Русская линия
Православие и Мир Артем Левченко04.07.2014 

Как волонтеры вывозят детей из осажденного Славянска

То, что сегодня происходит в Донецкой и Луганской областях, трудно понять и осмыслить. Можно долго спорить насчет того, антитеррористическая ли это операция или карательная, гражданская война или отражение внешней агрессии. Очевидно одно — бои ведутся в городах, население не эвакуировано, гибнут мирные люди, в том числе дети. Кто-то «защищает» их репостами, ретвитами и комментами в соцсетях, а кто-то — вывозит из пылающих городов, рискуя собственной жизнью.

«Я поплакала… и поехала»

Наталья Поважная живет в 140 километрах от Славянска, в городе Чугуеве, что под Харьковом. Наталья — частный предприниматель. Палатка на городском рынке, где сама стоит за прилавком, да старенькая потрепанная «Газель» для доставки товара — вот и весь бизнес. Вряд ли Наталья знает или помнит о том, что 4 июня — Международный день невинных детей — жертв агрессии. Но в этот день она в очередной раз побывала в Славянске, чтобы еще несколько детей не стали жертвами военной агрессии, царящей в городе.

Мы встретились с ней вечером, когда запыленная «Газель» с большой красной надписью «ДЕТИ» на растянутой по борту простыне, привезла в Чугуев две очередные семьи из Славянска.

— Как все началось? Позвонили знакомые. Рассказали, что, услышав просьбу о помощи из Славянска и решив вывезти хоть нескольких детей, попытались нанять для этого микроавтобус. А владелец им говорит: «Автобус я дам, только без водителя и без бензина. И перепишите на меня свою квартиру под залог, иначе не дам». Я, когда услышала о таком, расплакалась. Поплакала… и поехала сама.

Наталья Поважная

Наталья Поважная

«Тетя, у вас есть подвал?»

Это был первый вопрос, который дети из Славянска задали в доме приютившей их чугуевской женщины. По иронии судьбы именно в Чугуеве, принявшем несколько славянских семей, расположен тот самый аэродром, с которого ежедневно летят на Славянск самолеты и вертолеты украинских ВВС. Рев двигателей боевых машин в обоих городах звучит одинаково громко. Только чугуевцев пролетающие над головой штурмовики оглушают при взлете или посадке, а славянцев — при заходе на цель.

— Как только самолет загудит, детки как по команде отбегают от окон и падают на пол, — рассказывает Наталья, сдерживая слезы…

У нее дома живут шесть человек — четверо детей и двое взрослых — бабушка и внучка. А всего за четыре поездки в Славянск «газелька» вывезла из-под огня больше 20 человек. Почти все — дети и старики. В этот раз приехали пятеро. Супружеская пара с ребенком и пожилая женщина с матерью-старушкой.

Из душного «бусика» выходят супруги — Валерий и Валентина. Маленький Тимофей спит на руках у папы. В дороге ребенку стало плохо. Старшую дочь Валеры и Вали вывезли из Славянска раньше. Сейчас она в детском лагере в Крыму. В Славянске остались с мужьями и детьми две сестры Вали.

Валерий, Валентина и маленький Тимофей

Валерий, Валентина и маленький Тимофей

— Когда начали бомбить с вертолетов, мы с детьми сутки сидели в подвале, — рассказывает Валентина. — Бомбят внезапно, без предупреждения. Убежище далеко, пока добежишь — можно погибнуть. Вчера погибло много людей. Среди них — наши родственники…

Женщина говорит спокойно, без тени эмоций. Возможно, еще не отошла от шока. Ее муж признается: в Славянске Валя много плакала, боясь за жизнь детей и переживая, чтобы муж не ушел в ополчение. Неудивительно — о вооруженных людях с Георгиевскими ленточками Валера говорит с уважением и симпатией:

— То, что говорят, что нас терроризируют ополченцы — неправда. Ополченцы нас не трогают. Наоборот — только помогают. И не пускают в наш город тех, кто в нас стреляет. Погибло уже много людей, в том числе дети. Последние два дня стреляют с самолетов…

Анне Сергеевне — под девяносто лет. Почти 70 из них она прожила в Славянске. Сейчас, сидя в машине, она плачет и вспоминает войну, на которой погибли ее отец и два брата. В оценке происходящего баба Аня не столь категорична, как ее молодой земляк:

— В войну мы знали, с кем воюем, были наши и немцы. А сейчас хтозна кто с кем воюють. И наемники какие-то, и еще кто-то… Робыться в Славянске что-то страшное…

Валера рассказывает, что уже два дня город без воды — ракетами разрушен водопровод. Говорит, если попадут в электроподстанцию — не станет и электричества.

С каждым разом — все труднее

Наталья говорит, что добираться в Славянск с каждым разом становится все труднее. Все больше техники и чаще стрельба:

— Заезжаем — стреляют, выезжаем — тоже стреляют. Конечно, если обстрел сильный, с вертолетов, то мы не заезжаем, да нас и не пускают. А если просто стрелковое оружие — едем на свой страх и риск. В прошлый раз пришлось остановиться и спрятаться за деревьями, чтобы никого не подстрелили, не дай Бог.

По ее словам, жителей Чугуева, регулярно ездящих в Славянск за детьми, на большинстве блокпостов уже знают и больших препятствий не чинят. Хотя случается всякое. Иногда приходится мотаться от поста к посту, или даже пробираться полями.

Фото: news.liga.net

— Сегодня трудно было. Долго стояли на постах. Не доезжая до Изюма, нас прижала черная иномарка, вышел человек в черной форме, с автоматом. Мы вышли с поднятыми руками. Он открыл боковую дверь, проверил документы и сказал «Езжайте». А на изюмском блокпосту подъехала машина ГАИ и сопроводила нас к отделению милиции. Там у всех переписали паспортные данные и сфотографировали. Видимо, у них ведется какой-то учет людей, покидающих зону проведения операции. Мы с пониманием к этому относимся. А так, вообще, нормально. Правда, мужчин поодиночке не выпускают, только если муж едет с женой.

Еще одна проблема — страх. Страшно не только жить под пулями, но и покидать родину, жилье имущество, уезжать в никуда с малознакомыми людьми. Решение уехать зачастую строится на доверии. В Славянске действует «координационный центр по эвакуации» — несколько общественников, которых в городе знают и доверяют. Они-то и убеждают земляков довериться чугуевцам. Но многие в последний момент решают все-таки остаться.

— Сегодня, например, два человека не смогли выехать, — рассказывает Наталья. — Уже садились было в машину, но передумали. Одна женщина недавно перенесла операцию и побоялась, что не перенесет дорогу. Многие приходят, плачут: «Хотим уехать поскорее!». Доходит до отъезда — «не поедем». Люди напуганы, страх просто сумасшедший.

Фото: radiosvoboda.org

Вывезли. А дальше?

Большинство уехавших из Славянска детей пока расселились по Харьковской области. Кто-то — у родственников, кто-то — у добрых людей. Таковые пока находятся. Кроме Натальи, еще шесть человек — маму и пятерых детей взяла к себе другая чугуевская женщина. Семья ее начальника — предпринимателя взялась помочь деткам материально. Трое детей, приехавших без родителей, поселились в селе неподалеку, в семейном детском доме. Влиятельный чугуевский бизнесмен взялся расселять прибывающих в своих базах отдыха на Азове и в Крыму. Не остались в стороне и власти района — обещают предоставить путевки в детские оздоровительные лагеря. А вот городские власти, говорит Наталья, от проблемы самоустранились:

— Говорят, ждут распоряжения от губернатора. А сам Чугуев не может ничего решать и никого принимать. Мол, нет места. Хотя в городе есть пустующая уже год школа — с пищеблоком, спальнями, кроватями. Посоветовали нам везти детей в город Лозовую, Харьковской области и селить в пустующие после взрыва здания(летом 2008 года в Лозовой случился пожар на складе боеприпасов, поврежденные взрывами кварталы отселили — Ред.). Мы позвонили в Лозовую, а нам говорят, что этих зданиях живут бомжи и цыгане — больше никто не рискует, из опасений наткнуться на не разорвавшиеся снаряды. Конечно, мы не станем селить там детей. Ах, да, еще нам предложили листовку с телефонами «горячей линии»…

Стихийное волонтерство

Было бы несправедливо утверждать, что Наталья — единственный человек из 37-тысячного Чугуева, кто проникся бедой Донбасса. И хотя из Чугуева в Славянск по-прежнему мотается всего лишь одна «эвакуационная» газелька, количество людей, подключающихся к общему делу, растет как снежный ком.

Узнав о «Наташе с базара, которая деток вывозит», все больше людей стремятся помочь и подключиться к общему делу. Кто-то выражает готовность поселить у себя детей, кто-то ведет переговоры с властями, благотворителями и занимается переводом процесса эвакуации в юридическое русло, водители по очереди садятся за руль старенького микроавтобуса. Многие люди просто несут деньги. За день, рассказывает Наталья, в ее палатку на рынке принесли полторы тысячи гривен (около 120 долларов — Ред.).

Не имея опыта работы в благотворительности, женщина признается, что боится подозрений в нецелевом использовании поступающих средств. Скрупулезно ведет учет, записывает всех жертвователей, их телефоны, суммы, собирает чеки — чтобы отчитаться по любой статье расходов. А статей много — бензин, запчасти для «Газели» (уже начала «сыпаться»), клубника для славянских ребятишек, сигареты для солдат на блокпостах…

У стихийно зарождающегося в Чугуеве волонтерского движения пока еще нет ни устава, ни печати, ни счета в банке. Все только в проекте. Но уже есть костяк активистов, казначей и самоназвание — общественная инициативная группа «Спасение».

— У нас нет даже руководителя, никто не хочет быть старшим, — говорит Наталья. — Мы просто занимаемся тем, что сейчас нужно, каждый помогает, чем может. Главное — что мы есть, мы вместе и мы понимаем друг друга. И понимаем, что наша деятельность — капля в море. По-хорошему, детей нужно вести не в соседнюю область, а гораздо дальше, где полностью безопасно. Например — в Россию Мы не знаем, что будет завтра на Харьковщине, что взбредет в голову нашим политикам в Киеве… Ну, и эвакуировать нужно масштабно, а не малыми «вылазками». Нужно временное перемирие сторон, нужен свободный коридор, сопровождение «скорой», квалифицированные люди, желательно женщины — психологи, медики. Нужны семьи в России, готовые принять детей с Донбасса. Нужна правовая база, транспорт. Да много чего нужно…

Сегодня, 6 июня, «Газель» с красной надписью «ДЕТИ» на белой простыне совершает пятый рейс по маршруту Чугуев-Славянск-Чугуев. Да сохранит Господь ее владелицу, водителя и пассажиров…

Из сообщества

Кстати

По оценкам Харьковской областной государственной администрации, на Харьковщину из зоны конфликта уже переехали более шести тысяч человек. Большинство из них останавливаются у родственников и знакомых. С помощью областной власти в детских лагерях поселили три организованные группы из 459 человек. Всего в регионе определили 81 объект для заселения на 1152 человека из Донецкой и Луганской областей.

В то же время ряд общественных организаций жалуются на равнодушие руководства области. В регионе отсутствуют перевалочные центры для переселенцев, способные оказывать им психологическую и другую помощь, а также решать вопросы их дальнейшего проживания. Подвоз людей от блокпостов в Харьков и районы осуществляется только активистами, без участия властей. Переселенцы не имеют правового статуса и не могут рассчитывать на какую-то материальную помощь.

http://www.pravmir.ru/volonteryi-pod-ognem-kak-vyivozyat-detey-iz-osazhdennogo-slavyanska/

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru