Русская линия
Русская линияПротоиерей Андрей Папков16.03.2007 

По поводу одного документа

Перед нами довольно своеобразный документ озаглавленный «РПЦЗ, Свет маяка». Автор — священник Никита Григорьев, настоятель прихода Св. Иоанна Кронштадтского в г. Ютике, Н.Й., он же преподаватель апологетики в Свято-Троицкой Семинарии в Джорданвилле, Н.Й. (1986−2006), т. е. на протяжении последних 20 лет.

Документ этот своеобразен по многим причинам. Прежде всего обращает на себя внимание претенциозность заголовка, в котором ясно просматривается намерение апологии чего-то, в данном случае Зарубежной Церкви, а также и обличения чего-то, в данном случае Русской Православной Церкви Московского Патриархата. При этом священник Н. Григорьев игнорирует постановление Церковной власти о прекращении взаимных враждебных выпадов между двумя частями Русской Церкви. Забыл он видимо и о том, что когда-то перед рукоположением, давал присягу на послушание своему священноначалию. Или, может быть, его духовник освободил его от этой «нудной формальности»? В наше время все может быть.

Здесь следует оговориться. Первоначально мне попал в руки оригинал этой статьи на английском языке, и по беглом ознакомлении с ним я решил не тратить время попусту, т.к. сразу вспомнил истеричную демагогию Пантелеимоновских греческих раскольников 25-летней давности. Все те же излюбленные приемы «церковной желтой прессы», т. е. винегрет из елейности, лжи, хамства и, конечно, безапелляционности суждений. Еще в прошедшем январе прекрасный и исчерпывающий отзыв на эту статью написал протоиерей Николай Далинкиевич, видимо подвигнутый на это волнениями в его пастве в г. Мельбурне, в Австралии. Много ценных мыслей по поводу написанного высказал и отец Виктор Потапов. Однако, к сожалению, приходится вновь вернуться к этому «шедевру» отца Н. Григорьва т.к. продолжают поступать запросы от верующих, в том числе и из среды наших чикагских прихожан, с просьбой разрешить их недоумения по поводу написанного. По всей видимости, те лица, которые любой ценой не хотят допустить примирения в Русской Церкви, делают очень большую ставку на статью отца Н. Григорьева, в расчете на ее убедительность (?), особенно среди малосведущей паствы. Появился и перевод этой статьи, изложенный на прекрасном литературном русском языке, выгодно отличающийся от косноязычного английского оригинала. Поэтому текст перевода может произвести более серьезное впечатление на неосведомленного читателя, нежели оригинал. Хотя, вздор остается вздором безотносительно к тому, на каком языке он изложен.

При дальнейшем ознакомлении с этим трудом впечатление своеобразия его только увеличивается. Доминирующей чертой статьи является ее сумбурность. Весьма причудливо здесь сочетаются обличительный агрессивный тон современного Саванаролы и «в мыслях легкость необыкновенная» Ивана Александровича Хлестакова, с которой автор пытается как-то обосновать свои тезисы. С энергией и рвением, достойным лучшего применения, священник Н. Григорьев, закусив удила, дерзновенно вторгается в сферы церковного права, церковной истории и богословия, всюду проявляя либо невежество, либо недобросовестность. «Забывая задняя и в передняя простираясь», в своем спекулятивном богословствовании в классической сектантской манере «от ветра главы своея», автор доходит до откровенного кощунства.

На протяжении 22-х страниц мысль автора резко скачет с предмета на предмет, с явной неспособностью сосредоточиться на чем-то одном, и серьезно об этом одном говорить. Поэтому, не имея ни времени, ни охоты комментировать все плоды раздумья священника Н. Григорьева (тем более что это уже сделано другими), я ограничусь разбором его основного утверждения, которое все же удалось отфильтровать от остального плетения словес. Эта мысль, многогранно изложенная на 22-х страницах сводится к следующему:

Русская Православная Церковь Московского Патриархата основана не Христом Спасителем, а Иосифом Виссарионовичем Сталиным и митрополитом Сергием, и по сути является политической организацией. Она не «подлинная историческая Русская Православная Церковь» (sic), а является расколом вышедшим из ее недр и до сих пор в этом расколе упорствующая. (с. 2) Поэтому она не имеет ничего общего с истинной Русской Поместной Церковью, которая воплощалась до сих пор Катакомбной Церковью и Зарубежной Церковью. Самое же дерзкое утверждение священника Н. Григорьева гласит: МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ ЕСТЬ ДУХОВНЫЙ МОНСТР. ОНА НЕ ЦЕРКОВЬ ХРИСТОВА, А ЦЕРКОВЬ АНТИХРИСТА, КРЕЩЕННАЯ ДУХОМ САТАНЫ. (С.17) (выделено мной. — А.П.)

Если принять на веру это положение, то все остальные доводы священника Н. Григорьева выстраиваются в четкую систему, и могут убедить лиц несведущих в делах церковных. Но так ли это в действительности?

Прежде всего вспомним о том, что о Московской Патриархии было много суждений Архиерейских Соборов Зарубежной Церкви, Соборов, состоявших из богомудрых архипастырей, которые и по образовательному цензу, и по житейскому опыту, и по праведной жизни были не чета священнику Н.Григорьеву. Эти суждения о страждущей Церкви в оставленном отечестве, (здесь разговор шел именно о Московской Патриархии), высказывались в духе сожаления о ее зависимом положении от безбожной гражданской власти. Несмотря на то, что Зарубежные Архиерейские Соборы не признавали избраний Патриархов советского периода канонически безупречными ввиду их явной зависимости от безбожников, и были несогласия с отдельными действиями иерархии МП, а также выражались опасения о ее дальнейшем пути, НИКОГДА Архиерейские Соборы Зарубежной Церкви не дерзнули на те высказывания, которые, ничтоже сумняшеся, опубликовал автор.

Призывая читателя взглянуть на спорные вопросы современности в «свете исторических событий» (с.1), автор сам весьма вольно обращается с историческими фактами. Прежде всего он ошибочно указывает, что митрополит Сергий «…возглавил крайне либеральную группу обновленцев, называющей себя „живой Церковью“. Это была группа., которая откололась от Церкви под предводительством Митр. Сергия…» (с.3) Действительно, общеизвестно, что М. Сергий одно время примыкал к обновленческому расколу и затем покаялся, но то, что он возглавлял это движение является откровением для любого человека хоть мало-мальски знакомого с историей Русской Церкви. Утверждая, что «митрополит Сергий смолоду был весьма амбициозным молодым (sic) человеком, одержимым страстью к власти» (интересно, откуда у священника Н. Григорьева сведения о наборе страстей М. Сергия?), а также: «Митрополит Сергий почуял возможность блестящей карьеры» (М. Сергий и так был Предстоятелем Русской Церкви, о какой еще карьере здесь речь?) — священник Н. Григорьев дошел до вопиющего кощунства.

Обличая М. Сергия во властолюбии, о.Н.Григорьев вспоминает о третьем искушении Христа в пустыне, и пускается в рассуждения о том, что бы произошло, если Христос, падши, поклонился бы сатане. То есть, что бы случилось, если Христос, Истинный Бог наш, Божественный Логос «имже вся быша», поклонился бы твари из духовного мира. Эти домыслы профессора апологетики сродни средневековой казуистике, когда школяры обсуждали вопросы на подобие: «если Бог всемогущ, то может ли он сотворить такую огромную гору, которую Сам не сможет сдвинуть с места». По словам архиепископа Алипия, такая мысль вообще не могла бы прийти в голову нормальному человеку, тем более, православному священнику. Однако она запросто пришла в голову автору.

Рассуждая о каноничности и неканоничности в церковных делах, автор не учитывает того, что Книга Правил Святых Апостолов и Вселенских и Поместных Соборов является не уголовным кодексом (по определению еп. Даниила Ирийского), а общим руководством в делах церковных для тех, кому поручено эти дела вести. Отдельное нарушение какого-либо канона или даже ряда канонов в пределах данной поместной Церкви не означает автоматической потери этой Церковью законности (каноничности), а также благодати. Приводя примеры нарушений законности в лоне Русской Церкви (причем не всегда удачно), автор игнорирует исторические прецеденты, опровергающие его суждения. К примеру, если следовать логике отца Н. Григорьева, то Вселенский патриарший престол вообще не имеет права на существование. На протяжении шести веков Константинопольские Патриархи ставились не церковной, а государственной властью (дежурный упрек у нас в адрес Московской Патриархии), причем эта власть турецких султанов была не христианской, а нередко враждебной христианству. Вспомним также и о том, что Вселенский патриарший престол в этот период доставался тому кандидату, который давал султану больше денег. Налицо была чистейшая симония, и, несмотря на это, никто сегодня не отрицает законности или благодатности Вселенского престола. Вспомним и о том, что на рубеже 13 и 14 веков в Константинополе были последователи низложенного патриарха Арсения, которые, защищая церковную справедливость, сами оказались вне Церкви, образовав секту Арсенитов. Подобных примеров в истории Церкви немало, но, несмотря на это, водимая Духом Святым церковная жизнь жительствовала, жительствует и будет жительствовать.

Похоже, что автор запутался в своем понимании сущности Церкви Христовой. С одной стороны он утверждает, что «Церковь — живой дышащий организм, не социальная, политическая или, даже, религиозная организация.» (с.2) С другой стороны, он рассматривает Русскую Церковь послереволюционного периода именно с этой точки зрения, что выражается в том, что пока был хороший директор фирмы (Патриарх Тихон и Митрополит Петр), то и фирма была безупречной. Как только директор (Митрополит Сергий) допустил известные погрешности (кстати, во время самых страшных гонений на Церковь в истории человечества), вся фирма тут же утеряла свою легитимность. Автор делает вывод, что Дух Святый, Который «дышит идеже хощет» не захотел дышать в многомиллионной Русской Церкви, которую тогда возглавлял владыка Сергий.

Священник Н. Григорьев искажает историческую картину своим утверждением, что митрополит Сергий и подчиненное ему духовенство учинили раскол. Да, произошло разделение между теми, кто категорически отвергал Декларацию 1927 года и отмежевался от митрополита Сергия, и теми, кто, не желая вносить разделения в церковную жизнь продолжали признавать его священноначалие, хотя крайне сомнительно, что большинство из них разделяли взгляды, высказанные в Декларации. А в том что, М. Сергий в то время был несомненным административным главой Русской Православной Церкви, не возникает сомнений. (Косвенным доказательством тому служит и тот факт, что именно к нему, а не к кому-то другому, в 1920-х годах обратились за руководящими указаниями Зарубежные архиереи по некоторым административным вопросам. Отвечая им, и приветствуя словами «Дорогие Святители», М. Сергий предоставил им действовать по своему усмотрению, т.к. на местах им виднее, как следовало поступить. Это все происходило до разделения, разумеется.

Доводы священника Н. Григорьева о том, что митрополиты Кирилл и Петр были «старше» М. Сергия, и поэтому он был обязан им подчиняться, неубедительны. Действительно, по очереди местоблюстительства он стоял после них, и даже не был таковым, а именовался «заместителем местоблюстителя». Однако, находясь у кормила церковного управления при исполнении своих обязанностей, он обладал полнотой иерархической власти, и указания и пожелания этих двух митрополитов для него имели не более, как совещательное или нравственное значение, но никак не административное.

Объясняя читателю, что такое раскол, священник Н. Григорьев пишет: «Раскол происходит, когда группа людей отходит от Церкви, и следовательно, прекращает общение с Церковью. Это случается в результате лжи или ложного учения, которого упорно придерживаются раскольники, противостоя Духу Истины, который является сущностью Церкви». Здесь прослеживается несколько противоречий.

Раскол происходит, когда группа людей отходит от Церкви. М. Сергий и подведомственное ему духовенство были не «группой людей», отошедшей от Церкви, а были самой Церковью, т.к. М. Сергий был легитимным первоиерархом, находившимся в административном центре и ему подчинялась едва ли не большая часть духовенства. Священномученик Кирилл Казанский, несмотря на несогласие с М. Сергием, признавал благодатность таинств, совершаемых священниками подчиняющимися ему. Целый ряд новомучеников и исповедников Российских не порывали общения с М. Сергием, включая прославленных Зарубежной Церковью митрополита Арсения Новгородского, архиепископа Иллариона (Троицкого) и большинства его соловецких со-узников. Под омофором М. Сергия также служили приснопамятные и почитаемые зарубежные архипастыри, архиепископ Венедикт, цитируемый священником Н. Григорьевым архиепископ Леонтий Чилийский, архиепископ Андрей (Рымаренко) — в бытность протоиереем, архимандрит Димитрий (Биакай), и множество рядового духовенства попавшего во время войны из России в Западную Европу. Они органично вошли в состав Зарубежной Церкви в соответствии с суждением Митр. Анастасия и 2-го Всезарубежного Собора о том, что грех М. Сергия не распространяется на подчиненное ему духовенство.

Это случается в результате лжи или ложного учения, которого упорно придерживаются раскольники, противостоя Духу Истины, который является сущностью Церкви. (с.2) То явление, которое в Зарубежной Церкви определяется общесобирательным термином «Сергианство», является не учением, а образом поведения. Возвести этот образ поведения в ранг ереси неоднократно пытались некоторые зарубежные полемисты, но достаточно безуспешно, т.к. ни один Всезарубежный или Архиерейский Собор, или Архиерейский Синод не дали этому термину четкого определения. А что касается недостойного, малодушного поведения некоторых клириков, выражающегося в компромиссах с совестью в своей пастырской и общественной деятельности, то вспомним, что у Московской Патриархии нет монополии на это явление, и оно встречается повсеместно, в том числе и в Зарубежной Церкви.

Таким образом мы видим, что к М. Сергию и его последователям не приложимо наименование раскольников, сколь резко мы бы не расходились с ними идеологически, и как бы это ни хотелось автору. Поэтому и призыв священника Н. Григорьева к продолжению церковного разделения, и попытки обосновать его, с богословских позиций неосновательны, и не выдерживают критики.

Кощунственно звучат и выше приведенные хулы на Русскую Церковь, в которой явно изливается благодать Духа Святого, церковная жизнь восстает из праха и мерзости запустения, иконы мироточат, прозорливые старцы благовествуют. Перемены в нашем Отечестве явны, и не признавать их и отрицать их, является сознательным противлением истине, то есть, хулой на Святого Духа. Священник Н. Григорьев произносит осуждение сам на себя в приведенном выше втором пункте, когда указывает на противление Духу Истины, как на признак пребывающих в расколе. По своему же определению, священник Н. Григорьев является раскольником, поскольку коснеет в этой хуле. Дерзко обвиняя Русскую Церковь в грехах раскола и хулы на Святого Духа, священник Н. Григорьев, видимо, того не замечая, сам в них впадает, и еще кощунствует. В нынешний великопостный период можно только пожелать священнику Н. Григорьеву благодатной помощи Божией, чтобы Пастыреначальник Христос даровал ему «зрети своя прегрешения», а также здравый смысл, дабы не браться за писание статей, которые ему явно не по силам.
Протоиерей Андрей Папков
Чикаго, США
Крестопоклонная Неделя, 2007

http://rusk.ru/st.php?idar=111370

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Алексей Бахмутов    24.03.2007 03:19
Ну, вот и слава Богу! Вот и договорились. А то мы все о личностях толкуем (нет бы лишний раз молитву Ефрема Сирина прочитать..).
Согласно первому параграфу "Положения о Русской Православной Церкви заграницей", неоднократно утвержденному определениями Соборов Епископов РПЦз в 1956-1964 гг., "Русская Православная Церковь заграницей есть неразрывная часть поместной Российской Православной Церкви, временно самоуправляющаяся на соборных началах до упразднения в России безбожной власти…"
Так что, время пришло, какие-бы документы отдельные личности на составляли!
  Lucia    24.03.2007 02:32
У меня такое впечатление, что Окунев был автором многих антирелигиозных брошюр, которыми отравляли сознание людей при социализме. Но и тогда им мало кто верил, а теперь – это еще более странно. Но самое странное не это. Было время, когда разделение было не только административно. но таково. словно мы находимся на разных планетах. И вот – рухнули преграды. мы смогли увидеть и услышать наших братьев – и что же? Ни одного слова любви. Все эти годы вы словно ждали, когда же можно будет высказать "критику" и вплотную заняться "радением о чистоте веры". И то и другое до ужаса однообразно и недобросовестно. Это нежелание услышать, вызовет естественное желание не говорить ничего. Эта мания поучать и обличать приведет и уже приводит к тому, что на односторонние призывы к братской любви, изредка вставленными в поучение и разоблачение все меньше можно ждать отклика. Уже сто щек вам подставлено. а все не надоело. А если мы возьмем пример с наших заграничных братьев?
  чтец Алексий Аксенов, РПЦЗ    23.03.2007 22:49
РПЦЗ и РПЦ (МП) являются двумя частями Русской Церкви, временно разделенными административно. Обе части принадлежат ко Вселенской Православной Церкви. Поэтому жаль, что о своих братьях по вере и крови мы часто мыслим в категориях "мы" и "они". Критика, если она добросовестна и вызвана радением о чистоте и достоинстве Церкви – явление нормальное. Она может привести к выяснению истины, как это произошло со статьей о. Сергия Окунева, вызвавшей отклики.
  Lucia    22.03.2007 23:13
http://www.pravos.org/docs/doc259.htm

Вот извольте полюбоваться. Они никогда не простят нам своего бегства.
  Lucia    22.03.2007 12:11
Во все времена Православная Церковь была кораблем, который несмотря на ошибки и нестроения плыл по бурным и опасным водам. Те, кто покидал его, в лучшем случае, был сравним с лодочкой, ведомой на буксире. Мы полагаем, что таким кораблем была и осталась наша церковь. Если Вы считаете, что это не так, значит, таким кораблем является Русская Зарубежная?
  чтец Алексий Аксенов, РПЦЗ    22.03.2007 00:47
Брату Алексию Бахмутову:
Дорогой Алексий, мое замечание о "резкости" относилось не к Вашему тексту (в нем я не чувствую никакой резкости), а, увы, к статье о. Андрея. Не хотелось прямо это писать.
"Неужели грех Митрополита Сергия, пытавшегося спасти, нет не себя, а Церковь 80 лет назад, лежит на всех на них и на многих тысячах других все эти годы противостоявших большевикам и отдавших за это свои жизни?" -
КОНЕЧНО, НЕ ЛЕЖИТ!
По поводу последней реплики Lucia о жертве митрополита Сергия. Слава Богу, что Вы любите митрополита Сергия. Но все же давайте прославлять его только за то, что достойно прославления. Иначе получится, что мы любим митрополита Сергия больше, чем Христа, больше, чем Его свидетелей-Мучеников. О смысле христианской жертвы хорошо написано в послании Собора РПЦЗ 1933 года. Простим писавшим, что они были "отделены временем и пространством" от своих собратьев-Мучеников: они были едины с ними в мыслях и духе, а в своем "бегстве" следовали путям Промысла Божия. Они причастны подвигу Мучеников через это единомыслие с ними, они причастны Подвигоположнику через ясное исповедание Его крестного учения. «Некоторые из защитников Митрополита Сергия доходят до таких крайностей, что готовы сплести ему мученический венец за то, что он якобы пожертвовал чистотой своего имени для спасения Церкви (?). Говорить так, значит прежде всего злоупотреблять словом «мученик». Мученик всегда подвизается за правду и идет к ней чистыми и прямыми путями; как только он уклоняется в словеса лукавствия, сияющий венец тотчас же меркнет на его главе. Церковь не нуждается в таких жертвах, какие не отвечали бы ея достоинству. Она украшается только добродетелями своих святителей. Напротив, каждое их падение, каждый грех и даже проявление простого малодушия невольно отбрасывает на нее свою тень. Искупление нигде не достигается ценою греха. Весь смысл этого подвига заключается именно в том, что невинный приносит себя в очистительную жертву за виновного… У каждого христианина, как и у всякого пастыря, есть только один прямой царский путь, предначертанный для всех в Евангелии. Если последний встречается и, так сказать, пересекается по воле Божией с другим путем, исходящим от исконного человекоубийцы и отца лжи, тогда сам собою образуется крест, зовущий пастыря на страдание. И никто не в праве уклоняться тогда от своего страстотерпческого жребия в сторону мнимого самоизмышленного мученичества. Пусть панегиристы Митрополита Сергия вспомнят древних мучеников и апологетов. Последние умели защищать христианство, не озлобляя без нужды языческую власть и, в то же время, не жертвуя для этого ни свободой Церкви, ни евангельской правдой. Пусть они не забывают также о том, что совне Церковь никогда не казалась менее организованной, как в то время, когда она скрывалась в катакомбах. Однако, оттуда она покорила весь мир».
  Lucia    21.03.2007 23:04
Признательны, конечно, за попытку оправдать нас, отделяя от "греха митрополита Сергия". Но нам такое оправдание не нужно. Мы любим патриарха Сергия и преклоняемся перед его жертвой.
  Алексей Бахмутов    21.03.2007 20:06
Брату Алексию:
Принимаю ваше замечание о необходимости братской любви в дискуссии.
Прошу простить за резкость.
Мое резкое неприятие вызывает прием, который постоянно используют противники воссоединения Церкви в спорах. А именно – отождествление отдельных иерархов со всей Церковью. Согласитесь, это – нечестный прием.
А ведь Православную Церковь в России сегодня составляют 85 миллионов верующих. Неужели грех Митрополита Сергия, пытавшегося спасти, нет не себя, а Церковь 80 лет назад, лежит на всех на них и на многих тысячах других все эти годы противостоявших большевикам и отдавших за это свои жизни?
Легко состоять в чистоте, будучи отделенным временем и пространством от всего того, что пришлось пережить верующим в Советской России.
  чтец Алексий Аксенов, РПЦЗ    21.03.2007 14:17
Статья о. Андрея, при всей правильности и своевременности, имеет существенный недостаток: ошибочное мнение о полноте прав митрополита Сергия в качестве возглавителя Русской Церкви. В частности, ошибочно следующее утверждение о. Андрея: "Находясь у кормила церковного управления при исполнении своих обязанностей, он [м. Сергий] обладал полнотой иерархической власти, и указания и пожелания этих двух митрополитов [Священномучеников Петра и Кирилла] для него имели не более, как совещательное или нравственное значение, но никак не административное". Между тем, М. Сергий являлся ЗАМЕСТИТЕЛЕМ Патриаршего местоблюстителя Священномученика Петра, то есть, его подчиненным, и потому обязан был неукоснительно исполнять распоряжения Свщмуч. Петра. Очевидно также, что полномочия Патриарха, Патриаршего местоблюстителя и Заместителя Патриаршего местоблюстителя – различаются. Митрополит Сергий узурпировал власть в Русской Церкви, и именно этот факт явился причиной отделения от него значительной части епископата, в частности, Священномучеников Кирилла Казанского и Агафангела Ярославского, являющихся, наряду со Священномучеником Петром, Патриаршими Местоблюстителями по завещанию Святителя Тихона. По данной теме существует обширная литература. Наиболее авторитетное последнее издание – Иерей Александр Мазырин. Высшие иерархи о преемстве власти в Русской Православной Церкви в 1920-х – 1930-х годах. М.: ПСТГУ, 2006. – 444 с.
В качестве частного пожелания себе и всем участникам дискуссий об этих вопросах – побольше братской любви к оппонентам, поменьше публицистической хлесткости и язвительности на счет чужих немощей. Ведь все мы чада одной Церкви!
  А. Бахмутов    17.03.2007 12:37
Автору статьи:
Отец Андрей, боагославите! Спаси Вас Господи за достойную отповедь на клевету в адрес Русской Православной Церкви в Отечестве сущей. Воистину, Великий пост дан нам во очищение.

Читателям Русской Линии в России:
Братья и Сестры! Хочу вам сказать одну вещь, о которой хорошо знают русские православные люди, находящиеся зарубежом. Фактически, объединение ветвей Русской Православной Церкви происходит каждый раз, когда в храмах РПЦЗ идет служба, ибо заполнены эти храмы в Лондоне, в Берлине, в Мюнхене, в Сан-Франциско, в Нью-Йорке или в Чикаго в большинстве своем нашими соотечественниками, крещеными в России и вышедшими из лона Церкви-Матери. Если их изгнать, то в храмах РПЦЗ мало кто останется, разве что пастыри, многие из которых не русские по своему происхождению. Может быть, РПЦЗ тогда ещё будет православной, но наверняка уже не будет русской. С другой стороны, без храмов РПЦЗ многие наши соотечественники зарубежом очень быстро перестанут быть русскими. Вот чтобы этого не произошло и нужен акт объединия Церквей, против которого ополчились борцы с «сергианством».

Отцу Никите, если он это прочтет:
Кровь Новомученников Российских вопиет к Вам! Неужели Церковь, стоящая на их мощах не имеет благодати?!! Неужели кровь пастырей и служителей Церкви Русской, пролитая в недавнее время за Христа (http://www.pravaya.ru/leftright/472/10096 ) не убеждает Вас в чистоте их веры??
Неужели Вы, профессор семинарии, не видете, где проходит линия борьбы с Антихристом?
Надо быть слепцом или фарисеем, чтобы не видеть, многотысячные крестные ходы России, встречающей возвращающиеся православные святыни, или многокилометровые и многочасовые очереди в ожидании мгновения прикосновения к святым мощам. Приезжайте в Россию в мае этого года и загляните в лица православных, радующихся за свою Церковь. Может быть, тогда и в Ютике станет больше православных прихожан, а в семинарии, где Вы преподаете, больше русских семинаристов.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru