Русская линия
Православие и Мир Сергей Худиев26.09.2014 

Христос умирает на обеих сторонах

Является ли Христос нейтралом? Слово «нейтрал» часто используется в негативном смысле, примерно как «равнодушный». «Я тут постою в сторонке, пока вы будете друг друга убивать» Но Христос не стоит в стороне. Боговоплощение означает, что Бог находится не в стороне — а в самом средоточии человеческой борьбы и трагедии.

Вот сейчас разворачивается страшный конфликт, на обеих сторонах которого есть православные люди, взывающие теми же словами ко Христу и Богоматери, а их семьи дома молятся о том, чтобы они вернулись живыми и невредимыми. В то время как сами воины прилагают немалое старание к тому, чтобы эти молитвы не исполнились, стремясь убить или изувечить друг друга. Обе стороны призывают Бога на помощь в этом деле, а кто-то из участников так и вовсе решительно заявляет, что Бог на их стороне.

Множество как профессиональных, так и добровольных агитаторов сторон уверяют, что убивать других христиан (и вообще людей) на поле боя есть дело, превосходно согласное с Евангелием, и даже отражающее его высокий дух самопожертвования. Они полностью согласны в том, что человекоубийство — включая убийство братьев во Христе — угодно Богу, но расходятся во мнениях относительно того, на чьей именно стороне.

На чьей стороне Христос? Мы легко увидим ответ, если уточним вопрос — что Он делает на той или иной стороне? Ненавидит? Нажимает на спусковой крючок? Убивает? Упивается чужой смертью? Гордится удачно уничтоженным противником? Выбивает информацию из «языков»? Очевидно, нет; Христос пришел в мир, который был, как и нынешний, раздираем войнами, в оккупированную страну, охваченную партизанским движением. И мы знаем, что Он сделал — умер от рук Своих врагов. Он разделил человеческую смерть, чтобы преодолеть ее Воскресением. Он умер за грехи грешников, понеся на Себе проклятия проклятых. Он не причинил никому смерти — но сам принял ее. Поэтому Христос делает то, что и сделал тогда, на Голгофе — умирает на обеих сторонах. Он с теми, кто умирает, с теми, кто терпит жестокость и насилие, а не с теми, кто творит их. Он не сражается среди «нас» — Он умирает среди «них».

На дороге в Дамаск Господь говорит Савлу (будущему святому Апостолу Павлу) — «Савл, Савл! что ты гонишь Меня?» (Деян.9:4) Господь в это время пребывает на Небесах, и гнать Его лично Савл никак не может. Савл гонит Его людей, Церковь. Людей, с которыми Христос Себя отождествляет — с теми, кто терпит страдания, а не с теми, кто их причиняет. В одном из самых пугающих мест Писания — Притче о Страшном Суде — Христос говорит, что-то, что было сделано по отношению к больным, голодным, нагим и заключенным, было сделано по отношению к Нему. При этом не уточняется, что они — хорошие люди; заключенные вполне могут сидеть за свои преступления, а нагие, голодные и больные впасть в такое бедственное состояние через свою глупость и пороки. Про них известно только то, что они страдают и нуждаются. И Христос страдает в них и с ними. Христос с тем, чье тело пробивает пуля — а не с тем, кто эту пулю выпускает. Христос с теми, кто рыдает над гробом — а не с теми, кто торжествует победу. С теми, кого война сделала нагими, голодными, больными и заключенными — а не с теми, кто на ней возвысился и обогатился. И это разделение довольно слабо связано с разделением на стороны военно-политического конфликта. Да, политики каждой из сторон заявляют, что именно их сторона является жертвой жестокой агрессии. Но политики с обеих сторон — это политики; а жертвы с обеих сторон — это жертвы, и их невозможно перепутать.

Вооружиться и убивать на этой братоубийственной войне — значит быть по другую сторону от Христа. Это может быть трудно усвоить, но если мы воспринимаем Евангелие всерьез, это так. Вопрос в том, насколько всерьез мы готовы его воспринять.

Джон МакНотон. Мир придет

Джон МакНотон. Мир придёт

В детстве я читал книжку «Кондуит и Швамбрания». Речь там идет о детях, которые играют в воображаемую страну. Наконец, они вырастают, и оставляют свои детские игры. Люди вообще любят играть в воображаемые страны — некоторые люди, которых я знаю, по выходным переселяются в мир Толкина, где они становятся (на время) эльфами или хоббитами.

Но все эти люди, пока они остаются в здравом уме и твердой памяти, знают, где находится их подлинная жизнь и подлинные обязательства. Он не перепутают звонок начальника с призывом Арагорна, и, в случае, если им придется выбирать между двумя повелениями, выберут начальника, а Арагорну придется подождать. Делу время — потехе час. Их подлинные интересы и обязательства лежат не в Средиземье. Извини, старина Гэндальф.

Промысел Божий иногда ставит нас перед испытанием — когда нам приходится решать для себя, чем для нас является наша вера. Ролевой игрой, которой мы предаемся в свободное от других, более важных занятий время, или фундаментом, на котором мы строим нашу жизнь? Кто должен уступить, когда повеления Христа входят в конфликт с повелениями еще кого-то — тусовки, партии, нации, государства, всего прогрессивного человечества? Христос или все прогрессивное человечество?

И если мы намерены повиноваться Христу, мы должны хранить его заповеди. «Не убий» — значит «не убий». Не убивай, не подстрекай к убийству, не радуйся убийству, не одобряй убийства, не разжигай истерию, которая ведет к убийствам. «Не лжесвидетельствуй» — не распространяй непроверенной информации, особенно такой, которая может обострить вражду и ненависть. И — «любите врагов ваших».

Это — предельно серьезный выбор, и в нем нет ничего от равнодушия.

http://www.pravmir.ru/hristos-umiraet-na-obeih-storonah/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru