Русская линия
Православие и Мир08.06.2016 

Дети нынче в моде, а отцы — нет
Основа семьи — это отношения мужа и жены

Всё лучшее — детям! Эта установка советского времени в интерпретации современной женщины вдруг отодвинула соавторов этих самых детей в глубокую тень семейной жизни. Отцы появляются оттуда иногда, растерянные и неприкаянные, тихие и возмущённые, протестующие и покорившиеся, но достаточно быстро скрываются вновь. А всё лучшее, главным образом, внимание женщины — достаётся детям. Что с этим делать? Отвечает Екатерина Бурмистрова, автор проекта «Семья растёт», мама одиннадцати детей.

Лучший кусок — ребёнку

— Откуда берётся у женщины эта установка: самое главное в жизни — это дети, муж — на втором или на третьем плане?

— Сначала — самый простой для понимания случай: когда женщина росла в неполной семье. У этой женщины в детстве не было правильного образца отношений между женой и мужем, она в принципе не знает, что мужчине нужно уделять время, заботиться о нем.

Потом она вышла замуж, и, пока не родились дети, всё было в порядке. А потом, после появления в семье первого ребёнка, началось сильное неосознанное копирование виденного в детстве. Всё лучшее — лучший кусок, внимание и прочее — отдаётся ребёнку.

Так что, если у вас в анамнезе неполная семья, надо быть особенно внимательной в вопросе отношений с мужем: наблюдать и даже записывать, как вы делите своё время между ним и детьми.

Екатерина Бурмистрова. Фото Ивана Джабира

Екатерина Бурмистрова. Фото Ивана Джабира

Даже у тех женщин, которые росли в полных семьях, всё равно часто присутствует доминирующая идея, что всё лучшее — детям. И причина этого в тяжёлой жизни в период советской власти. Тогда семьи часто оказывались в ситуации выживания, и максимум внимания тратилось на детей — чтобы они просто выжили, потому что они не могут о себе позаботиться. Больше сил ни на что не оставалось, ни на отношения, ни на себя — тяжёлый быт, напряжённая работа не оставляли такой возможности.

Даже когда жить стало не так тяжело, всё равно предпочтительнее считалось вкладывать силы в работу (слово «домохозяйка» было бранным), потом — в детей, но никак не в отношения между супругами.

Ситуация с тех пор изменилась, многие женщины имеют возможность не работать, пока дети маленькие, и активно ею пользуются. И, соответственно, имеют больше времени: нет очередей, в которых приходится стоять, кроме того, есть бытовая техника. Но всё равно время тратится на детей…

В общем, сейчас чаще происходит активное тиражирование модели позднего Советского Союза, её транслируют те, кто родился в семидесятые-восьмидесятые. Причём тиражирование незаметное — человек не понимает, что делает — это как дышать, как варить борщ по бабушкиному рецепту.

«Чьи вещи гладите в первую очередь?»

— Как понять, что идёт такой перекос?

— Очень просто. Вы когда еду готовите, на чей вкус рассчитываете? Чьи вещи гладите в первую очередь? У кого выясняете, что у него на душе, какие мысли, что приснилось, что болит, что тревожит? Таких вопросов можно задать себе много. И вывод будет ясен. По моим подсчётам, только около десяти процентов женщин на эти вопросы отвечают, что мужу.

В основном — всё детям. Одно дело, когда это в ненадёжных отношениях, например, при распространённом сейчас внебрачном сожительстве, в плохих отношениях. Это ещё понятно — не хочется вкладываться в них. Но подобное не редкость в хороших браках. Причём часто это не осознанный выбор, а на уровне подсознания. Когда включается сознание и люди начинают это видеть, они меняют приоритеты.

Когда под маской заботы — тревога

— Какие ещё могут быть причины «включённости» в детей, а не в мужа?

— Может быть тревога разного рода. Материнство вообще очень часто связано с тревогой. Жаль, про это не так много доступных текстов на русском языке. Особенно с тревогой о первенце или о ребёнке, которого было непросто выносить или с которым были сложности в первые месяцы его жизни.

Иногда женщина знает про эту тревогу, иногда — нет. Негативные чувства часто маскируются под чрезмерное внимание к ребёнку, а на самом деле женщина боится за его жизнь и потому начинает вкладываться в его успешность. Если ребёнок единственный — зеница ока и ставка на одну карту, тревога увеличивается. Увидеть под этим страх очень сложно.

Например, семиклассника никак не могут отпустить одного ездить в школу. Или при температуре 37 и 5 ребёнку вызывается скорая. Или невинная ситуация в отношениях с ровесниками выливается в мамины разборки в школе. То есть тревогу можно увидеть по несоразмерности реакции.

И здесь сложно фокусироваться на муже, наоборот, его подключают к тревожной заботе и гиперопеке ребёнка. Я сейчас говорю о крайних случаях, но, по сути, в более смягчённых вариантах подобных историй очень много.

Есть ещё один момент, когда женщина не обращает внимания на мужа, не вкладывается в отношения — за этим может стоять что-то вроде боязни «сглазить», потерять. Женщине кажется, что пока она делает вид, что супружеского счастья вроде нет, то его и не страшно потерять.

Если не обращать внимания на отношения, то, может, с ними и ничего не случится, если случится — не страшно. А то вдруг — поверю, что мой брак надёжен, и — всё рухнет: сколько вокруг разведённых! Но это всё происходит на глубоко подсознательном уровне, не осознанно. Часто — именно у людей, которые выросли в семьях, где был развод.

Основа семьи — отношения мужа и жены

— А если в семьях действительно сложности с ребёнком? Например, он — инвалид, которому требуется большее внимание? Или ребёнок с какими-то талантами — музыкальными, спортивными?

— Сложный вопрос, потому что в реальности много неполных семей с ребёнком-инвалидом. Тут надо понимать, как ты спасаешь человека, который тонет, он тебя может утянуть. Это очень сложно и требует отдельного разговора.

Сверхзабота о гиперактивном или гиперталантливом ребёнке, которого нужно постоянно водить на конкурсы или лечить, может быть для брака проблематичной и часто разрушительной.

Для любого ребёнка, когда он точно знает, что является основным содержанием жизни родителей, — это тоже не полезная штука. Она формирует картину полого брака. Знаете, как орешек бывает: у него скорлупа есть, а внутри ничего нет.

Гораздо лучше, если детям достанется образ брака, где взрослым людям интересно друг с другом. Но это с годами может выхолащиваться, а потому требует усилий и постоянной работы.

Да, первое время, когда рождается первенец, привыкание к родительской роли требует огромного погружения, ныряния в материнство. А потом надо выныривать.

— Общественное мнение требует, чтобы женщина была «хорошей матерью»…

— Да не только общественное мнение — это буквально носится в воздухе. Что называется, дети нынче в моде, а отцы — нет. Это мнение бабушек, соседей, оно транслируется в журналах. Стоит просто сравнить — сколько книг существует по воспитанию детей, и сколько посвящено отношениям мужа и жены.

Это ориентированность постсоветского пространства, в котором семейные ценности разрушены. Там действительно брак является меньшей ценностью, чем ребёнок.

На психологическом языке можно сказать, что родительские роли разъединяют роли супружеские. Жизнь семьи разделена по секторам — есть сектор внимания, хозяйственный сектор, в который входит готовка, уборка и прочее, сектор заботы о детях, сектор отношений между супругами, секторы чего-то личного для мужа и для жены.

Представим, что все эти сектора — комнаты в квартире. Те сектора, которым уделяется внимание — это помещение, которое убирают. А те сектора, которым не уделяется внимание — это комната, которую не убирают… Такая метафора позволяет представить моим клиентам, насколько неравномерно разделяется внимание, и начать действовать.

Так что нужно помнить: основа семьи — это отношения мужа и жены, и в них нужно вкладываться прежде всего. Порой для этого придётся перестраивать привычный уклад жизни…

Интервью подготовили Оксана Головко и Екатерина Бурмистрова

http://www.pravmir.ru/deti-nyinche-v-mode-a-ottsyi-net/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru