Русская линия
Православие и Мир Мария Чернова23.11.2016 

Недетский дом в социальном государстве

Свежеотстроенную деревню в Иркутской области без центрального водоснабжения большая часть недавних детдомовцев была вынуждена покинуть. Они съехали в соседние Еланцы и Попово, где есть хотя бы колонка. Теперь сироты, вынужденные вновь арендовать себе жильё, приезжают в свои дома только на проверку, чтобы те окончательно не развалились во время перепадов температур. Корреспондентка «Правмира» съездила в отдалённый от райцентра посёлок Петрово в Ольхонском районе, где министерство имущества Иркутской области поселило сирот, нуждающихся в жилье.

Недетский дом

«Новое Петрово», как его называют сами сельчане, находится неподалёку от почерневших от времени избушек Петрово «старого», где, впрочем, пустует каждый третий дом — молодые разъехались, доживают старики. В новом жилом квартале Петрово, отстроенном специально для сирот, тоже почти никого нет: там живёт всего две семьи. Люди не смогли жить в посёлке, где ближайшая открытая колонка с водой находится почти в десяти километрах, а бойлеры, обеспечивающие отопление, часто ломаются.

— Мне приходится снимать в Еланцах комнатку, поскольку здесь, в Петрово, жить очень сложно: воды нет не то что в кране, даже в ближайшем колодце «старого Петрово» — через дорогу. Приходится за ней ездить каждый раз в Еланцы — это примерно 7 километров в одну сторону. Так что проще сразу там арендовать, — рассуждает выпускница детского дома Надежда Калинкина. — Хотя ну как проще: с местными зарплатами в 7−10 тысяч рублей за работу, к примеру, продавцом снимать комнату за 4 тысячи — это самый максимум, который можно себе позволить.

Сдавать в аренду своё жильё сироты не могут ни юридически — дома первые 5 лет стоят на балансе области, под контролем министерства имущества Приангарья, ни фактически — спроса на «бетонные коробки» нет.

— Наши соседи, которые в таком же «благоустроенном» селе неподалёку получили жильё как врачи, переехавшие в сельскую местность, даже выставили свои домики по тысяче рублей в месяц за все 72 квадрата. Ну, пару лет уже «висят» на сайтах риэлтерских контор, никто не звонит, — резюмирует Надежда Калинкина. Сама Надежда, приехавшая в Петрово специально на встречу с «Правмиром», с трудом открывает ключом дверь — дома не была уже полмесяца.

— Приходится, конечно, ездить проведывать. Иначе всё окончательно порушится. Видите, дверь уже разбухла — не открывается, — сетует Надежда, дёргая за ручку. — Но это полбеды: у соседей вон потолок упал — листы гипсокартона, уложенные под потолочными перекрытиями, свалились посреди большой комнаты. Вообще, конечно, у нас всех тут однокомнатные домики, но большинство, как и я, переделали кухню под вторую комнату, а большую комнату сделали студией, поставив там раковину и плиту. Всё равно нам в черновой отделке сдавали, всё пришлось делать самим. А то редкое, что было сделано, приходилось переделывать. Например, вынимать стеклопакеты, запенивать дыры и ставить окна заново.

По этой причине, считают сироты, в посёлке остались только семьи с самыми умелыми хозяевами.

Надежда Калинкина

Надежда Калинкина

— Всё переделывали: обои меняли после того, как нас «подтопил» в первую же весну снег с крыши. Приехала комиссия, подрядчик заделал на чердаке пустоты, в которые снег надуло, но обои по новой всё же пришлось клеить, белить заново, — рассказывает Калинкина. — Но это мелочи по сравнению с тем, что нам пришлось сколачивать заново крыльцо у дома, поскольку оно прогнило. Подрядчик поставил всем решётчатый козырёк над дверью, снег через него сыпал, таял, дерево гнило, а мы даже не могли новую нормальную веранду поставить. Это приравняли бы к перепланировке.

Мы живём и боимся лишний гвоздь вбить, иначе потом откажут зарегистрировать это жильё на нас.

Как выяснилось, это не единственное, что может помешать сиротам оформить своё жильё в собственность. По словам жителей посёлка и главы Еланцынского муниципального образования, сотрудники минимущества Иркутской области проставили в документах на дома «нового Петрово» неправильную нумерацию.

— Когда мы об этом упомянули, в министерстве рекомендовали изменить номера в наших документах. Мол, слишком много хлопот для них возникнет, — рассказывает глава МО Сергей Белеев. — Нам же в таком случае придётся менять документацию не только в муниципальном образовании, но и в районной администрации, а также номера на самих домах. Если не прийти к соглашению, могут возникнуть проблемы между сиротами.

Мария Алексеева, одна из сирот, оставшаяся жить в посёлке, согласно кивает:

— С ужасом представляю, что через пару лет, когда придёт время оформляться, кто-то из бросивших здесь свой дом начнёт претендовать на мой — мол, у меня по документам девятый, вот и отдайте мне его, — делится Мария. — А мы ведь следим за ним изо всех сил: столько сил потрачено, столько денег. У тех, кто съехал, и потолки почерневшие до сих пор остались или стены трещинами пошли из-за того, что отопление включили поздно, уже в морозы.

Мария Алексеева

Мария Алексеева

Алексеевы своё жильё не бросили даже после ДТП, когда разбилась их единственная машина, на которой они возили воду. Без аварий в их доме тоже не обошлось.

— Месяц назад у меня сгорел бойлер, отапливающий дом. Я повключала в каждой комнате по несколько обогревателей, но это до первых серьёзных холодов — в настоящие морозы их уже не хватит, — опасается Алексеева. — К тому же электричество они мотают страшно — в этом месяце уже вышло больше чем на две тысячи рублей. Вообще идея была в том, что при отключении бойлера жители посёлка смогут топить печь — и дешевле, и запасной вариант на случай аварии. А на деле печь топить невозможно: дымоход подрядчик сделал прямым, и дым тянет сразу в комнаты. Мы при заселении проверили, потом полдня окна нараспашку — дом проветривали.

В минимущества Приангарья эту ситуацию прокомментировали так: «Комиссия выезжала в посёлок, сделали вывод, что жильцы неправильно эксплуатируют бойлеры, оттого они и ломаются. К тому же многие сироты не живут постоянно в домах, не следят за жильём. Отсутствие надзора и ухода приводит к авариям».

Единственные соседи Алексеевой – Роман и его жена Анна

Единственные соседи Алексеевой — Роман и его жена Анна

Сами сироты Петрово говорят, что незаинтересованные эксперты выдвинули совсем другую версию постоянных поломок оборудования.

— Мой муж специально вызывал электрика платного. Тот нам признался, что бойлеры в принципе установили неправильно: если на пальцах объяснить, то, грубо говоря, «вверх ногами» подключили оборудование. По этой причине в нём постоянно перегорает один элемент. Хорошо, если кто-то из хозяев знающий и может заменить его сам. В ином случае на вызовах мастера разориться можно, — в телефонной беседе призналась «Правмиру» бывшая сельчанка Петрово Суржана Ирбизина.

Собеседница прожила в Петрово почти два года, мужественно сражаясь с постоянными авариями, но через несколько месяцев после рождения дочери всё же переехала в посёлок Хужир на остров Ольхон.

— С младенцем там просто нереально выжить. Каждый день нужно привозить по сто литров воды на стирку, мытьё. Магазина в посёлке нет, ближайший — в Еланцах. Такси туда обойдётся в 300 рублей, — перечисляет собеседница. — При условии, что соседей не так много осталось, бывало, что и за солью ездила в Еланцы. Представляете, 300 рублей отдать, чтобы одной соли купить?

Сироты с маленькими детьми сетуют, что в последнее время из посёлка даже на такси не всегда удаётся уехать. Таксистов стали штрафовать за провоз детей без автокресла, и они перестали соглашаться на поездки с малышами.

— У меня, к примеру, муж после ДТП уже полгода в больнице лежит, только на костылях ходить учиться начал. Я одна с маленьким сыном и младенцем на руках, не с кем оставить даже на время поездки в магазин, — объясняет Мария. — Так что я Суржану и остальных прекрасно понимаю. Почему сама не уехала? Во-первых, некуда. Съёмное жильё я просто не потяну. Во-вторых, это первый мой собственный дом — жалко бросать. И ведь столько вложено уже в него. Выкручиваемся пока, как можем. Дочь младшую на время старикам-родителям в другое село отдала — у них хотя бы вода есть и тепло. Муж выйдет из больницы — уже полегче будет, заберём.

Чтобы «выкрутиться», оставшимся в Петрово сиротам приходится проявлять порой редкую фантазию. Так, при отсутствии каких-либо мусорных контейнеров или ящиков бездомные собаки, живущие неподалёку, растаскивают все пакеты, собранные сиротами у домов. Мария придумала собирать пакеты на крыше дровяника, куда псы не дотягиваются.

Надежда, уже подкрутившая бойлер для нынешних температур и собравшаяся уезжать обратно, в съёмную комнату, выразительно смотрит на меня:

— Вот что это за жизнь: сидеть и постоянно бояться, что опять что-то случится? И выдумывать такие вот штуки? — задаёт риторический вопрос сирота. — Мы же недавние детдомовцы: ничего не успели ни нажить толком, ни подкопить, чтобы самостоятельно решать такие проблемы. В итоге, как ни плохо жить с посторонними и платить аренду, уж лучше там, чем в собственной коробке из бетона.

Фото автора

http://www.pravmir.ru/nedetskiy-dom/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru