Русская линия
Радонеж Светлана Колосовская24.11.2011 

Похвальное слово многотысячной очереди к святыне

Впервые в Россию с Афона привезена великая святыня Христианского мира — Пояс Пресвятой Богородицы. Многотысячные очереди жаждущих прикоснуться к святыне поражают людей светских. В районе Храма Христа Спасителя я видела таких остолбеневших.

Несомненно, эти очереди к святыням — наше, русское явление, не искорененное даже диктатом советского времени. В 2007 г. в Храме Христа Спасителя, на Вознесение (за этой службой происходило воссоединение Русской Православной Церкви Заграницей с Церковью на Родине) я познакомилась с русской эмигранткой из США. Она поразилась переполненности Храма, считая, что по-настоящему важным это событие является только для Зарубежной Церкви. Вы-то, мол, в России, чему так радуетесь? Но потом, подавив свое удивление, сказала слегка даже пренебрежительно: «Это — русское.». — «А как же у Гроба Господня в Иерусалиме? Я только что оттуда» — «Да и там ведь — одни русские!» Только что недосказано: невежественные, непросвещенные, вечно толпящиеся, не умеющие себя вести даже в храме.

Помнится, как умилялись до слез греки, сопровождавшие в Россию мощи Спиридона Тримифунтского, видя очереди на поклонение к святыне. Как поражаются итальянцы, видя русских паломников, крестным ходом шествующих с теплохода к «их» Николаю Чудотворцу.

Во время принесения мощей Спиридона Тримифунтского у Данилова монастыря мне пришлось быть свидетельницей такой сцены. При самом входе в монастырь к очереди стремилась примкнуть провинциальная девушка. Она упрашивала охранника, что ей очень, ну просто очень надо, что сама она с Дальнего Востока, что через 3 часа у нее поезд, и у нее никогда уже не будет возможности. Молодого парня-охранника, постоянно пребывавшего в удивлении от лицезрения этой очереди, (это было написано у него на лбу) девушка уже и уговорила, но он, указывая на очередь, сказал: «Я-то что. но кто же вас пропустит?» К удивлению он услышал: «Пропустите, пропустите ее, ей надо!». Охранник, снова удивившись, раздвинул ограду, и девушку пропустили.

Дальше было не менее удивительное. Укоренившись в очереди, она стала спрашивать, что это за мощи, и что такое вообще — «мощи». Скорее всего эта девушка была не церковной, м. б. даже некрещеной. Но ее порыв к святыне, почти метафизический, был таким сильным, что покорил и охранника, и стоящих часов 12 в очереди. Ее с такой охотой стали просвещать, подарили книжечку с житием и акафистом Святителю! Стали учить, как и о ком следует помолиться. И наконец выяснили, что этой девушке действительно «ну очень нужно» было попасть к мощам Спиридона Тримифунтского. Это русское. разумеется, это русское.

Наш известный богослов А. И. Осипов, строго, порой даже гневно сетуя на эти очереди к святыням, обычно говорит: «Вы вот расспросите и узнаете, о чем они там молятся: о своем, житейском — чтобы дочка удачно вышла замуж, чтобы муж больше не пил. Вы думаете, хоть один пришел к мощам помолиться об избавлении от страстей? О том, что он погибает от тщеславия и гордости? О том, чтобы не зеленеть от зависти?»

Разумеется, наш знаменитый профессор богословия прав, мы так несовершенны. Но разве не те же люди, не с теми же проблемами шли за Христом две тысячи лет назад? Не из них ли Он создал Свою Церковь?

В этой связи еще один непраздный вопрос — а многие ли получают просимое? Конечно, все мы «по делом нашим приемлем», и получаем — по вере. Но ведь и пророк Илия во время трехлетнего глада был послан только к одной вдове, чтобы «препитать» ее. Вдруг и я, думает одинокая женщина в очереди, окажусь такой вдовой? Вдруг именно меня Бог помилует молитвами этого святого, к мощам которого я сейчас подойду?

Почему приходят, почему по многу часов стоят на холоде. Приходят конечно — жаждущие. Жаждущие чуда. Чуда избавления от болезней и скорбей. Понимая, что они недостойные, но ведь и недостойным по милости Божией бывает — подается.

Очередь на поклонение к святыне занимают у Крымского моста! В ночь, когда ожидается усиление мороза! Что это, если не смирение? Порадуйтесь, профессор, и умилитесь — это именно смирение.

В последнее время появился и такой аргумент: разве у нас в России, в Москве, в том же Храме Христа Спасителя — не те же святыни?! Недоумевая по этому поводу, ключарь Храма Христа Спасителя о. Михаил Рязанцев обращал внимание прихожан на такие святыни, как Риза Богоматери, Риза Господня, постоянно пребывающие в храме. Почему же к ним не устремляются толпы паломников?

«Социология очереди» отчасти кажется дает ответ на этот вопрос. Разумеется, все мы — маловеры. В том числе и регулярно приходящие в храм. И все мы, обличаемые совестью, жаждем укрепления веры, жаждем православного общества, православного общения. А здесь ведь столько православных людей — одни с постоянным чтением Акафиста, другие — с Богородичными песнопениями. Пусть и 20 часов, или иначе: хоть 20 часов провести в обществе своих по духу людей. Одна такая жаждущая душа поведала мне: «Знаете, когда я после стольких часов ожидания вхожу в Храм Христа Спасителя. Отголоски ли песнопений, благоуханное ли миро? Я не знаю, но я просто физически ощущаю, что в этот момент на меня нисходит благодать в объеме этого огромного храма. Я знаю, что в Храме Христа Спасителя есть равнозначная святыня, но я все-таки встала в эту очередь. Богородица сошла к нам с Афона, как же нам не выйти к Ней навстречу?».

http://www.radonezh.ru/analytic/15 433.html

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Эрик Лямпе    30.11.2011 10:25
Ответ, Лусия, всем известен: за исцелением следует идти в Дом Божий – в православную церковь, на утреню, обедню и вечерню. И не важно, в столице ли этот храм, или в дальнем селе. Молитвенное стояние – лучшее лекарство для души и тела. Следует регулярно исповедоваться и причащаться, а также окропляться святой водой (малая агиасма).
  Лусия    26.11.2011 18:13
Эрик. Ну а куда людям идти за исцелением?
Как это у классика "уж лучше просить Бога заняться мелочами, как эта простодушная девушка, чем вовсе изгонять из Им же созданного мира".
  Эрик Лямпе    25.11.2011 22:19
Может быть, нашему народу недостает крестных ходов, некоего действия и единения? У нас в храмах в России есть очень много святынь, мощей. Казалось бы, никуда и ехать не надо. Многие и не ездят, и не ходят. В конце концов, спастись можно, никуда не выезжая из своего села, если в нем есть действующий храм. Доходит ли молитва до Бога и Богородицы, зависит не от близости к святыням, а от состояния собственной души, от воцерковленности.
Есть и еще одна мысль, крамольная. Лет 15 назад народ толпами ломился на сеансы экстрасенсов, подлечиться. Может и тут некоторые хотят подлечиться? Что бы ни было, я не хочу осуждать этих людей. Простите.
  Лусия    25.11.2011 11:06
К потомках дворян. которые остались в России отношение еще хуже. Часто выражается досадливое удивление. что они еще остались и неприятно контрастируют.
  Сторож    25.11.2011 10:37
"Пусть и 20 часов, или иначе: хоть 20 часов провести в обществе своих по духу людей. Одна такая жаждущая душа поведала мне: «Знаете, когда я после стольких часов ожидания вхожу в Храм Христа Спасителя. Отголоски ли песнопений, благоуханное ли миро? Я не знаю, но я просто физически ощущаю, что в этот момент на меня нисходит благодать в объеме этого огромного храма."
Небольшая, но хорошая и ёмкая по смыслу заметка. Особенно вот это: "хоть 20 часов провести в обществе своих по духу людей" Как много в этом сказано! Какой давний голод русский – голод на единство, на возможность всем народом исповедовать свою веру, голод на сердечное общение с себе подобными – молодец, автор!
  Николай Дашков    24.11.2011 23:37
Грустно.

Даже в этой прекрасной заметке проступает неприязнь некоторых русских православных (часто самих—неофитов) к потомкам рузрушенной в 1917 году России. В начале текста, автору в удивлении "эмигрантки" послышалось "пренебрежение"—хотя двумя абзацами ниже констатируется удивление охранника Данилова м-ря перед огромной очередью к мощам свт. Спиридона Тримифунтского, и ведется полемика на тему очередей с проф. А.И. Осиповым. Но вот в поведении и словах "местных" охранника и в профессора автор пренебрежения не чувствует.

А ведь как раз русские эмигранты неоднократно защищали перед мировой общественностью елико могли гонимую Православную Церковь в СССР. И спасли от разрушения такие святыни, как Почаевскую Лавру. Эта страница нашей истории не просто "забыта"—она даже толком не написана.
Потомки эмигрантов молчат по скромности, а наша аобщественность просто не знает, за исключением немногих специалистов.

Отмечаю это не в укор, но со скорбью. Нам предельно необходимо как раз социальное единение с нашей изгнанной элитой—потому что у нас только может быть одна национальная элита—или нам привьют (уже привили) чужеродную. А вот это социальное единение как раз не получается и классовая неприязнь работает уже на уровне рефлекса или инстинкта.
  Анатолий 31784    24.11.2011 10:54
Богородица сошла к нам с Афона, как же нам не выйти к Ней навстречу?

Наверное лучше не скаажешь.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru