Русская линия
Православие и МирАрхимандрит Андрей (Конанос)17.04.2015 

Как услышать волю Божию?

От привычки трудно избавиться. А мы привыкли считать, что нам все известно. И поэтому не можем вести диалог, не хотим никого слушать, понимать и чувствовать.

Если бы мы сейчас беседовали с Господом и начали задавать Ему одни и те же вопросы, касающиеся одной и той же проблемы, Он ответил бы тебе одно, мне — другое, а третьему — третье.

Как Господь разговаривал с людьми? «Лицемеры!» — говорил Он фарисеям. А Симону прокаженному: «Симон, хочу кое-что сказать тебе». С самарянкой Он говорил по-одному, с Петром — по-другому. Для Петра было достаточно одного Его взгляда, чтобы расплакаться и покаяться. А с фарисеями Он был как гром и молния: «Горе вам, книжники и фарисеи!» Господь — Один, а говорит со всеми по-разному.

Что это? Рассудительность, которой нет у нас. Почему нет? Потому что, например, у нас всегда заранее готов безошибочный ответ на любую просьбу своего ребенка. Вот ему хочется погулять допоздна, и он спрашивает разрешения. Наш ответ будет «Нет», и точка. Сколько бы ребенок ни повторял свой вопрос, мы не изменим своего решения.

А Бог так не делает.

Иногда, задавая кому-то вопрос, мы стараемся предугадать ответ. И почему-то нам кажется, что Господь — такой же, как и мы. Поэтому мы говорим себе: «Ну, Бог ответит мне то же самое, что и такой-то мне сказал».

А Бог говорит: «Ты представляешь Меня, как человека, и хочешь ограничить Меня в Моих действиях. Не делай этого. Ты не даешь Мне возможности наполнить сосуд твоей жизни светом, потому что не оставил в нем места для Меня. Ты сам — „свет“: всех просвещаешь, всем обладаешь, все знаешь…» — «Но я знаю Истину! — скажешь ты. — Я действительно все знаю!»

Хорошо. Тогда почему у тебя такая семья? Почему твои дети не хотят тебя видеть? Почему у вас нет любви и взаимопонимания, раз ты такой идеальный и счастливый? «Потому что это они виноваты, они меня не слушают!» Нет, это не так. Ты прекрасно знаешь, что твой ребенок — не плохой, и что он слушался бы тебя, если бы ты разговаривал с ним немного по-другому. Он услышал бы тебя, потому что его сердце еще не окаменело. Если бы Господь начал говорить с ним, неужели дитя не послушало бы Его? «Ну, это Господь…» Да, но и ты тоже — Господь. Ты — Господь, потому что причащаешься Его Тела и Крови. Разве не так? «Кто вкушает Мое Тело и пьет Мою Кровь, в том Я пребываю, и он — во Мне» (Ин 6:56).

Итак, может быть, стоит дать Богу возможность заговорить? — И что Он скажет? — Чтобы услышать Его слово, сначала нужно замолчать. Это своему ребенку ты отвечаешь на все заранее. А тут нужно сначала немного помолчать. Помолчать, а затем сказать: «Господи! Ты вошел в меня вчера через Святое Причастие. Прошу Тебя, дай мне те слова, которыми я могу говорить с этим упрямым, дерзким, капризным, нервным, унывающим ребенком, запутавшимся в долгах, картах, дискотеках, отношениях, мотоциклах и наркотиках… Пусть не я буду говорить с ним, а Ты, Господи!»

От привычки трудно избавиться. А мы привыкли считать, что нам все известно. И поэтому не можем вести диалог, не хотим никого слушать, понимать и чувствовать, а вместо всего этого говорим себе: «Этот человек просто не догадывается, что я гораздо умнее его!» Часто матери начинают прямо-таки соревноваться со своими детьми — кто кого перехитрит.

А Христос что говорит? «Будьте как дети» (Мф. 18:3). То есть будьте такими же простыми, бесхитростными и невинными, как дети. И знаете, в чем еще нам следует быть похожими на детей? Где-то я прочитал это и запомнил, потому что очень понравилось: когда человек молится, его ум становится как у ребенка. Именно с таким умом, с таким сердцем, с такой душой будет говорить Бог.

Рядом с такой душой находится Ангел, который всегда видит Бога. И он может говорить с нами — если мы будем, как дети. Но мы не такие, хоть и очень предсказуемы. Ведь ребенок тоже прекрасно знает, что мы скажем.

Вот почему Бог не просветляет наш ум и мы не можем достичь того, чего достиг авва Пимен. Кстати, я уверен, что потом он разыскал того монаха, который работал в поле, и сказал ему продолжать трудиться, потому что это очень хорошо — возделывать землю и раздавать ее плоды нуждающимся, это — любовь. Ну, и молиться при этом по своим силам.

У каждого человека — свой дар, свой талант. И великое искусство — суметь разглядеть талант в своем ближнем и способствовать его приумножению. Один человек как-то сказал мне: «У меня бы никогда не получилось проповедовать так, как это делаешь ты!» Я ответил ему: «Ну, а я совсем не разбираюсь в компьютерных программах. Поэтому я преклоняюсь перед твоим интеллектом!» — «И я преклоняюсь пред тобой!» — сказал он в ответ.

А что сказал Бог, услышав нас? «Благословляю вас обоих!» Почему? Потому что у каждого из нас — свой талант. Я не занимаюсь компьютерами, потому что этого таланта у меня нет. В свою очередь и мой собеседник вряд ли сможет хорошо проповедовать. Но каждый из нас нужен, каждый — необходим. Ты нужен мне, я — тебе, и все мы нужны друг другу.

Поэтому обратимся к Богу и скажем Ему: «Господи, Ты — Начало всего, от Тебя —

всякое даяние доброе и всякий дар совершенный, нисходящий свыше, от Отца светов" (Иак.1:17). Разгляди талант в своем ребенке. Этому учит нас авва Пимен.

И еще кое-что. Вот, например, ты узнаешь, что твой ребенок списывал на экзамене. Он приходит домой из школы, и ты спрашиваешь его: «Зачем ты списывал?» А он в ответ: «Я не списывал!» Ты: «Разве ты не знаешь, что списывать — нехорошо?» Ребенок: «Но я не списывал!..» И так далее.

Послушай, что советует в таких случаях авва Пимен. Но сначала я скажу тебе, что обычно в таких случаях начинают говорить родители: «Как ты мог так поступить? Мне звонили из школы! Я знаю, что ты списывал! Как не стыдно врать! Ты такой маленький, а уже говоришь неправду!» В общем, разносят ребенка в пух и прах. И ведь ребенок действительно списывал и сейчас говорит неправду.

Но вот что советует здесь авва Пимен: «Если кто-то согрешил и при этом отрекся от своего дурного поступка, не обличай его, потому что в противном случае ты лишаешь его сил, необходимых ему для покаяния».

Если ребенок говорит, что не списывал, он прекрасно понимает, что его поступок — дурной, и ему самому не нравится то, что он сделал. И здесь очень важно, чтобы он не стал унывать по этому поводу. Главное, говорит авва Пимен, — чтобы душа ближнего не погрузилась в уныние. Чтобы ребенок не начал самоугрызаться и думать: «Я плохой, пропащий, позор мне!»

Подобное я встречал у некоторых своих знакомых. Сначала они грешат, а потом приходят и говорят мне: «Отче, я не делал этого, правда!» Ну и хорошо. Я знаю, что ты стараешься, борешься, что ты — хороший человек. Не нужно отталкивать от себя людей! Притворись слегка глуповатым, наивным, и ты ободришь человека, потому что этим как будто говоришь ему: «Дитя мое, я верю в тебя и надеюсь на твое исправление! Даже если ты все-таки согрешил, твой грех был случайным, разовым — в трудный час, в непростой момент жизни. Но сам ты — не такой».

Такие слова ободрят человека и дадут ему сил для искреннего покаяния. Но здесь не должно быть искусственности, наигранности (духовная жизнь — не театр). Главное, чтобы такая поддержка шла из глубины твоего сердца.

Когда ты доверяешь кому-то, ты тем самым «приобретаешь» этого человека. Видя твое доверие, он думает: «Мне доверяют. Меня любят, уважают и ценят. Я не могу разочаровать!» Если же поступать с человеком наоборот, то его можно потерять. И если он поймет, что ты уже наклеил ему ярлык, например, лжеца, то подумает: «Ну, теперь я изо всех сил постараюсь доказать тебе, что я и правда лжец! Чтобы ты хоть не напрасно обвинял меня!»

Эти советы аввы Пимена, которым уже много веков, каждый раз производят на меня глубочайшее впечатление.

Перевод: Елизавета Терентьева, ПСТГУ

http://www.pravmir.ru/arhimandrit-andrey-konanos-chtobyi-uslyishat-boga-snachala-nuzhno-zamolchat-1/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru