Русская линия
Православие и Мир Алексей Карпов05.04.2013 

Концепция домашнего образования Алексея Карпова: Научить ребенка учиться самостоятельно

По статистике ежегодно около 100 тысяч семей в России учат детей дома. Все чаще родители отказываются от школы в пользу семейного образования. Идеи домашнего обучения привлекают многих родителей, однако они имеют плюсы и минусы, обросли рядом устойчивых мифов и часто являются поводом для конфликтов.

О нарастающем интересе к домашнему образованию мы беседуем с педагогом, психологом, писателем, художником Алексеем Карповым, отцом четверых взрослых детей, получавших школьное образование дома.

— Алексей, расскажите, пожалуйста, какие цели могут ставить перед собой родители, говоря о домашнем образовании своих детей?

- Хотелось бы сказать, что, как существуют различные концепции школьного образования, так и в домашнем обучении они различны. У разных родителей разное мировоззрение. Один из подходов: научить способного ребенка как можно большему, дать ему больше знаний, информации, вложиться максимально в его развитие — до школы, во время школы. Этой концепции многие родители придерживаются, и она, безусловно, достойна уважения. Но она не является массовой по нескольким причинам: не все дети одинаково способны и далеко не все родители имеют возможность и способность профессионально заниматься с детьми.

Моя концепция образования совершенно другая. Я никогда не хотел сделать так, чтобы мои дети существенно превосходили других детей по уровню развития — ни до школы, ни в школе. Я не хотел каких-то особенных результатов. Моя концепция заключается в том, что нужно дать ребенку некий базовый набор знаний, который просто нужен любому человеку, чтобы жить в обществе, быть культурным, ориентироваться в мире и чтобы иметь возможность получить профессиональное образование, если он захочет.

Плюс к этому, в моей концепции заложен принцип — научить ребенка учиться самостоятельно.

Я всегда хотел обеспечить детям комфортный режим образования — не больше нагрузок, а меньше нагрузок. Домашнее обучение помогает учиться легче. Необходимый по школьной программе объем информации можно освоить за гораздо меньшее — в два-три раза — время. Сэкономленное время я не старался загрузить дополнительной информацией — дети больше гуляли, больше читали, больше общались.

— Почему все больше родителей интересуются темой домашнего образования? Это — глобальное разочарование в системе образования, или попытка выделиться, доказать что-то другим, или страх, что ребенка «не тому научат»?

- Моя точка зрения заключается в том, что система образования все больше и больше отстает от развития общества. Она когда-то была очень хорошей и эффективной, соответствовала обществу, психологии большинства людей.

Сегодняшняя система образования практически не изменилась со времен моего детства — это порядка 30−40 лет. А как изменилось общество, как изменились люди, мы живем в другой стране! Динамика развития системы образования отсутствует, люди и методы те же самые, что были десятки лет назад. Поэтому увеличивается процент детей, которые попадают в несоответствие с ней, он нарастает год за годом — я это вижу, общаясь с родителями и детьми. Поэтому родители задумываются о домашнем образовании всерьез.

— Согласны ли Вы с тем, что домашнее образование — это дорогое удовольствие, сопоставимое с оплатой частной школы? Нужно ли нанимать педагогов, или родитель должен сам стать для ребенка источником знаний?

- Если у человека есть возможность нанимать педагогов — пожалуйста. У меня таких возможностей не было никогда, и думаю, что у большинства людей в нашей стране таких возможностей нет. Все, что мог, я преподавал детям сам, учил их по учебнику заниматься. Иногда нам помогали добрые люди — с английским, с русским — предметами, в которых я слабоват. Если бы я мог, то нанимал бы педагогов, не сомневаюсь в этом. В целом, если, например, в семье папа работает, а мама занимается образованием ребенка — то это возможно. Однако я один растил детей, мне было намного сложнее.

В целом для ребенка лучше, когда его учит какое-то количество взрослых людей — каждый в своей сфере. Я вот, например, физику и математику хорошо преподавал, черчение, а вот история, русский язык — гораздо более слабые для меня стороны. Одна из особенностей домашнего обучения — у ребенка ограничен контакт с носителями знаний, и, конечно, лучше, если есть возможность этот недостаток компенсировать.

— Достаточно ли для перевода на домашнее обучение того, что родителю не нравится, что происходит у ребенка в школе? Имеет ли значение мнение ребенка?

- По закону родитель имеет право это делать. Но в каждой семье и каждой школе особая ситуация: в каких-то случаях это для ребенка лучше, в каких-то, может быть, родители и вредят своим детям.

Безусловно, необходимо смотреть на своего ребенка. Я с первого класса каждый год своих детей спрашивал, хотят ли они учиться дома. Причем спрашивал серьезно, не просто так — они должны были принять это решение вместе со мной. Старшая дочка и второй сын в старших классах ходили в школу, они сами этого захотели, потому что им стало дома скучно. Им хотелось общаться со сверстниками более активно. А вот старший сын и младшая дочка так всю школу и отучились дома, у них другой характер, другой выбор. Конечно, ребенка надо спрашивать.

— Как Вы относитесь к распространенному мнению о том, что ребенок должен учиться (воспитываться) только в коллективе?

- Это стереотип, стандарт школьной советской системы. Моя точка зрения, а также многих психологов, с которыми я на эту тему разговаривал: все дети очень разные, том числе и по потребности в общении, по потребности постоянно находиться в коллективе. Можно даже сказать, что все они делятся на два больших полюса. Есть дети, которые без коллектива жить и развиваться нормально не могут, а есть те, кому нужны тишина, покой, возможность сосредоточиться и заниматься спокойно своим делом. И в своих детях я это вижу: старшая дочка очень общительная, для нее быть в коллективе — это как дышать. А младшая — наоборот, очень быстро устает, она нормально общается, но основная ее потребность — побыть в одиночестве, почитать, спокойно построить свой режим. А сыновья — где-то между этими полюсами, они общительны в меру. Поэтому надо смотреть, что за ребенок, и что для него является естественной потребностью развития на данном этапе.

— Часто возникает ощущение, что родители, желающие попробовать что-то новое в отношении детей, вступают в конфликт с традиционной системой. Домашнее обучение — это обязательно конфликт со школой?

- Я вообще человек довольно мирный и считаю, что отношения надо стараться строить на основе любви. Конечно, я готов отстаивать интересы ребенка, если будут какие-то серьезные проблемы. Но за 19 лет у нас такого не было ни разу.

Я всегда стараюсь построить отношения с администрацией школы, с каждым конкретным учителем. Исхожу из того, что мы для него дополнительная нагрузка с нашим семейным обучением, поскольку человеку дополнительно не платят за то, что он нам уделяет какое-то время.

Алексей Карпов и его картины

Алексей Карпов и его картины

Конечно, у них могут быть на это разные точки зрения, бывает, что они консервативно настроены, но в целом — мы ведь делаем общее дело! У меня есть ребенок, за которого я отвечаю, и есть школа, которая мне помогает. Функция школы заключается в том, чтобы помочь детям получить образование. Да, эта система не всегда работает идеально, но она работает. И я могу сказать, что школьные учителя мне очень помогли — и советами, и добрым отношением к детям. Я никогда не пытался ни с кем спорить. Ведь педагог — это все же профессионал.

Я за 19 лет практики домашнего обучения не встретил ни одного некомпетентного педагога! Да, у них другие методы обучения, своя система требований, они находятся в условиях жестких инструкций, но если с ними нормально поговорить, объяснить, что я их не презираю, а учусь у них, то все отлично. Я инженер-физик по образованию, а этот человек десятки лет детей учит, конечно, он делает это лучше чем я. Но зато я могу гораздо больше времени уделить своему ребенку индивидуально, например.

Поэтому я не считаю себя вступившим в противоречие с системой. И я поражаюсь тому, какие люди добрые. Может быть, мне просто повезло. Но даже если и возникал какой-то небольшой конфликт, я всегда старался погасить его в зародыше. Например, как-то раз одна пожилая учительница на меня сильно наорала за то, что мы затянули с аттестацией. Но я не стал обижаться и ругаться, а мягко извинился. А потом мы с этой учительницей прекрасно общались. Иногда бывали какие-то трудности с требованиями учителя к аттестации, оценки ставили ниже, чем мне казалось, ребенок знает. Но я всегда считал, что это — неважно. Если это четверка вместо пятерки, и даже тройка — я считал это мелочью.

— А дети были с этим согласны?

- Да, я всегда им говорил, что оценки — это неважно. Конечно, они старались сдать на пятерки, и сдавали, как правило. Потому что это признак хорошо сделанной работы. В аттестатах у сыновей в основном пятерки. Младшая дочка сейчас в 11 классе — наверное, будет половина четверок, половина пятерок.

— Какие трудности Вы испытали, обучая детей дома?

- Тяжело было то, что я один воспитывал троих детей, и все вопросы обучения, воспитания, зарабатывания денег были на мне одном. Для меня трудностью была не организация учебного процесса, просто в целом жизнь была трудная.

Однако в учебном процессе было труднее всего именно то, что мои сыновья катастрофически не хотели учиться класса до восьмого. Они отлынивали, скандалили, мотали мне нервы по полной программе. И в школу идти тоже не хотели. Мне приходилось искать какие-то дополнительные способы — рисовать, ловить какой-то момент настроения, рассказывать что-то на прогулке, разрабатывать какие-то свои методы, узнавать о методиках дополнительно. Поэтому процесс все же шел динамично. Младшая дочка тоже не сильно стремилась учиться, но она, по крайней мере, была послушной, хотя тоже приходилось придумывать какие-то подходы. Можно долго рассказывать о том, какие фокусы они вытворяли и какие фокусы я придумывал, чтобы как-то это все же происходило. Сейчас уже смешно вспоминать.

Пособие Алексея Карпова: лист таблицы умножения

Пособие Алексея Карпова: лист таблицы умножения с лягушатами

Основной минус — это недостаток филологической части моего образования. Все же, английский мои дети получили слабее, чем это требуется в современном обществе, хотя чем-то я им, конечно, помогал. Но сейчас они уже сами дополнительно занимаются — взрослый человек может и сам повысить свой уровень.

— Какова должна быть степень самоорганизации родителя, желающего обучать ребенка дома?

С моей точки зрения — самоорганизация, организация процесса — основание, на котором все стоит. Родитель заменяет собой методистов, завуча, учителей. Он должен организовать целую структуру. Я до сих пор держу в голове систему того, сколько предметов есть, как дети должны их сдавать, какие есть требования. В начальной стадии обучения ребенок не может это регулировать.

Но я приучал своих детей к самоорганизации, к планированию занятий. Это происходит постепенно, а так — контролировать приходится постоянно. Неуспех в семейном обучении происходит чаще всего именно из-за недостаточной самоорганизации родителей. Люди думали, что им просто нужно обучить тому, чем они владеют, но этого не достаточно, важно все это еще организовать. Не только сам процесс, но и весь режим жизни.

Мне близок такой подход: продумывать на будущее процесс и корректировать его по мере необходимости. Я планировал процесс примерно на год, но всегда понимал, что в жизни что-то изменится: ребенок начнет как-то не так себя вести, усваивать материал будет на так легко, придется менять его режим занятий.

— Должна ли вся семья — оба родителя, родные — поддерживать идеи домашнего обучения?

- Должно быть единство по таким серьезным вопросам. Ведь это образ жизни семьи. Часто мамы говорят, что они хотели бы, а папы против. Значит, просто не хватает какой-то позитивной информации супругу или родным, которые жестко относятся к этому.

Мне кажется, надо донести до людей информацию о том, сколько в этом есть не только минусов, но и плюсов. У меня тоже так было: когда я начинал, некоторые родные были против, но потом успокоились. Так что это лишь повод немного поработать с семьей.

— Один из самых волнующих вопросов — детям дома мало общения. Как Вы решили эту проблему?

Во-первых, у нас семья большая. Во-вторых, этот вопрос был для меня одним из главных. Ребенок должен погулять, поесть, поспать и должно быть постоянное общение с разными людьми. Эта задача была — как главный предмет. Это было важнее, чем физика, математика, история.

Я старался создавать ситуации общения со своими знакомыми, со знакомыми семьями, чтобы это общение состоялось.

Вот бывает так: приходит взрослый гость в семью, родители собираются на кухне, а детям включают телек. Взрослые общаются.

У меня такого не было никогда. Если кто-то мне говорил: «Леша, я хочу к тебе прийти в гости», я говорил: «Ты приходишь не только ко мне, но и к моим детям». И вот, допустим, он профессор, начинает говорить о каких-то умных вещах. А я его прошу рассказать, как он когда-то был в стройотряде, реставрировал храм, лазал по веревкам на его крышу. И дети это слушают. Я старался построить общий разговор так, чтобы детям было интересно, чтобы они могли узнать новое.

Еще мы на много лет подружились с хорошей туристической организацией при одной из школ. Ходили в лодочные и байдарочные походы, жили в стационарных лагерях, участвовали в соревнованиях — в течение всего года. Для детей и подростков это очень важный опыт общения. Когда люди весь день сплавляются на байдарках, потом ночью в дождь ставят палатки, рубят дрова, готовят еду, они учатся быть в коллективе круглосуточно, делить трудную работу. Конечно, я всячески это поддерживал, это прекрасная школа общения, тем более, что в подобных коллективах меняется состав, всегда много нового, разных форм взаимодействия.

— Среди Ваших друзей есть реставраторы храмов, а как Вы сами относитесь к православной вере?

- Я не являюсь воцерковленным человеком, но мне очень многое близко в православии. Второй сын с 9 лет сам ходил в церковь регулярно, он очень серьезен в вере, жена у него тоже верующая, у них настоящая православная семья — он всегда был таким. Я водил детей в церковь, может быть, не очень активно, больше по потребности души. Старший сын и младшая дочь больше по настроению ходят в храм, сами эти вопросы для себя решают.

— Чем сейчас занимаются Ваши дети?

- Старшая дочка до 7 класса училась дома, потом она уехала с мамой в другой город, закончила школу. Она работает в сфере торговли. Сыновья оба закончили технические вузы. Старший сын работает в крупном интернет-проекте, связанном со специальностью — аудио- и видеотехника. Второй сын учился на программиста и работает по специальности с третьего курса. Поступили они своими силами, выдержали серьезный конкурс, учились хорошо, им очень нравилось, особенно старшему. У обоих очень сильные лидерские качества.

Младшая дочка в 11 классе и пока не знает, будет ли в этом году поступать. У нее склонность к рисованию — это ее основной интерес, может, будет учиться на дизайнера. Торопить не буду: лучше она подождет и выберет вуз или другой способ получения образования — я считаю нормальным вариантом, если она закончит хорошие платные курсы и будет работать. Но если она захочет в студенческую среду окунуться — пожалуйста.

http://www.pravmir.ru/koncepciya-domashnego-obrazovaniya-alekseya-karpova-nauchit-rebenka-uchitsya-samostoyatelno/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru