Русская линия
Православие и МирАрхимандрит Амвросий (Юрасов)06.03.2012 

Монастырь — это не стены, а люди

Помолиться в монастыре, особенно Великим постом, для многих православных уже традиция. Древние обители привлекают историей, новые — сами творят свою историю, опираясь на Святое Писание и заветы Отцов монашества.

21 год назад в городе Иванове был открыт Свято-Введенский женский монастырь. О современном монашестве, его проблемах и духовных задачах, о роли духовника в становлении монастыря мы побеседовали с основателем обители.

Архимандрит Амвросий (Юрасов) — основатель Свято-Введенского женского монастыря г. Иваново — второй по величине в России женской обители, более 20 лет руководит духовной жизнью насельниц монастыря, 44 года служит Господу в священном сане. Известный проповедник и православный писатель, духовник православного общества «Радонеж», председатель Епархиальной Комиссии по канонизации святых, начальник Епархиальной Тюремной миссии, главный редактор газеты «Слово утешения», духовник Центрального аппарата совета ветеранов МВД.

«Отец Амвросий собрал монастырь»

Из опыта монашеской жизни

— Батюшка, благодарю Вас за милость — Вы согласились поделиться с нами опытом монашеской жизни и ответить на вопросы, которые меня попросили Вам задать пастыри, монахи и монахини из нашего и других монастырей, благочестивые миряне, готовящиеся к монашеской жизни. Когда говорят: «отец Амвросий собрал монастырь» — что имеют в виду?

— Монастырь — это не стены, не корпуса, а люди, которые пришли в монастырь спасать свою душу.

— Монашеская община под Вашим руководством начала свою жизнь задолго до открытия Введенского монастыря. Некоторые из сестер были тайно пострижены, Вы их окормляли, — к примеру, игуменья монастыря Мария (Перепеча). Расскажите о самом начале.

— Я жил в Троице-Сергиевой Лавре и в Успенской Почаевской Лавре. В те годы в Советском Союзе были гонения на верующих со стороны безбожных властей, но в душах верующих была надежда: придет время, когда можно будет спокойно прийти в монастырь. И Господь такую возможность предоставил. Среди моих знакомых и чад многие хотели бы спасти свою душу в иноческом чине — создать монастырь, чтобы посвятить жизнь Господу. Когда мы получили монастырь, они приехали, и уже вскоре в храме пел хор. Потихонечку нас стало больше 200 человек. Меня часто спрашивают: сколько у Вас сестер? Я отвечаю: птенцов считают по осени. И сейчас у нас на кладбище уже больше 40 человек.

— Нужно ли специально рекламировать монастырь, чтобы привлечь больше насельников?

— Благодать Божья нас собирает, Дух Святой.

— Столько монастырей вокруг! Что особенного в Вашем монастыре?

— В Свято-Троицкой Сергиевой Лавре я видел, как живут опытные пожилые монахи. Когда стал духовником нашего монастыря, мы с сестрами постарались ввести такой же порядок — лаврский.

— Так и есть! Введенский монастырь — второй по величине в России, с активным миссионерским и социальным служением. Есть и скиты для уединенной молитвенной жизни. Каждый может приложить свой талант, данный от Бога, к тому богоугодному занятию, на которое призван Господом. В каких еще монастырях Вы бывали?

— В Свято-Успенской Почаевской Лавре, Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. В других монастырях я не жил. Не знаю как там. Только останавливался, как паломник. Поездили с сестрами по России, были за рубежом — посмотрели, как живут монахи в наши дни. В Румынии 40 монастырей объехали с сестрами.

— Отличаются ли чем-то румынские монахини от наших?

— Отличаются только в одном — очень красиво поют. Это византийское пение. Одни и те же матушки, одна и та же плоть, одни и те же искушения, одни и те же бесы. Что здесь, что там. Пока останавливался в этих монастырях, меня просили, чтобы я принял у них исповедь. Могу сказать — и в исповедях одно и то же все. У нас в монастыре сестры живут из Белоруссии, Румынии, Молдавии, Украины — те же самые люди. Они же не с неба спустились.

— Батюшка, более двадцати лет Вы окормляете Введенский монастырь. Поделитесь с нами духовническим опытом?

— Чтобы быть монахом, надо иметь призвание свыше, от Господа. Каждый человек, который пришел в монастырь, должен себя настроить, что он пришел не просто жить — есть, спать — а спасаться. Для этого необходимо настроить себя на то, что мы здесь временно живем, и нам Господь приготовил новое Небо, новую Землю, мы должны умереть и воскреснуть. Об этом нужно помнить. Нас спасают не стены, а спасает молитва к Богу, общение друг с другом. Если человек пришел спасаться в монастырь, то время проводит в нем с пользой: благодарит Бога за болезни, за скорби, за келью, за тех, кто с ним живет. За все он благодарит Бога и не ропщет, никого не обвиняет — это правильный путь. Тот человек, который пришел сюда не спасаться, а проживать — будет на все роптать, будет недоволен.

Монастырь — своего рода институт и духовная лечебница. В монастыре предоставляется прекрасная возможность, благодаря совместной молитве, общему послушанию и общению друг с другом замечать в себе греховное повреждение. И тогда происходит нечто очень интересное — если мы приготовились терпеть всех и вся — то Господь помогает нам.

— Как переключиться с мирской жизни на монашескую? На это часто уходят годы.

— Еще до создания нашего монастыря, пока я служил настоятелем сельского храма в с. Жарки, потом в с. Красное, монашествующие приезжали ко мне, исповедовались — из Троице-Сергиевой Лавры, из Почаевской Лавры — при советской власти было мало монастырей. И сегодня некоторые монахи приезжают из других монастырей на исповедь. Ведь это самое главное — для того, чтобы в монастыре жить, надо искренне исповедоваться. Открывать свою душу на исповеди. Тогда человек быстро духовно растет. Если он на исповеди не будет открывать помыслов и не будет часто исповедоваться — он в грехах утвердится и начнет изнутри разлагаться. И тогда с ним жить тяжело, чуть что — у него сразу гнев, зло, обида, часто он бывает очень недоволен. Так что, коли в монастырь собираешься, надо себя уже до монастыря подготовить, настроить, что идешь спасаться, приучить себя к труду, к терпению ближних.

Ближе всех к Богу

Секреты духовной жизни в монастыре

— Сегодня в монастырях непросто — многие сетуют на оскудение любви.

— Один послушник спросил старца: как стать монахом? Старец достал свою скуфейку, бросил ее на пол, истоптал и ответил: «Пока не будешь истоптан как эта скуфейка — ты не станешь монахом». Почему он так сказал? Монах должен терпеть все на своем пути, переносить испытания и искушения, потому что без воли Божьей ни один волос с головы не падает. Человек, живя в монастыре, если прошел путь всякого рода испытаний, гонений, болезней, скорбей — потому что демонические силы действуют через людей, — может научиться настраивать себя так, что в душе у него всегда будет молитва, мир, тишина, покой, радость, любовь к Богу, любовь к ближнему. Это правильно. Если человек себя настроил в этой жизни искать не духовного, а житейского, то он в болезнях ропщет, всех обвиняет, в гонениях тоже ропщет, не надеется на Господа, в отчаяние впадает, а плюс к этому еще и страсти какие-то есть — озлобленный, в душе уныние, и порой даже на грани самоубийства. А ведь сказано: «Бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет» (Мф. 24: 42)

— Где взять силы и на тяжелое послушание и на молитву, да еще и на скорби?

— Многое зависит от нас. Никого не осуждайте, не раздражайтесь и не обижайтесь.

Из творений Отцов мы знаем: хотел человек спастись — надевает на себя вериги тяжелые или уходит в затвор, замуровывают его и дают в сутки стакан воды да маленькую просфорочку, или уходит в пустынное место, там день и ночь молится — хорошо, но ближе всех к Богу тот будет человек, который не помнит зла — незлобивый.

Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Для того чтобы войти в обитель Рая, недостаточно избавиться от грехов. Надо утвердиться в добрых делах». Понимаете? Недостаточно ведро освободить от мусора и вымыть, надо его еще наполнить чем-то хорошим.

— Отец Амвросий, я заметила, что в наши дни при выборе монастыря все чаще руководствуются не древностью и красотой его стен, а живым духовным окормлением — идут в монастыри, в которых есть опытные в монашеской жизни духовник или игуменья. И все же, найти духовника для обители — дело не из простых. Часто монахинь окормляет священник, который живет очень далеко — приходится звонить ему или писать письма, sms. Иногда игуменьи ищут и не могут найти духовника для сестер, некоторые же и не хотят искать. Стоит ли идти в тот монастырь, где духовника нет совсем?

— Если другого выхода нет.

— Вы часто повторяете, что в воспитании сестер нужно «давать место Богу». Что вы имеете в виду?

— Духовник дает совет, наставление инокине, как спасаться. Если она приняла совет к сведению, то это хорошо, но случаи бывают разные.

Бывает, инокиня нарушает правила и не прислушивается к замечаниям, делает по-своему. Можно говорить и 10, и 20 раз — бесполезно. А потом начинаются в ее жизни искушения и болезни. И она уже сама понимает, что надо раскаяться.

Апостол говорит: злого отнимите от себя. Встречаются невоспитанные сестры, которые начинают всех вокруг сбивать с духовного настроя. Такую сестру нужно удалить от сестер, чтобы научилась вести себя.

— Как узнать, какая сестра мешает спасению ближних и сеет беспорядок в обители?

— К примеру, есть у нас одна знакомая уже паломница — часто приезжает в наш монастырь. Я давно ее знаю. Она может устроить на людях скандал с любым человеком. Все монастыри объезжает и у нас гостит иногда. Приходится терпеть ее. Прожила три дня — гостиничные ее отправляют дальше. Она снова объедет свой список монастырей по кругу и к нам приезжает. Я видел ее на днях, спросил: «Ну как, скандалы не устраиваешь?» — «Нет, батюшка, сейчас я держусь — готовлюсь причащаться». Это больной человек — устраивает скандалы везде. И матушки есть такие, и прихожане есть такие, и батюшки.

Всегда должно быть рассуждение, во всем руководствоваться нужно в первую очередь пользой для духовной жизни.

— Как правильно выбрать монастырь? Куда идти?

— Куда Господь пошлет. Ведь на всяком месте Господь.

Одна пожилая женщина однажды меня спросила: где моему сыну лучше спасаться — у этого батюшки или у того? Я говорю: Бог на всяком месте. Какой батюшка его устраивает — пусть там и живет.

Река без движения

Зачем нужны искушения

— В каждом монастыре есть свои искушения, как и в каждой семье свои проблемы. Мы зовем обители «святыми» — почему же и в монастырях бывают неурядицы?

— Искушения обязательно должны быть. Если в реке движения нет, то вода в ней тухнет, зеленеет, зарастает травой, там заводятся лягушки. Также и в монастыре — если вокруг человека все всегда спокойно, ровно, тихо, в человеке заводятся страсти, а искоренить их очень трудно — он их и не замечает.

Вода с гор льется, водопад — она всегда свежая и очень целебная. Так и человек, живя в монастыре, должен все пройти — оскорбления, поношения. Порой такие испытания бывают внутри монастыря — искушения Господь попускает, бывают и от властей, даже и от духовных властей. Так было во все времена истории Церкви, во всех монастырях бывали те или иные искушения.

К примеру, преподобный Амвросий Оптинский — на него давили, говорили, что нельзя заниматься Шамординским монастырем, ты монах, должен только молиться. Пугали архиереем. А он отвечал: над каждым архиереем есть высший Архиерей — Бог.

Подобное искушение было и у преподобного Серафима Саровского, когда он создал Дивеевский монастырь: сестер его тоже пугали, говорили, что закроют монастырь. Митрополит поехал закрывать его, доехал до середины дороги — приступ.

Господь хранит, но искушения могут быть.

Надо себя настроить так, чтобы все принимать как от руки Божьей и ничем не возмущаться. Себе чаще говорить: это Бог попустил, значит так надо, все перетрется, Господь все это покроет, все пройдет, все встанет на свое место. И смотришь — все встало на место.

Господь сверх сил никому не попускает. Всем по силам. И надо научиться благодарить Бога за каждый день, прожитый в монастыре.

— Жалуются, что иногда игумен или игуменья специально дают послушание не по силам. Что делать в этом случае?

— Если монаху дали какое-то тяжелое послушание, и он не может нести его, то должен прийти и сказать игумену, что это послушание ему не под силу. Если игумен скажет, что нужно продолжить, и ты на этом послушании умрешь — будешь как мученик. Но нужно понимать, что послушание, молитва, поклоны, посты — это не цель. Это костыли. А цель — научиться смирению.

— Вы — воспитанник мужского монастыря и основатель женского. Есть ли существенные различия между женскими и мужскими монастырями?

— Мужчины более крепкие — они мелочам не поддаются, в уныние редко впадают. В конфликтной ситуации могут и поспорить, но быстро примиряются и сохраняют спокойствие.

В женском монастыре больше мелочевки. Все на эмоциях построено. Что-то в монастыре случилось, может рядовое искушение, как тут же «сломанный телефон» — все перевернут с ног на голову. Обида друг на друга бывает: «Я больше делаю, чем другая».

Как-то мне одна журналистка из Петербурга говорит: батюшка, как Вы в женском монастыре управляетесь с матушками, ведь женская натура — это и истерики, и уныние. Я ответил: только благодать Божья нас хранит.

Женский монастырь более чувствительный, на все очень тонко реагирует.

— Что Вы советуете сестрам?

— Нужно уметь не брать в голову лишнее, не принимать все близко к сердцу, различать помыслы.

Помыслы бывают человеческие, ангельские, и демонические. Приготовить обед, келью убрать, к сестре сходить и помочь ей, если она больная — это человеческие помыслы. Ангельские — помолиться, потерпеть ближнего, покаяться во всех грехах, не раздражаться, не обижаться, всех и вся терпеть. Особенно, если кто-то нас обидел — надо первым попросить прощения, примириться. Это очень ценно.

И бесовские помыслы часты. Как узнать их? Пришел такой помысел — если принять его за истину, то тут же расстроишься, впадешь в уныние, в тоску или в раздражение.

Когда человек постоянно читает молитву Иисусову, то понимает, что Господь всегда рядом с ним. Любое искушение придет — он сразу вспоминает, что это воля Божья, значит, так надо. Все, что Господь ни делает — все на пользу. Если так себя настроить, то в душе будет мир.

Власть вся — в руках Божьих

Советы игуменьям и духовникам

— Батюшка, Вы исповедуете 44 года — какие вы можете дать советы игуменьям, которых только что поставили управлять монастырями и духовникам, которых поставили окормлять женские монастыри?

— Для игуменьи что самое главное? Она не должна себя считать госпожой, будто она получила какую-то особенную власть. Власть вся — в руках Божьих. И чем больше человек получает власть духовную, тем более он должен быть смиренным и считать себя хуже всех.

Вспоминаю матушку Варвару, игуменью Пюхтицкого монастыря. Я однажды наблюдал, как она обращается со всеми. Сестры подходят к ней — она спокойно разговаривает с ними, дает им послушания. Приезжают паломники, подходят к ней и просят благословить или что-то привезли ей в подарок — она поговорит с ними, утешит. Спокойно, ровно говорила со всеми. Своей духовной жизнью она передавала этот дух всем — и сестрам своим, и паломникам. Слава Богу, она прожила 81 год.

Духовник, если он сам уже прошел монастырскую жизнь, на исповеди пусть выслушает все, всю ту боль, которую сестра говорит. Если помыслы просто поведала или какие-то совершила делом, то не надо тот час взыскивать: «Как ты это смела? Это нельзя делать!» Надо с любовью принять и простить. Если она попросит дать наставление — значит, надо дать и подсказать, как оправиться от греха. Если она часто впадает в осуждение, то надо сказать ей, что по кельям не надо ходить, потому что будет от этого пустословие, а следом обязательно придет осуждение. Если она пришла к сестре помолиться, или поговорить, утешиться — это разрешается. А без дела ходить из кельи в келью — не нужно.

Начало духовной жизни, сказано святыми отцами, — если человек увидит в своей душе бездну грехов. Видеть себя самым грешным человеком и считать себя хуже всякой твари — это нормальное состояние. Когда в тщеславии человек, в гордыне находится — это опасный путь. На себя не нужно надеяться, а только на Бога.

— Говорят, что при духовнике и игуменье может быть ошибочное двоевластие в монастыре. Какими должны быть правильные взаимоотношения?

— Если монастырь духовник создал и он собрал всех сестер, сам монастырь построил, то, конечно, матушка должна подчиняться духовнику и без его ведома не должна ничего делать. Тогда будет все нормально. А если она власть «перехватит» от батюшки и решит, что она одна в монастыре хозяйка, то уже все, беда. Надо сохранять это послушание до самой смерти.

— А если духовник не основатель, а просто назначен?

— Если назначен, то серьезные вопросы нужно решать вместе. Но бывает и так, что игуменья одна, а батюшек могут посылать несколько.

Я знаю, в одном монастыре молодые батюшки приходят в костюмчике, переоделись в рясу, вышли, матушек поисповедовали на службе, народ поисповедовали, служба кончилась — сняли рясу, надели костюмы и пошли. Поэтому, конечно, должно быть рассуждение.

Взаимопонимание духовника и игуменьи необходимо, чтобы не было конфликта среди сестер в монастыре.

— Гораздо легче собрать монастырь, чем удержать его потом. Есть такие монастыри, из которых бегут, а есть такие, в которые стремятся прийти. Почему?

— Если в монастыре создать солдафонскую жизнь и жить «по букве», то люди не смогут удержаться там. Приходит послушница из мира — она не должна сразу попадать под требования, которые были для древнего монашества, потому что она их сразу не потянет.

Как говорят некоторые буквоеды: пришла послушница — должна только в келье сидеть и только на службу ходить, послушание вести, ни с кем не беседовать, не общаться. Такого не может быть, потому что пришла — послушница, и она должна познакомиться со всеми — это ее сестры. Сестры общаются, узнают друг друга — они становятся родными.

Весь монастырь — это родные по духу сестры, это родная семья. Если вдруг пришлось уехать, то эта послушница уже страдает, хочет вернуться назад — скучает по монастырю.

— Батюшка, одни говорят, что в женском монастыре духовниками должны быть из «белого» духовенства — женатые священники, а другие говорят, что — нет, должны быть монахи духовниками, поскольку монах монаха лучше поймет. И на Священном Соборе Русской Православной Церкви 1917−1918 гг. решили: «В женских монастырях для мантейных монахинь духовник назначается из монашествующих…»

— К нам пришли некоторые послушницы из других монастырей. Одна, из монастыря, где батюшка из белого духовенства, рассказала, что поделилась однажды с ним переживаниями: «Батюшка, у меня пришли помыслы нечистые, грязные». Он, вместо того чтобы успокоить ее, начал: «А зачем ты пришла в монастырь? Иди в мир, найди мужчину и будь спокойна».

И другая тоже рассказывала — каялась в помыслах блудных, а священник не понимает, не может понять, говорит ей: «Вот интересно, я с матушкой прожил 30 лет — помыслов таких нет. А они в монастыре живут, и какие-то помыслы приходят блудные».

Конечно, за неимением духовника, в крайних случаях, можно и мирского священника пригласить в духовники, если больше некого, но если есть духовник-монах и это устраивает монастырь — пусть он живет в монастыре.

Во всем нужно иметь рассуждения. Буквоедство — это плохо. Недаром святые отцы говорят: «Лучше согрешить в милости, нежели в строгости». Это тоже надо знать.

— Должен ли духовник пересказывать игуменье, как живут ее сестры — их грехи?

— Взять любого духовника, который живет в монастыре, — тайну исповеди он должен сохранять. Грехи сестер игуменье открывать не надо.

— Как быть с исповедью помыслов, если духовник бывает в обители редко или его нет совсем?

— Если сестре пришли помыслы и нет духовника, она может сказать матушке, но матушка должна это принять как откровение помыслов.

А то бывает так — игуменье открыли помысел, к примеру: «Вот матушка, на тебя помыслы пришли, что ты очень гордая и очень дерзкая». Она это приняла, а через несколько дней отсылает эту сестру на подворье. Это болезнь души игуменьи.

Наоборот, надо за откровение человека больше полюбить. Помыслы ведь от врага! Так можно всех разогнать. Наоборот, надо покрыть ее любовью, дать шоколадку, или варенья, меду, хорошенько утешить человека.

 — Что если игуменья показывает перед сестрами свое неуважение к духовнику?..

 — Надо ей покаяться в этом, чтобы не брала много власти на себя.

Призвание

В монастырь или замуж?

— Отец Амвросий, много вопросов приходит о призвании на монашеский путь, о смущениях, связанных с выбором — оставаться жить в миру, строить семейные отношения или прийти в монастырь.

 — Как узнать свое призвание — в монастырь идти или замуж?

Нужно посмотреть — к чему больше способностей.

Святитель Николай Сербский говорит: если уйдешь в монастырь — будешь жалеть, а замуж выйдешь — еще больше пожалеешь.

— Как подготовить себя к жизни в монастыре?

 — Некоторые говорят: батюшка, я хотела бы в монастырь пойти, но мне еще надо определить детей своих. Я говорю: ну вот, определяй их, но живи по-монашески.

А как по-монашески? Монахи на службу ходят, читают каноны, акафисты, утренние и вечерние молитвы, поклончики, Псалтирь, Евангелие. И ты должна себя приучить к этому. Будешь так жить, придешь в монастырь — тебе будет легко это все.

Конечно, человек живет в миру по своей воле. Ему тяжело прийти в монастырь и жить уже не по своей воле, а по воле Божьей. Воля Божья в монастыре будет через начальство дана.

Некоторые сестры жалуются на послушания: «Вот, я на проходной стою, никакой пользы от того не получаю». Любое послушание Господу угодно — стоишь ли ты у свечного ящика или на проходной, или туалеты чистишь, или картошку.

Самое главное — делается молитва.

— Батюшка, благодарим Вас за Ваши добрые слова напутствия!

Беседовала послушница Анна Ольшанская

http://www.pravmir.ru/arximandrit-amvrosij-yurasov-monastyr-eto-ne-steny-a-lyudi/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru