Русская линия
Православие и МирПротоиерей Константин Островский31.05.2013 

Что делать, если на исповеди не чувствуешь покаяния?

В книгах и статьях можно объяснить, в чем надо каяться, но не научить покаянию. Наверное, многим прихожанам знакомо чувство, что исповедуешься, как положено, а покаяния, сердечного сокрушения о своих поступках, решимости не повторять их, нет. И повторяем, а потом вновь перечисляем все на исповеди. Накинул батюшка епитрахиль, причащаемся и грешим по новой. Что же делать? Отвечает протоиерей Константин Островский, настоятель Успенского храма в Красногорске, благочинный церквей Красногорского округа.

- Сердечное сокрушение о своих грехах, решимость не повторять их — это великие плоды, а вовсе не первые шаги покаяния. В идеале же вся наша жизнь должна быть покаянием. Все помнят апостольскую заповедь: «Непрестанно молитесь» (Фес., 5, 17). Имеется в виду покаяние. Иисусова молитва — «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго» — молитва покаянная.

Согрешаем мы, по немощи своей, непрерывно, если не делом, то помышлением. И каяться должны непрерывно. Поэтому я не считаю, что надо прихожан заставлять постоянно перечислять на исповеди повседневные грехи. Чувствует человек, что нуждается в молитвенной поддержке священника — может и перечислить, исповедь в нашем храме совершается каждый день утром и вечером.

Но если говорить строго, исповедь — таинство, воссоединяющее человека с Церковью. Совершая тяжкий грех, человек от Церкви отпадает, и на исповеди он через таинство возвращается в Церковь, принимается обратно в евхаристическое общение. Поэтому я и не настаиваю, чтобы люди, которые регулярно причащаются, перед каждым причастием подходили к исповеди и перечисляли там свои повседневные грехи.

Задача христианина — не правила соблюсти, а непрестанно находиться в молитвенном единении с Богом. Для нашей немощи это значит — в самоукорении. Не в отчаянии и самоугрызении, а в самоукорении, то есть осознании и признании своей греховности и одновременно вере в милость Божию. То есть в том состоянии, которое выражено и в Иисусовой молитве, и в молитве мытаря.

— А во многих молитвах написано, что «я грешнее всех людей», есть и более жесткие оценки. Вероятно, святые, составлявшие эти молитвы, так и чувствовали, потому что оценивали себя в свете Божьей благодати. Но простой мирянин, который без году неделя в Церкви, вряд ли искренне считает себя грешнее всех.

- И святые не сразу так чувствовали. Авва Дорофей признавался своим учителям Варсонофию Великому и Иоанну Пророку: смотрю на свою жизнь и понимаю, что достоин вечной муки, знаю, что хуже всех людей, но сердцем это не чувствую. И старцы ответили ему, что он на верном пути. До сердечного понимания, каковы мы на самом деле, дорастаем всю жизнь — это и есть духовный путь.

Я считаю, что неправильно говорить «я грешнее всех людей», если ты этого не чувствуешь. Я сам, к сожалению, так не чувствую, хотя понимаю, что надо. Но все-таки мы, верующие, осознаем свои грехи. Ждать, пока произойдет чудо, и мы почувствуем их так, как чувствовали святые? Можно и не дождаться. Поэтому будем уже сейчас молиться, как можем.

Произношу я: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя», а в сердце нет сокрушения. Ну, что ж… буду укорять себя с верой, что если буду трудиться над своей душой, держаться церковного общения, Господь не оставит меня. Буду молиться со вниманием, по совету преподобного Иоанна Лествичника, держа ум в словах молитвы. Если и это не даётся, буду молиться глазами и устами, пусть с холодным сердцем, рассеянно, но в надежде, что и такой малый труд поможет мне приблизиться к Богу. Как говорили святые отцы, лучше есть хлеб с золой, чем не есть ничего.

Беседовал Леонид Виноградов

http://www.pravmir.ru/chto-delat-esli-na-ispovedi-ne-chuvstvuesh-pokayaniya/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru