Русская линия
Православие и Мир Ю. Слёзкин19.05.2016 

Царский смотр. Воспоминания гусарского офицера

В день очередной годовщины со дня рождения Государя Императора Николая II мы публикуем свидетельство очевидца о Государе, как Верховном Главнокомандующем Русской Армией. О фронтовой встрече с царем вспоминает офицер 10-го гусарского Ингерманландского полка, Георгиевский кавалер Юрий Слезкин. Рассказ гусара прекрасно иллюстрируют редчайшие фронтовые снимки из личного альбома командира 3-го конного корпуса генерала от кавалерии графа Федора Артуровича Келлера.

Император Николай II на военном смотре

Корнет Юрий Слезкин

Корнет Юрий Слезкин

На закате своих дней, когда особенно настойчиво всплывают в памяти картины прошлого, перед моими глазами так ярко стоит чарующий образ Государя Императора Николая II во всей славе перед горячо Им любимыми войсками!

Ранним майским утром 1916 года полки 10-ой Кавалерийской дивизии, в рядах которой я имел честь служить, начали стягиваться на большое Хотинское поле, где должен был состояться Высочайший смотр Государем 3-го конного корпуса генерала графа Келлера.

Воинственно прекрасную картину представляла собой эта собранная в одном месте внушительная масса разнообразной по типу русской конницы.

Вот регулярные полки 10-ой Кавалерийской дивизии: нарядны нервные рыжие кони Новгородских драгун. На прочной гнедой масти лошадях сидят Одесские уланы. Серебром отливают серые кони «голубых» Ингерманландских гусар. Их однобригадники — «Наследника Цесаревича» Оренбургские казаки, — как вросшие сидят на своих маленьких, крепко сбитых, сибирских лошадях. А какой «былинной» чисто русской удалью веет от чернобровых красавцев донцов, с лихо выбивающимися из-под фуражек чубами и как статны их быстроногие степняки!

Тут же, по-кавказски затянутые в темные черкески с синими погонами, с разукрашенными серебром кинжалами, терские казаки на легких кабардинских скакунах. Знойным востоком пышет от обугленных солнцем текинских всадников в ярких халатах, высоких белых папахах, с кривыми, как полумесяц, «клычами» на боку и как прекрасны их благородные текинские жеребцы!

А вот кавказские орлы — доблестные кубанские пластуны, которые умели как дикие кошки подкрадываться ночью к германским окопам!

И внушительно смотрели жерла орудий лихих конных батарей, поспевающих всюду за своей конницей.

Став на места, полки начали выстраивать фронт. На правом фланге стала 10-ая Кавалерийская дивизия. Левее — 1-ая Донская дивизия. Еще левее — 1-ая Терская дивизия. На самом крайнем фланге конницы, несколько в стороне, ибо не терпят злые текинские жеребцы соседства других лошадей, — стоял Текинский конный полк. За каждой дивизией — ее артиллерия. Левее конницы построились кубанские пластуны.

В последний раз проверили командиры эскадронов и вахмистра своим опытным глазом седловку — и корпус был готов к смотру. Около 8-ми часов утра на своем громадном гунтере проскакал со штабом командир корпуса — генерал граф Келлер. Глаза офицеров и солдат время от времени с тревогой поднимались к небу: погода начинала хмуриться. Беспокойная мысль червячком заползала в сердца: — вдруг пойдет дождь, и смотр будет отменен?!

Начал моросить мелкий дождик. Приказано было оторочить шинели и надеть в рукава. Люди спешились и начали переодеваться. Через четверть часа защитные колонны «перекрасились» в серый цвет. Было около 9-ти часов утра.

Вдруг со стороны Хотина показался скачущий во весь опор «махальный». Лицо командира корпуса отразило радостное волнение. Своим зычным голосом граф Келлер скомандовал.

«Корпус смирно! Шашки вон — пики в руку! Равнение направо! Господа офицеры!»

Начальники дивизий и командиры полков подхватили команды. Весь корпус в одном радостном порыве повернул головы направо… Дав шпоры своему гунтеру, граф Келлер поскакал навстречу приближавшейся от города большой группе всадников. Всё ближе и ближе видны идущие крупной рысью всадники и впереди всех, на светло-сером коне ГОСУДАРЬ!!! (Здесь и далее выделено автором — Ред.).

Высочайший смотр 3-го кавалерийского корпуса. За Государем в шеренге слева направо: командир корпуса генерал граф Келлер, генерал А.А. Брусилов, Великий Князь Дмитрий Павлович (Центральный государственный кинофотофоноархив Украины им. Г.С. Пшеничного)

Высочайший смотр 3-го кавалерийского корпуса 29 марта 1916 года. За Государем в шеренге слева направо: командир корпуса генерал граф Келлер, генерал А.А. Брусилов, Великий Князь Дмитрий Павлович (Центральный государственный кинофотофоноархив Украины)

В этот момент подувший легкий ветерок, разогнав тучи, прекратил дождь и яркий луч солнца осветил свежее зеленое поле. Послышался отчетливо рапорт командира корпуса.

Освещенный лучами сияющего солнца, Государь, в сопровождении великого князя Дмитрия Павловича, министра двора — графа Фредерикса, многочисленного генералитета и лиц свиты, подъехал к первому с правого фланга полку — новгородским драгунам.

Трубачи Новгородского полка заиграли «встречу». Послышалось приветствие Государя, покрытое громким, радостным ответом драгун, перешедшим в громовое «ура».

Вот Государь уже у следующего полка — Одесских улан. Снова гремят трубачи и слышен громкий ответ восьми сотен голосов.

Замерли на своих серых конях Ингерманландские гусары… Но вот раздались звуки родного полкового марша. Государь уже перед полком. Его приветливые слова проникают прямо в душу. На глазах старых вахмистров видны слезы. В громком, восторженном ответе вылилось охватившее весь полк, — от командира до последнего рядового, — чувство горячей преданности и любви к Монарху.

Объехав все части корпуса, Государь занял место, чтобы пропустить полки церемониальным маршем. Раздались громкие команды и сделав «заезд повзводно направо», корпус перестроился в колонну для прохождения перед Царем.

Высочайший смотр 3-го кавалерийского корпуса 29 марта 1916 года. (ЦГКФФА Украины им. Г.С. Пшеничного)

Высочайший смотр 3-го кавалерийского корпуса 29 марта 1916 года. (ЦГКФФА Украины)

Под звуки своих полковых маршей, полк за полком качали проходить перед Царем бесконечные ряды покрытой славой русской Императорской конницы.

Равняясь как по ниточке, проходят шагом мимо Государя Новгородские драгуны. За ними размеренной рысью движутся Одесские уланы. Оттянув немного, галопом скачут серые эскадроны Ингерманландских гусар. Стелясь по земле, «наметом», проносятся на своих маленьких сибирских лошадках лихие Оренбургские казаки. Громыхая колесами орудий, скачут за полками конные батареи. И снова целый лес длинных пик: это сотня за сотней проходят полки 1-ой Донской дивизии. За ними, равняясь дулами орудий, идут их конные батареи. Прошли донцы. Их уже сменяют в своих черкесках, с развевающимися за плечами башлыками, терские казаки. Но самым ярким, красочным пятном были бронзовые всадники Текинского полка, как бы составлявшие одно целое со своими тонконогими красавцами-жеребцами, которые, отделяя длинные хвосты и как бы не касаясь земли копытами, проходят мимо Державного Вождя. Последними, легким стрелковым шагом, с выровненными как по линейке штыками, прошли кубанские пластуны.

Земля дрожит под тысячами конских копыт и колесами стальных орудий. Гремят, сменяя один другой, хоры трубачей всех полков. Из тысяч грудей, потрясая воздух, несутся восторженные ответы Царю проходивших полков…

Вот прошла последняя сотня. Радостно, с трубачами и песенниками впереди, расходились полки по квартирам.

И каждый офицер, солдат и казак уносил с собой светлый незабываемый образ своего Царя, связь с которым он почувствовал в этот день так близко, так ярко.

Печатается по изданию: Ю. А. Слёзкин. Летопись пережитых лет. Буэнос-Айрес, 1975.

http://www.pravmir.ru/tsarskiy-smotr-vospominaniya-gusarskogo-ofitsera/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru