Русская линия
Православие и МирПротоиерей Артемий Владимиров31.10.2013 

Как мы прогоняем любовь?

Подмокает порох в пороховницах

— Когда мы проходим мимо цветущего шиповника, то даже ещё не видя прекрасный розовый цвет, догадываемся, что здесь скрывается. Виной тому — тонкий, едва уловимый аромат, который разлит в воздухе.

Каково соотношение веры во Христа Воскресшего и любви к ближнему? Истинная вера — зрячая, горячая, разумная — проявляет себя в деятельной любви, она источает из себя аромат любви. Вера — это солнце, сокрытое в глубинах человеческой совести, а солнечные лучи, пробиваясь вовне, освещают и согревают всё пространство. Вот почему вера без дел веры и любви мертва. Она становится в этом случае искажённой, бесовской, не отвечающей воле Божией о спасении человеческой души.

Прот. Артемий Владимиров

Протоиерей Артемий Владимиров

Все соглашаются с тем, что любовь мало-помалу уходит из человеческого общежития. И понятно, почему. Источник любви — личность Господа Иисуса Христа. Там, где Бог, там любовь. Там, где наши мысли и чувства, слова и действия направлены ко Христу, — там и возможность проникнуться и освятиться Христовой любовью, тем жертвенным служением ближним, которое приносит самому любящему и мир, и бескорыстную радость, и ни с чем не сравнимую полноту бытия.

Но подмокает порох в пороховницах. Чем менее наша жизнь сопряжена с личностью Христа, чем меньше места в собственном сердце мы даём Его благодати, тем холоднее становится человеческое сердце, тем скуднее оно в проявлении любви. Недавно одна женщина с огорчением рассказала мне о некоторых телевизионных программах, которые сегодня занимают всё больше эфирного времени на отечественных каналах. Программы эти экспортированы. К сожалению, мы многое бездумно перенимаем у Запада, в том числе и у западных средств массовой информации.

Бездушный режиссерский замысел

Показывают игровые ситуации. Молодой человек идёт по сельской местности, к нему подходит слепенькая пожилая женщина и просит помочь её пожилому мужу, который решил выкупаться в водоёме. Молодой человек подходит поближе и видит, что на поверхности воды плавают трость и шляпа. Всё снимается на скрытую камеру — авторы программы наблюдают за реакцией прохожего. Он, решив, что старичок пошёл ко дну, ныряет в воду в чём был, с бумажником и мобильным телефоном в кармане, и ищет под водой виртуального утопленника. Другой советует старушке вызвать полицейского, а третий идёт дальше как ни в чём не бывало, зло пошутив над незадачливым муженьком, уже присоединившимся к карасям.

«Что это? — спрашивает меня православная женщина. — Fun, развлечение, возможность посмеяться над живой человеческой реакцией?». Для нас, христиан, очевидны глубокий цинизм и бездушие режиссёрского замысла. Разве можно так эксплуатировать сострадание, так шутить с людьми, подвергая их нравственному шоку? Когда я услышал об этом, подумал, что прав был современный философ, который свидетельствует, что без Христа, без устремления к Нему в человеке скудеет и исчезает всё человеческое. Лишённый Христовой благодати современник мало-помалу превращается в двуногое существо, чуждое «и Божества, и вдохновенья, и слёз, и жизни, и любви».

Вот почему сегодня мы часто слышим, как на дорогах России случайные прохожие, став невольными свидетелями автокатастрофы, машинально, механически, перешагивают через жертвы, ведь им некогда, они спешат… Или мы видим, как повреждённый автомобиль, врезавшийся в дерево, становится приманкой для «стервятников», которые, не обращая внимания на страждущего, может быть, умирающего или уже умершего водителя, разбирают автомобиль по частям, демонстрируя то окаменение сердца, которое, по учению Святых Отцов, является подлинно печатью антихриста.

Добро сильнее зла

Слыша обо всём этом, мы понимаем, что несчастные люди ходят во тьме себялюбия, эгоизма, корысти. Они действительно чужды Божественного света и не могут сказать вместе с Александром Сергеевичем Пушкиным: «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать». Наш поэт, любезный тем, что в свой жестокий век «восславил свободу и милость к падшим призывал», уже остаётся непонятым и невостребованным большей частью молодого поколения, «унесённого ветром», поколения, которое отсекло себя от корней христианской культуры.

Но, конечно, не всё так мрачно в нашей жизни. Русский народ не ошибается, говоря: «Земля не стоит без праведника». Миром правит Божественный Промысл. Бог есть любовь, добро сильнее зла. Воскресение раз и навсегда попрало смерть. «Чем ночь темней, тем ярче звёзды». Мне, как священнику, очевидно, что у нашего бедного народа, часто сбитого с толку, потерявшего нравственные ориентиры, где-то в сокровенных глубинах сердец живёт любовь. И вновь я ещё раз убеждаюсь в этом, когда в новостях слышу о водителе фуры, которому некая женщина лёгкого поведения подкинула новорождённого, а тот, услышав крик младенца, пеленал дитя, кормил его, может быть, неумелыми, трясущимися от волнения грубыми мужскими руками, но не оставил малыша, пока не добрался через три дня до детской больницы и не передал его в опытные руки специалистов.

От матерщины к омертвению и цинизму

Если бы у меня спросили, отчего скудеет любовь, я выдвинул бы несколько гипотез. Любовь скудеет в сердце, оставленном благодатью. Благодать — чистая небесная птица, которая чурается всякой нечистоты. Рождённый матерью ребёнок, пусть ещё не просвещённый крещением, создан для любви. Его сердечко не понимает и не принимает вражды. Марксистско-ленинская теория классовой борьбы как движущей силы общества отторгается живым человеческим, и особенно детским сердцем. Мы созданы для мира, любви и единения.

Но вот подросток мало-помалу загрязняет своё мышление, а потом и речь, матерными словами. Сначала они произносятся про себя, а потом вырываются наружу, как лава из огнедышащего жерла Везувия. Каковы нравственные последствия ненормативной лексики, которая сегодня для многих становится обыденным языком? Сердце сжимается, вянет, блёкнет, как роза, засушенная ветром-суховеем.

Последствия загрязнения уст матерной бранью — сердечное омертвение, приводящее к цинизму. А цинизм — болезненное состояние души, разучившейся верить, надеяться и любить. Цинизм — это принципиальное и сознательное отрицание всего идеального, святого, чистого, возвышенного. Если вся страна, от бывшего министра культуры до кондуктора или водителя, изрыгает «допотопные глаголы», которыми, прежде всего, заражаются детские сердца, каких последствий мы можем ожидать, кроме самых плачевных?

Вот почему главная задача, которую должны ставить перед собой сегодня священники, педагоги, родители, — обеспечение детям такой нравственной ниши, такой среды обитания, погружаясь в которую они могли бы сохранить присущие им от рождения нравственные дары: невинность, ясность ума, остроту восприятия мира, цельность, стремление к нравственному совершенствованию. Это те дары, которые, войдя в силу, и образуют нравственную личность.

Для меня нравственная личность — не многосведущий «компьютер», не восемь пикселей в глазах и десять гигабайт в мозгах, а человек, умеющий сострадать, воспринимать другого с его недостатками, сочувствовать ближним. Как говорит об этом Фёдор Иванович Тютчев: «И нам сочувствие даётся, как нам даётся благодать». Ведь и вера некогда упразднится, и надежда уступит место очевидности, а любовь, по слову апостола, «пребывает вовек»…

Подготовил Леонид Виноградов

http://www.pravmir.ru/protoierej-artemij-vladimirov-lyubov-oskudevaet-1/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru