Русская линия
Православие и Мир Анна Шмаина-Великанова,
Протоиерей Владимир Вигилянский
27.06.2012 

О письме Патриарху

После публикации комментария протоиерея Владимира Вигилянского на письмо Святейшему Патриарху Кириллу, в редакцию Правмира обратилась одна из авторов письма, Анна Ильинична Шмаина-Великанова, доктор культурологии, доцент Центра изучения религий РГГУ.

Глубокоуважаемая редакция Правмира!

На вашем сайте я прочла комментарий протоиерея Владимира Вигилянского Анна Шмаина-Великановак обращению сотен православных к Патриарху с просьбой о «печаловании» и считаю себя обязанной отозваться.

Я не готова обсуждать с Его Преподобием смысл Евангелия от Матфея или Книги Притчей Соломона, не готова даже доказывать ему, что все время всплывающее в прессе и повторенное протоиереем Владимиром Вигилянским утверждение, что высказывание своего мнения, адресованное Патриарху есть дерзость, — не просто заблуждение, а дособорное римокатолическое заблуждение. Патриарх — не Папа Римский, и в непогрешимость Папы я тоже не верю. Миряне и клирики — члены Церкви. Дерзостью была бы с моей стороны попытка самолично поставить кого-либо из моих друзей в иподьяконы, а написать Патриарху почтительное письмо с просьбой — в некоторых случаях может быть проявлением не дерзости, а смирения.

Однако мне хотелось бы сказать совсем о другом. Дерзость ли писать Патриарху — об этом могут быть разные мнения. А вот о том, что один человек высказывается уверенно и оскорбительно о МОТИВАХ поступка другого человека, может быть только одно мнение — это оскорбление. Своим публичным выступлением протоиерей Владимир Вигилянский публично оскорбил сослужащих в той же Патриархии клириков;
иконописцев, певчих, регентов, чтецов, иподиаконов и церковных старост;

несколько сотен прихожан;

домохозяек, пенсионеров, граждан, прозелитов, людей, бизнесменов, офицеров, рядовых, врачей и патронажных сестер.

Помимо этого он оскорбил поэтов, богословов, художников, музыкантов и ученых, которых я глубоко уважаю и не могу смолчать, когда их оскорбляют.

И наконец он оскорбил моих ближайших друзей, моего мужа и лично меня.

Его Преподобие неверно и оскорбительно судит о наших МОТИВАХ.

Прот. Владимир Вигилянский может возражать против нашего письма; он может, если хочет, осуждать, гневаться и протестовать. Однако ни сан, ни возраст, ни положение в обществе не дают прот. Владимиру Вигилянскому права говорить следующее:

«Неужели конъюнктурное желание „верных чад Церкви“ быть „в либеральном тренде“ затмевает им глаза? Но если все-таки приспичило до суда себя проявить в качестве защитников богохульников и нечестивцев, так в чем проблема? Не лучше ли „ходить прямыми стезями“ и направить это письмо тем, от кого действительно зависят следствие, суд, защита, обвинение, а не втягивать Предстоятеля Русской Православной Церкви в эту провокацию?»

Я утверждаю, что люди, подписавшиеся под нашим обращением, и в частности лично я НЕ руководствовались конъюнктурным желанием быть «в либеральном тренде»; я вообще ничего не знаю про тренды.

Нам ничего не приспичило.

Мы не проявляли себя в качестве защитников богохульников и нечестивцев, а просили Патриарха Московского и всея Руси поддержать нашу просьбу о смягчении формы содержания узниц под стражей, и в дальнейшем, возможно, о помиловании или смягчении наказания.

Мы сочли, что идем прямыми стезями, и даже, если мы заблуждались и заблуждаемся (а может статься, что заблуждается прот. В. Вигилянский) нас нельзя подозревать в умышленном коварстве.

Это письмо — не провокация с нашей стороны, а поступок, продиктованный теми представлениями о чести, милости и христианстве, которые у нас есть, и мы за них отвечаем.

Я не состою в социальных сетях, не умею рассылать письма и делать их известными другим людям, кроме тех друзей, чьи адреса есть у меня в почте. Поэтому, хотя я пишу «мы» — в действительности это письмо написано только мной.

Тем не менее я абсолютно уверена в недопустимости выражений о. Владимира Вигилянского по отношению к Ольге Седаковой, Александру Корнаухову, Виктору Живову, Аскольду Иванчику, Ладе Семенченко, Максиму Пылаеву, Александру Кравецкому, Ольге Ахуновой и многим, многим другим. Однако, если Его Преподобие считает, что обращение может быть только личным, то я лично за себя и от себя к нему обращаюсь.

Я требую от прот. Владимира Вигилянского публичных извинений.

Анна Ильинична Шмаина-Великанова

Протоиерей Владимир Вигилянский ответил на письмо А.И. Шмаиной-Великановой

Для всякого христианина, когда его просят извиниться за оскорбление,Священник Владимир Вигилянский первая реакция — принести извинение. Что я и делаю: простите, Христа ради, все, кто был оскорблен моими неосторожными, прямолинейными словами и обобщениями.

Тем не менее, прошу (конечно, не требую, как автор письма) еще раз прислушаться к некоторым аргументам.

1. Письмо к Патриарху было «открытым», то есть по законам этого публичного жанра направлено к общественному мнению и вольно или невольно в сложившейся ситуации беспощадной и лживой антихристианской атаки со стороны некоторых либеральных СМИ, по моему мнению, выглядит по своей форме жалобой на Патриарха «по инстанциям», или как говорили до революции — «апелляцией к городовому». То есть в этом смысле письмо по форме и содержанию является демагогическим и провокационным (см. значение этих слов в словаре, кстати, как и слов «конъюнктура» и «тренд»).

2. Разве я поставил под сомнение сам факт обращения к Патриарху? Здесь явное, мягко говоря, искажение моего текста. Если считаете, что вы вправе поучать Первосвятителя и наставлять его в нравственности и, как Вы пишите, не верите в непогрешимость Патриарха, то поступите по Евангелию: «Если согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего.» (Мф 18, 15). Здесь ключевые слова для Вас: «между тобою и им одним».

3. Что я имел в виду, когда говорил о «либеральном тренде»? Сразу же после ареста феминисток в конце февраля — начале марта первые, кто потребовал от Церкви и Патриарха публичного прощения для них, стали Людмила Алексеева, Юрий Самодуров, Алексей Навальный, Ксения Собчак, Марат Гельман, Алексей Венедиктов и др. Если это не «либеральный тренд», то что? Сразу стало ясно, что те, кто самозванно назначили себя моральными авторитетами («городовыми»), разделили общество, в том числе и христиан, на тех, кто призывает к «христианскому всепрощению» и тех, кто, по их мысли, далек от милосердия, в том числе и Патриарх. В этом контексте оба письма — и инициированное Л. Мониавой, и А. Кравецким — заняли свое место в очереди требующих от Патриарха вмешаться в предсудебное расследование и нарушить законодательство по 294 статье УК РФ, а кроме того, вольно или невольно выполнили определенного рода идеологический «заказ», чтобы стать для «заказчиков» веским аргументом в политическом противостоянии общества. Именно поэтому это выглядело как провокация.

4. Что еще вызывает у меня большое сомнение в искренности и моральной чистоте письма «верных чад Христовой Церкви». Почти все подписавшиеся под ним, за редчайшим исключением, в эти месяцы антихристианской травли ни разу не подняли своего голоса в защиту Церкви и Патриарха, что было бы естественно для «верных». В этой двусмысленной ситуации Вам, действительно, следует найти в себе смирение выслушивать упреки Ваших оппонентов.

P. S. Прочитал в полемике блогеров о «печаловании»:

Статья 294 УК РФ. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования.

1. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия — наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до шести месяцев.

Протоиерей Владимир Вигилянский

http://www.pravmir.ru/anna-shmaina-velikanova-prot-vladimir-vigilyanskij-o-pisme-patriarxu/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru