреста в Ковель и сам обратил мое внимание на то, что закончилась Беларусь — и началась Украина. Автомобиль стало подбрасывать, поскольку трасса пошла с выемками, а по краям дороги, вместо аккуратно засеянных полей, появились пустыри (и то, и другое на белорусской земле сегодня невозможно). Но что характерно: все они считают подобные достижения как бы «в порядке вещей» и убеждены, что это было бы и при другой власти. Так что, — рассуждают они, — Лукашенко, в принципе, можно терпеть. Но будет лучший претендент — проголосуем за лучшего.

Ох, как бы с такой обывательской психологией, нежеланием благодарить Бога за Его великие милости, не оказаться в положении старухи из знаменитой сказки Пушкина. Той тоже царского дворца мало оказалось — и в итоге очутилась она вновь у разбитого корыта.
Протоиерей Владимир Корецкий,
Заведующий Информационным отделом Тульчинской епархии Украинской Православной Церкви Московского Патриархата

(Окончание следует)

http://rusk.ru/st.php?idar=112673

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru