Русская линия
Православие.RuПротоиерей Владимир Вигилянский06.06.2012 

Что это было?
Часть 3

Часть 1
Часть 2

Протоиерей Владимир ВигилянскийВ ближайшее дни в издательстве «Русский дом» выходит книга протоиерея Владимира Вигилянского «Что это было?», составленная из его почти ежедневных дневниковых записок в предвыборные и послевыборные месяцы 2012 года. Сайт «Православие.Ру» продолжает серию публикаций из этой книги..


Либеральная общественность последние две недели призывает Церковь «простить» участниц панк-акции в храме. Первой высказалась российская правозащитница с американским паспортом Людмила Алексеева. За ней последовал Юрий Самодуров — куратор выставок «Осторожно, религия» (2003) и «Запретное искусство — 2006», дважды осужденный за эти выставки. Со своими советами Церкви выступил и А. Навальный: «Самое правильное, что может сделать сейчас РПЦ, — проявить милосердие и простить неразумных девиц, ходатайствовать об их немедленном освобождении до суда».

Пикантность ситуации в том, что основной речёвкой «Болотной» и «Сахарова» были «Не забудем, не простим!».

Сейчас посыпались упреки Церкви в отсутствии христианского отношения к «девочкам» — в доказательство приводятся многие отрывки из Евангелия, в которых Иисус Христос «абсолютно всех прощал». Апофеозом стало коллективное письмо к Патриарху с призывом «проявить христианское отношение к участницам группы „Pussy Riot“ и ходатайствовать перед судом о закрытии этого уголовного дела». Письмо инициировано Лидией Мониавой и подписано в Интернете людьми, большинство которых к Церкви не имеют никакого отношения.

Этот религиозный мотив перемешивается с другой линией либеральной защиты: «девушки» молились, как умеют, никакого оскорбления чувств верующих не было, это политическая акция против Путина, против слияния Церкви и государства, против притеснения однополых союзов, против дискриминации женщин.

Но —

1. В храме никакой политической акции не было, никто там не пел ни про Путина, ни про Патриарха, ни про секс-меньшинства. Слова песни были наложены чуть ли ни в тот же самый день, когда хулиганки ворвались в храм. Видеоряд был смонтирован из двух акций на амвоне: один в ХХС 21 февраля, другой в Богоявленском соборе за три дня до этого. Единственно, что множество раз произносили участницы в пространстве Храма Христа Спасителя — это «истинно молитвенный» возглас «С…нь Господня!». Политики — ноль, только оскорбление чувств верующих.

2. Профессионалы утверждают, что смонтированный клип, появившийся в Интернете, сделан вполне умело, на профессиональном оборудовании, пародийное кривляние участниц на амвоне отрепетировано заранее и срежессировано с одной целью — наложить на съемки песню, записанную студийно.

3. Оскорблены ли чувства верующих, решать все-таки не Самодурову и не Алексеевой и иже с ними, а самим верующим. Это все равно, что говорить об антисемитских высказываниях, привлекая в эксперты самих антисемитов.

4. Письмо Л. Монавы — чистая провокация, кстати, описанная в Евангелии. Авторы толкают Патриарха вмешаться в дела судебной власти, чтобы она закрыла уголовное дело, дав повод недругам продолжать клевету о смычке государства и Церкви. Отдавайте кесарево кесарю, о Божие Богу (Мф. 22, 21), — сказал Христос фарисеям, пытавшимся подловить Господа и найти доказательство Его политической неблагонадежности.

5. Кроме того, возникает много вопросов: что делать, если законодательство не нравится некоторой части общества? В той же статье о хулиганстве говорится «о нарушении общественного порядка по мотивам национальной ненависти или вражды». О «религиозной ненависти» — убрать, а о «национальной» — оставить? Или вообще убрать статью о хулиганстве? Правовой нигилизм — разве это то самое, что сейчас так необходимо нашему обществу?

6. В судебном состязательном процессе адвокатов и прокурора, защитников и обвинителей должны выясниться все обстоятельства, мотивы и цели акции. В зависимости от поведения участников, осознания своей вины, должно быть и решение суда. Разве не так?

7. Десятки священнослужителей, в том числе, и официальные спикеры Церкви за это время высказывались о том, что они надеются на приговор, не связанный с тюремным заключением, что они молятся о кощунницах, желают им спасения через покаяние. Зачем же представлять мнение Церкви по агрессивным интернет-репликам экзотических форумов? Это не честно.

8. Дискуссия о церковном «прощении» интересна вполне плодотворна, но к судебной правовой коллизии не имеет никакого отношения. Действительно, Иисус Христос излечивал и прощал многих грешников, говоря: Иди и впредь не греши (Ин. 8, 11). Действительно, Он призывал: Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас (Мф. 5, 44). Такова совершенная мера любви Христовой. Рассказывают, что террорист Иван Каляев 4 февраля 1905 г. бросил в карету великого князя Сергея Александровича бомбу, которая разорвала его на куски. Через несколько дней великая княгиня Елизавета Федоровна, супруга убиенного, встретилась с Каляевым. Она сказала арестованному: «Я хотела бы только, чтобы вы знали, что великий князь простит вам, что я буду молиться за вас…». Побуждая его к покаянию, она передала ему икону.

Но было бы очень странным, если бы какой-нибудь священник или епископ, придя к Ивану Каляеву, и без всякого покаяния со стороны террориста, просто так — сказал бы: «Я тебя, голубчик, прощаю за это коварное убийство». Это была бы такая же профанация прощения, как если бы некто простил вора, ограбившего квартиру соседа, насильника, осквернившего чужого ребенка…

Да и кто дерзнет выставить себя более милосердным, чем Христос?

Но Христос — наказывает бесплодную смоковницу и изгоняет бичом торгующих из храма. Христос говорит: А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его в глубине морской (Мф. 18, 6). Христос предупреждает: Горе миру от соблазнов… горе тому человеку, через которого соблазн приходит (Мф. 18, 7). И это не противоречит Его милосердию, как не противоречит милосердию праведное обличение греха.

Поэтому и Иоанне Креститель без всякой политической корректности называет фарисеев и саддукеев порождением ехидниным (Мф. 3, 7), а Господь в Нагорной проповеди провозглашает: Всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь (Мф. 7, 19).

Впрочем, и Сам Иисус Христос постоянно обличает фарисеев, упрекая их в лицемерии: род лукавый и прелюбодейный (Мф. 12, 39), слепые вожди слепых (Мф. 15, 14), ваш отец диавол (Ин. 8, 44). Но и для них есть выход, и для них есть прощение через покаяние: Покайтесь; ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 4, 17)

Хочу ошибиться, но пока акция хулиганок, благодаря одобрительному шуму, поднятому вокруг них, выглядит заранее спланированной провокацией, испытывающей Церковь: а что она предпримет? а что будет? а нам за это перепадет? Если Церковь сделает вид, что ничего не произошло, сакральное пространство храма еще много раз будет использоваться в качестве места для политических перформансов и кощунственных выходок в большевистском духе. Если церковнослужители дадут жесткую оценку акции и займут оборонительную позицию, их обвинят в игнорировании христианских заповедей любви.

Участницы акции прекрасно знали, на что они шли, как и сейчас знают, что за них вступится часть протестного электората, правозащитники и наши, и западные, что они на этом скандальном деле соберут свой урожай, пусть и дурной, и смердящей, известности. К сожалению, в ближайшее время они не будут осознавать весь ужас своего поступка, ни перед кем они не будут извиняться, потому что знают, что силы, направившие их в храм, им никогда не простят этих извинений, знают, что эти силы пострашнее российской пенитенциарной системы.

<…>

12 марта.

Позвонил Максим Шевченко — позвал на свою программу «В контексте» на 1 канале. Тема: Церковь и интеллигенция. По многим соображениям я стараюсь не участвовать в общественных дискуссиях и почти всегда предлагаю обратиться к другим экспертам. Вот и на этот раз я предложил М. Шевченко вместо себя протоиерея Максима Козлова. За последние 7 лет я принципиально не хожу на ток-шоу, хотя и были 1−2 исключения. В ноябре 2011 года на «Правмире» я публично призвал священников последовать моем логике.

Готов суммировать свою позицию.

1. В жанре ток-шоу, посвященным церковным или вообще религиозным проблемам, на любых каналах, когда собирают вместе 10−20 человек, истина никого не интересует, здесь нужно столкновение, противостояние, конфликт, скандал, «драматургия». Чем больше там будут орать, оскорблять, не давать друг другу слова, тем лучше. Священнослужитель в этом балагане выглядит странно: если он молчит, значит, соглашается с клеветой на Церковь, с оскорблениями в ее адрес; если начинает защищать, перекрикивая других, значит будет выглядеть нетерпимым, таким же, как вся эта орава.

2. Мудрая женщина, моя знакомая, работающая в госструктуре, очень точно выразила формулу участия священнослужителя в радио— или телестудии: если священник покидает свое сакральное пространство, с которым он ассоциируется, и перемещается в профанное пространство со своими специфическими законами, он занимает заведомо проигрышную позицию, становится очень уязвимым, тем самым невольно начиная свидетельствовать против Церкви.

3. Кроме массовых ток-шоу, есть другие «форматы»: двое с разными позициями + ведущий, как бы третейский судья. Или двое против двоих + ведущий. В этой ситуации, в зависимости от протяженности программы, есть возможность обосновать свою позицию, аргументировать свои доводы, изменить навязанную стилистику спора. В такой передаче священник участвовать может. Всё зависит от квалификации самого священнослужителя, от его апологетического дарования.

4. Есть еще информационные программы СМИ. Им часто нужно мнение церковнослужителя по тем или иным событиям. Здесь священник выступает в роли эксперта, выражающего православную точку зрения. Если он знаком с ситуацией, если его мнение согласуется с общепринятым церковным мнением, он должен о нем свидетельствовать.

5. Если сравнить некоторые программы, обсуждающие церковные проблемы, с участием священника с теми, которые проходят без его участия, то вторые выглядят как антицерковная агитка в духе партсобрания 50-летней давности. Агитка, которая ничего, кроме отвращения, у нормального человека не вызывает. Участие же в этом партсобрании священника, который еще не всегда может правильно отреагировать на яростные нападки, создает видимость объективности происходящего.

6. Есть каналы, например НТВ, отчасти — РенТВ, с которым вообще сотрудничать не следует. Такие передачи как «НТВшники» или «Центральное телевидение», как только речь заходит о Церкви, крайне тенденциозны. Я по наивности, к сожалению, много раз давал комментарии информационным программам НТВ и РенТВ, и почти всегда редакторы вырывали из контекста какую-нибудь незначительную фразу и вставляли в свой контекст, искажая до неузнаваемости мою мысль.

Из моего прошлогоднего воззвания к священникам с просьбой не ходить на НТВ:

«…Есть еще одна причина. Может быть, там (на НТВ) и нет никакого заказа, но есть определенная конъюнктура.

Мне позвонили недавно с этого канала и спросили: «Вы (не я лично, а Церковь) не хотите диалога с обществом?» Я ответил: «Ну, во-первых, вы — не общество. Категорически не общество. Во-вторых, то, что творится на НТВ, к диалогу не имеет никакого отношения. Какой может быть диалог расстрельной команды на Соловках и заключенных, которых поставили у оврага, чтобы пустить пулю в лоб? Это не диалог. Кроме того, вы знаете заранее ответы на все вопросы. Поэтому вам священник нужен только как жертва или мишень, в которую можно направить свои стрелы».

Такие передачи как «НТВшники» еще и просто бездарны с профессиональной точки зрения… Это просто абсолютно невежественная болтовня на тему.

Они зовут таких же невежественных в церковных делах экспертов, да еще и таких людей, которых в приличное общество пускать просто невозможно — лжецов, клеветников в отношении Церкви, известных своими деяниями, уже сто раз пойманных за руку как воришки и как лгуны. И зовут именно в силу своего непрофессионализма, именно потому, что они просто ничего не понимают в этой области.

Как может священник пойти на это судилище-блудилище для того, чтобы серьезно что-то говорить? Я призываю священнослужителей в этом балагане не участвовать…

Вот с этими людьми, которые не умеют вести диалога, вообще пока общаться в публичном пространстве церковным людям нельзя".

<…>

21 марта.

Был сегодня поздно вечером на радиостанции «Эхо Москвы» на программе «Ищем выход». Позвонили накануне и сказали тему: «Должна ли Церковь вмешиваться в светскую жизнь?» Я подумал, что сейчас очень много спекуляций на эту тему, и если мне удастся хоть некоторых слушателей убедить, что ими манипулируют, используя грубые пропагандистские механизмы, то идти стоит.

Кроме меня в студии был Нафигулла Аширов — председатель Духовного управления мусульман азиатской части России, сопредседатель совета муфтиев России, и две ведущие. Одну я в самом начале «нейтрализовал» минут на 10−15, заставив ее найти доказательства того, что Патриарх Кирилл агитировал голосовать за В.Путина. Наконец она нашла, что искала: слова Патриарха о том, что собравшиеся руководители религиозных объединений хотят провести беседу с кандидатом на пост Президента, который имеет «наибольшие шансы реализовать это кандидатство в реальную должность».

— А разве самые разные опросы общественного мнения не подтверждали эти шансы для кандидата Путина? —  спросил я.

Потом я рассказал, как я был на Болотной в качестве наблюдателя Общественного совета ГУВД. Я пришел туда раньше многих и видел, как собирались люди, которые мне очень понравились. Люди шли с плакатами и лозунгами, которыми они заявляли о своем человеческом достоинстве, о своей свободе. А когда начался митинг и лидеры оппозиции стали выступать со сцены, я отметил, как выражения лиц этих людей менялись, порой превращались в гримасы, потому что их свободу последовательно отнимали те, кто активно «заводил» их, побуждая скандировать лозунги и речёвки. Собрание личностей, свободных людей на моих глазах постепенно превращалось в однородную послушную толпу. Мне стало жалко этих людей, позволивших так просто манипулировать собой.

Затем ведущие радиопрограммы перешли к ситуации вокруг акции феминисток в Храме Христа Спасителя и затянули шарманку про прощение, ставшее среди противников Церкви общим местом, с цитатами «кто из вас без греха, пусть бросит в нее камень», «иди и больше не греши» и т. д. Пришлось долго разъяснять евангельские события, в том числе, напоминать и о том, как Господь на кресте, окруженный двумя распятыми разбойниками, лишь одному из них — в ответ на его исповедническое покаяние: Мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал — сказал: Ныне же будешь со Мной в раю (Лк. 23, 41−43).

Привел я и примеры того, как в Израиле был осужден один из родителей девочки, которая вывесила в витрине магазина карикатуру на Мухаммеда; как разыскивали тех, кто выставил на Киевском шоссе плакат с антисемитской лозунгом, а женщина, решившая порвать этот плакат, подорвалась на самодельной бомбе. И карикатуру, и плакат, наверное, можно было бы интерпретировать в качестве «художественной акции» на том же основании, на каком сейчас пытаются оправдать хулиганок.

Не удивительно, что православные люди возмущены тем, что слышат по радио, видят по телевизору, как известные люди, в том числе, некоторые руководители протестного движения говорят об этих «девочках» как об абсолютно невинных созданиях. Что такое оскорбление по национальному признаку, понимают, кажется, все, а вот по религиозному — почему-то отказываются понимать, хотя во многих статьях законодательства говорится о ненависти по признакам национальным и религиозным.

22 марта.

Мои впечатления от похода на «Болотную» нашли подтверждение в «Энциклопедии методов пропаганды»:

«Толпа — это свойство социальной общности, характеризующееся сходством эмоционального состояния ее членов. В толпе происходит взаимное заражение эмоциями и как следствие — их интенсификация. Природа массового эмоционального заражения почти не изучена. Одна из интересных гипотез утверждает, что главную роль в этом играет возникновение резонансных колебаний в структуре электромагнитных полей, образуемых человеческим организмом.

Механизм поведения человека в толпе описан во многих источниках, все они совпадают в том, что человек, становясь частью массы, попадает под власть страстей. Типичные признаки поведения человека в толпе — преобладание ситуативных чувств (настроений), утрата интеллекта, ответственности, гипертрофированная внушаемость, легкая управляемость. Эти состояния можно усилить с помощью различных средств. Необходимые настроения вызываются с помощью соответствующего внешнего окружения, определенного времени суток, освещения, легких возбуждающих средств, различных театрализованных форм, музыки, песен, и т. д. В психологии существует специальный термин — фасцинация, которым обозначают условия повышения эффективности воспринимаемого материала благодаря использованию сопутствующих фоновых воздействий".

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/54 003.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru