Русская линия
Русская линия Константин Грамматчиков16.03.2017 

Орловская губерния в революции 1917 г.

Город Орёл, основанный 450 лет назад по указу Царя Иоанна Васильевича Грозного в 1566 году в праздник Рождества Пресвятой Богородицы, самим своим названием с момента рождения символизировал самодержавную власть. Города, входившие в состав Орловской губернии с момента строительства крепостей Ельца, Севска, Трубчевска, Кром, Ливен, Брянска, Мценска служили форпостами на пути татарских набегов с 16 века. С этой территории шло заселение дикого поля, Новороссии и Крыма. В 17−18 веках Орёл являлся узловым пунктом по поставкам хлеба и зерновых культур по Оке из южных российских областей и Малороссии в Москву, Тулу, Нижний Новгород, Калугу, Рязань и другие города Центральной России. Орловский край считается колыбелью многих дворянских гнёзд, до наших дней дошла лишь малая их часть, в основном связанная с именами писателей-орловцев. Как писал Н.С. Лесков — «Орёл вспоил на своих мелких водах столько литераторов сколько не дал на пользу родине ни один русский город». До сих пор в Орле сохранился дом Лизы Калитиной, описанный И.С. Тургеневым в романе «Дворянское гнездо».

Во время 1-ой Мировой войны Орловская губерния стабильно поставляла фронту продовольствие, фураж, обмундирование. На многих заводах исполнялись военные заказы. В первых сражениях Мировой войны участвовали Можайский, Звенигородский, Каширский, Дорогобужский пехотные, Черниговский, Нежинский гусарские и другие полки квартировавшие на территории Орловской губернии, а так же полки носившие имена городов Орловской губернии Орловский, Брянский, Севский, Елецкий, Болховский находившиеся вне её приделов, но в которых по традиции служили представители Орловской губернии. Уже во время войны так же были сформированы Ливенский, Кромской, Малоархангельский, Мценский, Трубчевский полки, дружины Государственного ополчения. Губерния принимала десятки тысяч беженцев из западных областей Российской Империи и военнопленных.

В декабре 1916 г., перед Рождеством Христовым в Орёл прибыл новый губернатор граф Николай Васильевич Гендриков. Родной брат графини Анастасии Гендриковой впоследствии принявшей мученическую смерть с Царской Семьёй. Накануне февральского заговора 25 февраля 1917 г. губернатор и другие руководители губернии встречали на Орловском железнодорожном вокзале нового орловского епископа Макария (Гневушева), одного из видных проповедников, монархистов, основателей «Союза русского народа».

Как раз в это время в Орёл перестали приходить газеты, на два дня была потеряна связь со столицей. С конца февраля губернатор имел сообщения о происходящем в столице из разных источников через начальника жандармского железнодорожного управления и губернское земство, получавшее информацию от председателя временного комитета Государственной Думы М.В. Родзянко. Н.В. Гендриков провёл два совещания, на которых было решено выставить караулы солдат орловского гарнизона возле значимых государственных объектов. 1 марта губернатор обратился к населению, призвав сохранять спокойствие до распоряжений верховной власти и Императора. Но уже 2 марта начальник Орловского гарнизона генерал-лейтенант В.А. Никонов самолично отправил телеграмму с признанием Временного правительства, сославшись на арест командующего Московского гарнизона. 3 марта прошла массовая манифестация возле Городской думы, на которую генерал Никонов прибыл на извозчике с огромный красным флагом и провёл парад орловского гарнизона. Был образован подчинявшийся губернатору «Комитет общественной безопасности» во главе с депутатом Орловской городской думы С.Д. Богословским. Его полномочия признал Орловский совет рабочих депутатов. 4 марта граф Н.В. Гендриков с запозданием получил телеграмму об отречении Императора Николая Второго в пользу Великого Князя Михаила Александровича и передачей последним власти Временному правительству до созыва Учредительного собрания. В этот же день руководителями губернии было признано Временное правительство. Уже 6 марта телеграммой князя Львова граф Н.В. Гендриков был временно освобождён от занимаемой должности. Его обязанности были возложены на начальника орловской земской управы С.Н. Маслова, назначенного комиссаром Временного правительства по Орловской губернии.

Орловская губерния в те дни мало чем отличалась от других ближайших областей. «Революционный энтузиазм» охватил многие слои населения, проводились всевозможные собрания, организовывались лекции типа «революция и искусство», в городском саду и саду «Эрмитаж» ещё играл духовой военный оркестр, будущее виделось обывателям в розовых тонах. В обстановке всеобщего благодушия поэт-монархист, уроженец села Липовка Елецкого уезда Сергей Сергеевич Бехтеев написал тогда одни из самых ярких своих пророческих стихотворений «Россия», «Свобода», «Святая ночь», Конь красный", «Великий хам», «Земля и воля», «Верноподанным». Самое известное из них «Молитва» было направлено через графиню А.В. Гендрикову Их Императорским Высочествам Великим Княгиням Ольге Николаевне и Татьяне Николаевне в Тобольск, над строками этого произведения плакал Государь, которому через несколько дней «бескровной русской революции» Бехтеев посвятил в Орле стихотворение «Николай Второй»:

Предатели рождённые рабами-

Свобода лживая не даст покоя вам,

Зальёте вы страну горячими слезами

И пламя побежит по вашим городам.

Не будет счастья вам в блудилище разврата,

Не будет зависти и клеветам конца.

Восстанет буйный брат на страждущего брата

И меч поднимет сын на старого отца.

Пройдут века, но подлости народной

С страниц истории не вычеркнут года.

Отказ Царя прямой и благородный

Пощёчиной вам будет навсегда!

(отрывок из стихотворения).

Родные сёстры поэта Зинаида, Наталья и Екатерина были фрейлинами Императрицы Александры Фёдоровны. Муж Зинаиды Сергеевны полковник Кавалергардского полка Пётр Толстой продал особняк в Одессе, переправив средства через верных людей Царским Узникам, печатал монархические воззвания и был убит в конце 1918 г. Близкая подруга сестёр Бехтеевых Маргарита Сергеевна Хитрово, уроженка села Петрушково Орловской губернии посещала Царскую Семью в заточении.

Одним из немногих Иерархов Русской Церкви в тот момент хранивших верность престолу и открыто выражавших свою позицию о происходящем был Преосвященный Епископ Орловский Макарий (Гневушев).

На съезде духовенства и мирян Орловско-Севской епархии в апреле 1917 г. рассматривался вопрос о смещении с кафедры Епископа Макария, «который при новом правительстве тормозит переустройство церковной жизни». Как писали орловские газеты «Товарищи! Родина и свобода в опасности. епархиальный совет направил обер-прокурору Синода прошении об изгнании с епископской кафедры Епископа Макария». В мае Епископ Макарий был отправлен на покой в Смоленский Спасо-Авраамиев монастырь, а в январе 1918 г. переведён в Спасо-Преображенский монастырь г. Вязьмы. В Орле, Смоленске, Вязьме он обличал как власть временщиков так и большевиков. В начале сентября 1918 г. по решению ЧК Западной области Владыка был расстрелян большевиками за контрреволюционную деятельность. Прославлен в лике святых Новомучеников Российских в 2000 году на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви.

В течение всего 1917 года и позднее газета «Орловский вестник» сообщала помимо вестей с фронта о многочисленных разбоях и грабежах. Через Орёл и другие уездные города устремились целые потоки солдат-дезертиров, бандитов и другого уголовного элемента. В 1917−18 годах были убиты духовник Орловской семинарии священник Григорий Рождественский, настоятель Брянского Свенского монастыря игумен Гервасий, священники Михаил Тихомиров в Ельце, Василий Лебедев в селе Сетном Севского уезда и многие другие иереи и монахи. В то время как уголовники и политические были выпущены из тюрем, представителей монархических кругов арестовывали, многие из них уезжали на фронт в обстановке хаоса и образовавшегося вакуума власти. Полтавский вице-губернатор Алексей Сергеевич Бехтеев, родной брат С.С. Бехтеева отправился на фронт корнетом в расположение родного 17-го гусарского Черниговского Е.И.В. Великого Князя Михаила Александровича полка, с 1896 по 1918 гг квартировавшего в Орле, и описал в своих мемуарах разложение фронта и тыла. В Орловском краеведческом музее сохранились стихи неизвестного офицера «Молитва офицеров действующей армии», написанные между февралём и октябрём 1917 года, которые передают настроение тех дней.

Христос Всеблагой, Всесвятой, Бесконечный

Услыши молитву мою;

Услыши меня мой заступник предвечный,

Пошли мне погибнуть в бою.

Смертельную пулю пошли мне навстречу,

Ведь благость безмерна твоя.

Скорее пошли мне кровавую сечу,

Чтоб в ней успокоился я.

В глубоких могилах без счёта и меры

В своих и враждебных краях

Сном вечным уснули бойцы офицеры

Погибшие в славных боях.

Но мало того показалось народу,

И вот чтоб прибавить могил,

Он нашей же кровью купивши свободу

Своих офицеров убил.

Правительство, новые люди науки

И много сословий и лиц

Пожали убийцам кровавые руки,

Прославивши наших убийц.

На Родину нашу нам нету возврата

Народ наш на нас же восстал

Для нас он воздвиг погребальные дроги

И грязью нас всех закидал.

(отрывок из стихотворения)

К концу 1917 года в одиночку и мелкими группами на Дон стекались офицеры, юнкера, кадеты. В первом штыковом бою добровольцев с большевиками у Балабинской рощи под Ростовом 26 ноября 1917 года практически полностью погиб взвод капитана Донского. Состоявшего из кадет Одесского Великого Князя Константина Константиновича и Орловского Бахтина кадетских корпусов.

В самом Орле сначала почти не заметили октябрьский большевистский переворот. В газете «Голос народа» от 25 октября 1917 г. на фоне рекламных объявлений вышла небольшая заметка, что в Петрограде большевики устроили беспорядки и что по мнению командующего Московским военным округом порядок в столице в ближайшее время будет восстановлен. По воспоминаниям бывшего губернатора Минской губернии князя В.А. Друцкого-Соколинского, владевшего усадьбой Оптушка рядом с имением С.А. Нилуса Золоторево в Мценском уезде, о смене власти в Орле напоминали лишь красные тряпки на отдельных зданиях. По Орловско-Рижской железной дороге хоть и со значительными опозданиями ходили поезда. В Орле сносно работали магазины, ещё функционировали трамвай, телефон, электричество. Власть большевиков какое-то время была номинальной, Совет по своему составу был в основном меньшевицким. В Ливенском уезде до февраля 1918 года работал Комитет общественной безопасности под председательством князя В. В. Голицына, избранного большинством крестьянства, местный Совдеп население просто игнорировало. В Елецком уезде был образован Совнарком отказавшийся подчиняться орловскому Губисполкому и даже начавший выпуск собственных денежных знаков.

В начале 1918 года в Орёл из Могилёва были переведены некоторые управления Ставки Верховного Главнокомандующего. Из Курска в Орёл прибыл бронедивизион в 500 человек и 17 бронеавтомобилей. Командир отряда, путиловский рабочий, анархист И.П. Сухоносов, заручившись поддержкой Ставки получил от местных властей полномочия комиссара по охране города Орла, позже провозгласил себя верховным комиссаром по охране общественного порядка. Орловские обыватели на своей шкуре ощутили прелести новой власти. Сухоносовцы занимались мародёрством и грабежами. Предпринимали налёты на другие населённые пункты, в частности на город Болхов, где насилию подверглись многие женщины. В ночь с 7-го на 8-е марта 1918 г. Сухоносов собрал совещание на котором предложил поголовно вырезать буржуев города Орла. Сославшись на то. что местная буржуазия хотела купить его за взятку, чтобы он продал свой отряд и местный Совет, Сухоносов потребовал от присутствующих диктаторских полномочий. Идея проведения варфоломеевской ночи в Орле напугала даже большевиков. Большинство присутствующих на совещании отказалось поддержать Сухоносова. Обострило ситуацию прибытие с фронта 142- Звенигородского полка, поддержавшего Орловский совет. Через неделю, 14−15 марта, в Орле развернулись настоящие боевые действия между звенигородцами и сухоносовцами с применением броневиков и артиллерии. При попытке агитации железнодорожных рабочих Сухоносов был арестован и судим. Получив 4 года тюрьмы, он вскоре был амнистирован, занимал должность воинского начальника в Черниговской губернии. В дальнейшем перешёл к белым, потом попал к красным и при опознании личности был расстрелян.

Одними из первых подверглись террору представители орловского духовенства и Орловско-Севская Епархия. В здании епархиального духовного училища располагался штаб Сухоносова, а потом другие советские учреждения. 1 февраля 1918 г. орловскими жителями Покровской слободы были избиты мастера, пытавшиеся провести демонтаж золотых царских гербов с колокольни Покровской церкви Черниговского полка, построенной на средства его Шефа Великой Княгини Елизаветы Фёдоровны, офицеров и нижних чинов. Собравшихся вокруг церкви прихожан, пытавшихся не допустить акта вандализма новые власти разгоняли силами красной гвардии, милиции и кавалерии. 2 ноября по благословению Епископа Орловского и Севского Серафима (Остроумова) в Орле прошёл 20-ти тысячный крестный ход. В ответ уже через неделю председателем исполнительного комитета Ароновым был захвачен свечной завод. 14 марта отряд матросов во главе с Ароновым ворвался в здание Петропавловского братства, где проходил епархиальный съезд, учинив обыск. Аронов задержал многих священников, препроводив их в тюрьму. В 1919 г. году был разгромлен Архиерейский дом вместе с консисторией и музеем церковного историко-археологического общества. В орловский работный дом были помещены арестованные монахи и монахини. 26 апреля 1918 г. в селе Усть-Нугрь Болховского уезда отряд красноармейцев совершил налёт на дом священника Иоанна Панкова, который был убит вместе с двумя сыновьями: офицером Петром, вернувшимся с фронта, и Николаем — учащимся Орловской духовной семинарии. Так же были убиты случайные свидетели местный крестьянин и юноша. Отец Иоанн и его сыновья Пётр и Николай Панковы канонизированы в 2000 г. как новомученики. Многочисленным грабежам подвергались православные монастыри. Какое то время Марии-Магдалининский монастырь Ливенского уезда защищали местные крестьяне. Но в ноябре 1918 г. он был окончательно разорён, как и Предтеченсий монастырь в Кромском уезде. Под давлением новых властей многие орловские храмы перешли в обновленчество.

В декабре 1918 г. Господь явил чудо колеблющемуся духовенству и безбожным хулителям Церкви. В храме Покрова Пресвятой Богородицы 17-го гусарского Черниговского полка у иконы Спасителя расцвели белые настурции в засохшем венке. Слухи о чуде распространились далеко за пределами губернии. Орловский ревтрибунал возбудил дело о клевете на советскую власть. Была создана специальная комиссия, которая ничего не смогла объяснить о природе чуда. Постановлением трибунала за «фабрикацию чуда», дискредитацию советской власти и распространение ложных слухов в феврале 1919 г. были осуждены священники Покровской полковой церкви Николай Алексеевич Беляев и Сергей Васильевич Сребрянский. У отца Сергия, участвовавшего с полком в 1-й Мировой войне, в Добровольческой армии воевал сын — штаб-ротмистр Черниговского полка Семён Сергеевич Сребрянский. Родной брат священника преподобноисповедник Сергий, до монашества протоиерей Митрофан Сребрянский, с 1897 г. был первым настоятелем этого храма, прошёл с полком Русско-Японскую войну. После гибели Великого Князя Сергея Александровича стал духовником Великой Княгини Елизаветы Фёдоровны и Марфо-Мариинской обители в Москве. В 1950-е годы храм Черниговского полка, который 6 мая 1904 г., в день своего рождения, посещал Император Николай Второй был разрушен. К началу 2-й Мировой войны из 960 церквей и 18 монастырей Орловской губернии действующими в Орловской области остались две церкви Рождества Богородицы в Болхове и Николая Чудотворца в селе Лепёшкино Орловского района. В Орле последний Афанасьевский храм закрыли 25 июня 1941 г.

Были вскрыты и разграблены усыпальницы святителя Тихона Задонского (мощи святого до 1988 г. находились в Орловском краеведческом музее), просветителя Алтая преподобного Макария Глухарёва, настоятеля Болховского Троицкого Оптина монастыря. Во Мценске была брошена в реку Зуша древняя резная скульптура Николая Чудотворца, большевики надругались над мощами священномученика Кукши, что вызвало массовый протест горожан в начале июля 1919 г. Были вскрыты склепы поэта А.А. Фета, георгиевских кавалеров фельдмаршала М.Ф. Каменского, генералов Н.М. Каменского, А.П. Ермолова, Е. Ф. Комаровского, В.П. Лаврова и т. д.

В разбойном угаре уничтожены или саженны сотни дворянских усадеб. Но были и многочисленные случаи, когда крестьяне становились на их защиту, Так крестьяне села Брасово не позволили разграбить дворец Великого Князя Михаила Александровича, дав отпор погромщикам из соседних сёл и отряду анархистов на бронепоезде. Сам Великий Князь Михаил пользующейся большим уважением у местных жителей просил Временное правительство, а затем большевиков разрешить проживание в своём имении в селе Брасово Орловской губернии, приняв в ссылке фамилию Брасов.

После подписания большевиками «Брестского мира» по ряду уездов Орловской губернии прошла демаркационная линия. Большевики опасались вторжения германских частей и войск Центральной рады. 31 марта 1918 г. был образован Орловский военный округ, в который вошли Курская и Черниговская губернии, практически полностью оккупированные немцами. С апреля в Орле в здании Орловского Бахтина кадетского корпуса стал формироваться штаб советской группы войск Курского направления, засекреченный Южный фронт. Большевики провели частичную мобилизацию и сформировали три стрелковых дивизии, Орловский и Мценский пехотные полки отправлены на Восточный фронт Гражданской войны. Но по распоряжению Ленина особая роль отводилась созданию интернациональных формирований из пленных немцев, австрийцев, венгров, хорватов, словаков и других национальностей, которых он предполагал использовать в дальнейшем для борьбы с генералом Красновым и в походе на Украину, а потом на поддержку немецких пролетариев в германской революции. В мае были созданы два интернациональных отряда в Орле и Карачёве. В Орле при губкоме РКП (б) работали польская и латышская секции. Впоследствии наличие у большевиков латышской, эстонской дивизий, китайских, еврейских полков, червонного казачества сыграют значительную роль в сражениях под Орлом в 1919 году.

На территории губернии действовали различные продотряды занимавшиеся хлебозаготовками. Из них беспощадностью особенно выделялся московский продотряд. Из этих отрядов формировались воинские части для подавления бунтов и восстаний, поскольку мобилизованные крестьяне не хотели идти против своего же брата. Уже летом 1918 г. в губернии стали проходить стихийные народные выступления. На границе Мценского и Чернского уездов против большевиков действовал отряд полковника Дурново, в Кромском районе отряд бывшего питерского матроса-чекиста Силаева, обратившего оружие против своих вчерашних товарищей. В праздник Преображения Господня началось Ливенское восстание. Отряд крестьян в 600 человек при походе на Ливны под руководством офицера Мокашова вырос до 12 000. К восстанию присоединились различные слои городского населения и 19 августа Ливны были очищены от большевиков. Но уже к вечеру того же дня к Ливнам были стянуты свежие карательные силы интернационалистов, железный полк из Орла и бронепоезд из Курска, расстрелявший опорные пункты повстанцев не имевших артиллерии из орудий. Руководили операцией один из первых председателей орловского губчека М.А. Переславский и комиссар Ф.Г. Ионелейт. Газета «Известия» ВЦИК писала, что при подавлении белогвардейского левоэсеровского мятежа в Ливнах было убито 300 человек, руководители восстания расстреляны.

С лета 1918 года в Орле стал работать заграничный отдел партии большевиков Украины. Проездом из Москвы в Орле на сутки останавливался Махно, а на западе губернии был рассредоточен Богунский полк Щорса. На финансирование подпольной работы и диверсионных отрядов в Малороссии, закупку оружия, печать листовок, распропагандирование немецких солдат, ремонт дорог в прифронтовой зоне из Москвы в Орёл было направлено 3 000 000 рублей. В сентябре в Орле прошёл съезд КПБ (У) определивший методы борьбы против Украинской державы гетмана Скоропадского. Орёл должен был стать кулаком для нанесения будущего удара в направлении Харькова и Киева. Сам гетман предполагал расширить границы своей державы на севере, включив в её состав Воронежскую, Курскую и Орловскую губернии. В Орле генералу П.П. Скоропадскому принадлежал целый квартал на улице Гостиной. Во дворце Скоропадского в Орле в октябре 1919 г. располагался штаб Корниловской дивизии. Впрочем, по воспоминаниям А.С. Бехтеева, Скоропадский видел свою миссию временным явлением и при восстановлении законной власти в России и изгнании большевиков готов был положить державную булаву малороссийского правителя к ногам легитимного монарха. За недолгий период его правления спасаясь от большевиков на Украине укрылись десятки тысяч беженцев из Великороссии.

К 1 декабря 1918 г. на территории Орловской губернии была развёрнута Резервная отдельная армия в 7 тысяч штыков, которая к 1 января при походе на Украину влилась в Украинский фронт. В ноябре в Орле поднял восстание пехотный полк. Солдаты вышли на манифестацию требуя отставки местных большевиков с лозунгами «Долой Советы и евреев, на фронт босые не пойдём». Митинг был расстрелян чекистами с помощью артиллерии, в Брянске были подавлены выступления двух полков. Бунты солдат, крестьян, рабочих в Орловской губернии продолжались на протяжении всего 1919 года. К августу только в Елецком уезде в крестьянских восстаниях участвовало до 20 000 человек. Любые выступления против советской власти жестоко карались органами ВЧК. Тюрьмы были переполнены заложниками. Перед наступлением войск генерала Деникина на орловском направлении сотни заложников были расстреляны. Среди них адмирал Н.М. Яковлев — в 1904 г. командир броненосца «Петропавловск», чудом оставшийся живым при гибели всего штаба 1-й Тихоокеанской эскадры адмирала Макарова у Порт-Артура; профессор Харьковского университета историк А.С. Визигин видный деятель СРН и его друг и соратник филолог Я.А. Денисов и многие, многие другие. Тема красного террора, как и самой Гражданской войны в нашем регионе мало изучена и ещё ждёт своих исследователей.

В марте 1919 г. на митинге в Орловском железнодорожном депо до полусмерти был избит председатель ВЦИК Я.М. Свердлов, проезжавший через Орёл из Харькова в Москву. По официальной версии, бытующей в исторических справочниках он умер от испанки после митинга в Орле 19.03. 1919 г. На этом месте до сих пор висит памятная доска, что здесь на митинге 6.03. 1919 г. выступал Свердлов. А недалеко от вокзала и железнодорожного депо находится возрождённая Церковь Иверской Иконы Божией Матери, построенная на средства железнодорожных рабочих в память коронации Императора Николая Второго, при поддержке Союза хоругвеносцев г. Москвы в 1899 г.

Население Орловской губернии в течение почти двух лет хаоса, насилия и анархии, чинимых революционными властями, с надеждой ждало прихода Вооружённых сил юга России. Как писали в своих воспоминаниях добровольцы, они были удивлены тем, как тепло встречали их в Орловской губернии простые жители и как холодно и настороженно принимала интеллигенция. Если на Украине можно было ожидать выстрела в спину, то на территории Курской и Орловской губерний к ним приходили целые делегации крестьян с вилами, топорами и допотопными ружьями, просившие принять их в свои ряды. В конце августа Елец во время рейда был взят корпусом генерала Мамонтова. 13 октября корниловцы вступили в Орёл. Генерал Май-Маевский отправил телеграмму войскам: «Орёл — орлам». Последними городами отбитыми у красных в 300-х километрах от Москвы стали Мценск, захваченный 14 октября корниловцами и Новосиль, взятый 17 октября алексеевцами и марковцами.

Орловско-Кромская операция 11.10−18.11.1919 г. по мнению многих историков стала переломной не только для гражданской войны, но и для всей истории России 20-го века; ВСЮР просто не хватило сил для похода на Москву и взвешенной оценки ситуации её руководством. Вместе с частями Добровольческой армии уходили на юг многие жители Орловской губернии. Выбитые в сражениях под Орлом добровольческие полки пополнялись местными жителями, несмотря на то что командование войск Деникина так и не объявило приказ о мобилизации. Читая мартиролог уроженцев Орловской губернии расстрелянных в Крыму, умерших от болезней в лагерях Константинополя, Галлиполи, Бизерты, Лемноса, замученных на Соловках, Колыме и других концлагерях ГУЛАГа начинаешь понимать уровень постигшей нас катастрофы. Когда-то перенаселённая Орловская губерния, сегодня является депрессивным регионом с вымирающим сельским населением и поголовной безработицей. Орёл отметил своё 450-летие с флагом и гербом в течение более 20 лет так и не утвержденным Геральдическим советом РФ. На нём изображена непонятная птица, не то галка, не то ворона, сидящая на крепости на фоне красного флага РСФСР с серпом и молотом. У птицы (как бы орла) на голове отсутствует корона. Исторический герб Орла почему-то до сих пор не принимается во внимание орловскими депутатами, живущими видимо «без Царя в голове». Многочисленные обращения православной общественности к властям о переименовании двух районов Свердловского в Лесковский (в честь писателя Н.С. Лескова) и Урицкого в Нарышкинский (в честь георгиевского кавалера сенатора А.А. Нарышкина) и возвращение улицам областного центра, носящих фамилии демонов революции исторических названий игнорируются.

Но в последнее время басни вождя КПРФ Г. А. Зюганова, уроженца с. Мымрино Орловской области, находят всё меньше адептов. На последних выборах в Орловский городской и областной Советы народных депутатов, принесли коммунистам минимальный процент голосов за последние 20 с лишним лет, никогда не терявших власти в Орловской области со времён перестройки.

В конце августа 2016 г. в Орле рядом со штабом 17-го гусарского Черниговского полка установлен бюст его Шефу и командиру почётному гражданину города Орла Великому Князю Михаилу Александровичу Романову. Император Николай Второй в телеграмме в начале марта 1917 назвал его Императором Михаилом Вторым. Михаил Александрович до разгона большевиками Учредительного собрания в январе 1918 г. формально являлся последним Монархом Российской Империи.

В начале октября 2016 г. на месте бывшей орловской крепости установлен первый в истории памятник основателю города Орла первому русскому Царю Иоанну Васильевичу Грозному.

В конце хотелось бы процитировать стихотворение поэта-пророка Сергея Бехтеева.

Верую!

В годину кровавых смут и невзгод

Я верю в Россию! -я верю в народ,

Я верю в грядущее радостных дней,

Величья и славы отчизны моей.

Я верю, что годы страданий пройдут,

Что люди своё окаянство поймут,

И буйную злобу и ненависть вновь

Заменит взаимная наша любовь.

Я верю, что в блеске воскресных лучей

Заблещут кресты златоглавых церквей,

И звон колокольный как Божьи уста,

Вновь будут сзывать нас в обитель Христа.

Я верю: из крови, из слёз и огня

Мы встанем былое безумье кляня.

И Русью Святой будет править как встарь,

Помазанник Божий-исконный наш Царь.

г. Ница 1937 г.


Список использованной литературы

«Страницы истории гражданской войны на Орловщине». Сборник статей историко-просветительского журнала «Истории русской провинции"№ 48. Православное молодёжное братство во имя великомученика и Победоносца Георгия. Орёл 2009 г.

Воинство святого Георгия. Жизнеописание русских монархистов 20 века. Царское дело. А.Д. Степанов. А.А. Иванов. Санкт-Петербург 2006 г.

С.В. Букалова. Революционные события февраля 1917 г. в Орле и тактика действий губернатора. «Государственное управление» № 53. Орёл 2015 г.

С.С. Бехтеев. «Святая Русь». Журнал «Истории русской провинции» № 11. Орёл 2002 г.

А.В. Гольцова. «Автор или современник». «Истории русской провинции» № 11. Орёл 2002 г.

К.Б. Грамматчиков. «Орловские кадеты в белой борьбе». «Истории русской провинции» № 48.

А.И. Перелыгин. Русская православная церковь в Орловском крае в 1917—1953 гг. Труд. Орёл 2007−2008 гг.

А.С. Бехтеев. «Я оттуда, где струится тихий Дон». Сост В.К. Невярович. Записки Липецкого областного краеведческого общества. Липецк 2012 г.

Князь В.А. Друцкой-Соколинский. «На службе Отечества» Записки русского губернатора 1914−1918 г. Русский путь. Москва 2010 г.

Ф.Д. Захаркин. «Первое контрреволюционное восстание в Орле- Сухоносовщина». «Истории русской провинции» № 48.

А.И. Кондратенко. Орловская губерния как центр формирования Красной армии". «Истории русской провинции» № 48.

С.В. Волков. «Трагедия русского офицерства»". «Центрполиграф». Москва 20 002 г.

О.Л. Якубсон. «Антибольшевистское восстание в Ливнах в августе 1918 г.». «Истории русской провинции» № 48.

Сборник «Орловского церковного историко-археологического общества» 2(5) .сост А.И. Перелыгин (приложение к журналу «Истории русской провинции») Орёл 2001 г.

К.Л. Капнин. Отрывок о боях Добровольческой армии под Орлом осенью 1919 г. «Истории русской провинции» № 48.

Государственный архив Орловской области: Р-1. 144. Оп 2. Д 142. ГАОО Ф 593 Оп 1. Д 1.111. Ф Р-1 263. Оп 1. Д 1.

С.В. Волков. «Офицеры гвардейской кавалерии». «Русский путь» Москва 2004 г.

Р.М. Абинякин. «Вооружённые силы на юге России в Орловской губернии». Информационное агентство «Белые воины» 05.06.2006 г.

Е.В. Пчелов. «Романовы. История династии». «Олма пресс». Москва 2009 г.

Историко-просветительская, православная, патриотическая газета «Глубинная Россия» 2015−2016 гг. № 81, 82, 83, 84, 85. (приложение к журналу «Истории русской провинции»).

http://rusk.ru/st.php?idar=77538

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru