Русская линия
Православие и Мир Михаил Мушреф23.09.2013 

Сирия: нет войны с христианами, есть бандитская логика

В течение двух недель сентября сирийское поселение Маалюля, где из двух тысяч населения около 80% исповедуют христианство, чьи храмы охраняются ЮНЕСКО, последнее место на земле, жители которого говорят на арамейском языке — том самом, на котором говорил Христос, находился под властью боевиков. Только на днях правительственным войскам удалось вытеснить их за пределы города.

Судьба двух миллионов христиан — а именно столько проживает в этой стране с общим населением в двадцать два с половиной миллиона человек — остается неопределенной.

О том, что происходит, и что будет происходить с христианским населением Сирии порталу «Православие и мир» руководитель ливанской паломнической службы Holy Doors араб-христианин Михаил Мушреф.

— Что сейчас происходит с христианскими церквями в Сирии? Есть информация о колоссальных разрушениях. Общались ли Вы с православными людьми на эту тему?

- С православными христианами мы общаемся много, они постоянно приезжают из Сирии в Ливан, также приезжают ливанцы — те, кто духом посильнее и не боятся ездить в Сирию.

Церкви, в общем и целом, пострадали, но не так, как преподносят СМИ. Есть особо чтимые места, например, женский монастырь Сайданайской иконы Божьей матери. В него много раз стреляли, но попыток напасть не было.

Сайданайский монастырь

Сайданайский монастырь

Есть мужской монастырь Георгия Победоносца, на который напали. Там стояли сирийские войска, а так же местные ополченцы, добровольцы и прихожане — отбивались от бандитов. Бандиты иногда просто случайно оказываются в чтимых христианами местах, но специально не преследуют цель, например, зайти в Сайданайский монастырь и ограбить его.

В этом монастыре хранится икона, которую написал Апостол Лука. Это очень почитаемое место. На этот монастырь не нападали, но за два года, стреляли, наверное, раз шесть из гранатометов. Только по Божьему промыслу, монастырь до сих пор не пострадал.

Во время нападения на монастырь Георгия Победоносца погибло 11 ополченцев. В основном, ополченцы — это христианская молодежь, лет до 45.

— А когда это было?

- Буквально пару месяцев назад. Бандитам нелегко приходится в тех районах, где проживает большинство христиан. Весь народ встает на защиту, люди не боятся. Они знают, за что они борются. Это их земля.

— А в Сирии есть полностью христианские районы?

- Да, конечно, Маалюля, к примеру. В Тартусе и Латакии есть полностью православные районы, как, наверное, и по всей Сирии. А в первом мною упомянутом районе есть православный монастырь святой Феклы. Его настоятельница — матушка Пелагея. Матушка восстановила около 15 лет назад при монастыре школу арамейского языка, еще у них есть школа для сирот, причем любых вероисповеданий! Поэтому она пользуется большим уважением у народа Сирии и его правительства!

Матушка Пелагея — ревностная христианка. К ней часто приходят мусульмане с просьбой купить у них иконы, она все иконы выкупает. Вот такое трепетное отношение к святыням, даже если они не имеют никакой исторической ценности.

Года два назад к ней в школу для сирот приезжал президент Сирии — Башар Асад со своими детьми и супругой.

Вообще стоит отметить, что сирийский президент очень уважает Православную церковь и ее бывшего и нынешнего Глав. В начале конфликта главой нашей церкви был Игнатий IV, сейчас Иоанн X. У нас очень любят Россию, с уважением относятся к ней, история нашей Церкви неразделимо связана с ней. Наших Иерархов связывали и связывают близкие духовные отношения со многими архиереями и священством Русской Церкви.

Маалюля

Маалюля

Маалюля — это практически город-церковь, на 5 тысяч населения 40 церквей и три монастыря, здесь все почти говорят на арамейском языке. Особо хочу подчеркнуть дух веры в этом уголке — недавно бандиты вошли в этот город, около 2 тысяч боевиков. Вошли двумя группами, захватили 20 христиан из молодежи в одной части города и 50 человек в другой части города. Первым девятнадцати из двадцати христиан отрезали головы за то, что не захотели принимать ислам…

Мы видим, насколько силен дух христианский. Они не предали, даже когда они видели, что друзьям отрезают головы, их даже это не испугало. 19 человек фактически приняли мученическую смерть за Христа. На мой взгляд, это новомученики, именно за веру, там не было других никаких позиций. Никто их не заставлял больше ничего делать, просто было условие — принять ислам.

Третья группировка бандитов зашла в монастырь святых Сергия и Бахуса, который расположен на конце ущелья, идущего от монастыря святой Феклы. Там они взяли в заложники священников, монахов и прихожан. Сейчас уже их войска сирийские освободили. Один священник из этого монастыря погиб.

— Получается, все равно людей казнят за то, что они не принимают ислам…

- Я уже об этом говорил, и до сих пор придерживаюсь такого мнения, что нет целенаправленной борьбы ислама против христианства.

Местные мусульмане, например, в Сайданае, в Маалюле, в Хомсе защищают православные и христианские храмы. Для них это такая же ценность, как и мечеть рядом. Не надо забывать, что в Дамаске есть мечеть Омейядов, в которой есть два минарета — один в честь Иисуса, второй в честь Марии — матери Иисуса. Там же хранится часть главы Иоанна Предтечи, который почитается и мусульманами и христианами. Мечеть Омейядов в Дамаске по значимости в мире вторая после мечети Аль-Акса на Святой земле.

Сунниты нерадикального толка верят, что второе пришествие Спасителя произойдет через минарет Иисуса и именно в этой мечети Омейядов.

Мечеть Омейядов

Мечеть Омейядов

Тут мы задаемся вопросом, какая борьба может быть между мусульманами и христианами? Каждый день имам мечети Омейядов убирает коврик, который положил вчера и ставит новый, чтобы, когда Спаситель спустился спасать нас, не вступил на грешную землю, а вступил на коврик. И вот это сила веры уже мусульман…

— А почему боевики зашли именно в этот город?

- По моим данным, они просто шли на подмогу в Дамаск к другим боевикам, но в Джобаре возле Дамаска сирийские войска сильно подавили исламистов. Видимо, им пришла информация о том, что на помощь уже нет смысла идти. Монастырь лежал у них на пути, он находится всего в 50−60 км от Дамаска. Вот они и решили там остановиться и его захватить.

Естественно, они мало разбираются в христианских течениях, у них сам крест — повод для глумления и убийств. Эти бандиты относятся ко всем течениям христиан и отличным от своего течениям мусульман как к «нечестивым».

Хотя в самом исламе это другое понятие. Когда сам Мухаммед говорил: «Убей нечестивого» — имелись в виду язычники. Но у боевиков такое неправильное понимание, или специально подмена понятий произошла, и они просто следуют этим своим представлениям.

Есть еще одна проблема, которую я бы хотел отметить. Сирийские бандиты и наемники не были так жестоки до появления среди них граждан Российской Федерации — выходцев с Северного Кавказа (хотя я не хотел бы подчеркивать национальность, но факт есть факт) и других граждан РФ из бывшего СССР, в основном, из средней Азии.

— В новостях про захваченных митрополитов говорилось, что в этом деле фигурировали чеченцы. Имелись в виду именно российские граждане? Они являются наемниками?

- По некоторым данным, да, именно так, но эти данные — не подтверждённые, и требуют проверки.

митрополит Алеппский Паел Язиджи из Антиохийского патриархата Греческой православной церкви и митрополит Марк Григорий Юханн Ибрагим из Сиро-Яковитской церкви

Похищенные митрополит Алеппский Паел Язиджи из Антиохийского патриархата Греческой православной церкви и митрополит Марк Григорий Юханн Ибрагим из Сиро-Яковитской церкви

Вы помните видео, на котором убивали францисканца? Там виден крупный рыжий мужчина. Это чеченец, рядом с ним в пуштунке (ред. — национальный афганский головной убор) стоял еще один чеченец, который говорил на арабском с русским акцентом. Рядом стояли люди, которые все время кричали по-русски. А на переднем плане постоянно мелькал человек из Средней Азии (киргиз). Такая вот сборная солянка выходцев из республик бывшего Советского союза.

Боевики пересекают границу через Турцию, где у них отбирают паспорта, и обратно они уже вернуться не могут.

Кто-то как наемник идет туда, кто-то для «повышения квалификации», кто-то по спецзаданию, кто-то идейно…

- Расскажите о других монастырях… Почему они страдают?

- В очень плачевном состоянии находится сейчас монастырь Пояса Пресвятой Богородицы в Хомсе, он очень сильно пострадал в ходе боевых действий.

Так получилось, что подготовка и начало массивного движения пошла из Хомса, поэтому больше всего боевиков было именно там.

Монастыри — очень удобная оборонительная база, так как большинство из них в средние века и ранее представляли собой военные крепости и замки. Но хочу отметить, что страдают не только христианские храмы. Умалчивают о том, что в ходе боевых действий страдают и мечети. Очень много христианских и мусульманских памятников культуры и истории разрушено и повреждено.

Бандиты как в храмах прячутся, так и в мечетях, и оттуда ведут свои боевые действия, например, это мечеть Саидет Зайнаб или Мечеть Омеядов, и много других по всей Сирии.

Берут все, будь то христианский храм или мечеть. Сносят, как это было в Дамаске, где боевики засели в мечети, а их просто сравняли с землей, да и в других районах Сирии. Предыдущий президент, отец нынешнего, Хафез Эль Асад, да и сам Башар Асад построили много мечетей. Сам сломал, сам построю… Сейчас первичная задача — обезвредить бандитов.

— То есть, здесь логика не мусульманская, а просто бандитская?

- Именно так, тут логика бандитская. Кто начал первым резать людей, кто начал отрезать головы? Это чеченцы начали отрезать головы. С них началось поедание сердец, повальное отрубание всех частей тела…

Это не только чеченцы, это вся группировка с российского Кавказа и Поволжья, и Средней Азии, они перемещаются группами до ста человек. Попадается им небольшое селение по пути, они заходят туда, и начинаются казни просто ради убийства людей, якобы «волей Аллаха». Показалось кому-то, что женщина в парандже не до конца закрыта, пошли ее — расстреляли вместе с дочкой. Мозг бандита вот так работает.

После них пошли ливийцы, иорданцы, египтяне, саудиты и т. д. Это все те боевики, которые прошли уже не одну чеченскую войну, это боевики, которые прошли войны афганские, иракские, севера Африки, Пакистана…

— Это наемники? Кто им платит?

- Вся война происходит на деньги Саудовской Аравии и Катара. По приказу или желанию, будем так говорить, англичан. То есть, мозг в любом случае находится в Англии, мускулы — в США. А кошелек — это Саудовская Аравия и Катар.

Сейчас идет ожесточенная борьба между руководителями подразделений боевиков, так называемыми эмирами. Они нещадно друг друга убивают. Почему? Просто потому, что достаточно убить главаря одной из группировок, и ее члены либо примыкают к победителям, либо своего эмира выбирают. То есть той войны, которая начиналась как идейная, уже давно нет, она практически сразу же сдулась, за полгода. Это просто война за власть.

Сейчас очень многие, кто был в оппозиции к президенту Сирии, поддерживают его. Сирийский народ борется против вот этого стотысячного контингента боевиков, исламистов несирийского происхождения.

Очень важно остановить боевиков-исламистов! Для предотвращения угрозы для Российской Федерации и региона в целом. Защитить дальние рубежи России. Если вмешаются американцы, то следующей остановкой (а эти бандиты везде говорят об этом открыто) будет Россия. На стенах написано корявым русским языком: «Россия, мы идем к тебе», «Россия, ты следующая», «Россия, мы убьем вас всех». И все это — на стенах домов в Сирии.

В Алеппо, например, этого очень много, именно на русском языке. Многие интервью чеченцы уже напрямую дают на русском языке, и все это есть в открытом доступе на любом популярном сайте…

Идет «советская группировка» из стран бывшего Советского союза, ставят какой-нибудь свой флаг, называются как-нибудь, к примеру, «Волки», дают интервью, ставят ультиматумы, и так далее. Уже не стесняются, уже не скрывают свои лица.

Понятно, что если они сюда приедут, их не поймаешь — их там около 10 тысяч человек из стран бывшего Советского союза. А всего боевиков в Сирии сейчас около 100 тысяч.

Понятно, что все это готовилось заранее. Конфликт начался с того, что в одном из городов было народное волнение. Молодой парень, лет 15−16, начал выступать, громче всех орать, кричать «Башар, уходи!» Буквально через два дня его нашли недалеко от дома родители с перерезанным горлом и вытащенным языком. Якобы, война началась из-за этого. Начали обвинять Башара в убийствах.

Сейчас в захваченных районах Хомса и всей Сирии войска обнаруживают длинные туннели и хорошо оборудованные бункеры, которые нельзя было построить за год-два. По подсчетам инженеров, на это ушло лет 5−6, не меньше.

В то время, когда ливийский сценарий претворяли в жизнь, в Сирии уже полным ходом шла подготовка к войне. В Иордании, на границе с Сирией, стоит группировка американских войск, готовая в любой момент войти в Сирию. Там же, на границе, находятся лагеря по подготовке боевиков. Я видел это своими глазами, поэтому знаю, о чем говорю.

Буквально вчера Саудовская Аравия выпустила из тюрем 1300 человек, приговоренных к смертной казни, в том числе за убийства, изнасилования и наркотики. Выпустили их под условием, что они пойдут бороться против Башара Асада в Сирии. Те бандиты, которые выживут и вернутся, будут амнистированы и восстановлены в правах.

В городах, освобожденных от боевиков сирийскими войсками, создаются и вооружаются ополченческие отряды из местных районов для защиты от боевиков. Опыт такой самообороны уже есть, например, на северо-востоке, в курдских районах, где ополченцы сами начали отбивать атаки боевиков.

Сейчас в районе Хомса боевики повально сдаются войскам Сирии с условием, что они пишут заявление, что больше никогда в жизни не будут идти против правительства. Естественно, их проверяют. Если они не совершили тяжких преступлений с кровопролитием, они могут вернуться к мирной жизни. Потому что зачастую бандиты насильно мобилизовали к себе в отряды жителей захваченных городов под угрозой расстрела семей. Людям не оставалось делать ничего иного. Семьи там немаленькие, по восемь-двенадцать детей. В городах оставался контролирующий шариатский суд. Если поступал сигнал о том, что глава семейства дезертировал, боевики убивали его семью.

Часть боевиков — это сирийские граждане, которые не умеют воевать, то есть пушечное мясо. Исламисты либо прикрываются женщинами и детьми, как это произошло в Маалюле, либо подставляют сирийцев под пули правительственных войск. Зачастую даже в Интернете можно увидеть любительские кадры, на которых стреляют молодые сирийцы, а позади стоит хорошо экипированный, ухоженный, холеный боевик…

— Сейчас что-то можно сделать, чтобы Америка не бомбила Сирию? Или все уже решено?

- Нет, наоборот. В этом отношении очень грамотна политика президента России. Российские дипломаты придумали очень простой и действенный метод, чтобы вытащить Обаму из западни, которую ему устроила собственная администрация, некоторые ближневосточные страны и европейские «партнеры», потому что фактически не бомбить он уже не мог — он же президент Америки - если сказал, что будет бомбить, значит должен бомбить. Бомбить ему не хочется, потому что любая новая война для Америки губительна финансово и проигрышна для имиджа как внутри страны и так во всем мире. Поэтому на сегодняшний момент удар от Сирии еще пока не предотвращен, но, по крайней мере, задача России — дать возможность Сирии закончить эту войну своими силами. У нее это хорошо получается, практически весь конфликт локализован, кроме Алеппо, где еще идут тяжелые бои, потому что американцы и бандитское сообщество поставляют исламистам все новое и новейшее вооружение, чего в начале конфликта не было. Сирийские войска выигрывают только тем, что у них есть огромный боевой опыт, накопленный за два года. Помогает и то, что исламисты сами зачастую воюют друг с другом, деля «шкуру не убитого медведя».

— Вы все время их называете исламистами, но ведь они же бандиты, которые исламом прикрываются.

- Да, поэтому и исламисты. Не мусульмане, а исламисты. О проблеме исламизма я спорил с одним человеком, мы с ним никогда не будем в одном лагере, он раввин в Израиле, был советником Шарона. Еще в 2000 году он говорил: вы еще лет через 10 поймете, что такое исламизм. Я воспринял его слова в штыки, у нас с ним были жаркие споры в Интернете. Оказалось, что он был прав. Ему не с руки было говорить про борьбу с исламизмом, тогда была направленность на стратегическое партнерство с Америкой. Я так понимаю, Шарона поэтому и усыпили, что он начал слишком против Американо-Израильской политики выступать. Америка сейчас, понятно, сама сдала Израиль. И я с ним спорил, до конца не понимая, что такое исламизм. Думал, что он нападает на нормальных мусульман. А он нападал на совершенно другое понятие, далекое от ислама.

Есть такой стратегический город, который уже давно под контролем властей, но он же был оплотом бандитов — Эль-Кусейр, про него много сюжетов и по интернету и по телевидению было, когда освобожденные женщины рассказывали всякие истории. Там бандиты взяли 15-летнюю христианскую девочку, заставили ее принять ислам, и каждый день женились и разводились с ней в течение 15 дней, а потом убили. К сожалению, это не единичный случай, страдают все — и мужчины, и женщины, и старики, и младенцы, и христиане, и мусульмане. Женит у них имам легко… поэтому таких вещей полно, и далеко не связанных с религией…

— Как отражается конфликт на соседней и по духу самой близкой стране для Сирии — Ливане?

- Ливан в меньшей степени страдает, но тоже есть проблема — 1,5 млн сирийцев уже находится в Ливане. Это очень много для страны с населением в 4,5 млн. Они все сосредоточены на Севере, в городе Триполи, где недавно было два взрыва. Живут на улицах, в ужасном состоянии. А ближе к границам Сирии — группировка в 20 тысяч военизированных сирийцев, бандитов-исламистов. После взрывов их стали давить, выгонять в Сирию, которая уже своими руками справляется.

Я не хочу выглядеть оптимистом, я скорее реалист. Думаю, сломить Башара Асада не удастся, хотя многие политики, например, российские, очень скептически относится к этому. Думаю, сирийский народ не сломить.

В свое время, когда началась война в Ираке, мы общались с одним политологом. Он говорил: следующей будет Сирия. Я говорю: Ирак — это одно, а в Сирии дух другой. Если посмотреть на Башара Асада в мирное время, то всегда отдельными картинками шла его супруга с ребенком. И она воспринималась людьми как Пресвятая Богородица с Младенцем. К ней была любовь всенародная. Даже те люди, кто в оппозиции, все равно любили и любят семью Башара Асада и его супругу.

Я езжу в Сирию с младенчества, я никогда не видел, чтобы руководство страны мешало в работе местным жителям — в какой-либо сфере. Алеппо жил своей жизнью, Дамаск — своей, остальные города тоже, никогда я не видел, чтобы кто-то кому-то мешал. По крайней мере, мелкий и средний бизнес всегда приветствовался и никакого давления не испытывал, если без криминала конечно. Было давление в городах на границах, где спецслужбы злоупотребляли своими полномочиями, но опять же, вряд ли это был «кровавый режим», как говорят. «Кровавый режим» был при отце Башара Асада, ну, а какой режим не был тогда «кровавым»? И что понимать под этим словосочетанием? А сейчас уже давно не кровавый. Да, люди пропадали и пропадают, но люди какие? Те, которые преступают закон. Стоит тебе один раз преступить закон, ты попадаешь в поле деятельности разведки, и дальше с тобой может произойти все что угодно, как и везде, во всем мире, и Сирия ничем не лучше или хуже других стран в этом плане. Самое главное — жить по закону, тогда у тебя проблем не будет.

— А какие настроения сейчас у священноначалия Антиохийской Православной Церкви? Какие заявления они делают?

- У нас одна Церковь Антиохийская — Сирийская и Ливанская. Естественно, отслеживается ситуация, есть молитвенная помощь. У нас бесстрашный Патриарх Антиохийский. Если где-то совершается террористический акт или захват города, то после освобождения он приезжает первым. Ездит по всей Сирии — и не боится. Недавно бандформирования на короткий срок пришли в один город, поубивали многих и ушли на следующий день, хотя не было еще подтверждения, что ушли. Но в этот день Блаженнейший Патриарх Антиохийский уже служил там Литургию.

Никакого ропота или скепсиса нет, позиция православная: с нами Бог, значит с нами Правда. Была история, когда захватили в заложники одного православного христианина и потребовали 250 тысяч долларов выкупа. И вот, когда батюшка, отец Фади, повез отдавать деньги, его перехватили. На следующий день его нашли с выколотыми глазами, замученного… На «Правмире» вы писали об иеромонахе Василии, который стал первым священномучеником в этой войне, погиб первым. Сейчас только из православного священства погибших в эту войну где-то человек пять, причем именно специально убитых, а не случайно погибших. Никто не думал, что бандиты войдут в Маалюлю, что Монастырь Пояса Пресвятой Богородицы пострадает, что будут нападения на другие христианские монастыри. Но все равно православные ополченцы охраняли и охраняют эти монастыри.

Интервью подготовила А. Данилова

http://www.pravmir.ru/siriya-net-vojny-s-xristianami-est-banditskaya-logika/

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru