Русская линия
Русская линия30.10.2007 

Эвриканец Адамский
Из серии «Разрушители российского образования». Часть 3

Часть 1
Часть 2

Адамский будет бороться с любым присутствием православных ценностей в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях. Он и ему подобные считают российскую светскую школу уже вполне своей вотчиной, где можно делать все, что им угодно, сообразуясь только с планами и одобрением зарубежных руководителей внешнего управления. Поэтому определенной неожиданностью для Адамского и его компании был выход в 2002 г. упоминавшего выше письма Министерства образования с Примерным содержанием образования по учебному предмету «Православная культура».[1]

Отметим, что это пока единственный содержательный материал по православной культуре для системы общего среднего образования, подготовленный высшим российским исполнительным органом власти в сфере образования совместно с представителями Церкви за весть постсоветский период. Единственный материал за уже почти 20 лет жизни нашего общества без атеистического государства! Само по себе это ненормально и говорит о практически полном и продолжающемся сознательном исключении Церкви из сферы образования. Но, тем не менее, даже это событие вызвало тогда просто истерику у Адамского, некоторых других воинствующих атеистов и русофобов. Они реагировали на него просто как быки на красную тряпку или вернее как черти на ладан.

«Другой пример, наиболее известный, — уже ставшее нарицательным письмо министра В. Филиппова с рекомендацией ввести учебный предмет „Православная культура“ во всех классах средней школы. Чем больше сегодня оправдывается министр, вместо того чтобы найти в себе мужество отозвать письмо, тем больше становится ясным, что на принятие решения никак не влияют ни общественные обсуждения, ни многочисленные советы и экспертные институты… Мы провели специальную проверку — ни профильные управления министерства, ни Федеральный экспертный совет, ни Российский совет развития образования, ни даже послушная во всех отношениях Российская академия образования, ни тем более региональные управления образования — никто не участвовал в обсуждении этого решения. А ведь не каждый день рассылаются такие письма и принимаются такие решения. Это даже посильнее ГИФО или ЕГЭ. Из-за них, во всяком случае, межрелигиозных конфликтов не возникнет. Интервенция православия в школу — просто самое заметное решение ведомства». [2]

Как почти во всяком выступлении Адамского, и здесь полно лжи и провокаций. Провокацией было запугивание Филиппова и подталкивание на противозаконное и глупое действие — отзыв письма. Ведь именно потому, что это ведомственное информационное письмо, а не приказ министерства, оно никого ни к чему не обязывало, было просто информацией для желающих ею воспользоваться. И отозвать его законным путем было просто невозможно, как нельзя отозвать информационное сообщение в СМИ о вчерашнем дожде — где и сколько выпало осадков, какова была сила ветра и т. д. Так и здесь. Это была просто информация. В школах где-то вводятся курсы по выбору о православной культуре, знания о православии включаются в учебный процесс по гуманитарным дисциплинам — вот, можно воспользоваться перечнем, номенклатурой таких знаний по разным сферам православной культуры (мораль, искусство, история Церкви и др.). Причем не придуманной атеистами или чиновниками, а разработанной с участием как ученых, так и представителей Церкви и одобренной Церковью. И никто не скрывал этой работы. Решение о такой разработке было принято на основе предложений с мест работавшим тогда Координационным советом по взаимодействию Минобразования и Церкви, публично и открыто на его заседаниях, проходивших, в том числе, и в самом Министерстве образования.

Прямой ложью было утверждение Адамского о том, что указанное письмо содержало рекомендацию «ввести учебный предмет „Православная культура“ во всех классах средней школы». Ни про какое обязательное введение преподавания православной культуры во «все классы» речи не было. Говоря о том, что письмо рекомендательное, содержало «рекомендацию», Адамский также обманывал людей. Никакой рекомендации там не было. Там было дано описание области знаний о православной культуре («примерное содержание образования»), которое было согласовано с Русской Православной Церковью. Было это сделано для ориентации в этом содержании управленцев и педагогов, авторов учебных программ и пособий в регионах. В помощь всем тем, кто работал и работает над такими учебными курсами. Там не было даже никакой примерной или типовой программы по курсу ОПК, хотя любой педагог знает, что по одной только учебной программе преподавать нельзя, нужны учебники, пособия. Трудно предположить, что в течение многих лет «работая» в сфере образования, Адамский мог совсем не понимать разницу между информационным письмом и конкретными рекомендациями, которые оформляются ведомственными приказами.

Адамский здесь же сообщает, что какие-то «мы» провели какую-то «специальную проверку» (кто он такой, чтобы проводить проверки?) и выяснили, что структуры, функционирующие под контролем «эвриканцев» или с представительством эвриканцев, к этому письму не имеют отношения. Но для этого не надо было проводить проверки. Адамский ведь и сам не имеет никакого отношения к православной культуре, поэтому и все его структуры и эвриканцы в любых других структурах тоже не имели к этому отношения. Что касается других указанных организаций, то упоминание о ФЭС здесь вообще ни к чему, он не имел функции готовить или обсуждать информационно-методические письма министерства. Не соответствуют действительности и его претензии, с попутным, между делом, оскорблением, в адрес РАО. Известно, что в подготовке и экспертизе данного материала участвовали не только специалисты из РАО, но и из ряда других научных центров в Москве и в регионах. Принципиальное решение о разработке и выпуске такого материала, как уже сказано выше, открыто принималось на одном из заседаний Координационного совета по взаимодействию РПЦ и Минобразования, действовавшего в то время и не было никаким секретом. Может быть, Адамский и знал об этом (узнать такие вещи для эксперта не составляло труда), но в таком случае в приведенной выше цитате сознательная ложь. Если же все это прошло мимо внимания Адамского — значит, такой он «эксперт».

А.И. Адамский всячески стремится тогда, в 2002 г., нагнетать обстановку, используя запугивания межрелигиозными конфликтами. Но такие запугивания были совершенно беспочвенными, они собственно, только и провоцировали у некоторых людей непонимание, недоразумения, которые были вскоре сняты другим письмом в феврале 2003 года. В нем еще раз для тех, кто не желал читать первое письмо, было определенно сказано о добровольном изучении курсов православной культуры. Но и после этого Адамский не успокоился, продолжал и продолжает врать вплоть до настоящего времени, что письмо от 2002 г. вводило обязательное изучение в школах православной культуры.

В другом издании А.И. Адамский также стращал народ:

«В последние годы в образовании сформировалось два возможных направления: либо школа становится основой гражданского общества, либо в ней культивируется принцип „православие, самодержавие, народность“. Минобразование и Российская академия образования выбрали судя по выпущенному циркуляру путь православной тоталитарной школы, в которой как в инкубаторе возрождается общество единоначального послушания и самодержавного православия. При этом министерство утверждает, что „культура России исторически формировалась под воздействием Православия, и все ее сферы глубоко связаны с Православием"… Но если такая связь провозглашается, то единственная возможность ее утвердить — насилие и подавление остальных культур…

Введение же преподавания одной из конфессий, фактически „Закона Божьего“, препятствует прежде всего самоопределению личности, создает правовую коллизию относительно прав граждан не православного вероисповедания и уж тем более не адекватно современному уровню знаний и современной картине мира. С моей точки зрения — это грубое нарушение принципа светскости образования и свободы в образовании… Убежден, что введение в школах „Православной культуры“ превратит светскую школу в религиозную. Теперь представьте себе, как на это отреагируют представители других традиционных конфессий, особенно радикалы из их числа. Сколько тяжелых конфликтов спровоцирует этот циркуляр!“. [3]

Гражданским обществом у нас в России, по Адамскому, является только сообщество лиц, подобных ему, не имеющих никакого отношения к русскому народу и Православной Церкви. Православных людей, он не берет в расчет, уже как бы исключил из российского общества.

По существу его критики „циркуляра“ — так он называет письмо с Примерным содержанием образования по учебному предмету „Православная культура“ — все опять сплошная ложь. Никакой это не циркуляр, ничего он не вводил, тем более не водил преподавание чего бы то ни было, поскольку содержание образования в принципе не может использоваться для преподавания. Можно было бы подумать, что Адамский просто не читал этот материал, но вот же он цитирует выдержку о культуре России, значит, наверно, читал. Читал, но все равно нагло врал. Согласно Современному словарю иностранных слов, циркуляр — это письменное распоряжение, рассылаемое подведомственным учреждениям или подчиненным должностным лицам [4]. Письмо Министерства образования Российской Федерации от 22.10.2002 N 14−52−876 ин/16 было не распоряжением (приказом), а информационным письмом. Адамский намеренно осуществлял эту подмену, чем публично провоцировал вражду людей, которые бы ему поверили, к Церкви, православным христианам. Введение курса „Православная культура“ на основе добровольности выбора, о чем неоднократно заявлял тогда Филиппов, не может нарушить принцип свободы в образовании. Это как раз Адамский тогда грубейшим образом нарушал принцип свободы в образовании, дискриминационным образом отказывая русским детям в праве на приобщение к ценностям родной для них религиозной культуры даже на основе добровольности выбора.

Принцип светскости образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях выпуском этого письма, как собственно и введением этого курса там, где для этого есть условия и желающие, не нарушается. Зато напрямую посягает на этот принцип сам Адамский, навязывая россиянам свое дикое оккультное эвриканство.

Таким образом, Адамский тогда намеренно водил общественность в заблуждение, запугивая обязательным изучением курса „Православная культура“ (как и некоторые другие такие же провокаторы и лжецы в 2002 г.). Провоцировал вражду заявлениями о том, что возможность изучения православной культуры, которая только „провозглашается“, требует для своего утверждения насилия и подавления остальных культур. Запугивал, сам провоцировал и опять врал, что данное письмо вызовет множество „тяжелых конфликтов“.

Никаких конфликтов оно не вызывало и не вызвало позже, кроме спровоцированных Адамским и ему подобными распространителями ложных мнений о том письме, его статусе и содержании.

Адамский опять здесь врал и о том, что „Введение же преподавания одной из конфессий, фактически „Закона Божьего“, препятствует прежде всего самоопределению личности“, — почти в каждом слове. Не было никакого „введения“, не утверждалось, что можно изучать культуру только „одной из конфессий“. А что касается православной культуры как препятствия для самоопределения личности, то и здесь совершенно наоборот. Напротив, изучение в школах ОПК и есть пример самоопределения части граждан нашей страны, желающих, чтобы их дети систематически изучали православную культуру. Препятствовать же изучение православной культуры может вовлечению детей, школьников в оккультизм-эвриканизм Адамского — это и вызывает его беспокойство.

Отождествление курса „Православная культура“ с „Законом Божьим“ — также намеренная подмена А.И. Адамского. В научной педагогической и юридической литературе достаточно написано по этому вопросу. То, что он называет „Законом Божьим“ как катехизические занятия, „обучение религии“, можно проводить вне рамок образовательной программы школ в соответствии с нормами закона „О свободе совести и о религиозных объединениях“. Любой православный человек понимает, что „обучение религии“, обучение человека практическому участию в религиозной жизни, совершении Таинств — это одно. А систематическое изучение истории и культуре православия во всей их полноте (истории, словесности, художественной культуры и т. д.) в школьном классе, на уроке, без проведения богослужений, обрядов — совсем другое. Адамский и тогда уже был „экспертом“ в области образования. Что же это за эксперт, который не знает элементарных вещей о преподавании религий?

Адамский, получается, не знал этого в 2002 г., не разобрался и к 2006 г., когда также в очередной лживой публикации под характерным названием: „Православие в школе: Незнание предмета“ [5] нудно и долго доказывал, что преподавать в школах курсы православной культуры нельзя, потому что это „обучение религии“, которое надо вести только вне рамок образовательной программы.

И это несмотря на то, что в другом письме Минобразования в 2003 г. дополнительно разъяснялось, что курс православной культуры может реализовываться „а) либо как факультативный курс вне сетки часов (основных занятий), на которые записываются сами учащиеся или для младших классов — записывают учащихся их родители…; б) либо как спецкурс школьного компонента из числа предметов по выбору (при этом другие учащиеся обязательно посещают иные выбираемые ими спецкурсы из списка спецкурсов по выбору)…. Посещение учащимися школ занятий по курсу „Основы православной культуры“, в соответствии с вышеизложенным, является не только добровольным для учащихся, но и с обязательного согласия их родителей“. [6]

Может реализовываться, пишет Министерство, но Адамский не согласен. Не будучи ни известным ученым-педагогом (кандидатская только в 2003 г.), ни тем более юристом, он произвольно и искаженно трактует законодательство, ставит под сомнение массовую практику изучения школьниками истории и культуры православия, которая все более распространяется в регионах России. Учитывая отсутствие подобного рода оскорбительных оценок, нападок Адамского на представителей других религий, кроме православного христианства (преподавание ислама, иудаизма также ведется в светских школах, и этого не может не знать „эксперт“), все процитированные выше утверждения явно показывают его негативное отношение и нетерпимость именно к православному христианству. В противовес необоснованным прогнозам А.И. Адамского, большинство крупнейших централизованных религиозных организаций России отнеслось к тем министерским материалам 2002 г. вполне спокойно. И тем более, с учетом уже многолетнего опыта преподавания православной культуры в ряде субъектов Российской Федерации, указанное письмо Министерства образования и сама практика такого преподавания, естественно, не спровоцировали до сих пор никаких „тяжелых конфликтов“.

Еще фрагмент аналогичного содержания из публикаций А.И. Адамского: „Православная церковь одержала крупную победу в борьбе за школу. Министерство образования разослало во все органы управления образованием рекомендательное письмо с примерной программой учебного предмета „Православная культура“. Предмет предполагается ввести в начальной, средней и старшей школе… И конец светской школы. Удивительно, как ловко, просто виртуозно, авторы циркуляра доказывают, что преподавание фактически закона Божьего в российской школе является… подтверждением и даже развитием принципа светскости. Дело в том, что в законе „Об образовании“, в статье 2 указаны „Принципы государственной политики в области образования“. В частности, подчеркивается светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, а также свобода и плюрализм в образовании. Следовательно, для введения преподавания религии в школе, да еще в таком моноварианте — только одной из традиционных конфессий, надо либо изменить светский принцип, то есть убрать его из закона либо совершить невозможное, доказать, что закон Божий в школе обеспечивает соблюдение принципа светскости. Конечно, здесь помогает смена вывески — не закон Божий, и даже не „Православная религия“, а „Православная культура“. Хотя при чтении самой программы очень быстро приходишь к выводу о том, что это как раз закон Божий, только без обрядов и ритуалов…

При этом авторы документа полагают, что у родителей есть выбор — направлять своих детей на эти уроки или нет, как и у школ вводить или не вводить преподавание „Православной культуры“. Про школы все ясно — попробуют не ввести. Кстати, соблюдение светскости будут определять с помощью все того же методического контроля, поэтому директоров вначале будут ругать и наказывать за то, что они не вводят закон Божий, а затем за то, что не соблюдают светскость при его преподавании. А поскольку то и другое одновременно невозможно, у органов управления появляется еще один шанс затянуть гайки. Но самое тяжелое положение будет у родителей, которым предстоит выставить своего ребенка перед всем классом как „нерусского“ и не желающего изучать православную культуру. Представляете, чем это грозит? А как отреагируют представители других конфессий, особенно радикалы? И последнее. Введение еще одного учебного предмета, конечно, увеличит нагрузку на ребенка, а к любви к религии не приведет — это известно. Так что остается загадкой — кому выгодно введение религиозного обучения в школе? Точно — не детям. Введение религиозного обучения в школе выгодно кому угодно, только не детям“. [7]

В тесте снова сплошная ложь про рекомендательное письмо. Нет в письме и никакой „примерной программы учебного предмета“. Нет и никакого „моноварианта“, это придумал сам Адамский и приписал разработчикам письма. Уже и в 2002 г. в ряде регионов преподавались курсы исламской культуры, иудаизма, не знать о чем „эксперт“ Адамский просто не мог, даже учитывая его низкий культурный и образовательный уровень. Даже не выезжая далеко от Москвы, а только в своих постоянных хождениях по разным мероприятиям, педагогическим конференциям и т. п. он просто по теории вероятности должен был хоть раз столкнуться хотя бы с одним из директоров или сотрудников государственных еврейских школ в Москве. И узнать у них, что в таких светских, не „субботних“ и не синагогальных школах иудаизм в разных видах изучается всеми школьниками в основное учебное время и за счет государственного бюджета. И у них же, кстати, мог поинтересоваться, как решаются проблемы со светскостью, с детьми, не желающими изучать иудаизм, с увеличением нагрузки на ребенка, а также привитием любви к своей религии. Одновременно Адамский мог бы попробовать убедить таких педагогов, родителей школьников и даже самих детей, что изучение иудаизма в школе им „не выгодно“. И здесь можно уверенно предположить, что родители послали бы его куда подальше. А если бы он, помимо родителей, попробовал то же самое внушать их детям, то его бы послали еще суровее, не только словесно, но и вновь, как из США или Израиля в предыдущем гипотетическом примере — вышвырнули из такой школы вон. Но русские православные терпеливы, они терпят хама и его хамство.

Дети и их родители высказывают запрос на получение знаний о православной религиозной культуре, но их мнение никого не интересует, за них все уже решил Адамский. Это их детям, видите ли „не выгодно“. А выгодно (с учетом перспективы отмены всех учебных предметов по Адамскому) — только навязывание квазирелигиозной и антинаучной нелепицы эвриканизма-оккультизма! И здесь не обходится без голословных запугиваний — и „затягиваниями гаек“, и репрессиями против директоров школ, и дискриминацией нерусских учащихся. Но все это — мнимые угрозы, выдуманные Адамским. Пока что сам Адамский требует дискриминации русских учащихся и их родителей, совершенно не нуждающихся в его абсурдных идеях, но интересующихся духовной культурой своего народа.

Адамский уже как бы „приватизировал“ наше российское образование и теперь просто недоумевает, как это какая-то там Церковь (о принадлежности к которой заявляют более половины населения страны) покушается на его собственность: „… на уровне школы покушение церкви на образование становится все заметнее… Стремление руководителей образования угодить неожиданно ставшей богобоязненной власти, стремление доказать, что религиозная „модернизация“ возможна и в образовании, может обернуться резким усилением религиозной реакции, столкновением различных конфессий и их соперничеством за школу“. [8]

Опять запугивание и сталкивание лбами верующих. Это извечная мечта и практика воинствующих атеистов, чтобы верующие разных конфессий враждовали между собой. И как глумливо этот деятель выражается о „религиозной модернизации“ в кавычках, фактически говоря о возрождении религии и Церкви в нашем обществе после десятилетий тоталитарного, преступного насилия над верующими. Глумится и над верующими чиновниками, как будто плохо, если чиновник будет богобоязненным. Это в любом случае лучше, чем он будет бояться Адамского и его подрывной команды в образовании, потакать и попустительствовать им, вместо того, чтобы оградить школу от их вмешательства.

Адамский, слава Богу, пока позволяет верующим ходить в церкви и мечети: „Мировая практика уже давно нашла самый безопасный выход из этого положения: надо разрешить конфессиям иметь свои школы, разрешить сеть воскресных школ, а если отцы церкви хотят иметь непосредственный контакт с детьми — то при доброй воле родителей дети могут прийти в церковь. Или в мечеть. Или в синагогу. Или в костел“.[9]

Хорошо, но почему же тогда Адамский не приглашает детей, предварительно согласовав это с их родителями, по доброй воле родителей, на занятия по магизму-эвриканизму к себе на дом. Или в частное помещение своей „Эврики“? Зачем он лезет со своими вредительскими „фиктивно-демонстрационными продуктами“ в государственные школы? Выражение „отцы церкви“ свидетельствует о том, что Адамский вообще живет где-то не в нашей стране, так в нашей стране не выражаются. У нас он только верховодит реализацией государственной политики в сфере образования.

И в части обращения к мировой практике данное заявление Адамского также полностью не соответствует действительности, поскольку в подавляющем большинстве стран мира такая практика существует (Италия, Германия, Бельгия, Великобритания, Испания и мн. др.). Все это определяет само общество в стране, сами люди, а не Всемирный банк или оккультные секты.

Адамский пишет: „И власть, и церковь видят, что у граждан — очень высокая потребность в каком-то ином образовании. Церковь считает, что в религиозном. Но в России только 5−6% людей действительно являются верующими. Не потому что они крестятся, а потому что соблюдают религиозные законы жизни“. [10]

Вновь стремление указывать людям их место, навязывать им национально-культурную идентичность. Разделение тех, кто заявляет себя верующими, на „действительно являющихся верующими“ и прочих или на несколько столь же искусственных градаций. Используя надуманные абсурдные ненаучные критерии: „соблюдение религиозных законов“ — каких именно законов, в какой мере соблюдение? Адамский стремится ввести читателя в заблуждение, навязав мнимые представления о ничтожной численности сторонников православного христианства в нашей стране, а значит и желающих видеть преподавание православной культуры в светской школе. На каком-то понятном одному ему основании Адамский присваивает себе полномочия говорить от лица всего российского общества. Лукавит в цитате выше, что готов в этих вопросах ориентироваться на мнение российского общества. Ему прекрасно известны результаты социологических опросов, в частности по вопросу преподавания в школах курсов православной культуры. За это выступает всегда значительная часть общества — десятки процентов населения, как и где ни считай.

По мнению Адамского, вероятно, все мы, общество в России по вопросу изучения религий в школах должны прислушиваться только к его мнению и мнению подобных ему „экспертов“. Компетентно подстраиваться под тот подход, который за нас определят „модернизаторы“ российского образования, спонсируемые из-за рубежа. В некоторых выступлениях 2002 г. имеются его оговорки, из которых ясно, что он понимал, что письмо не предусматривает никакого обязательного изучения православной культуры всеми школьниками:

„Это все не имеет никакого отношения ни к духовности, ни к веротерпимости, ни к освоению культурно-исторических основ…. Здесь будет „безбожный“ вариант преподавания религии под флагом преподавания религиозной культуры. И чем больше это будет похоже на преподавание обычного школьного предмета, пусть даже и факультативного, тем сильнее будет агрессия школьников и отторжение ими религиозных основ культуры. Вот так развивается история с провокационным письмом Министерства образования о преподавании православной религии. Не дожидаясь введения целостного курса, разные конфессии начинают, опережая друг друга, вводить факультативы. Ведомство не в состоянии остановить эту опасную местную инициативу. Ситуация уже вышла из-под контроля, остается лишь надеяться, что сами конфессии примут что-то наподобие акта о невмешательстве в школьные дела. До момента разработки целостного курса „Религия“, рассматривающего не отдельные конфессии, а определенный тип духовного мировоззрения, ни одна из конфессий не должна переступать школьного порога“ [11].

Так кто в этом случае провокатор? Именно Адамский. Зная, что никакого обязательного изучения православной культуры не вводится, он врал и пугал людей „обязаловкой“, провоцировал вражду к Церкви. Ни к чему валить с больной головы на здоровую! На самом деле, истерика Адамского была вызвана именно тем, что в тот момент по данному вопросу действительно на некоторое время „ситуация вышла из-под контроля“, из-под контроля над нашей школой, российским образованием Адамского и других эвриканцев.

Далее, если он сам так уверен, что такой курс будет вызывать агрессию у школьников, отторжение — то чего же ему беспокоиться? Ничего и так не получится. Сидел бы себе спокойно и радовался. Просто выход того письма 2002 г. спутал карты Адамского и его компании, которые, уже, похоже, подрядились сочинять для российской школы какой-то целостный курс по религии с „определенным типом духовного мировоззрения“. Можно предположить — его типом мировоззрения, оккультно-эвриканским.

И почему это, спрашивается, Адамский уверен, что последователи традиционных религий народов России должны были дожидаться какого-то его „целостного курса“? Кому он нужен? Никакого единого для разных религий „определенного типа духовного мировоззрения“ не существует. Мировоззрения разных религий различаются в не меньшей степени, чем различные философские учения, а „солянка“ из разных религий нужна единицам школьников, интересующихся религией „вообще“. Тогда как родители учащихся, выражающие принадлежность или предпочтительное отношение к определенной религии (православие, ислам, буддизм, иудаизм и т. д.), заявляют о необходимости освоения их детьми знаний о традиционной для их народа религиозной культуре, неразрывно связанной с их национально-культурной идентичностью.

Заметим и здесь еще раз, что внерелигизный, фактически — антиправославный, курс по истории религий Адамский готов ввести в обязательную программу, хотя в отношении курса православной культуры, да и других учебных предметов, даже базовых, он выше доказывает, что их преподавание в школьной программе ничего детям не дает. „Дает“ для Адамского только кондовый атеизм бывших „научных атеистов“, ныне вынужденных называться религиоведами, да его собственные оккультные бредни про Гарри Поттера.

Заявление Адамского по поводу того, что преподавание знаний о православной культуре в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях не имеет „никакого отношения ни к духовности, ни к веротерпимости, ни к освоению культурно-исторических основ“, просто хамское в отношении православных, Русской Православной Церкви и не соответствует действительности. Если лично для Адамского православная культура не имеет отношения к культурно-историческим основам жизни его семьи, то для других людей, семей — имеет самое прямое отношение.

Категоричное требование Адамского, что „ни одна из конфессий не должна переступать школьного порога“, вызвано отнюдь не заботой о светском характере образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Мотивация здесь совершенно иная. Дело в том, что объединение т.н. „методологов“, к которым непосредственное отношение имеет и Адамский, воспринимает религиозные организации не столько даже в качестве конкурентов в школьной, прежде всего — учительской, среде, сколько в качестве назойливой помехи для навязывания собственной идеологии.

Адамский долго не мог успокоиться и после 2002 г., заявлял: „После того как осенью прошлого года Министерство образования спровоцировало волну религиозной экспансии в школы, общественность выступила резко против“. [12] Какая общественность? Несколько русофобов-политиканов, типа Хакамады, да околопедагогических махинаторов типа самого Адамского. Общественность на самом деле не выступала против. Педагогическая общественность в той части педагогов, которые работают по этой теме, ведут научные исследования, пишут учебники и пособия, спокойно взяла материал в работу, использовала его так, как кому представлялось удобным. И до сих пор также спокойно использует.

Заявления Адамского в процитированном выше фрагменте из его публикации в газете „Первое сентября“ о том, что под видом преподавания православной культуры будет реализован „безбожный вариант преподавания религии под флагом преподавания религиозной культуры“, голословны. Как и у всех прочих противников преподавания православной культуры, у него отсутствуют внятные и разумные аргументы против такого преподавания.

В связи с этим Адамский иногда стремится выставить себя чуть ли не душевно беспокоящимся о содержании такого курса:

„Поэтому я стараюсь оперировать только фактами и экспертными суждениями. Хочу сразу обозначить три ключевые позиции:

никакого образовательного эффекта эта инициатива не принесет, кроме скорого негативного отношения школьников к преподаванию религии;…

основной вред от такого рода инициатив — политический и социальный, слишком много обиженных и оскорбленных могут стать жертвами провокаторов.

И здесь надо обсуждать по существу три темы.

Какой резонанс в обществе вызывает стремление одной из конфессий занять лидирующее в обществе и государстве положение, не принимая во внимание существование иных вероисповеданий и мрачную историю их взаимоотношений?

Насколько идея консолидации и единения нации пострадает от введения в школьный курс обязательного изучения одной из традиционных религий и значит — ущемления в правах других традиционных религий?

Насколько обязательное изучение только православной культуры обеспечит повышение уровня нравственности, морали, хороших привычек и решение прочих благих задач в обществе?“. [13]

Характерный пример демагогии Адамского. Где факты, экспертные суждения в этом тексте? Одни домыслы самого Адамского. Домыслы опять лживые и провокационные. Он все пытается заставить обсуждать в 2006 г. какие-то „темы“, на которые ему был дан ответ еще в 2002 г. Опять талдычит об обязательном изучении православной культуры, и „только православной культуры“. И провоцирует межрелигиозную вражду, представляя историю взаимоотношений вероисповеданий исключительно как „мрачную“. В нашей отечественной истории такая оценка является, по меньшей мере, вульгарной и предвзятой.

Там же: „С моей точки зрения, введение обязательного изучения только православной культуры в школе принесет вред по следующим основаниям:

в глазах многих граждан, не только принадлежащих к другим конфессиям, но и придерживающихся светских взглядов, это ущемление их прав. И это вызовет совсем не нужное сейчас обострение межконфессиональных или межэтнических отношений;

никакого улучшения морального или нравственного климата в обществе введение нового учебного предмета не принесет.

Назовите мне хоть один пример за последние 50 лет, когда введение учебного предмета в курс средней школы решило ту проблему, на которую этот предмет был направлен? Может быть „Этика и психология семейной жизни“ качественно изменила роль семьи? Или укрепила семейные отношения? Кроме скандалов по поводу полового просвещения ничего не произошло. И даже курс „Информатика“ сделал для информационного просвещения молодежи меньше, чем любое интернет-кафе. А курс ОБЖ?“. [14]

Светские взгляды, по извращенной терминологии Адамского, это нерелигиозные взгляды, атеистические. Хотя на самом деле никаких светских взглядов нет вовсе. Есть светские люди. Иначе говоря, люди, не служащие в Церкви, в других религиозных организациях. И эти светские люди, в том числе школьные педагоги, родители школьников и сами учащиеся государственных школ имеют разные убеждения относительно религии. Часть из них нерелигиозные люди, есть верующие разных вероисповеданий. Есть и малая группа поклонников оккультного магизма („эвриканство“), типа Адамского, воюющих против православных и натравливающих на них всех остальных, распространяя о православных ложные сведения. Все те же ложные сведения и здесь. Опять про „обязательное изучение только православной культуры“, опять провокация межконфессиональных и межэтнических конфликтов.

И вдобавок уже знакомая разрушительная пропаганда слома предметно-урочной системы в школе. Не нужна информатика, не нужен курс основ безопасности жизнедеятельности, по логике надо продолжать и дальше. Кого сделала здоровее школьная физкультура? Кто лучше стал любить природу после изучения биологии? Кто полюбил Россию после изучения истории Отечества?

„И дело не в самом учебном материале, а в том, что во второй половине XX в. и уж тем более в XXI в. сама эта методология — введение нового учебного предмета — безнадежно устарела. Это все равно что сегодня предлагать использовать граммофонные пластинки для пропаганды и агитации здорового образа жизни. А тех, кто полагает, что граммофонные пластинки неэффективны, нелепо упрекать, что они против здорового образа жизни. Да, никто не против доброго и вечного, просто каждому методу свое время — классические учебные предметы еще кое-как держатся в сознании ребенка, а любой „новодел“ не выдерживает конкуренции с более „продвинутыми“ источниками информации. Поэтому, как эксперт в области содержания образования (в течение многих лет руковожу инновационной образовательной сетью „Эврика“, модель которой стала основой национального проекта „Образование“), могу заверить читателя: никакого образовательного эффекта введение обязательного изучения „Основ православной культуры“ не даст. Возможно обратное действие: отвращение многих учеников, которых будут заставлять учить материал, от самой религии“. [15]

И опять надо спросить Адамского: а как же „новодел“ — „История религий“, которую он готов вставить даже в обязательную учебную программу? И эти его идеи периодически озвучивает Фурсенко, и при этом не боится „сойти с ума“, их же они внушают другим государственным чиновникам, вплоть до самого президента. Что, мало информации по истории религий в других „продвинутых источниках“, в Интернете? Пусть бы там и брали ее школьники, те, кому это интересно. Однако Адамский всячески способствует внедрению этого уже действительно скандального курса именно в обязательную программу школ. С подачи таких, как он, „педагогов“ этот курс пытаются внедрять в школы Москвы, ряда других регионов России. Хотя нас Адамский убеждает, что никакого эффекта обязательное изучение предмета не дает, вызовет только отвращение к истории религий у многих учеников, „которых будут заставлять учить материал“.

Национальный проект „Образование“ известен педагогической общественности в основном только раздачей миллионов рублей избранным учителям и школам. За миллионы, конечно, спасибо, но любые попытки выяснить, имеется ли в данном национальном проекте какое-то содержательное наполнение, обычно ни к чему не приводят. Его вроде бы нет. Оказывается, оно так запрятано, что не сразу и поймешь. И если верить Адамскому, то национальным проектом для России в сфере образования является внедрение в наши школы его оккультно-магического эвриканства. В этом и состоит суть реформы-модернизации содержания российского общего среднего образования по лекалам педагогики нетрадиционной ориентации.

Итак, Адамский лгал о письме Министерства образования о православной культуре в 2002 г., врал все дальнейшие годы и продолжает непрерывно врать вплоть до настоящего, 2007 года: „Возвращаясь к теме преподавания православного вероучения, могу сказать одно: если мы хотим отвратить детей от веры, любой, не только православной, надо ввести в обязательном порядке уроки основ одной религиозной культуры в каждой российской школе“. [16]

„Чем мы руководствовались? Позволю себе напомнить некоторые законодательные нормы. По Конституции Российской Федерации (статья 14), Российская Федерация — это светское государство. „Никакая религия, — я цитирую, — не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (слово обязательной я бы подчеркнул). Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом“. Статья 2 Закона Российской Федерации „Об образовании“ определяет светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Статья 5 пункт 1 Федерального закона „О свободе совести и о религиозных объединениях“ гласит: „Граждане имеют право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими“. И пункт 4 этой же статьи: „По просьбе родителей или лиц, их замещающих, с согласия детей, обучающихся в государственных и. муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующими органами местного самоуправления предоставляет религиозным организациям возможность обучать детей вне рамок образовательной программы“. Не буду вас больше утомлять цитированием закона. Есть еще целый ряд ведомственных постановлений, начиная с 1999 г. Они достаточно четко, но рекомендательно говорят о преподавании религии“. [17]

В тексте Примерного содержания образования по учебному предмету „Православная культура“, в Пояснительной записке черным по белому было написано (текст доступен по указанному выше в ссылке адресу в сети и любой желающий может легко проверить):

„Реализация принципа светского характера образования при изучении православной культуры в государственных и муниципальных учреждениях в соответствии с настоящим Примерным содержанием обеспечивается:

1) культурологическим, неиндоктринальным содержанием предъявляемых знаний и соответствующей методикой изучения православной культуры;

2) правом свободного выбора изучения курсов православной культуры учащимися или их родителями (законными представителями), образовательными учреждениями (их органами самоуправления), местными и региональными органами управления образованием в соответствии с конкретными параметрами социального заказа на православное культурологическое образование;

3) организационно-правовой независимостью государственных и муниципальных образовательных учреждений от организаций религиозных конфессий;

4) методическим контролем служб учредителя государственных и муниципальных образовательных учреждений (органов государственной власти и местного самоуправления) за практикой организации и преподавания православной культуры“.

Но Адамский упорно не желает этого читать, но вновь и вновь утверждает, что данный материал вводил обязательное изучение православной культуры всеми учащимися. Тогда как ясно и четко записано о праве на свободный выбор таких курсов. Вновь и вновь он талдычит, что это „несветское“ образование, но как же несветское, если весь методический контроль принадлежит государству и органам местного самоуправления.

Упоминаемые А.И. Адамским „ведомственные постановления, начиная с 1999 года“ (при том, что актами Министерства образования не являются постановления) — это письмо Министерства образования РФ от 4 июня 1999 г. N 14−53−281ин/14−04 „О предоставлении религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ в помещениях государственных и муниципальных образовательных учреждений“. Указанное письмо было отменено Министерством образования и науки РФ летом 2003 г., и на эту тему был издан приказ Минобразования от 1 июля 2003 г. N 2833. Адамский либо знает об этом, но сознательно врет, либо просто не разбирается в вопросах правового регулирования образовательной деятельности и вводит людей в заблуждение. В том же своем выступлении в Общественной палате РФ он говорил и другую глупость: „Пока законодательно требования к программам общеобразовательных школ не приняты, дискуссии по поводу характера преподавания того или иного курса или направления носят необязательный характер. И в этом смысле законодательных норм, регулирующих преподавание, в частности, знаний о религии, в школе не существует“.

В приведенной цитате Адамский мешает в кучу вещи, не имеющие друг к другу прямого отношения. Дискуссия вообще не может иметь обязательного характера, на то она и дискуссия. Законодательно, как было указано в начале настоящего материала, требования к программам общеобразовательных школ не приняты с 1998 г. Но при этом никто не дискутирует о необходимости преподавания в школах знаний о физике, искусстве, философии, да и о религии тоже. Все эти знания, в том числе преподаваемые в профильных учебных курсах, спокойно преподаются. Адамский просто не понимает разницы между знаниями о религии и курсом религиозной культуры, он наверно не в курсе, что знания о религии школьники осваивают и на уроках истории, и литературы, и МХК и др.

Законодательных норм, непосредственно регулирующих преподавание знаний о религии в том смысле, чтобы такие нормы непосредственно оговаривали именно такое преподавание, действительно нет, и быть не может. Это очередной абсурд от Адамского, когда сказать уже нечего, нет аргументов и понимания вопроса, а сказать вроде бы что-то надо — „ведущий эксперт“ все-таки. Как нет законодательных норм о преподавании математических, философских, краеведческих и любых других знаний. Преподавание знаний о религии реализуется на общих основаниях с другими знаниями.

Если это отдельный вариативный курс — на общих основаниях для всех таких курсов. Если речь идет об интеграции знаний о религии в курсы истории, то так же для этого не требуется никаких особых дополнительных правовых норм. Адамский просто намеренно вводит читательскую аудиторию в заблуждение, лжет. Главное, что в законодательстве Российской Федерации отсутствуют нормы, запрещающие реализацию такого рода курсов, курсов религиозной культуры.

„Но и сам факт обязательного изучения одной из религий, естественно, вызывает очень большие педагогические проблемы, которые не приводят к единству детей и в какой-то степени вызывают очень сильное напряжение“. [18]

Данное заявление Адамского в Общественной палате — выступление провокатора. Кроме курсов православной культуры в государственных и муниципальных школах изучаются и другие курсы по „одной из религий“, курсы по истории и культуре иудаизма, аналогичные курсы по исламу, некоторым другим религиям. И никаких серьезных проблем введение и преподавание таких курсов не вызывает. Проблем с ними не больше, чем с любыми другими учебными курсами по выбору. В какой-то степени „очень сильное напряжение“ такие курсы, и как правило, именно и только курсы православной культуры, вызывают только у людей, злобствующих против Церкви, нетерпимо относящихся к своим согражданам православного христианского вероисповедания.

Одним из них и является Адамский. Сотни раз уже разъяснялось, что нет никаких оснований говорить о том, что кто-то желает установить обязательное изучение религиозной культуры в светской школе, в том числе изучения православной культуры. Если где-то добровольность нарушается, о чем шла речь на том заседании Общественной палаты, то это надо просто исправлять в рабочем порядке — как в отношении курсов православной культуры, так и любой другой религии, а также секулярных курсов по истории религий. Именно в этом духе и были сформулированы итоговые Предложения Совета Общественной палаты РФ в адрес Министерства образования и науки.

Такой же подход иллюстрируют и подтверждают материалы мониторинга данной практики в регионах России, которые, как и Предложения, опубликованы в том же сборнике, что и выступление Адамского. Но и на эту позицию Общественной палаты РФ, членом которой он, к сожалению, является, ему, получается, тоже наплевать. Уже после всех решений он продолжает интриговать, путать людей, вовлекать в борьбу против ОПК чиновников, выражать свои никому не нужные сомнения, указывать на какие-то „заблуждения“ православных: „Предположение церковных деятелей, что, введя преподавание учебного предмета „Основы православной культуры“, мы резко поднимем уровень духовности, сориентируем детей в культурно-историческом наследии и укрепим моральные устои общества, можно считать не просто заблуждением. Это отражение глубоко укорененного в нашем обществе устаревшего и ошибочного представления о том, что результатом образования является исключительно объем усвоенных тем учебных предметов“. [19]

„Резко поднимем“ — да что там! Эти слова Адамского, если задуматься, просто цинизм. Сейчас нам надо спасать наших детей, наше будущее. Если изучение в светской школе православной культуры (как и культуры других российских конфессий для их последователей) поможет хотя бы приостановить моральную деградацию общества, хотя бы немного защитить детей — и в этом случае Министерство, а не РПЦ, должно было бы вводить его в первоочередном порядке, просто обязано. С тем, чтобы хотя бы немного снизить детскую преступность, хотя бы чуть-чуть укрепить авторитет семьи, обезопасить хотя бы малую часть детей от наркомании, алкоголизма, разврата. Многие миллиарды затрачиваются ныне на то, чтобы наши политические лидеры могли сказать: в России немного выросла рождаемость (все еще далеко не обеспечивая даже простое воспроизводство). А тут требуются средства на порядки меньше, но „адамские“ не позволяют нашему государству спасать собственный народ, тем самым доказывая, что являются его противниками.

Думается и тот факт, что Министерство образования и науки РФ до сих пор никак не отреагировало на эти Предложения Общественной палаты РФ — тоже не обошлось без Адамского и его „эвриканцев“ в министерстве. Ведь это же сам Фурсенко послал обращение в Общественную палату РФ с целью узнать суждение гражданского общества по вопросу преподавания в школах курса православной культуры и других курсов по истории и культуре религий. Получил ответ, но игнорирует его. А там, в частности можно прочесть: „Министерству образования и науки Российской Федерации рекомендуется принять следующие меры… Выйти с законодательным предложением по правовому закреплению в федеральном законодательстве, с необходимой степенью детализации, порядка изучения религий в государственной и муниципальной системе образования на религиозной мировоззренческой основе с участием религиозных организаций“. [20]

Вместо этого „законодательного предложения“, рекомендованного самым представительным органом гражданского общества, созданным по решению Президента, Министр образования и науки РФ А. Фурсенко вносит в Правительство, а Правительство несет в Думу законопроект N 448 303−4. Который ликвидирует все курсы религиозной культуры, преподающиеся на религиозной мировоззренческой основе с участием религиозных организаций. Отметим, именно все, в том числе исламские курсы в Ингушетии, Чечне, в ряде школ других регионов. Курсы по буддизму, по иудаизму в государственных еврейских школах, по другим традиционным конфессиям, например народов Севера. Кроме этого, еще множество других региональных и школьных учебных курсов, направленных на изучение родной культуры народов России, национальных языков, искусства, краеведения и т. д., на воспитание детей патриотами, знающими и любящими свою и „малую“, и „большую“ Родину.

Видимо, действительно, дела в Министерстве образования и науки уже настолько контролируются Адамским, его местными и зарубежными эвриканцами, что министр Фурсенко уже ничего не решает. Во всяком случае, Общественная палата РФ — это для Адамского не институт гражданского общества. Адамский и его эвриканцы — вот настоящее гражданское общество!

Закономерным итогом нетерпимости и пропаганды А.И. Адамским дискриминации граждан Российской Федерации православного христианского вероисповедания стала статья В. Гинзбурга „Влияние церкви на школу“. Статья была опубликована в газете „Вести образования“, главным редактором которой является как раз Адамский. Статья совершенно хамская, оскорбительная для православных верующих. В ней В. Гинзбург публично заявил: „преподавая религию в школах, эти, мягко говоря, сволочи церковные хотят заманить души детей“ [21].

Помимо этого экстремистского заявления, оскорбительного для всех последователей Русской Православной Церкви, и не только церковнослужителей (все православные люди считают себе „церковными“), Гинзбург наговорил в этом „комментарии“ и много другого, о чем потом сам, наверно, жалел.

Так, в самом начале он заявляет: „Современная наука с полной определенностью, как дважды два четыре, показывает, что человек произошел не от Бога“. Где это „показание“ он нашел, не сообщает. Далее он назвал „позором“ предложения Патриарха Алексия II преподавать школьникам православие. Заявил, что преподавание религии в школах „абсолютно недопустимо“ (ничего не было раньше слышно о его возмущении изучением в государственных школах иудаизма). Порекомендовал и прорекламировал „Историю религий“, да так, что мало не покажется: „Другое дело, если в школе будет история религии. У нас светское государство, и в школе нельзя иметь что-то религиозное“. Говоря иначе, история религий — это не „религиозное“. Дальше сказал о „сволочах церковных“, а закончил следующим: „Они, правда, регламентируют тем, что это предмет факультативный и поэтому не вредный. Я с этим тоже не согласен“. [22] С чем не согласен? Что предмет факультативный? Или что не вредный?

Большей глупости и абсурда в таком коротком выступлении сконцентрировать трудно. Однако Адамский (как редактор) газеты „Вести образования“ публикует эту бредовую и хамскую „речь“ Гинзбурга в своей газете.

Речь Гинзбурга в газете Адамского вызывала возмущение православных и объективно способствовала распространению антиеврейских настроений, то есть Гинзбург „подставил“ своих соплеменников, нанес им моральный вред. Православная правозащитная организация подала в суд на Гинзбурга и эту газету. Но прокуратура предпочла „замять“ дело. Оскорблять православных людей публично, ставить под сомнение их гражданские права, как видно, у нас все еще можно, в отличие от аналогичных действий в отношении представителей других религий. Представим себе аналогичные заявления о служителях синагоги или мечети от кого-то из русских ученых в связи, например, с преподаванием в ряде московских государственных школ иудаизма или изучением ислама в школах Ингушетии или Чечни. Это просто невозможно представить. Но если бы и нашелся такой человек, он бы не избежал справедливого и сурового наказания.

А здесь у прокуроров нашелся помощник в лице преподавателя филологического факультета МГГУ им. Шолохова М.А.Агафоновой. Сами прокуроры у нас уже недостаточно владеют русским языком, чтобы понять, что означает слово „сволочь“ и для объяснения его значения используют научную филологическую экспертизу. М.А. Агафонова, как сообщалось, компетентно пояснила, что в словах нобелевского лауреата, обнародованных редактором газеты „Вести образования“, „не может усмотреть каких-либо высказываний, направленных на возбуждение ненависти и вражды. Также она не может говорить об унижении достоинства человека или группы лиц по признаку отношения к религии“ [23]. Это дискредитировало уважаемый вуз, содержащий в штате таких „филологов“, и саму М.А. Агафонову. На основании изложенного старший следователь Измайловской межрайонной прокуратуры Москвы Н. Сотникова постановила: в возбуждении уголовного дела отказать.

Объяснения прокуратуре также дала О.А. Салунова, ответственный секретарь газеты „Вести образования“, из которых следует, что интервью с Гинзбургом было записано ей по телефону, показать его перед публикацией академик не просил, а выражение „сволочи церковные“ не показалось ей оскорбительным. Понятно, человек — эвриканец, уважительно относится к взглядам и деятельности Адамского. „Из объяснений В.Л.Гинзбурга следует, что он действительно высказывал свое мнение по поводу обязательного преподавания в школах „Основ православной культуры“ в ходе телефонного разговора с редактором газеты „Вести образования“. Возможно, он использовал слово „сволочи“ в своей речи, однако, это было выказано на эмоциях, кроме того, он не думал, что этот разговор будет опубликован. Если бы он знал о том, что текст опубликуют, то потребовал бы черновик и исключил бы указанное выражение“, — говорится в постановлении прокуратуры. [24]

В объяснениях прокурору от престарелого и видно немного струхнувшего Гинзбурга упоминается о телефонном разговоре с редактором газеты — а это и есть наш А.И. Адамский. Спасибо, конечно, Гинзбургу, что он бы „исключил указанное выражение“. Но Адамскому это, возможно, было как раз и не нужно. Таким образом, во всей этой грязной истории Адамский выступает как главный провокатор. Заседая в Общественной палате РФ рядом с представителями религиозных конфессий, в том числе иерархами и последователями РПЦ, он говорит об уважении к традиционным религиям народов России, их представителям, руководству конфессий. А одновременно печатает хамские высказывания Гинзбурга в адрес РПЦ, Патриарха, всех „церковных людей“, поймав на слове престарелого атеиста, взахлеб по телефону „делящегося впечатлениями“ со своим по духу и эвриканской культуре Адамским.

Вполне можно было предвидеть, что реакция на оскорбительные заявления этого воинствующего атеиста у православных будет предсказуема. Возмущение и попытки по закону наказать распоясавшегося хама. И тогда, очевидно, Гинзбургу понадобится как-то прикрыться, используя для этого, например, своих известных друзей-академиков. И найдутся из них такие, которые „по знакомству“ подмахнут громкое антицерковное письмо на самый „верх“. Внимание СМИ и общественности будет переключено с хамства Гинзбурга в малотиражной газете на громкий, страдальческий вопль академиков-атеистов к Президенту РФ. Позже некоторые из них, как Алферов, уже и пожалеют, что выступили с такой глупой и вредной бумагой прямо на Президента РФ. Но будет уже поздно. И главное, будет сделана очередная пакость православным, что поможет прикрыть антиобщественную деятельность Адамского в сфере образования.

Таким образом, именно А.И. Адамский фактически спровоцировал это дурацкое письмо академиков-атеистов, опубликовав вначале в редактируемой им газете хамские откровения Гинзбурга. Здесь и Гинзбурга, Адамский, похоже, также использовал „в темную“, ведь тот жаловался прокурору, что, если бы ему дали запись телефонного разговора, он скорректировал бы ее. Может и не только в отношении „сволочей церковных“. По здравому размышлению даже академик Гинзбург мог бы понять: высказывание о том, что современная наука „как дважды два — четыре“ доказывает, что человек произошел не от Бога» — вопиющая глупость.

И, несмотря на все это, Адамский продолжает и сегодня играть роль «идеолога» образования, «эксперта», участвует в разных официальных мероприятиях, сидит на разных конференциях, встречается на них с представителями российских религиозных конфессий. Складывается парадоксальная ситуация. Человек, который устраивает антицерковные провокации, везде и всюду выступает как ненавистник христианства и Церкви, в Общественной палате РФ, тем не менее, заседает вместе с представителями религиозных организаций, в том числе РПЦ и что-то там рассуждает об интеллектуальном потенциале нации, о культуре и толерантности. Его бредовые высказывания (об отвращении от обязательного изучения в школе русской литературы) публикуются в материалах Общественной палаты. Отметим, что там же в своем выступлении он вроде соглашается с возможностью изучения православной культуры на основе добровольности, хотя в других выступлениях в то же самое время говорит прямо противоположное, по сути, то же, что и Гинзбург. Все это очевидное, явное лукавство и ложь.

Неужели, всего этого не знают его собеседники, в том числе представители Русской Православной Церкви? Зачем же слушать этого врага Христова, печатать его глупые, нетерпимые в отношении нашей культуры высказывания, позорить тем самым не его (ему нет до нас никакого дела), а Общественную палату Российской Федерации — уважаемую представительную организацию?

Это просто удивительно. Ведь после такого хамства, которое Адамский организовал в своей газете, никакой «церковный» человек, даже не обязательно священнослужитель или архиерей, ему не может подать руки. Не говоря уже о том, чтобы заседать с ним в собраниях, обсуждать с ним что-то важное, значимое для нашего общества, выслушивать его мнения и т. п.

Скандально выглядит после этого и сохранение его на должности заместителя председателя Комиссии Общественной палаты РФ по вопросам интеллектуального потенциала нации. Ничего себе «интеллектуальный потенциал» — давать возможность публично обзывать сволочами православных людей!

Это явно не интеллектуальный потенциал русской нации, русской культуры. Так же, наверняка, думают и представители всех других народов России. Вряд ли, кто-то посчитает подобные выступления интеллектуальным достижением, достойным внимания читателей педагогического издания. Но это и есть истинный «интеллектуальный потенциал» Адамского и ему подобных, короедов-разрушителей российского образования, нашей школы, культуры и, отметим особо, атмосферы взаимного уважения людей в нашем обществе. В том числе — атмосферы взаимного уважения представителей разных народов, религий, мировоззрений, профессий в самой Общественной палате РФ.

Вот только можно ли будет вскоре называть эту организацию уважаемой с учетом роли в ней Адамского, превратившего ее уже в инструмент своей разрушительной деятельности и даже гонений на неугодных ему православных людей в системе образования?

Как относится А.И. Адамский к Общественной палате РФ, ее консолидированному и, понятно, компромиссному, суждению по вопросу изучения в светской школе учебных курсов по истории и культуре религий, отражающему интересы разных социальных, мировоззренческих групп нашем обществе — выше было показано. Он не уважает это суждение, а напротив, используя свое влияние в Министерстве образования и науки, способствует своими действиями и заявлениями тому, чтобы оно не принималось во внимание, а Министерство фактически продолжало бы борьбу с интересами православных христиан.

Зато он вспоминает о значении Общественной палаты РФ тогда, когда это помогает ему бороться с православными людьми. Так, по сообщениям СМИ [25], он уже нагло использовал авторитет Общественной палаты РФ в этой своей борьбе: принял самое деятельное участие в травле декана социологического факультета МГУ им. Ломоносова Добренькова.

Для разбора каких-то жалоб на Добренькова (на кого из деканов МГУ не найти или сложно спровоцировать несколько жалоб?) Адамский организовал в Общественной палате РФ какую-то «рабочую группу», надо думать из представителей эвриканства, и они вынесли строгий вердикт. Профессорско-преподавательский состав факультета во главе с деканом — уволить, объявить «открытый конкурс» на замещение вакансий. Директором и этого «открытого конкурса» Адамский, вероятно рекомендует свою Аллу Антонову. Так Адамский идеологизирует деятельность Общественной палаты, превращает ее в орудие борьбы против православных ученых, равно как выше было показано — и в средство запугивания региональных руководителей образования, не желающих иметь дело с этим авантюристом. А таких ученых и руководителей, знакомых еще с 1990-х годов с его «хлестаковщиной», может быть немало.

В случае с Добреньковым неприкрытым, наглым хамством являются все «выводы» группы Адамского. Но особенно хамским, просто до смешного, является такой вывод: «Неудовлетворительными эксперты группы сочли и учебники, по которым на соцфаке готовят специалистов. „Ряд учебных пособий, прежде всего базовый учебник „Социология“, подготовленный деканом Добреньковым в соавторстве с А. Кравченко, совершенно не удовлетворителен, т. к. не учитывает современное состояние социологии в стране и за рубежом“, — отмечается в заключении рабочей группы. Да и тот учебник выпущен с серьезными нарушениями, установили эксперты». [26]

Это какие такие «эксперты»? Может быть, недавно испеченный кандидат наук, оккультист Адамский со своими эвриканскими нелепицами? Но ведь он не является ни известным ученым-социологом, ни педагогом или автором известных учебных пособий по чему бы то ни было. В то время как, например, А. Кравченко — ведущий современный российский специалист по преподаванию социологии и в вузах, и в общеобразовательных школах. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с перечнями учебных пособий по социологии для вузов и школ, которые используются сегодня в учебных заведениях, авторитетны и востребованы педагогами. Это один из основных сегодня авторов в этой сфере, но Адамский имеет наглость нападать и на него. Хамство эвриканца действительно не имеет границ.

На сайте своей «Эврики» Адамский, ничуть не стесняясь, вывешивает стенограмму собрания, из содержания которой ясно видно, что это просто установочная встреча организатора провокации с ее рядовыми участниками. Присутствуют 5 студентов факультета социологии, несколько «сочувствующих», журналисты «Новой газеты», «Полит.ру», «Эхо Москвы», «Трибуны», «Liberation». [27] Все содержание разговора, по сути, «крутится» вокруг вопроса: как сделать так, чтобы Добренькову и руководимому им коллективу в МГУ было плохо, но чтобы им самим (эвриканцам) за это «ничего не было». В частности, обсуждается вопрос о возможности ложного обвинения преподавателей факультета во взяточничестве:

«А.И. Адамский: Я не хочу вас провоцировать на какие-то заявления, потому что я не смогу вас защитить пока. Я хочу, чтобы вы понимали, что если будут какие-то серьезного уровня аудиты, а по сути расследования, то надо будет рассказывать.

О. Журавлев: То есть нужно найти человека, который бы сказал, что с меня требовали взятку?

А.И. Адамский: А в чем тогда предмет вашего требования? Вы же это хотите обсуждать? Тогда факты должны появиться.

О. Журавлев: Просто в России же дача взятки — это уголовно наказуемое деяние.

А.И. Адамский: Да.

О. Журавлев: Я взятку не давал, но я бы, например, согласился сказать. Давить будут сильно, но если поднимется большой шум, его можно будет защитить.

Журналист: Может быть выпускники какие-нибудь, которым уже все равно». [28]

Что же здесь происходит? А происходит следующее: член Общественной палаты РФ, «философ» образования и воспитания детей и молодежи А.И. Адамский, фактически, предлагает молодым людям, студентам МГУ, обвинить своих преподавателей во взяточничестве, поучаствовать как свидетели в «серьезного уровня аудитах» (которые он сам, возможно, и организует). Адамский здесь, по существу, подстрекает к совершению преступления, несмотря на то, что отрицает это. Адамский как бы обращается к ребятам: раз пришли, то давайте серьезно, «надо будет рассказывать», хотя и предупреждает, что «я не смогу вас защитить пока». Можно думать, что в будущем он «сможет защитить» уже любое лжесвидетельство. Студент-третьекурсник Журавлев правильно понимает задачу: «нужно найти человека». Адамский подтверждает: «факты должны появиться». Журавлев высказывает опасение, что обвинение людей в уголовно наказуемом деянии грозит им тюрьмой. Адамский подтверждает. Но на что не пойдешь ради «команды» или ради «идеи» наказания «ретроградов»! И юноша публично дает согласие на лжесвидетельство и на заведомо ложный донос: «Я взятку не давал, но я бы, например, согласился сказать…». Несчастный юноша, его искренне жаль. Ведь он может в будущем понять (если не поддастся этому поистине дьявольскому искушению), в какую подлость его пытался толкнуть Адамский, да еще опозорил на весь свет, расписал всю эту подлость на своем «эвриканском» сайте!

Вопросы законности всех собравшихся здесь особо не волнуют — если от лжесвидетеля потребуют доказательств, объяснений («будут давить»), то его можно «защитить», подняв «большой шум». Для этого на встрече присутствуют «шумелки». Один из них, заботливый «журналист» (жаль, не указана его фамилия) предлагает более «мягкий» вариант: воспользоваться для этого услугами выпускников «каких-нибудь», «которым уже все равно». Мы называли взгляды Адамского на обучение и воспитание детей «педагогическим троцкизмом», но разве этот сюжет не напоминает тайные посиделки заговорщиков и ниспровергателей общественного порядка? Старший «товарищ», идеолог проводит сходку со «своими» студентами и планирует бунты, провокации. Обсуждаются способы «покарать» неугодных профессоров университета, детали «операции» — распределение ролей, средства «защиты» исполнителей и т. п.

На этой встрече студентов с членами Общественной палаты РФ эту уважаемую организацию «адекватно» представляют два члена палаты. Это сам лично А.И. Адамский в роли установочного режиссера провокации. И еще один член Общественной палаты РФ, политолог Сергей Марков, заместитель председателя Комиссии по международному сотрудничеству и общественной дипломатии (причем тут эта комиссия?). Марков практически не участвует в разговоре, дает небольшой комментарий по частному вопросу. Похоже на то, что он использован здесь Адамским просто для «кворума», «по дружбе», чем Адамский «подставил» его не хуже, чем Гинзбурга.

Все это — просто безумие какое-то! Дважды безумие, что этот аморальный, преступный (по существу, участники сами заявляют, что готовят совершение преступления) сговор происходит в Общественной палате РФ. И трижды безумие — публиковать этот, фактически, сговор. Либо Адамский забыл, что он вроде бы еще не всесилен, либо у человека просто напрочь атрофирована нравственность. Как говорится, «товарищ не понимает» в принципе, по своей природе, что существуют такие понятия как совесть, честь, истина, закон. И такие люди являются идеологами «модернизации образования» в нашей стране, чьи «продукты», в частности пресловутый законопроект N 448 303−4, эту атомную бомбу под российскую школу, принимает «на веру» и продвигает политическая партия «Единая Россия», заявляющая о себе как партия патриота и государственника Президента В.В. Путина?!

В связи с последним сюжетом следует отметить, что Добреньков выступил публично с критикой того самого письма десяти академиков-атеистов В.В. Путину, содержащего нападки на Церковь и православных верующих. Добреньков и ранее выступал в поддержку нормального сотрудничества государства и Русской Православной Церкви. Возможно, именно в связи с этим Адамский и организовал атаку на известного ученого, стремясь спровоцировать его смещение с должности декана социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, используя для этого свои возможности члена Общественной палаты РФ, вовлекая эту уважаемую структуру в решение своих частных идеологических задач, в осуществление «зачистки» МГУ от русских православных людей.

Завершая описание деятельности А.И. Адамского и ее результатов, отметим, что Адамского не переделать. Он не изменится, не покается, не перестанет вредить нашему народу, государству, школе.

Смысл этого материала только в одном — информировать об этом деятеле тех людей в нашем обществе, для которых Родина, Россия, Церковь — не пустые слова. Кто на своем месте делает все возможное для возрождения нашего народа, страны, болеет душой за наше будущее, а не только за свой бизнес, место в органах власти или в каком-то учреждении. Врагов надо знать в лицо и судить по их делам. Здесь собрано достаточно свидетельств, чтобы составить исчерпывающее представление об Адамском, и учитывать это в своей общественной и профессиональной деятельности. Деятельность в российской системе образования таких людей как Адамский оказывается возможной потому, что многие люди — педагоги, чиновники, журналисты, сталкиваясь с ними, просто не знают, с кем имеют дело. Воспринимают Адамского как человека, пусть говорящего что-то спорное, делающего что-то непонятное, но в принципе — такого же работника в системе образования, только как бы со своими особыми взглядами и «делами».

Однако все не так, не надо заблуждаться, и для детального разъяснения этого заблуждения здесь так много сказано об Адамском. Короед не имеет никаких «взглядов» на живое дерево, кроме одного «взгляда» — питаться этим деревом и тем самым губить, уничтожать его. Об этом и надо помнить.

***

Наша организация продолжит исследования и публикацию материалов о деятельности в сфере российского образования А.И. Адамского, а также других разрушителей отечественной школы и противников становления гражданского общества в нашем государстве. Публичный гражданский контроль и информирование общественности при активном взаимодействии со всеми органами, службами, структурами являются общепринятыми в демократическом государстве средствами выявления социально опасных действий, процессов, конструктивного разрешения общественных противоречий, социальных проблем на основе универсальных принципов справедливости и права.

Приложение

Наливайко Н.В., Турченко В.Н. Кризис и надежды российского образования // Новосибирская областная образовательная сеть. — 18.04.2000.

«Дремучим бюрократическим невежеством веет и от утверждений Адамского о том, что проблема резкого ухудшения здоровья детей, взрыва детской преступности, наркомании, и т. п., якобы, „не имеет никакого отношения к качеству обучения“. Даже начинающий учитель понимает, что изучение любого предмета несет в себе воспитывающее содержание, реализация которого в личности ученика во многом зависит от мировоззренческо-идеологических, моральных качеств личности и педагогического мастерства преподавателя. С другой стороны, воспитание личности во многом определяет отношение ученика учебе и успешность обучения. И разве не известно Адамскому, что все педагоги, не зависимо от специфики преподаваемого предмета, могут и обязаны прививать детям нормы здорового образа жизни и мыслей? Что плохое здоровье, ущербная нравственность и, тем более, наркомания, снижают и сводят на нет учебные успехи?

Да, сегодня большинство педагогов, вопреки унизительно нищенским условиям своего бытия, вопреки дефициту учебников, технических средств, в нередко в разрушающихся зданиях, продолжают добросовестно и нередко творчески работать, в чем западные журналисты усматривают еще одно проявление „этой загадочной русской души“. Некоторые из них добиваются даже выдающихся результатов в обучении и воспитании своих питомцев. Однако „чуда“ не происходит: качество и обучения и воспитания подрастающего поколения в целом по России стремительно падает. Однако Адамский не только отрицает этот очевидный факт, но всячески противодействует попыткам исправить положение и, в частности, выступает против государственных стандартов образования: „чем мощнее становится система, (контроль, стандарты, аттестации, аккредитации), тем слабее школа“, — утверждает он с апломбом непогрешимого мэтра („Первое сентября“, 20.09.97).

Во-первых, если обратиться к мировому опыту, то истинным оказывается утверждение противоположное столь „сильному“ заявлению. Во-вторых, соображения Адамского имели бы некоторый смысл, если бы кто-то усматривал в стандартах некую панацею, заменяющую собой необходимость радикального обновления содержания, более совершенных критериев качества, модернизации материально-технической базы и высоких педагогических технологий. Однако столь нелепая постановка вопроса существует лишь у фантастических оппонентов Адамского. Не выдерживает критики также отожествление стандартов с шаблонизацией, с отказом от какой-либо вариативности.

Стандарт образования — это лишь тот обязательный минимальный уровень освоения всеми учащимися учебных предметов, ниже которого не имеет права опускаться ни одно образовательное учреждение. Идти как угодно выше, варьировать содержание при условии овладения установленным минимумом — здесь стандарты не помеха. И абсолютно лишено логики противопоставление Адамским целесообразности закона о государственных стандартах и более жесткого государственного контроля за качеством знаний (аналога строго ОТК на предприятиях) необходимости „строить-ремонтировать школы, повышать зарплату учителям“. Вместе с тем, он совершенно правильно заметил, что обвинения в адрес думских коммунистов, якобы срывающих принятие закона о стандартах, служат ярким примером манипулирования школьной проблематикой „демократами“ в своих частных политических целях [29].

Позиция А. Адамского не есть какое-то досадное исключение, она находится в общем русле либерально-демократических реформ, проводимых под лозунгами гуманизации и демократизации, но, на деле, ведущих к прямо противоположным разрушительным результатам, утверждающим и насаждающим невежество, обскурантизм и аморализм…

А. Адамский, А. Асмолов, Б. Гершунский, Э. Днепров, И. Кон и другие „демократические“ реформаторы российского образования не так давно были рьяными пропагандистами коммунистической идеологии, передовыми борцами против „буржуазной лженауки“ и заработали себе высшие научные регалии на ниве социалистической педагогики, неуклонно проводя линию партии, ратовали за сильное государственное и партийное руководство сферой просвещения. Теперь они рьяно делают то же самое, но только в обратном направлении — изменили плюс на минус. Несмотря на некоторые внутренние разногласия, все эти люди объединены страстью к разрушению, стремлением опошлять и пачкать грязью все, чему вчера служили и поклонялись. Они выступают единым фронтом против идеи сильного государственного управления системой образования, противопоставляя общественное начало как, якобы, более соответствующее идеалам свободной личности. На деле же такая линия противоречит современным тенденциям социального прогресса и мировой педагогической практике, лишая Россию будущего».


+ + +

Антирусская и антироссийская группа разрушителей отечественного образования вновь активизировалась…
Ее необходимо остановить, людям с такими взглядами не место среди российских педагогов. Тем более, в системе государственного управления сферой образования и в представительных учреждениях гражданского общества.
Во всяком случае, необходимо сделать все возможное, чтобы обезопасить от этих ненавистников нашей культуры наших детей, их будущее в нашей стране.

ОБЩЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ «Всероссийское родительское собрание»
Екатеринбург, 2007

Впервые опубликовано на сайте ООД «Всероссийское родительское собрание»

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 — Примерное содержание образования по учебному предмету «Православная культура» / письмо Минобразования России N14−52−876 ин/16 от 22.10.2002 г.
2 — Что позволить власти? Колонка Александра Адамского // Время-MN. — 26.11.2002.
3 — Александр Адамский, ректор Института образовательной политики «Эврика»: «Российская школа перестала быть светской» // Известия. — 21.11.2002.
4 — Современный словарь иностранных слов. — 2-е изд. — М.: Рус. яз., 1999. — С. 682.
5 — Адамский А.И. Православие в школе: Незнание предмета // Ведомости. — 15.11.2006.
6 — Письмо Министерства образования РФ от 13 февраля 2003 г. N 01−51−013ин «О дополнительных разъяснения к письму Минобразования России от 22.10.02 N 14−52−87ин/1б…».
7 — Долой светскость? Колонка Александра Адамского // Время-MN. — 23.11.2002.
8 — Адамский А.И. Союз власти и религии // Управление школой. — 15.10.2002.
9 — Там же.
10 — Александр Адамский, ректор Института образовательной политики «Эврика»: «Религия в школе стала инновационным проектом» // Известия (Россия). — 23.03.2004.
11 — Адамский А. Религия на пороге школы? Конфликт вокруг «Основ православной культуры» вновь разрастается: теперь и другие конфессии предлагают внести основы своих вероучений в школьную программу // Первое сентября. — 08.05.2003.
12 — Адамский А. Религия на пороге школы? Конфликт вокруг «Основ православной культуры» вновь разрастается: теперь и другие конфессии предлагают внести основы своих вероучений в школьную программу // Первое сентября. — 08.05.2003.
13 — Адамский А.И. Православие в школе: Незнание предмета // Ведомости. — 15.11.2006.
14 — Там же.
15 — Адамский А.И. Православие в школе: Незнание предмета // Ведомости. — 15.11.2006.
16 — Адамский А.И. Снова в школу: Чему учить детей // Ведомости. — 03.09.2007.
17 — Адамский А.И. // Единство и многообразие России: материалы Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по вопросам толерантности и свободы совести / Под ред. В.А. Тишкова. — М.: Общественная палата Российской Федерации, 2007. — С. 243.
18 -Адамский А.И. // Единство и многообразие России: материалы Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по вопросам толерантности и свободы совести / Под ред. В.А. Тишкова. — М.: Общественная палата Российской Федерации, 2007. — С. 244−245.
19 — Адамский А.И. Снова в школу: Чему учить детей // Ведомости. — 03.09.2007.
20 — http://www.oprf.ru/rus/documents/resolutions/article-1963.html.
21 — Гинзбург В.Л. Влияние церкви на школу // Вести образования. — 15.02.2007.
22 — Там же.
23 — http://www.rusk.ru/st.php?idar=172 991.
24 — Там же.
25 — http://www. /social/2007/09/17/2 167 440.shtml.
26 — Лемуткина М. Общественная палата закрывает соцфак МГУ // Gazeta.ru. — 26.09.2007.
27 —http://www.eurekanet.ru/ewww/info/2396.html.
28 — Стенограмма встречи члена ОП РФ Адамского А.И. со студентами соцфака МГУ 3 апреля / http://www.eurekanet.ru/ewww/info/2397.html.
29 — Подтверждение тезиса в нашем материале о том, что Адамский, как и другие разработчики общеобразовательных стандартов, действующие в русле требований иностранного «заказчика», не видели перспектив утверждения своего «продукта» в Государственной Думе. И потому пошли по пути отмены положений статьи 7 Закона РФ «Об образовании», предусматривающей принятие стандартов федеральным законом.

http://rusk.ru/st.php?idar=112163

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Климовский П.    11.11.2007 19:31
публикация об адамском действительно грандиозная – столько важнейших вопросов профессионально разобрано "по полочкам" – общая картина складывается действительно серьезная ,надо распространять текст шире по другим православным и патриотическим сайтам ,и не только по ним, поскольку действительно это угроза всему российскому обществу (тем же мусульманам не меньшая) – причем ставить материал по разделам (частям) и в вебовском виде, а то у "родителей" на сайте она стоит в doc файле и не читается поисковиками
  Мария Н    11.11.2007 18:33
Уже высказывала свое восхищение этой публикацией на другом ее фрагменте. Здесь добавлю: О том, что Адамский связан с травлей Добренькова, догадывалась и раньше, говорила об этом своим коллегам. Выходит, была права. Хочу обратить внимание на то, что само проникание Адамского в эту палату общественную – четко и весьма заблаговременно спланированная акция. В 2002 году методологи издали свой доклад "Государств. Антропоток" под крылышком у Кириенко, в центре при Приволжском ФО. Тот самый доклад, где запланировано изменение культурной, образовательной и, в итоге – мировоззренческой парадигмы в России. А Адамский, как выяснилось, попал в Общественную палату при президенте РФ именно от Приволжского ФО. В общем, разыграно все как по нотам.
  С. Шараков    11.11.2007 14:33
Спасибо за публикацию.
Преподаю социологию и могу свидетельствовать: учебник Добренькова и Кравченко замечательный. Он свободен от секуляризованного иудаизма, который процветает в социологии. В этгом учебнике впервые сказано и дореволюционной русской социологической мысли, в частности, о социальном учении К. Лоентьева и Н. Данилевского. Во всех других учебниках (только еще у Волкова, но он тоже из команды Добренькова) об этом просто молчат. В методологии Добреньков опирается на крупнейшего социолога М. Вебера – это о многом говорит, так как у нас процветает американская социология.
Поэтому Адамский икру и мечет, болезный…
  Сергей C.    11.11.2007 12:00
В этом фрагменте рассказывается о скандальном, фактически, пре-ступном сговоре, проходившем в стенах Общественной палаты под руково-дством А.И. Адамского и направленном против известного ученого, декана социологического факультета МГУ Владимира Ивановича Добренькова (фактически это кампания и против ректора МГУ Садовничего).
В сговоре, как отмечено, участвовали и журналисты: несколько «со-чувствующих» из «Новой газеты», «Полит.ру», «Эхо Москвы» и др.
В связи с этим обратим внимание на то, что одним из участников сговора (фамилии в отчете не названы) вполне мог быть представитель «Эха Москвы».

Моежт быть и кто-то из включенных (возможно, как раз самим Адамским) в так называемый «Общественный совет при Министерстве образования и науки Российской Федерации». Так называемый, поскольку в его составе не хватает разве что только Новодворской, да скрывающегося на туманном Альбионе спонсора всего антирусского и антироссийского в России, незабвенного Борис Абрамыча (см.: http://www.mon.gov.ru/str/os/sostav/).
Наличие там нескольких уважаемых людей или людей, собранных просто для «разбавления» концентрации идейных единомышленников Адамского, не в счет – да и надо бы скорее им выйти из такого позорного собрания. Это «новообразование» при Министерстве очевидно, рождено и взращено, прежде всего, для борьбы с православной культурой в российской школе, т.е. фактически с православным народом в России и для прикрытия антихристианской и антицерковной деятельности Адамского.
Вот и соответствующее решение этой компании по вопросу «Современные подходы к изучению в школах исторических и культур-ных основ традиционных религий в Российской Федерации"»:
http://www.sovet-edu.ru/os/zasedania.shtml?path=&id_news=7
В этом решении Адамский и компания заявляют, что «поскольку Россия является светским государством, а значит, школа отделена от церкви, то церковь не может влиять на содержание учебного процесса».
Безграмотный «эксперт», как и другие ненавистники Церкви, не читают Конституцию Российской Федерации, она для них не писана. Ведь там нет никакого отделения Церкви от школы, это «отделение» было только в коммунистических декретах. Ну и что? Они же и на самом деле представляют не современное российской общество, живущее по Конституции, а маргинальную группу, живущую по заветам своих исторических предшественников – погромщиков Церкви и русской культуры в начале прошлого века.
Русская Православная Церковь, к которой принадлежит больше половины россиян, у них не может влиять на содержание учебного процесса в нашей, российской школе. А они, что – могут? Все в точности по этому материалу, который общественность еще должна осмыслить и использовать по назначению, и не только православные люди, а и другие граждане, кто не готов отдать нашу школу и детей в руки этих "эфриканцев"
Там же есть и еще одно "решение" этого "совета". Естественно, вместо изучения ОПК – обязать, именно обязать, всех детей изучать пресловутую «Историю религий».
В этом же материале «Всероссийского родительского собрания» (см. 1 и 2 части помещенные в разделе по ОПК) о книжке по истории религий чубарьяна и компании сказано кратко, но вполне ясно: «По первым отзывам специалистов-религиоведов и педагогов, ее содержание просто скандальное: история христианства дана как некое ответвление от иудаизма, а история первого тысячелетия христианства – в католической трактовке. И это учебник для российской школы, русской школы на 80% посещающих ее детей и в стране с половиной, по меньшей мере, православного населения!».
Излишне говорить, что кроме самого Адамского и его друзей с «Эха Москвы», в этом совете заседает и сам Чубарьян, «представляя» там, видимо, и нас, православных граждан России, последователей Церкви. Решая за нас, что должны изучать наши дети в нашей, российской школе, а что нет.

Вот такая получается история. Провокаторы заседают в Общественной палате РФ, планируют там грязные провокации против известных русских ученых с использованием молодых людей, студентов МГУ. И они же заседают в «общественном совете» при российском министерстве просвещения! Куда же дальше, можно спросить у А. Фурсенко, который, как указано в том же материале, не собирается заниматься тем, чем должен заниматься в своем ведомстве как министр, потому что боится «сойти с ума»?

Таким образом, современное положение в Министерстве образования и науки Российской Федерации, действительно, доведено «до ручки». Оно таково, что этот государственный орган превращен в инструмент борьбы с православной культурой, выродился просто в какой-то отстойник для антироссийских деятелей.
Опубликованный родительским движением материал ясно показывает, что они используют это государственное ведомство фактически в личных и групповых целях для борьбы с русским просвещением. Иначе говоря, в целях, прямо противоположных тем, для которых и создается Министерство образования в любом нормальном суверенном государстве. Уже несколько лет они пытаются навязать нам "историю религий" вместо ОПК.
Теперь вот вдобавок к этому предлагают некий коктейль из духовно-нравственной культуры всех и вся, опять же вместо, взамен отдельного предмета ОПК для православной части общества. Уже и провокационные публикации организуюь по этой теме. См. заявление по этой теме (или дураки полные или сознательно подыгрывают атеистам и врагам Церкви в борьбе против ОПК):
http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=42334
Печатают люди такой бред в желтой антицерковной газете и вроде бы не понимают, что она и не будет печатать ничего полезного для Церкви, православных людей.
Все это уже совершенно нетерпимо. Вся православная общественность должна обратить самое серьезное внимание на это положение, жестко требовать его немедленного исправления. Церковь, конечно, заступается за народ. Так и на конференции, прошедшей в рамках VI Церковно-общественной вы-ставки-форума «Православная Русь» Патриарх Алексий II жестко высказался о «небольшой группе чиновников, оказывающих противодействие этому предмету, который мы предлагаем по желанию родителей и детей». А Митрополит Кирилл уточнил, что это небольшая группа политиков и бюрократов, страшно далеких от народа, которые бы уместились в одном зале, и еще бы пустые места были». Но Церковь у нас действительно отделена от государства. Поэтому мы все, сами граждане, православный народ, в том числе православные люди в органах государственной власти должны более активно и наступательно отстаивать свои законные интересы. Делать все возможное в рамках права и закона, чтобы как можно скорее удалить эту группу непримиримых противников Христа, Церкви и нашего народа подальше от ор-ганов государственной власти нашего Российского государства.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru