Русская линия
Православие и Мир Илья Забежинский06.03.2017 

Мироточащий бюст императора, или За что канонизировали Николая II

Сначала на злобу дня, так сказать. Какая разница, в конце концов, мироточит он или нет, этот бюст.

Конечно, в поиске различных «необязательных» чудесных явлений в нашей православной жизни есть большая доля христианской инфантильности. Мы все время ищем знамений. Правы те, кто напоминают нам, что Христос не творил чудес ради самих чудес и на всякое требование дать знамение отвечал отказом. Помню, мой добрый друг давным-давно пытал меня, как мироточение икон может свидетельствовать о божественности Христа? Я ничего не мог ему ответить. Потому что — никак.

Так и здесь. Ну, допустим, он мироточит. Ну, я бы сказал, бывает. В мире, вообще, всякое разное бывает. О чем это нам свидетельствует? К чему это нас побуждает? Ни о чем. И ни к чему.

Государь и его семья признаны Церковью святыми. И не потому, что что-то где-то мироточило. А по трезвому соборному рассуждению. Которому предшествовало долгое предварительное исследование как жизни Государя, так и его смерти. Какие еще нужны нам новые свидетельства?

А, допустим, он не мироточит. Как можно, не исследовав явления, возвещать о нем на весь белый свет?

И вообще, пусть каждый занимается своим делом. Есть священник, окормляющий ту часовню. Пускай он сообщит своему правящему архиерею. Пускай тот архиерей сам приедет, посмотрит, проверит и решит, имеет ли место чудо, и стоит ли о том чуде возвещать городу и миру.

Очевидно, депутат — чудесный, добрый, искренний человек, но публично ей, чтобы никого в искушение не вводить, по таким вопросам не надо выступать, не ее компетенция. По депутатским — пожалуйста, а тут тонкая очень материя, ей пока не потянуть.

Теперь о более важном. Меня не столько взволновало откровение депутата о мироточении, сколько высказанная ею же в той же беседе оценка подвига Государя. Вот, что она говорит:

«Они (царская семья) погибли для того, чтобы сделать Россию процветающей и великой».

И вот тут, простите, просто беда. Просто непонимание того, за что вообще прославлены Государь и его семья.

Мне довелось в Петербурге пообщаться с людьми, непосредственно участвовавшими в том самом исследовании жизни Государя и подготовке акта о канонизации.

У нас ведь, как известно, в Церкви, прославляют по двум направлениям. Или за христианскую жизнь. Или за христианскую смерть. Бывает еще, что и то, и то совпадают.

Так вот не было, и нет до сих пор никаких возможностей прославить Государя за его христианскую жизнь. Не потому что он был какой-то плохой христианин, особый грешник, или не знаю чего. Просто жизнь эта была обычная, она не была подвижническая, просто жизнь человека со своими проблемами, неурядицами, сложностями, с той особенностью, что это была жизнь первого лица государства. И много там, в этой жизни, было всякого, к чему даже, наоборот, стоило бы придраться именно потому, что он был первым лицом в государстве. От многих политических решений вплоть до самого отречения.

Ведь канонизация, в нашей, православной традиции, это не попытка изменить посмертную участь человека, повлиять на отношение Божие к этому человеку. Канонизация для нас имеет, прежде всего, педагогическую ценность. Церковь, прославляя того или иного христианина свидетельствует:

— Вот про этого человека мы можем сказать, что он достиг Царствия Божия. И поэтому, взирая на его подвиги, научаясь от них, прилагая их к своей собственной жизни, мы, христиане, тоже можем повторить его путь, тоже можем достичь Царствия.

Вот, что такое канонизация. Не больше и не меньше.

Так вот, взирая на жизнь Государя, мы не найдем того бесценного опыта, который можем найти в житиях других святых.

Нам его жизнь Церковь не может поставить в безусловный безупречный пример. Спорить с этим — спорить с соборным мнением Церкви.

Никакие рассуждения о трогательных отношениях его с женой, о благовоспитанности его детей, об экономических успехах России к 1913 году, о «заговоре англо-саксов и жидо-масонов» ничего к этому не прибавят и не убавят. Также как и не позволят нам понять, так отчего же Церковь все же признала, что Государь и его семья — святые, что они истинно достигли Царства Божия и что нам есть чему от них научиться.

И вот здесь необходимо понять, что государь канонизирован исключительно за свою смерть. И причем не за то, как его убили. А именно за то, как он сам умер.

И тут как раз и наступают противоречия с процитированной нами выше фразой:

«Они (царская семья) погибли для того, чтобы сделать Россию процветающей и великой».

Практически все историки России в течение всех прошедших после отречения Государя ста лет в один голос твердят, что единственное и лучшее, что Государь мог сделать «для того, чтобы сделать Россию процветающей и великой» — это не отрекаться от престола ни в коем случае и, следовательно, сделать все, чтобы не умереть той самой смертью, которой он умер, и за что признан святым. Он должен был послать подальше всех доброхотов и нечистоплотных советчиков, которые подсовывали ему манифест, ввести пару полков в Петроград. Навести там порядок. Немножечко поднатужиться, выиграть войну вместе с союзниками и продолжить уже на новом витке то экономическое процветание, которое было приостановлено в 1914 году. Вот это была бы «процветающая и великая Россия»!

Но в том-то и дело, что Государь выбрал другое. Он совершил свободный выбор. И Церковь об этом его выборе свидетельствует. И давайте не будем умалять подвига Государя рассуждениями о заговорах, обманах или о каком-нибудь там историческом детерминизме… Он сделал свободный выбор поступить так, как он поступил. Что, совершенно очевидно, привело Россию, как государство, ни к какому ни процветанию, а к полному краху. А его самого — к Престолу Божию.

Государь прославлен как страстотерпец. И вот тут нужно нам снова и снова разбираться в том, что же это за особый такой христианский подвиг, который называется «страстотерпчество», и который фиксирует именно русская православная традиция практически с самых первых дней своего обращения в христианство.

И, конечно, нам здесь нельзя не говорить о Борисе и Глебе.

Нельзя не говорить, что на Руси вообще собственно сама русская святость начинается именно с прославления этих князей и с прославления их именно как страстотерпцев.

То есть, кто не помнит, правили два князя. Имели все права, чтобы управлять своими землями. Были оба благочестивы. И поднялся на них неблагочестивый брат их. И они, вместо того, чтобы оказать ему должный отпор, имея на это всю человеческую меру правоты и все земные средства в виде храброй и преданной дружины, вдруг принимают нечеловеческое, неземное решение пойти по образу Христа.

Вот как Он мог призвать легион ангелов Себе на защиту, но не призвал, а пошел и умер. Добровольно умер, имея все средства для подтверждения Своих Царских прав. Так и они решили вдруг взять и умереть. То есть такой переворот произвела в них вера Христова, что высшим ее применением к своей жизни они видели не процветание и величие государственное, не борьбу за право, которое они имели, даже не борьбу с нечестием в лице их нечестивого брата, а уподобление себя Христу даже до смерти, до смерти крестной. Вот именно так, как сказал когда-то про святых князей наш президент «Легли и ждали, когда их убьют».

Так вот именно за это Церковь и прославляет Государя. По-сути, именно за его антигосударственническое, как скажет сейчас любой историк, поведение, за поведение, не имеющее земной исторической перспективы, вот именно за «Легли и ждали, когда их убьют».

Потому что ин суд человеческий, а ин суд Божий. И вот о суде Божием Церковь и свидетельствует, что Государь и семья его имели всю полноту власти, имели все возможности оказать сопротивление, имели все возможности вести и дальше страну к величию и процветанию, но выбрали другой путь. Выбрали путь страстей Христовых. С самого-самого высока умалили, унизили себя до самого-самого мала, до самого низа, от коронации в Успенском соборе, от блеска Петербургских дворцов, от записи, сделанной при первой Российской переписи, когда Государь начертал «Хозяин земли Русской», в конце концов, до ледяного ужаса Ипатьевского подвала, до свинца, летящего в череп Государя, и штыков, вонзающихся в ребра Великих Княжен.

И вот еще о чем хотелось бы сказать.

В России было много замечательных правителей с точки зрения величия и процветания нашего государства. Но Церковь, когда рассуждает о святости, опять же нам в научение, почему-то вообще никогда не свидетельствует нам о своих членах, как об эффективных менеджерах или, скажем по-русски, управленцах.

— Поглядите, в пору его правления ВВП России рос в год на 15 процентов. Поэтому мы решаем, что он святой.

Не дождетесь.

У нас в России вообще удивительная картина вырисовывается. Русская святость как таковая, а святость среди правителей в частности, начинается именно со страстотерпцев Бориса и Глеба. Далее великокняжеская святость расцветает в пору татаро-монгольских бедствий. Практически угасает и далее совершенно исчезает в эпоху централизации Руси вокруг Москвы. Отсутствует в Петербургский период. И процветает в личности последнего Государя именно в том, что он отказался быть Государем. У нас вообще лет четыреста — пятьсот не было святых Великих Князей, а уж святых царей вообще не было ни одного. А уж какие там были эффективные правители, при которых Россия была и великой и процветающей!

И еще одно.

Я хотел бы заступиться за Государя перед всеми нынешними историками-доброхотами, которые упрекают его в сделанном им выборе, в его, как им кажется безответственности и дальнейшей ответственности за Русскую Трагедию.

Апостол Петр тоже когда-то советовал Христу пренебречь Крестом. Ему тоже показалось, что Крест — это с точки зрения исторической, как-то безответственно. Мы знаем, что Христос ему сказал на это:

«Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое».

И Церковь, призванная здесь, на земле, нам, человекам, свидетельствовать о том, что Божие, как раз и свидетельствует о великой правоте Государя в его поступке. Это был поступок по Правде Божией и нам всем в научение.

Господь сказал: «Кесарю — кесарево, а Богу — Богово».

Вот и нам, Господи, молитвами Государя Николая, дай сил удержаться в этом выборе и не путать одно с другим. Как и Государю Ты дал когда-то силы выбрать то, что Божие.

Святые царственные страстотерпцы, молите Бога о нас!

http://www.pravmir.ru/mirotochashhiy-byust-imperatora-ili-za-chto-kanonizirovali-nikolaya-ii/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru