Русская линия
Православие и Мир Ксения Головко17.12.2013 

Яблони над «расстрельным рвом»

Назвать поименно всех расстрелянных — такова идея памятника, который планируется создать на Бутовском полигоне. В конференц-зале Синодального Отдела Московского Патриархата по взаимодействию с вооруженными силами 15 декабря 2013 года прошло обсуждение, каким будет этот памятник, который планируется назвать «Сад Памяти».

Мемориал в Бутово

«Идея памятника, которая возникла еще в девяностые годы, — увековечить имена расстрелянных в Бутово, независимо от их социального положения, убеждений, религиозных взглядов и так далее. Даже независимо от того, реабилитирован человек, или нет, — сказал протоиерей Кирилл Каледа, настоятель храма Святых новомучеников и исповедников российских в Бутове. Он подчеркнул, что памятник будет носить светский характер.

С июля 1937 года по октябрь 1938 года в Бутово было расстреляно 20 761 человек (это люди, чьи имена известны благодаря обнаруженным в фондах архива Управления Министерства Безопасности РФ по г. Москве и Московской области делам с предписаниями и актами о приведении в исполнении приговоров о расстреле). Более трехсот расстрелянных прославлены в лике святых.

Во время исследований на территории Бутовского захоронения обнаружили 13 погребальных рвов общей протяженностью составляющих почти километр.

«То, что мы делаем — прямая антитеза того, что делали в тридцатые годы. Ведь людей тогда не только убили, их лишили имени, родственникам не говорилось об их судьбе, позднее близким предлагались лживые сведения о времени и месте гибели. Имена людей просто вычеркивались из истории, из документов, из домовых книг, из энциклопедий. И задача вернуть имена», — сказал Игорь Владимирович Гарькавый, директор Мемориального научно-просветительского центра «Бутово». Он отметил, что назвать просто имена — недостаточно: памятник должен быть историческим свидетельством, рассказать о катастрофе, которая произошла со страной и с народом в конце тридцатых годов.

Мемориал в Бутово

Как будет выглядеть мемориал

Над братскими захоронениями в 2006 году были сделаны насыпи. И создатели памятника, который должен расположиться в восточной части мемориального комплекса, где находится яблоневый сад, обратились к этому образу братских захоронений. «Предполагается символически „раскрыть“ расстрельный ров, в котором будут каменные доски с именами погибших, — рассказал Игорь Гарькавый. — То есть человек спускается вниз (примерно на пол метра), чтобы оказаться на одном уровне с расстрелянными. Памятник будет представлять собой документ: объемно-пространственную модель расстрельных списков». Имена пострадавших будут сгруппированы по дням расстрела, по спискам НКВД. Можно будет видимо представить — сколько людей погибло в один день…

Спуститься вниз не составит труда и людям с ограниченными возможностями: вместо ступенек будет пандус.

Мемориал в Бутово

Стены с именами будут идти с двух сторон — по годам — 1937 — 1938 годы. Общая длина стен примерно 280 метров при высоте надписей 1 метр 40 сантиметров. Об этом рассказал архитектор Александр Николаевич Жернаков, возглавляющий группу авторов архитектурной части проекта. Он отметил, что, поскольку Бутовский полигон — памятник истории, возможности создателей монумента — ограничены. Нужно учитывать множество факторов, в том числе — воздействие на окружающий ландшафт.

Две аллеи — 1937 и 1938 годов сходятся у площадки с «колоколом памяти». «Когда человек переживает встречу с прошлым, он буквально погружается в историю. Это погружение требует выхода. Но не все пришедшие — верующие, христиане. „Колокол памяти“ лишен любых религиозных символов. Любой человек может ударить в него. Колокол будет соединять реальность и прошлое», — отметил Игорь Гарькавый.

Мемориал в Бутово

«Балка, на которой держится колокол — символ шлагбаума, который стоял перед полигоном и отделял жизнь и смерть для тех, кого везли туда», — рассказал Александр Жернаков.

Бутовский полигон функционировал с 1934 года по 1953 год. О том, что известны имена не всех погибших обязательно будет указано в пространстве мемориала. Чтобы пришедшие вспомнили и о них.

Когда появится памятник

По словам протоиерея Кирилла Каледы время, когда начнется реализация замысла, зависит от средств. Всего на мемориал нужно 80 — 90 млн. рублей. «Это не баснословная сумма, — подчеркнул отец Кирилл. — Если перевести ее на количество имен, то на одно имя получается всего 5 тысяч рублей». Священник обратился ко всем, кому дорога память о погибших — внести посильные пожертвования. Сейчас их можно переводить на счет храма Святых новомученников и исповедников российских в Бутове с пометкой «Сад Памяти», в дальнейшем храм планирует открыть отдельный расчетный счет, куда можно будет перечислять средства на мемориал.

Если найдутся хоть какие-то средства, работы начнутся уже этим летом.

Мемориал в Бутово

Дискуссия

Высказывались различные мнения. По ряду моментов прошла дискуссия. Большинство собравшихся (в основном это родственники погибших в Бутово и представители общественных организаций) с концепцией проекта памятника согласились. Но были высказаны и иные точки зрения. Некоторым из родственников стиль памятника показался «имперским», другие говорили об отсутствии «покоя и тишины» в самой идее погружения в расстрельный ров. Но почти все согласились с тем, что памятник должен быть своего рода свидетельством о эпохе, породившей расстрельные рвы Бутовского полигона, а количество имен требует монументальной организации пространства, тем более что другого места на территории полигона для размещения памятника просто нет. Создатели проекта объяснили, что тяжесть каменных плит, по замыслу должна уравновешиваться тем, что весь памятник буквально будет находиться внутри яблоневого сада. Не только вдоль центрального прохода, но и за каменными досками, буквально спускаясь на них сверху, будут расти живые яблони. Ряд моментов, таких как, например, переосмысление пространства рядом с колоколом и цвет камня, были отмечены и приняты архитекторами для доработки проекта.

Елизавета Михайловна Шик, дочь расстрелянного на полигоне протоиерея Михаила Шика, отметила, что ей не хватает в памятнике света. А ведь для христианина в смерти есть не только ужас, но и свет.

На что протоиерей Кирилл Каледа ответил ей, что с любой точки памятника будет виден белоснежный купол храма, возносящийся к небу — тот самый свет, который открывает за смертью перспективу вечности.

http://www.pravmir.ru/yabloni-nad-rasstrelnym-rvom/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru