Русская линия
Русская линия07.10.2010 

Игумен Кирилл (Сахаров): «Да, люди они простые и у них все просто» (у старообрядцев в Румынии 2010 г.)
Воспоминания

Первый раз побывал я в Румынии одиннадцать лет тому назад, в 1999 году. Эту поездку я описал в первой книге своих воспоминаний. Глава об этой поездке имела такой заголовок: «Нас когда-то гнали в России, но наше сердце и душа в России». Эти слова я услышал от одного из липован — так в Румынии называют старообрядцев.

Что запомнилось в первой поездке? Буду перечислять: хорошо обустроенные храмы, великолепные иконостасы, например, в церкви села Русская Слава. В престольные праздники много поющих на крылосах, особенно детей. Простота, какая-то патриархальность. Живут скромно, но с достатком. Нет таких роскошных трапез, как у нас в России, но много рыбы, обилие вина. Я думал, что у старообрядцев в Румынии есть какая-то издательская деятельность, училища. Увы! Ничего этого нет, кроме краткосрочных курсов по изучению знаменного пения и тоненького «Вестника Белокриницкой митрополии», выходящего чуть ли не раз в году. Ну настенный календарь ещё. Это, однако, не было препятствием к тому, что все священники, с которыми я общался, оказались неплохими знатоками церковного устава. У священников хорошие, благочестивые матушки — «майкулицы» — как они их называют на румынский лад. Обратил внимание на то, что матушка о. Николы- второго священника из с. Серикей (по-турецки «Желтые камни») преподает закон Божий в школе, в том числе и для румын. Долгие службы, длительные трапезы. В их языке много архаизмов: «чаво, таперича, тут-ка (т.е. здесь), матка, батка». Румынизмов: «люмина (свет), браво (хорошо)». Украинизмов: «хлопцы, ховаться (т.е.прятаться)» и т. д. Интересно, что в каждой деревне свой диалект, что обусловлено тем, из какого региона России туда приехали.

Знакомые по первому приезду липоване мне говорили: «как Вы изменились, постарели». Я им: ««А что Вы хотите? 10 лет живу под прессом, с момента отказа нашей общины от ИНН. Несколько раз приговаривали к изгнанию. Хожу по острию лезвия. Мое состояние можно сравнить с тем, что чувствуют приговоренные к смертной казни. Я как — то ехал в поезде с одним адвокатом, меня впечатлил его рассказ о том, что переживают смертники, когда раздаются гулкие шаги в ночи. Лязгают ключи, их выводят из камеры, им думается, что навсегда. А это пока только очередной допрос, их возвращают обратно, а у них зашкаливает напряжение…»

Самым поразительным для меня было, пожалуй, следующее. Во время трапез, на которых не очень внимательно слушают поучения, липоване поют много церковных песнопений. Стоит одному кому-то запеть, скажем, стихеру на литии праздника Введения или «Славу» на стиховне праздника Преображения, как моментально все священники и многие миряне подхватывают и безошибочно допевают. Я был потрясен. Речей, как у нас, не произносят. Митрополит Леонтий все приговаривал: «Мы люди простые, у нас все просто». Когда он был 7 лет назад у нас на Берсеневке, свое выступление я закончил земным поклоном, прося прощения от себя лично, от общины нашего храма и ряда православно — патриотических организаций, за кровавые гонения за ревнителей древнего благочестия. Ещё надо сказать о сохранившейся у них монашеской традиции — в Румынии шесть старообрядческих монастырей: три мужских и три женских. Помимо приходов собственно в Румынии (недавно, кстати, открылся старообрядческий храм в Бухаресте), приходы митрополии имеются в Италии, Испании, Германии, Венгрии, Болгарии, Австралии и других странах.

Было ли что-то, что вызвало у меня недоумение?

Быстро поют и, особенно, быстро читают — кафизмы и часы. «Слова от зубов отскакивают», как говорится. Я как-то спросил одного священника: «Почему так?» Он ответил: «Это безпоповцы размеренно читают; если мы будем так делать, службы затянутся заполночь». Непонятно было, зачем перед всенощным бдением вычитывают правильные каноны (у них было соборное решение по этому поводу). Не перебор ли? Ведь причастников вне постов практически не бывает, причащаются только сам митрополит и служащий священник, чаще всего.

Что касается взаимоотношений двух старообрядческих митрополий — Белокриницкой и Московской. Они достаточно сложны. Мне, не являющегося клириком ни той, ни другой старообрядческой митрополии, не очень удобно касаться этой деликатной темы. Не скрою, что были не очень понятны с канонической точки зрения некоторые действия Браилы (центр старообрядческой митрополии в Румынии — иг. Кирилл) в отношении, например, Белой Криницы. Понятно, что это исток, изначальная кафедра старообрядческих митрополитов в нынешней Румынии, но всё-таки это признанная каноническая территория РПСЦ. Обе митрополии самостоятельны, по сути автокефальны, канонические границы их юрисдикций в общем обозначены. Есть, чего греха таить, тенденция у липован всё чаще акцентировать на своем первородстве. Это что-то напоминает, по аналогии с православным миром, статус Константинополя — первой по чести Поместной Церкви с нескрываемой тенденцией к ещё большему. Впрочем, тема деликатная, и я умолкаю.

Ко мне как, к клирику Московского Патриархата, липоване относились достаточно спокойно. «Глаза не сверкали, и челюсти не отвисали», когда они узнавали, что я из Москвы, игумен РПЦ. В Румынии нет такого напряжения, какое встречаешь иной раз у нас в России. Дело в том, что они жили в сравнительно более спокойной обстановке, не испытали тех трагических гонений какие испытали старообрядцы в России. В их генной памяти нет такого объёма драматизма. Помню, как юноша-пономарь в Русской Славе недоумевал — вроде я в подряснике и с крестом, а с их батюшкой не служу. Он всё допытывался и не мог понять, кто я? Румын? Старообрядческий священник из Москвы? Священник у раздорников (так они называют беглопоповцев, членов Новозыбковской Патриархии)? Когда я сказал, что я из Московского Патриархата, ну, вы нас называете «никонианами», он недоуменно посмотрел и спросил: «А кто это?"…

Моя поездка имела, конечно, неофициальный статус. Я был по приглашению отца Феодора, настоятеля старообрядческой церкви в городе Галац. О. Феодор семь лет был дьяконом в митрополии, полгода жил в Америке. Здесь между службами он работал строителем, а его матушка на фабрике — все для того, чтобы заработать на покупку дома. Батюшка неоднократно останавливался у нас на Берсеневке, приезжая в Москву по делам. В Галаце при населении в 400 тыс. человек проживает 90 семей старообрядцев. Церковь была построена в 1858 году, а колокольня в 1902 г. Что касается целей поездки, то могу сказать, что мною двигала жажда познания, желание духовно обогатиться. Я постоянно всё анализировал — это обычная практика у нас на Берсеневке. После каждой праздничной службы и важного мероприятия за трапезой у нас обсуждают, как всё прошло, какие были недостатки, что нужно учесть на будущее. Потом эти наработки вносятся во внутренний устав и в соответствующие инструкции. Если конкретно говорить, что дала мне поездка, то, например, митрополит меня сориентировал, что крест священник надевает только на богослужение поверх фелони, скуфьи священноиноки в алтаре снимают, средняя павечерница читается только в посты и т. д.

Отец Федор уточнил некоторые моменты, связанные с причащением (устав Исусовой молитвы по лестовке, омовение уст мирянами после причастия и пр.). Люблю обращать внимание на всякие детали обрядового характера. Заметил, например, что у липован на поручах у священнослужителей всех степеней пять пуговиц — в честь пяти язв Христовых. В России же у простого иерея- семь пуговиц, у протопопа — девять, у архиерея — двенадцать. Символика ясна: семь таинств, девять ангельских чинов, двенадцать апостолов. Особое внимание обратил на чин архиерейской службы. Интересно, что архиерей у них отбывает в самый день престольного праздника после вечерни, после благословения людей, каждого индивидуально.

Были и неожиданности. Печально было наблюдать некоторые плоды евроинтеграции Румынии, такие, как развращение молодежи. Одна семья в Русской Славе, которая меня умиляла в первый приезд, побывав на заработках на Западе, предстала в ином виде: — юноша в наколках, уже успел жениться и развестись, девушка в брюках без платка и на руках с ребенком от мусульманина и т. п.

О маршруте поездки. В воскресенье я прилетел в Кишинев, где поприсутствовал на части вечернего богослужения, совершаемого мирянским чином. Перед входом в храм обратило на себя внимание объявление: желающие познакомиться с истинной верой и узнать об истинной Церкви должны стоять на паперти и не проявлять при этом внешних знаков, не свойственных старообрядческой традиции. Трудно было представить на небольшом пространстве паперти группу жаждущих познать истину, слышащих, если дверь открыта, какие-то обрывки слов или не слышащих вообще ничего, если дверь закрыта. За считанные минуты пересекли границу. Обратило на себя внимание обилие поклонных крестов в Молдавии на территории населенных пунктов. Все надписи на латинице — здесь легко перешли на нее с кириллицы. В Румынии чаще встречаются не поклонные кресты, а маленькие часовни.

Главным моментом в программе поездки было посещение церкви в с. Серикей в престольный праздник. Интересно, что в этом селе не приняли перешедшего от греков к старообрядцам митрополита Амвросия (1846г). Рассказывали, что, войдя в храм, митрополит обратил внимание на то что на иконе «Благовещение» фигуры Богородицы и Архангела Гавриила переставлены местами. Он сказал об этом по-турецки, что смутило народ.

Возглавлял богослужение епископ Тульчинский Паисий в сослужении 15 священников и 2-х диаконов. Владыке 33 года, он ближайший помощник митрополита, настоятель недавно открывшегося Свистовского монастыря. Внутри храма (построен в середине XIX века) прекрасная роспись. На службе масса детей — они повсюду: на крылосах, в храме, во дворе.

Владыка аскетичный, немногословный, приятно, по-детски улыбается. Духовенство бодрое, благожелательное, демократично в общении с паствой. Когда я сидел вместе с липованским духовенством на трапезе, то невольно отметил для себя контраст, который я являл своим невзрачным видом сравнительно с их «ядренностью» и колоритом. «Похожи на львов» — подумал я про себя. При прощании лобзают друг друга в плечо, а затем трижды в уста. Один видный священнослужитель РПСЦ сказал, что липование — это русские в своей непосредственной естественности, такие какие они по своей природе — незлобивые, открытые и т. д.

Архиерей приезжает накануне престольного праздника за 2−3 часа до начала службы. За полчаса до его приезда начинают ударять в один колокол, а когда владыка подъезжает трезвонят. Архиерей прибывает в патрахили и поручах. Дорогу ему устилают цветами и платками. Проходя по дорожке, он может коснуться посохом болящего человека. В храме каждый индивидуально подходит к нему под благословение. Облачается архиерей в алтаре во время малой павечерницы. Участие архиерея в совершении всенощного бдения более активное, чем в новообрядческой практике: он, например, кадит весь храм при пении 103 псалма и выходит через царские врата на чтение светильничных молитв во время эксапсалмов.

Большим табунком голов в 70 пели великое славословие и херувимскую. Поют от души на максимальной громкости. Крылосом управлял статный седой мужчина Кириков Федор Кирикович. После службы подвижный, с добродушным юмором, настоятель храма о. Иоанн Морозов обратился ко мне с вопросом: «не спрашиваю, что Вам понравилось, скажите прямо, что не понравилось»? Я мгновенно выдал: «знаете, отче, в советское время на партийных съездах говорили: уровень жизни увеличился еще больше, прогресс пошел еще дальше, экономика укрепилась и т. д. и т. п. В то же время есть у нас еще отдельные недостатки. Мне все понравилось, но духота в храме невыносима, иногда меня клонило в сон, я был похож на рыбу на земле, которая судорожно вдыхает в себя воздух и немного оживает — так бывало тогда когда кто-то входил, дверь приоткрывалась и свежая струя воздуха проникала в храм. Наконец я не выдержал и попросил дверь не закрывать — сразу стало хорошо. Непонятно, почему это нельзя как-то организовать при массе горящих свещей и заполненном до предела людьми храме?»

К недостатками можно было бы еще отнести наличие значительного числа бритых или с легкой щетиной мужчин (почти все они были без лестовок), разговоры на кафизмах (представляю как у себя я бы давал за это поклоны направо и налево).

Женщины с завязанными платками без булавок (наверное это можно было бы постепенно восстановить). Румынская речь на территории храма (я бы это негласно запретил). Еще я слышал, что по просьбе родителей в холодное время года подливают в купель кипяченную воду. Крестят в основном младенцев.

На литургии был неприятный момент, когда перед Трисвятым после поминовения «архиепископа Белокриницкого и всех древлеправославных христиан митрополита и нашего владыку Леонтия», не помянули митрополита Московского и всея Руси. А в первый мой приезд поминали. Как я выяснил — в разных епархиях бывает по-разному и раз на раз не приходится. Когда я сказал об этом одному старообрядческому протопопу в Москве, он эмоционально воскликнул: «А мы поминали их и будем поминать!» Закончив петь красивым распевом псалом 33, начали читать поучение на праздник (его закончили, когда шло прикладывание ко Кресту). В конце приветственного слова митрополита, которое зачитал епископ Паисий, говорилось о необходимости хранения православной веры и далее: «есть и в нашей среде сторонники экуменизма и модернизма, выступающие за примирение с новообрядцами, но это примирение может быть только после их покаяния и присоединения к истинной Церкви». На трапезе в огромном новом приходском доме поучение не читали и не было никаких речей, кроме краткого слова епископа Паисия. Перед трапезой и после нее молились в церковном дворе, т.к. множество людей трапезничали там. Пропели величание и задостойник праздника. После 12 поклонов с Исусовой молитвой возглашали многолетия, в тексте которых значились и имена матушек священников храма «с благоговейными чадами».

Упоминались также в тексте многолетий «все отцы сослужившие на торжестве сем», «попечители и благотворители ко святей трапезе сей и все православные христиане живущие в Богоспасаемой веси сей». На молебне вместо запевов духовенством после каждой песни («Избави от бед») хор пел катавасию праздника. После Евангелия по шестой песни канона пошли вокруг храма и в емкостях с водой (за алтарем) совершали освящение воды по специальному чину в сочетании с чином омовения мощей.

После Серикея посетил своего старого знакомца отца Лукияна — старейшего клирика Славской епархии. Он уже с митрой (или протопопской шапкой) — она дается у них сразу при возведении в сан протоиерея. Нет такого как у новообрядцев — сначала просто протоиерей, а потом митрофорный протоиерей. Отец Лукиян порадовал новым зимним храмом во имя св. Василия Великого — он был построен всего лишь за два года. Интересно, что в оградах всех старообрядческих храмов в Румынии (а их около 50) призыв к молитве начинают с ударов в деревянное било-доску («туколка»). Если были удары в эту туколку до звона в колокола, то это означает, что на следующий день будет совершаться литургия. В России этих туколок я нигде не видел. Было одно время в Даниловом монастыре заведено, что братию будили, ударяя в деревянное било в виде весла с лопастями с обеих сторон. Возможно, что липоване заимствовали этот обычай у румын, сохранивших эту традицию созыва на молитву еще до употребления колоколов. Обратил внимание на то, что на всех подсвечниках закреплены металлические круги из-за чего свечи догорают только на две трети. О. Лукиян на мое недоумение безхитростно ответил, что причина не только в том, чтобы свечи не капали на подсвечник: «Ну мы их еще раз запускаем в продажу, людям я об этом прямо сказал — ведь доход пойдет на храм». В мужском монастыре в паре километров от Русской Славы приложился к мощам великомучеников Гады, Гаведдая и Каздои и имел встречу с архиепископом Флавианом. Интересно, что владыка сам печет просфоры для служб.

В целом жизнь липован в Румынии протекала спокойно. Были, однако, некоторые сложности перед войной, когда румынский диктатор Антонеску оказывал давление, угрожал старообрядческому митрополиту Тихону, требуя принятия нового календаря. Митрополит категорически не соглашался, за что попал в лагерь. Правителю Румынии он предсказал поражение в войне. Когда это поражение стало очевидным, Антонеску выпустил владыку Тихона из заключения. Когда советские войска вступили на территорию Румынии, то имели место эксцессы с местными русскими, которых принимали за власовцев.

С румынами у липован сложились вполне нормальные отношения. Как и румынское духовенство (но только новостильное), духовные лица старообрядцев на государственном жаловании. Переходы румын в старообрядчество достаточно редки — во многом из-за языкового барьера. В основном эти переходы бывают при смешанных браках. Кстати, с румынами пришлось дважды плотно соприкоснуться. Посетил я их большой монастырь — Владимирешти, километрах в 20 от Галаца. Этот женский монастырь возник в 30-е годы прошлого столетия в степи. Было видение монахине Веронике с повелением основать там монастырь. На месте видения был установлен деревянный крест, замененный впоследствии мраморным.

В правление коммунистов этот крест пытались сорвать. Сейчас над ним устроена сень, где находится престол. В большие праздники перед этой сенью на монастырской площади молится народ за литургией. В монастыре два храма — Успенский и в честь Живоносного Источника. Насельниц обители около 150. Кроме храмов посетил монастырский музей, трапезную, гостиную, иконописную мастерскую. На кладбище ряд могил с крестами пустые, в них только предполагаются захоронения, но на крестах уже надписаны имена еще живых насельниц обители…

Надо сказать, что монахини оказали очень теплый прием, надавали подарков, много задавали вопросов на сугубо духовные темы. Не преминул сказать им о древнем благочестии, двуперстии, каноничности старого календаря.

Оторопел, столкнувшись с двумя молодыми инокинями дивной красоты и стройности («смуглянки — молдаванки»). Подумал: о чудные создания Творца, а потом: «надо бы здесь долго не задерживаться».

Ни за что бы не согласился служить в женском монастыре. Объясняю своим собеседницам, что вот, во многом из-за вашего брата так поседел. Улыбаются, сочувствуют.

В 1956 году монастырь закрыли. Некоторые монахини попали в заключение. Проводившая для нас экскурсию монахиня Даниэла, которой исполнилось 80 лет, рассказывала о своих тюремных мытарствах, как принуждали нарушать пост, работать в праздники и т. д.

Вновь монастырь открылся в 1990 году. Интересная деталь: насельниц монастыря, умерших после его закрытия, стараются перезахоронить на монастырском кладбище.

Еще несколько деталей. Перед входом в храм висят два била — деревянное и металлическое.

В деревянное бьют молотком до службы, в металлическое — в процессе службы, например при пении «Честнейшую Херувим».

Кафизмы на вечерних службах не читают под тем предлогом, что читается Неусыпающая Псалтырь. Везде порядок, идеальная чистота, ухоженные виноградники, цветники.

Я подумал: «Хорошие Вы люди, добрые, гостеприимные, трудолюбивые. Но, к сожалению, новостильники. Ну какой бес толкнул Вас на это отступление»?!

Странно, насилием ввели новый календарь в 1924 году, конные жандармы сгоняли жителей сел на службы по новому стилю, отказали патриарху Алексию I в его предложении (в 1945 году) вернуться на старый канонический календарь. Раскол у них произошел на почве календаря. И вот, с одной стороны, давление мировой масонской закулисы, угодничество перед западом, а с другой — значительный раскол в собственной стране, рана на церковном теле. Ну что важнее — первое или второе- уврачевание раскола? Нет, упорствуют. И к двуперстию надо бы возвращаться, и иконы писать с благословляющей в двуперстии десницей Спасителя? Видел в монастыре древнюю византийскую икону Спаса с двуперстным благословением, а рядом иконы новописанные, позднейшие с растопыренными пальцами. Где логика?! Есть ведь ориентир древний — так следуйте ему! Нет, закоснели в экклектике. Благословение толком взять не могут — все наровят только руку священнику поцеловать. Пропел в обоих храмах величание, молился по старому в трапезной — монахиням понравилось. 5 часов не отпускали — все расспрашивали и расспрашивали. Я на это не рассчитывал, оделся полегку — обострился остеохондроз. Ну ничего, главное, чтобы что-то из посеянного дало бы свои плоды.

Среди румынского духовенства нередкость бритые священники, иногда с сигаретой в зубах. Был на приеме у галацкого архиепископа Кассиана. В середине XVII века в Галаце несколько лет жил патриарх Афанасий, мощи которого («Афанасий сидящий») находятся в Благовещенском соборе г. Харькова. Этот церковный деятель призывал патриарха Никона воздерживаться от поспешных обрядовых реформ. Ранее архиепископская резиденция находилась в Измаиле. Говорил архиепископ много и громко, активно при этом жестикулируя — напоминал темпераментного итальянца. Впечатление осталось приятное — приветливый и обходительный владыка говорил как он счастлив, что в его епархии живут липоване и даже находится их центр. «Вы строго храните каноны и устав, что является для нас примером».

«Мы любим Русскую Церковь и хорошо к ней относимся. Я был на интронизации патриарха Кирилла». Интересовался сколько приходов старого обряда в РПЦ. Приглашал на конференцию, посвященную исихазму (я писал кандидатскую работу в духовной академии на тему: «Преподобный Паисий Величковский как продолжатель исихатской традиции»). Расставаясь, попросил архиепископа походатайствовать перед гражданскими властями о материальной помощи старобрядческому приходу в связи с ремонтными работами. В величественном Никольском соборе, находящемся рядом с архиепископской резиденцией, пропел величание апостолу Андрею Первозванному (в соборе есть его икона с двуперстием) и св. Николе. Обратила на себя внимание современная фреска, изображающая принесение в Галац главы апостола Андрея. Вспомнил как в Ногинске (Богородске) Московской области в городском соборе при его настоятеле архимандрите Андриане (Старине) изобразили перенесение мощей прп. Серафима Саровского. На этой картине было много узнаваемых лиц современных архиереев и священников. Собор в Галаце построен в 1906 году, ктитором его был сам король. Престол храма после его реставрации в 2000 году освящали патриархи Константинопольский Варфоломей и Румынский Феоктист.

О. Феодор рассказал как на литургии на Рожество архиепископ Кассиан в полном облачении неожиданно вошел в алтарь старообрядческого храма и стал усердно приветствовать его, стоящего у престола. Затем он по-русски поздравил народ «с праздником», что поначалу липован как-то дезориентировало («наш владыка приехал»). У о. Феодора это посещение новообрядческого архиерея в таком формате и без предупреждения оставило в душе неприятный осадок…

Спрашиваю у сопровождающего нас в собор игумена: «Много ли в Румынии старостильников»? Нехотя отвечает: «нет, немного». Я: «насколько твердо Румынская Церковь придерживается нового календаря?» Он, слегка взволновано: «Я человек маленький, знаю свое послушание, подобные вопросы — не мой уровень, их нужно задавать начальству». Я почувствовал, что затронул больное место…

На обратном пути слушал подаренную архиепископом Кассианом кассету с записью чтения великого канона Андрея Критского. Хорошая дикция, чтение художественное и вдохновенное. Невольно сравнивал с тем как читали канон покойный патриарх Пимен, старообрядцы — безпоповцы. Сравнение было не в пользу румын… У них уже нет ектеньи об оглашенных, вечером, как правило, их церкви на замке, службы значительно сокращаются. Всего Румынский Патриархат имеет около 12 тысяч приходов — это вторая по величине Церковь в семье Православных Церквей после Русской. Нередко в румынских храмах венчание совершают в субботу вечером и даже в посты. На западной стороне их храмов, там где у нас изображают Страшный Суд, изображают патриарха и правящего епископа, а также правителя страны и ктитора.

С 1939 по 1960гг. в Румынии жил известный старообрядческий деятель Мельников Ф М. Немного скажу о нем. С 16 лет он стал принимать участие в религиозных диспутах с новообрядцами и безпоповцами. Особенно известны его диспуты с видным деятелем поморцев-безпоповцев Д. С. Варакиным. Они проходили в Политехническом музее в 1903 г. Из многих его книг я прежде всего назвал бы «Блуждающее богословие», где он показал метания синодальных богословов.

Мельников был редактором старообрядческого журнала «Церковь», основателем Старообрядческого Института на Рогожском кладбище. После революции проводил диспуты с Троцким, Бухариным и Луначарским. Был обвинен в контрреволюционной деятельности, большевики заочно приговорили его к смерти. Три года укрывался в сибирской тайге. Написал здесь работу о взаимоотношениях религии и науки. Ему удавалось получать в своем уединении для этой работы антирелигиозные газеты и журналы. Несколько лет он жил на Кавказе, где занимался пчеловодством и продолжал писать свои сочинения. Печатал их на машинке, постоянно выглядывая при этом из своего шалаша — нет ли кого подозрительного на пути к его жилищу. Здесь его постигло большое испытание — в последний день работы над «Спутником христианина» (он работал над ним 12 лет) у него украли ульи, в которых хранилась основная часть рукописи этой книги. В 1930 году Мельников тайно перешел границу с Румынией. Здесь его тоже долго не оставляли в покое — каждый месяц возили отмечаться в полицейский участок, производили ночные обыски, часто допрашивали. Умер он на праздник Вознесения в 1960 году. В 1999 году в Барнауле вышла его книга «Краткая история Старообрядческой Церкви». К настоящему времени издано, по- моему, уже 10 томов его произведений.

Довелось пообщаться с Первоиерархом Старообрядческой Церкви в Румынии митрополитом Леонтием. Располагается его резиденция в городе Браила. При подъезде к городу обращают на себя внимание сверкающие купола двух старообрядческих храмов. Покровский кафедральный собор на реставрации уже около 15 лет. Второй небольшой храм в честь святителя Николы. В нем проходят в последние годы «малые и великие освященные соборы». В Никольской церкви обильно мироточит икона св. Иоанна Крестителя. По вторникам перед этой иконой совершаются молебны. Резиденция митрополита весьма скромная: кабинет, келья, моленная, приемная. При митрополии небольшая гостиница для приезжих священников. Владыке 44 года, он уже 14 лет возглавляет митрополию. Его мать- игуменья- инокиня женского монастыря в Мануиловке.

Беседовал с владыкой Леонтием около 4 часов. К единоверию он относится как к чему-то искусственному. Переживает, что многие из его паствы не понимают опасности глобализации, думает, что вряд ли в будущем сможет пересекать границу без биометрических документов (у них было соборное решение не принимать подобных документов), направляясь в Белую Кринницу. Отметил, что нет соборного акта о признании Белой Криницей автокефалии Москвы и признании ею за Москвой статуса митрополии. Вообще у них рефреном звучит: «мы — корень, Мать-Церковь». На предстоящем в конце октября Великом Соборе намечается принятие решения о чиноприеме в Старообрядческую Церковь румын и вообще всех новообрядцев через крещение. Липоване давно замечали, что румыны все чаще крестят не полным погружением, а через обливание и даже окропление. По словам владыки, даже если новообрядческий священник крестит через погружение, а сам обливанец, то его действия безблагодатны. В епископском достоинстве лидера оппозиции московскому митрополиту Корнилию Внифантия (Смольникова) сомневается, т.к. его пострижение было без евангельского (т.е. духовного) отца, а рукоположение было совершено единолично епископом Германом (впоследствии лишенного сана). Сказал также о том, что глава беглопоповцев патриарх Александр (Калинин) трижды инициировал встречу с ним, однако в последний момент от нее уклонялся. Скептически отнесся к вопросу о возможности возвращения Московской Патриархии к древнему благочестию, считает что скорее всего она соединится с католиками. Не верит в возможность покаяния Патриархии за кровавые гонения на старообрядцев, а если даже это и произойдет то, по его мнению, это будет сделано формально. Испытующе глядя на меня владыка спросил: «А ты был коммунистом? А у тебя был евангельский отец при пострижении?»

Я: «Не был, не состоял. Евангельский отец был — он сейчас епископ на Дальнем Востоке».

«Ты простой и открытый, подходишь к нам, переходи в нашу Церковь. Все равно Патриархия соединится с католиками» — говорил мне владыка Леонтий. Вообще я должен отметить, что позиция митрополита за эти 11 лет, после моего первого приезда, серьезно радикализировалась, у него доминирует идеология гонимого малого стада.

Когда я видел в Румынии огромные русские села, большое количество детей, засеянные поля, ухоженные огороды и добротные домики липован и сравнивал это с тем, что наблюдал в глубинке России, то невольно задумывался — что же мы натворили, зачем же столько прекрасных русских людей отвергли от себя, заставили оставить родную землю. Настанет ли такое время, когда у них попросят прощение, компенсируют моральный и материальный урон и предоставят возможность вдохнуть новую жизнь в пришедшие в запустение наши деревни, оградив их при этом от алчных чиновников и бюрократов? Я их спрашивал: «Ну, а что если перед Вами извинятся за притеснения и гонения, компенсируют моральный и материальный урон, построят в России церкви и добротные коттеджи, предоставят Вам в безплатное пользование землю и освободят на несколько лет от налогов — Вы вернетесь?» Всем, кому я задавал подобные вопросы, однозначно отвечали: «Нет». Не доверяют обещаниям, сыты ими, опасаются подвоха. Мне было стыдно и за державу обидно…

Хотел бы в заключение отметить следующее. Недавно на форуме интернет-сайта «Самарское староверие» прошёл круглый стол, посвящённый актуальным проблемам в жизни РПСЦ. Один из участников круглого стола, критикуя содержание последнего номера журнала «Церковь», упомянул меня в негативном плане. Речь идет о моем интервью, помещённом в журнале, где я ссылаюсь на митрополита Никодима (Ротова), на его методу идти «небольшими шагами, но с необратимыми последствиями». Для критикующего это было свидетельством моей подозрительной проуниатской деятельности в отношении старообрядцев. Что можно сказать по этому поводу?

Честно говоря, я был удивлён таким выводом в отношении себя. Ведь всё содержание моего интервью говорит о том, что я имею ввиду новообрядцев, их постепенное, но неуклонное изменение к лучшему. Это и признание ими необоснованности реформ патриарха Никона, покаяние за кровавые гонения на ревнителей древнего благочестия, возврат к полноте богослужебного уклада, и всё это «на твёрдом основании верности церковной правде, без всякого давления и хитромудростей» — как сказано в интервью. Почему-то критик понял иначе. Впрочем, наверное, мне не нужно было вообще упоминать имя митрополита Никодима, уж больно это пререкаемая фигура в консервативных кругах, чтобы о нём не говорили. Ну, вот, тщеславие подвело, хотелось лишний раз блеснуть эрудицией.

http://rusk.ru/st.php?idar=44200

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Angu    07.10.2010 16:14
Спаси Господи, игумен Кирилл, за душеполезный рассказ. Года два как интересуюсь и размышляю по поводу старообрядчества. И вот какой вопрос постоянно встает предо мной – благодатность и безблагодатность. Возможно ли говорить о неполной или о уменьшенной благодати в разделенных Православных Церквях? Или же благодать или есть или ее нет? Я больше склоняюсь к первому варианту о неполной благодати, т. к. я думаю, что каждый воцерковленный или воцерковляющийся православный, будь он в РПСЦ, в РПЦЗ или в РПЦ, испытывает благодать и плоды ее. Но где ее больше, или может где она полная? Увеличится ли благодать, если ходить в православный храм РПЦ , креститься дуперстием и петь Символ веры по старообрядчески? Правильно ли это? Судя по мению митрополита Леонтия, видимо, нет. Компромисс? Возможно ли идти здесь на компромисс? Но ведь столько разногласий в самой старообрядческой Церкви, в РПЦ, РПЦЗ! Как найти точки соприкосновения и единения!
На счет покаяния перед старообрядцами полностью поддерживаю автора.
Спаси Господи!

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru