Русская линия
Православие и МирПротоиерей Андрей Ткачев25.12.2012 

Деньги и торговля по-евангельски

Деньги — это только деньги или нечто большее?протоиерей Андрей Ткачев Где их брать и что с ним делать, чтобы жизнь прошла не впустую? Размышляет протоиерей Андрей Ткачев.

Деньги — это просто деньги, когда вдовица, при неусыпном оке незамеченного ею Христа, бросает в корвану две лепты. В них — все ее дневное пропитание.

Деньги это уже совсем не деньги, а образ двух Заветов — Нового и Ветхого — когда милосердный самарянин дает две (!) монеты хозяину гостиницы и просит за эти средства поухаживать за избитым странником. Милосердный самарянин, в котором мы со времен Оригена научены видеть Христа, обещает вернуться и вознаградить владельца гостиницы, если тот потратится сверх двух монет. (Можно, видимо, питать паству кое-чем полезным, помимо Писаний обоих Заветов)

Деньги остаются деньгами, но превращаются в повод к чуду. Это когда Петр забрасывает удочку в море и ловит рыбу, во рту которой находит дидрахму. Этих денег хватает ровно на подать за себя и за Господа для храмовых сборщиков. Но ровная достаточность, вытащенная изо рта наудачу пойманной рыбы, рождает удивление при созерцании «обыкновенного чуда».

Деньги — вовсе не деньги, когда Христос говорит искусителям: «Дайте Мне златницу». А потом спрашивает: «Чей это образ и написание?» Оказывается, что как монета принимает образ правящего царя, так и душа принимает образ Божий, поэтому нужно отдавать Божие — Богу, а кесарево — кесарю. Душу — Бога, ибо она — по образу. А деньги в виде налога — царю, ибо его профиль на монетах.

Деньги — совсем не деньги, когда Царь из притчи раздает рабам денежные суммы, соответственно силам каждого, и потом, придя, ищет получить прибыль. Это уже образ даров и способностей, полученных от Царя царствующих. Способностей, которые нужно пустить в «духовный оборот» и послужить ими Богу ради духовной «прибыли».

Не о деньгах говорится и в притче о мудрых и немудрых девах, когда одни говорят другим о масле для лампад: «Пойдите и купите себе». Говорится о чем-то ином, ведущем к сохранению и умножению веры и ее плодов.

Таким образом, на страницах Писания иногда деньги — это «просто деньги», иногда это «не просто деньги» и «не совсем деньги», а иногда это «вовсе даже и не деньги».

Историческая ситуация, в которой возникло Евангельское чудо, это не мир бартера и натурального обмена, а высокоразвитый мир товарно-денежных отношений. Этот мир требует правильных отношений к денежным знакам. По крайней, мере навыки счета в таком мире так же необходимы, как и навыки чтения.

Мы часто стыдимся говорить о деньгах, как о чем-то заведомо скверном и низком. Это не мешает множеству из нас быть тайными или явными сребролюбцами. Происходит нечто подобное традиционному отношению к половой сфере. В. В. Розанов отмечал, что русские люди стараются не думать и не говорить на темы пола, как бы лишая пол идеальной стороны. «Ну, его», да «Фу, какая гадость». Зато в быту у нас вместо ангельской чистоты полным полно грязных и свинских моделей полового поведения.

Получается, что блудить-то блудим, но попытаться хоть немного понять эту таинственную половую сферу жизни не желаем из-за ложного стыда. Так ханжество всегда пожимает ручку явному разврату.

Нечто подобное происходит и в области отношений к деньгам.

Отношение к ним неправильно как тогда, когда только о деньгах говорят и думают, только к ним стремятся, так и тогда, когда о них умалчивают. Правильное поведение кроется посередине, на маршруте, именуемом «царский путь». Не сорить и не копить бездумно, но зарабатывать и разумно тратить — вот цель.

Деньги нужны при купле — продаже. Это элементарная мысль. Даешь деньги — получаешь нечто взамен равное по стоимости. Нечестный человек стремится задешево купить нечто драгоценное, или продать дорого нечто маловажное. Стоит теперь вспомнить, что одна из граней наших отношений с Богом есть некое подобие купли — продажи. Сам Христос называется Искупителем, словом, однокоренным со словом «покупать». «Вы куплены дорогою ценою!», — говорит Павел.

Человек верующий постоянно должен быть занят некой меной: он меняет земное и временное на небесное и вечное. В этом, кстати, смысл добровольных лишений и ограничений. Время, силы, сон, еду можно приносить в жертву и получать взамен Самого Бога и Его благодать. В этом смысле в притчах Господь раздает таланты (мины, златницы) и велит рабам эффективно торговать и достичь прибыли.

«Употребляйте их в оборот», — говорит Господь о розданных талантах (Лук. 19:13), а по-славянски это слово звучит: «Куплю дейте дондеже приду». Это и есть та духовная купля -продажа, которую мы должны вести. Можно думать, что слово Откровения о невозможности «покупать и продавать» при антихристе, означает полное отсутствие в людях желания что-либо делать для Бога и чем-либо жертвовать.

Уже и сейчас есть великое множество людей, которые ничего для Бога не делают, ничто земное не меняют на небесное, не «торгуют» по-евангельски. Эти люди находятся в несомненном состоянии погибели и без всяких дополнительных печатей, поскольку чело их уже духовно «запечатано» скверным и бесплодным образом мышления, а руки — таким же скверным и бесплодным образом деятельности

Деньги нужно освятить жертвой. Они уже не звенят, вернее, те, что звенят, похожи на Кошкины слезки. А вот те, что шелестят, сохраняют пока еще действенность.

Деньги шелестят, хрустят и шуршат по-разному. Над одним шуршанием банкнот пребывает благословение Божие. Это деньги, вложенные в Христову любовь. Над хрустом же других купюр никакой голубь не летает, но напротив — вокруг них вьется змей. Это украденное, отобранное, а главное — нечестиво или глупо потраченное.

Церковь обязана освящать деньги, попадающие в ее руки путем священного и мудрого использования. Хоронить странников, существенно (а не копейками) помогать вдовам, сиротам и калекам, поддерживать опустевающие приходы, финансировать миссию и печатное дело мы должны сами. Этому нужно учиться.

У каждого из нас, даже самого небогатого человека, есть в кармане «мятый рубь», отдав который, мы не ощутим себя обедневшими. С этого и надо начинать. Нас ведь — христиан — все еще миллионы! Словно капли, эти мятые бумажки, о которых Высоцкий пел, что их «экономить — тяжкий грех», способны собираться в ручейки, а далее — в реки. Важно только, чтобы эти реки, говоря словами того же Высоцкого, «в конце куда надо впадали».

Статьи расходов нужно продумывать тщательно, и руки заранее мыть, чтобы к ним ничего не прилипало. Это — самая тяжкая задача. Если же мы ее решим, то появится и самоокупаемая качественная православная пресса, и унизительная нищета отступит от многих, и вдовицы наши, как в древности, будут питаемы Церковью.

Только и всего-то нужно, что чистота намерений и знание не только таблицы умножения, но и таблицы деления. Делиться надо — кто не понял. А иначе будем всех пугать антихристом, потихоньку строя дом в четыре этажа, да пересказывать на службе житие Павла Фивейского будем, без стыда разъезжая на машине за 100 тыс. у.е.

«Бог во храме святом Своем». Но не только. Нельзя ограничить Необъятного, и Соломон при освящении Иерусалимского храма говорил, что «Небо небес не вмещает Тебя, тем более этот малый храм». Богу нужно дать место всюду. Его нужно пустить в школу и в больницу. Ему нужно открыть двери семейной жизни своей. Бога, наконец, нужно пустить и в свой кошелек. Иначе мы не спасемся.

Иначе мы, произвольно пытаясь ограничить действие Всемогущего только областью храма, превратим свои карманы и бумажники в некое дьявольское «святое святых», и будем подобны фарисеям, о которых Евангелие говорит, что они — сребролюбцы. Чтобы не только внешняя часть, но и внутренняя у них была, как у чаши, чистая, Христос Господь велел им давать милостыню.

http://www.pravmir.ru/dengi-i-torgovlya-po-evangelski/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru