Русская линия
Русская линия Григорий Миронов23.09.2010 

О русинском самосознании и сохранении идентичности

Часть 1. Выбор пути

Сегодня русинский народ стоит перед серьёзным выбором. Это судьбоносное решение, некая точка начала пути будущего развития национально-политической и культурной ориентации: с кем быть, с кем дружить и с кого брать пример. Сделать правильный выбор населению современной Закарпатской области очень сложно. УССР и «незалежная» украинская власть в прошлые годы, а также в недавнее ющенковское правление, постарались, чтобы русинское самосознание среди местного населения находилось на весьма низком уровне или его вообще не было.

Для этого использовались разнообразные методы, например, известный «План мероприятий по разрешению проблем украинцев-русин». Документ предполагал ряд мер, направленных на укрепление позиций украинизации Закарпатья (язык, культура, подбор кадров и др.), интеграцию его населения в социально-политическое и духовно-культурное пространство Украины, то есть ассимиляцию русин в украинской этнической среде. Надо признаться, что «украинской национальной идее» всё-таки удалось часть русин и их потомков превратить в людей, которые приняли украинскую национальную идентичность, забыв свои корни и историю.

Сам же этноним «украинцы» в Подкарпатской Руси и других территориях, где проживают русины, никогда не употреблялся. Против него, как чуждого русинской среде, выступали русинские подкарпатские будители. Только после Первой мировой войны на землях русин начали появляться небольшое число украинских эмигрантов, в основном, интеллигентов, которые были фанатично преданы «украинской национальной идеи». Именно они и развернули среди русин пропаганду о якобы принадлежности их к «Великой Украине».

Своего наибольшего распространения украинская агитация достигла в 1938—1939 годах, в период существования так называемой «Карпатской Украины». Когда же Подкарпатская Русь находилась в составе Венгрии, стало понятно, что идеология «украинства» затронула только небольшую часть русинской молодежи. Своеобразное возрождение «украинской идеи» произошло в период присоединения Подкарпатской Руси к УССР. Конечно, «товарищу Сталину-Джугашвили» и его коммунистической идеологии, которая была часто антирусской, это было нужно по чисто прагматическим соображениям — в качестве своеобразного прикрытия аннексии Подкарпатья. Идеологически это выглядело «объединением всех украинских земель в едином государстве — Советской Украине». Как ни прискорбно, коммунистов не интересовало русофильство в крае и, конечно, не волновала судьба русинской культуры, истории и языка. Во многом русофильство коммунисты воспринимали враждебно потому, что любовь ко всему русскому строилась на общерусском, русскокультурном, дореволюционном, святорусском, а не коммунистическом единстве.

Одним росчерком пера в 1946 году все русины Подкарпатской Руси были записаны украинцами. Ускоренными темпами были сфальсифицированы свидетельства о рождении, по которым все жители Закарпатья родились в Украине (а не в Австро-Венгрии или Чехословакии) и поэтому являются украинцами. Все школы были срочным образом переведены на украинский язык. Для усиления украинского влияния в крае государство всячески поддерживало переселение этнических украинцев из Центральной Украины и Галичины. Русинская самоидентификация стала невозможной, а иногда и просто опасной…

С обретением Украиной независимости в русинском вопросе почти ничего не изменилось, продолжалось утверждение того, что русины «часть украинского народа». Хотя во всех странах, где живут русины, их признают отдельным национальным меньшинством. Сегодня с понятием «украинцы» продолжает жить чуть ли не большинство населения Закарпатской области, которое не знает ни русинского языка, ни культуры, ни истории. Все это вытеснено для существования единственного государственного этнонима.

Хотя нет, есть и еще одна стадия самосознания населения Закарпатской области Украины, это так называемые «закарпатцы» — региональный этноним. — «А кто Вы по национальности» — спросил я, разговорившись в поезде с молодой попутчицей из Мукачева. — «Я «дикая закарпатка» — ответила девушка. Хотя почему «дикая» я так и не разобрал… «Закарпатский народ» — это некий промежуточный этап между русинами и украинцами. Они забыли этноним «русин» (в силу многих исторических обстоятельств), но инстинктивно чувствуют свою особенность и ментальную близость к соседним странам Центральной Европы.

Для более полного рассмотрения формирования и сохранения русинского народа важно рассмотреть пример того, как малочисленная русинская диаспора Воеводины (Сербия) выстояла и сохранила русинское самосознание, культуру, историю и язык в инокультурной и иноконфессиональной среде. В своей статье «Русский Керестур как символ русинства», я привёл несколько факторов, некоторые из которых я представлю для примера здесь:

1) Быстрая организация образования; 2) Строительство церкви и становление церковной жизни почти сразу после переселения в Воеводину; 3) Организация компактной общности проживания (самой большой общностью и был Русский Керестур, где русины жили «среди своих»); 4) Замкнутость русинской общины; 5) Сравнительно быстрое, в отличие от одноплеменников в Карпатском регионе, формирование русинского языка и его литературной нормы; 6) Признание русинского национального меньшинства Королевством сербов, хорватов и словенцев.

Именно эти причины сдерживали ассимиляцию и позволили такой малочисленной этнической группе сохранить свою культуру, религиозную принадлежность, язык и самосознание сквозь четверть тысячелетия до наших дней в отрыве от Карпатского региона.

Какие же сейчас из этих факторов сохранения самоидентификации русин на Балканах есть у русинского населения Закарпатской области? Существует ли должная организация образования на русинском языке? Есть ли признание у русинской общины в Украине как национального меньшинства? Я привёл это для того, чтобы подчеркнуть важность развития самосознания населения Подкарпатской Руси: складывается такое впечатление, что есть лишь русинские организации, а чёткая русинская идентификация как отдельного народа у большинства (или весомой части) населения Закарпатской области отсутствует.

Сегодня в Закарпатской области некоторые называют себя «закарпатцами», некоторые «и русинами, и украинцами одновременно», а часть и вовсе так перешла в украинскую идентичность, что и не вспоминает о своем «русинском происхождении».

Хотелось бы таким людям напомнить, что различия между украинцами и русинами проявляются в истории, культуре, языке, фольклоре и многом-многом другом. Лингвистические различия гораздо существеннее, чем например, между сербом и хорватом, македонцем и болгарином, белорусом и русским и т. д.

Русины — не национальное и не культурное меньшинство украинского народа, не этническая группа, которая принадлежит украинской нации. Русины во всем мире имеют свою этнокультурную самоидентификацию, основанную на славянской традиции, которая отличается от «украинства». Когда русин говорит, что он русин, он не отождествляет себя с украинским народом. Этноним «русин» значительно старше этнонима «украинец» и одинаково принадлежит всем восточным славянам и Святой Руси.

Украинская национальная идентификация русин не может выводиться из общего происхождения, общее происхождение не может означать национальную принадлежность, даже из-за того, что русины своё происхождение делят со всеми восточнославянскими народами, а не только с украинцами. Историческое наследие связывает русин с Карпатской областью, а не с новой украинской нацией и идеологией, возникшей в начале ХХ столетия.

В историческом культурном наследии и памяти сегодняшних русин нет чувства принадлежности к истории украинского народа, нет места ни для Богдана Хмельницкого, ни «славному казачьему прошлому», нет воспоминаний о Тарасе Шевченко, Иване Франко и других родоначальников украинского возрождения.

Помимо этих различий, есть ещё один важный аспект, это вопрос самосознания. Кем человек себя САМ ощущает. Самосознание, в общем смысле этого слова, осознание субъектом самого себя в отличие от иного — других субъектов. Национальное самосознание — осознание своей национальности и особой культуры.

Если сегодня русинским организациям заняться развитием русинского самосознания у населения Подкарпатской Руси, то целей, которых добиваются эти организации, с всеобщей народной поддержкой и пониманием, будет достичь гораздо легче!!! Таких примеров в истории существует масса. А вот с идеологией, на которой и будет основываться русинское национальное возрождение — сложнее. Это одна из самых тяжёлых тем в современном русинском движении, которая требует времени, тут нужно говорить особенно осторожно…

В сети Интернет существует масса статей посвящённых проблематики того, чем же является Подкарпатская Русь. Часть ли Русского мира? Часть Центральной Европы? Даже раздаются голоса мадьяронской направленности. (Мадьяроны — русины, перешедшие в процессе мадьяризации на позиции венгерского национализма). Начнём с того, что русины всегда жили в мире с соседними народами и с уважением относились ко всем нациям и культурам. Географическое положение территорий расселения русинского народа связывает их с Центральной Европой, происхождение и историческая память — с Русским миром. Итак, русины — авангард Русского мира!

Но сегодня, к сожалению, населению Закарпатья не хватает национального патриотизма. Это то, что уберегает народ и его самосознание, так как без него народа просто не может быть. Сохранение народа — первоочередная задача. Это особый труд, требующий усилий, ума, памяти и упорства от каждого представителя. Народ жив пока все его части непрерывно трудятся ради его сохранения. Сохранение народа и его самоидентификации есть процесс обеспечения безопасности систем, связывающих людей в народ. Тут и вопросы языка, культуры, исторической памяти, самосознания — все важно. Если этого не будет, не будет и русин, которые будут и дальше считать себя «частью украинского народа» или «закарпатцами».

Часть 2. Что делать?

Так уж исторически сложилось, что русинский народ оказался разделённым между разными государствами. Основная масса русин автохтонно проживает в Карпатском регионе, остальные — на Балканах, Северной Америке, Австралии и других частях света. Организации русинского народа с каждым годом всё больше и больше заявляют о себе как о силе, которая может противостоять ассимиляции и культурному уничтожению русин. Где-то эти процессы уже сильно развиты, где-то только начинаются. Русины — как отдельный народ признаны во всех странах, где они проживают как национальное меньшинство. Исключение — Украина, там русинская национальная самобытность отрицается по-прежнему.

Сказать откровенно, ничего сверхъестественного в действиях Украины нет. Если посмотреть с «её колокольни», то станет понятно, что украинская власть хочет сохранить унитарность, навязать всем — и русским Юго-востока, и русинам — «украинское этническое сознание». Следовательно, русинский народ как отдельную национальность ей признавать нежелательно. Это может угрожать не столько целостности Украины, сколько украинству как идеологии. Русины же вынуждены на эти вызовы отвечать в меру своих сил. Но полностью «зацикливаться» на обвинениях украинской власти во всех русинских проблемах тоже не стоит. Это будет лишь отвлекать от решения насущных вопросов. Сейчас особенно нужно сконцентрироваться на себе и в полной мере понять сложившуюся ситуацию.

Сегодня многие активисты русинского движения видят, что происходит с их народом в современной Украине и хотели бы исправить это положение дел. Они намерены добиться признания, права нормального развития своей национальности. Хотят, но не могут! Ибо не понимают, что им именно нужно, как изменять ситуацию, к чему приступать и с чего начинать. Без понимания того, что нужно делать, дальше разговоров дело никогда не сдвинется!

В первой части своей статьи я писал, что если сегодня русинским организациям заняться развитием русинского самосознания у населения Подкарпатской Руси, то целей, которых добиваются эти организации, с всеобщей народной поддержкой и пониманием, будет достичь гораздо легче. Но как же можно поменять самосознание людей, потомков русин, которые в процессе более чем полувековой украинизации (и других факторов) перестали считать себя таковыми? Ответ ясен — самосознание может измениться средствами информации и пропаганды. Источниками информации является окружающая каждого человека среда (СМИ, искусство, художественные произведения и др.), в том числе и сеть Интернет (особенно среди молодежи).

В середине прошлого века, само дальнейшее существование русин было под вопросом, а русинское самосознание стало просто опасным. Присоединение Подкарпатской Руси к УССР больно ударило по всем признакам русинской самоидентификации. Язык, культура, история, народные герои и многое другое было на полстолетия оставлено без внимания. Под влиянием русин на Балканах и в других странах, которые никогда не забывали свою русинскую культуру, и где национальность русин никогда не была запрещена, началось русинское возрождение во всем мире, в том числе Карпатском регионе, поэтому очень важно русинское межгосударственное культурное общение. В самой же Закарпатской области нужно вести работу по созиданию национальных, культурных, языковых, исторических связей между населением.

Особенно важно вспомнить национальные русинские традиции, которые сложились на основе длительного опыта жизнедеятельности народа, передающиеся новым членам этнической общности правила, нормы и стереотипы поведения, формы общения людей, соблюдение которых стало общественной потребностью каждого. Традиции складываются и закрепляются в ходе исторического развития этноса, они представляют формы деятельности и поведения, доказавшие свою положительную значимость, а также соответствующие им правила, ценности, представления.

Хотелось бы отметить будущую роль русинистики в сохранении русинского самосознания — как фундамента выработки идеологии для русинского народа. Русинистика должна будет на материале изучения истории, политологии, социологии, экономики и других научных дисциплин, указать те точки, которые русинам нужно держать под своим особым контролем, а также на примере других народов и собственной истории выяснить возможность актуальных угроз для русинского народа и им противостоять.

Каковы же эти задачи сегодня, в нынешнюю эпоху выработки идеологии и становления русинского самосознания? С моей точки зрения, такая задача только одна — возрождение русинской национальной и культурной жизни на её традиционных духовных и политических началах. Из этого и нужно исходить, вырабатывая программу сохранения народа.

На одном из первых мест в данной программе должно стоять развитие русинского литературного языка и внедрение его в образовательный и информационный оборот. Язык — это душа народа, самая большая его ценность. Следовательно, борьба за язык — один из важнейших факторов русинского культурного возрождения и сохранения идентичности.

Конечно, национальную идентификацию определяет не только языковое родство и развитие языка, но и историко-культурное развитие этноса, которое на протяжении тысячелетия шло в особой культурной, исторической и политической среде. Но это не помешало русинскому народу остаться верными Русскому миру и Православно-славянской цивилизации, на фундаменте чего, по сути, и возник русинский народ. Русскому миру и его влиянию на русинскую идеологическую основу я посвящу следующую часть этой статьи. Здесь лишь отмечу, что возможная ориентация части русинской интеллигенции только на западные и соседние страны — может стать губительным для самого русинского движения, а для русинской идентичности тем более. Теперь остановимся ещё на одном важном и очень сложном вопросе, который нельзя не упомянуть — политическом. Включение в состав Украинской ССР Подкарпатской Руси, которая под этим названием в межвоенный период на правах автономии входила в состав Чехословакии, а также непризнание русинского народа современными украинскими властями, которые считают русинов только «частью украинцев», лишило население Подкарпатской Руси автономии, а русин во всем мире — Родины. Это отдалило русинское население от лояльности официальному Киеву.

Стоит отметить, что в Украине в сентябре 1991 г. попытались восстановить историческую справедливость: был рассмотрен «вопрос о провозглашении Закарпатья автономным краем Украины». Областная рада Закарпатья приняла решение вынести на референдум вопрос «О статусе Закарпатской области». Референдум был проведен 1 декабря 1991 года. 78% населения высказались за придание области статуса «специальной самоуправной территории», а значит автономии в составе Украины. Но это решение русинского народа было проигнорировано украинскими властями и не признаётся до сих пор… У летчиков есть такое понятие — «точка невозврата». Так называют ситуацию, в которой нельзя останавливать самолёт, даже если возникают технические неполадки. Можно только подниматься в небо… Так и тут, у русин, если ситуация дойдет до этой точки, то о дальнейшем диалоге с украинскими властями просто не может быть и речи. Но этого не хочет понимать официальный Киев, который считает, что если предоставит русинам автономию, то это усилит сепаратистские настроения. Но больше всего эти настроения может усилить только отсутствие внимания к русинской проблематике на Украине, нежелание решать этот вопрос.

Давайте спокойно рассмотрим ситуацию с двух сторон. С одной стороны, русинам во что бы то ни стало нужно добиваться признания законности референдума 1991 года, разговоры официальных лиц со ссылкой на Конституцию Украины и её положения об унитарности государственного устройства, лишь ещё раз доказывает, что украинские власти не намерены решать эту проблему. Такая постановка вопроса может лишь усугубить конфликт. А учитывая активность русинских организаций, это соответственно будет началом ещё большего роста их влияния среди населения Закарпатской области, государственных институтов некоторых стран.

Но с другой стороны, для сохранения русинской идентичности, культуры, языка, нужно использовать все имеющиеся способы — культурная автономия — почему нет?! Пусть это будет первый этап к реальной автономии, за которую высказалось население Закарпатской области в 1991 году. На извечный вопрос «лучше что-нибудь, чем ничего или лучше ничего, чем что-нибудь» нужно отвечать с точки зрения сохранения русинского самосознания, а значит народа. Конечно, эта мера в среде русин, которые подверглись агрессивной ассимиляции и поголовной украинизации на протяжении более чем пол столетия может быть крайне непопулярной, но предупрежден о такой возможности — значит вооружен! Цель, конечно, благая, но оправдывает ли она средства? Вот в чём вопрос… Подведем некоторый итог. Для сохранения русинского самосознания русинскому движению важно используя средства информации заняться популяризацией русинской идентичности среди населения Закарпатской области — Подкарпатской Руси. Источниками этой информации должна выступать окружающая человека среда. Важно развивать русинское культурное межгосударственное общение, вести работу по созиданию национальных, культурных, исторических связей между населением, то есть заняться возрождением национальной и культурной жизни на ее традиционных духовных и политических начала

Часть 3. Как делать?

Современная украинская политика непризнания русинов в качестве отдельного народа, а только как «части украинского» — просто фантастична, в смысле антинаучна. Все страны мира, где проживают русины, уже давно признали русинский народ как отдельную национальность, а Украина всё медлит. А ведь именно современная Закарпатская область является центром русинов всего мира. По мнению некоторых русинских активистов, русинский народ сегодня «вынужденно заставили стать политическими русинами», что «до тех пор, пока не будет решен политический вопрос — никакие другие вопросы решаться не должны». Но как достигать поставленных целей без народной поддержки?! Добились бы своих прав подавляющее число современных народов, если бы всё население дружно за это не высказывалось и не боролось? Если нет самосознания у большинства представителей национальной общности, если нет желания сохранять идентичность, то нельзя только политической волей помочь русинам. Как говорил русский политик Петр Столыпин: «Народ, не имеющий национального самосознания — есть навоз, на котором произрастают другие народы"… Возможно, нужен некий симбиоз политического, культурно-просветительского и пропагандистского направления. Ведь власть — это доверие, прежде всего, населения. Нужен своеобразный план действий, который развивал бы у русинов пассионарность, программа-ответ на печально известный «План мероприятий по разрешению проблем украинцев-русинов» принятый украинскими властями в 1996 году. Напомню, «План» предполагает меры, направленные на укрепление позиций украинизации Закарпатья (язык, культура, подбор кадров и др.), интеграцию его населения в социально-политическое и духовно-культурное пространство Украины, то есть ассимиляцию русинов в украинской этнической среде. Особенно важно присутствие в русинском движении сообщества людей, которые полностью и бескорыстно посвятили бы себя русинскому национальному возрождению. Нужна достаточно многочисленная русинская политическая элита, особый класс, ответственный перед обществом и русинским народом, живой, неотъемлемой частью которого этот класс себя считает. Элита готовая искренне трудиться и, если надо, жертвовать во благо своего народа. Эти люди должны показать своему народу, что только они являются выразителями его базовых чаяний.

Карпаторусский народ, как и каждый народ мира, состоит из ведомых и ведущих. Если ведущие начнут движение, за ними пойдут и остальные, так как движение начинается с самой активной части народа. Тем более, что масса всегда подражает, и если сделать привлекательным русинскую идентичность, то политическое русинство наберёт себе большое количество сторонников среди населения. В современном обществе всё чаще основным техническим средством переработки информации служит персональный компьютер. Он существенно повлиял как на концепцию построения и использования технологических процессов, так и на качество результатной информации. Именно через такие средства массовой информации следует влиять на общество современной Закарпатской области и его самосознание, особенно важно выстроить грамотную агитацию.

Для того чтобы агитационный текст достиг своей цели — побудить к определённым действиям получателей — необходима сбалансированность пафоса и этоса в содержании. Тогда он будет и информативен, и легко воспринимаем. Необходимы знания о построении текста. Чтобы пропаганда была успешной, она должна быть не только неотступной, но и сосредоточенной на минимальном количестве направлений. Эти направления должны быть точно выбранными, бьющими по наиболее значимым для русинского народа проблемам

Методы пропаганды должны действовать с разных позиций на жителя Закарпатья, охватывая наибольший процент граждан. Интернет, газеты, личное общение, общественные структуры — то, что поможет в развитии идентичности и самосознания среди населения. Русинскому движению важно существенное расширение общественной базы, увеличение численности своих рядов, укрепление влияния активистов на общество.

Важно заинтересовать молодежь. При работе с этой социальной группой необходимо учитывать её особенности: повышенные ожидания, относительная лёгкость в агитации, отсутствие четкого идеологического выбора при разумной степени радикализма. Работать с молодежью следует, главным образом, в Интернете. Например, собственная русинская электронная газета. Этот вид интеллектуальной работы сплотит единомышленников, отсечет болтунов. В процессе подготовки уточнится и обрастет деталями программа, наладится взаимодействие. Темы газеты могут быть самыми разными: современная политика, культурные особенности русинского народа, русинский язык, русинская история (перспектива: создание непротиворечивой, достаточно профессиональной и полной русинской версии истории), которая познакомит читателей с борцами за независимость, расскажет о предательстве украинофилов, мадьяронов и т. д. Надо понимать, что русинское движение ещё не вошло в свою полную силу. Из-за того, что русинский народ искусственно разобщён и непризнан, центр политической работы должен находиться во взаимодействии с уже существующими группами лиц, солидарно защищающими русинские интересы, и в способствовании созданию таких групп.

Важным аспектом деятельности русинского национального возрождения является сотрудничество с научной элитой. Нужно устанавливать прочные связи с российскими и мировыми объединениями учёных. В наше время именно научное лидерство будет определять место национальностей в глобальном политическом пространстве. Следовательно, необходимо всемерное содействие развитию научного потенциала. Особенно важной силой, которая соединяет людей в народ или нацию, являются праздники и памятные даты. Для сохранения идентичности нужно организовывать русинские праздники с политическим подтекстом. Там люди смогут знакомиться друг с другом, использовать какой-либо элемент национальной одежды для демонстрации своих убеждений или символики. Русинские активисты должны пользоваться русинской атрибутикой — значками, майками и кепками-бейсболками с символикой Подкарпатской Руси. Надев на себя красочную спортивную майку или головной убор с эмблемой или лозунгом русинского народа, сторонники движения становятся «ходячей рекламой», что, возможно, создаст «моду» на русинство. Поскольку создать централизованную партию на Украине не удастся, можно использовать сетевую модель. Русинское движение будет состоять из различных полуавтономных групп, разделённых по регионам и сфере деятельности. Разделение будет способствовать как развитию возможностей отдельного члена русинского движения, так и слиянию природы властей, которые и создают ячейку. Главной целью русинского национального возрождения должно явиться процветание и сохранение русинского народа. Реализовать эту идею, естественно, можно лишь добившись определённого политического статуса Закарпатской области — Подкарпатской Руси, то есть политического образования, которое бы декларировала эту цель. На местном референдуме в 1991 году 78% населения Закарпатской области Украины уже высказалось за автономный статус региона, но автономия, к сожалению, так и не была предоставлена. Отсутствие сегодня признания русинов как отдельной национальности украинскими властями приводит лишь к ассимиляции и угнетению русинов, которые в отличие от Украины имеют больше прав в Словакии, Польше, Сербии, Хорватии и в других странах, где они проживают как национальное меньшинство. Конечно, содействовать политическому развитию русинского народа — основная задача русинов. Всякий, кто отодвигает или отвергает эту задачу, кто не подчиняет ей всех частных задач и отдельных приёмов борьбы, тот становится на ложный путь и наносит серьезный вред движению. Но не будем забывать, что всё же главная идея русинского возрождения — воспитание нового поколения людей, объединенного любовью к родному краю, языку, знающего и помнящего историю своего удивительного народа!
«Дети мои! Станем любить не словом или языком, но делом и истиной». (1 Ин. 3:18).

Григорий Миронов, сотрудник Центра украинистики ЮФУ, редактор сайта rusinistika.com


Примечания:
1) Годьмаш П., Годьмаш С. «История республики Подкарпатская Русь». Ужгород, 2008 2) Миронов Г. «Великороссы Подкарпатской Руси: история и современность», Фонд стратегической культуры «Одна Родина» http://www.odnarodyna.ru/articles/17/818.html 3) Поп И. Энциклопедия Подкарпатской Руси. Ужгород, 2006. С. 358 4) Хорньак Михаjло, «Бачко-сремские русини (порекло, начин живота, положаj и права, институциjе и организациjе», Русини, Руснаци, Rutenians (1745 — 2005), Том I, Нови Сад, 2006.

http://rusk.ru/st.php?idar=44016

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  МИРОН ВЕКЛЮК    25.03.2012 19:12
Русинская окраина советской империи
Мирон Веклюк
Прошлое за давностью лет приобретает образ идеала. Но мои первые детские воспоминания это расхожее мнение не подтверждают. Может быть, потому, что они связаны с портретом Сталина. Вернее, даже с его духом.
…Было мне в ту пору неполных четыре года. По русинским обычаям образа в наших домах располагались не в красных углах, как у русских, а на самых видных местах по всем стенам дома. На одном из таких мест среди образов в нашем доме висел портрет Сталина. Хотя к тому времени прошло уже более двух лет со дня его смерти, развенчания культа личности еще не случилось, и дух «отца народов» присутствовал во всем.
Несуразное соседство: в ряду святых, правда, немного особняком – портрет представителя Сатаны! Рискую вызвать гнев у его поклонников, но, тем не менее, замечу: таковым он называл себя сам при большом скоплении народа. А дело было так. В конце Ялтинской встречи руководители трех великих держав подытожили разговор, и то ли Рузвельт, то ли Черчилль, протягивая ладонь для рукопожатия, сказал примерно следующее: ну что ж, теперь, с Божьей помощью, мы победим врага! На что Сталин мгновенно отреагировал и заметил, что он, как представитель Сатаны (по всей вероятности имея в виду, что представляет в антигитлеровской коалиции атеистическую страну), обещаю, что, объединив усилия, мы одержим победу над нашим общим врагом. Но вернемся к портрету. В то время отец был на государственной службе, и отсутствие портрета в доме могло кого-то подтолкнуть к мысли, что хозяин дома неуважительно относится к «вождю всех народов». И тогда до Магадана и Воркуты рукой подать! Хотя это нигде и не зафиксировано документально, любовь к Сталину в СССР фактически была юридической нормой.
Итак, у каждого – свои первые воспоминания о детстве. У кого-то это – лицо мамы, бабушки. А у меня – страх, леденящий душу, сковывающий тело… и мгновенно наступившая гробовая тишина. Я стою посреди комнаты, все смотрят на меня, кто – с ужасом, кто – со злостью. Был праздник, и в доме, кроме родителей, находились еще взрослые, может родственники, может гости. Среди неестественной тишины, неожиданно прервавшей праздник, вдруг слышу изменившийся голос отца:
– Никогда больше не говори так, слышишь, никогда!!! Не смотри туда, это не для тебя!
Отец посмотрел на гостей, через силу улыбнулся и виновато сказал: «Ребенок, что с него возьмешь».
Все присутствующие враз зашипели на меня. Я потерял дар речи. Не понимал, что происходит, в чем провинился. Я не мог даже заплакать. А произошло следующее: рассматривая портрет, я обратил внимание на усы вождя и сравнил их вслух с усами какого-то животного. Чем и поверг присутствующих в ужас. Люди так боялись «отца народов», что, когда им на работе вместо мизерной зарплаты вручали облигации с неясной схемой и сроками погашения, они молча брали эти бумажки и с каменным сердцем уходили прочь, кляня свою судьбу и все на свете. Потому гости оказались людьми сообразительными: в те времена наказывали не только говорящих, но и слышащих. Так что мои умозаключения по поводу внешности вождя дальше стен нашего дома не ушли. А вскоре был снят и портрет, наводивший на меня после случившегося суеверный ужас.
Пришедшая на смену сталинского режима хрущевская «оттепель» наполнила души людей ожиданием перемен. Но во времена Сталина хозяйство на селе все-таки оставалось многоукладным – кто-то работал в колхозе, кто-то – в лесу, кто-то делал бочки, выделывал кожи, работала сельская мельница… Но самое главное, в хозяйстве можно было держать скотину. Что для в большинстве своем многодетных русинских семей было крайне важно. Хрущевские реформы, а попросту – хозяйственная вакханалия – отбросила русинов по уровню жизни во времена татаро-монгольского нашествия.
Меня трудно заподозрить в симпатиях к украинским националистам, пытавшихся действовать в ту пору в Закарпатье, но хочется привести выдержку из листовки, выпущенной ими к двухлетию Советской власти в этом регионе. Она была адресована местным жителям, но была ими не замечена. Но, тем не менее, является своеобразным свидетельством той, теперь уже далекой эпохи: «… Вы оказались в еще большей нужде, нежели до прихода большевиков: вместо ожидаемой свободы пришел неслыханный до селе террор: вместо прав – новые ограничения гражданских свобод. Селянин, обложенный такими денежными и продуктовыми налогами, что при одновременном ограничении свободной торговли сельскохозяйственными продуктами, доходов от его годового труда хватает только на плачевное скотское существование, а купить одежду и что-то в дом, в хозяйство не на что. Рабочий, обремененный принудительным трудом на заводе, прикрепленный к месту работы, не имеет элементарной возможности бороться за улучшение условий труда, получает за свой труд мизерную плату, на которую нельзя даже прожить».
Невзирая на то, что данный текст написан людьми, к которым, как я уже говорил, особых симпатий не питаю, могу подписаться под каждым словом. Люди хронически не доедали, и лесоруб, вручную валивший лес в горах, зимой при температуре минус 20-25 градусов и ниже при полутораметровых сугробах, имел на обед пару вареных картофелин, луковицу, бутылку кислого молока, а вместо хлеба – кусок холодной кулеши (кукурузная мука, заваренная кипятком со щепоткой соли, или тертая картошка с пшеничной мукой, опять же, на воде). Как праздник – куриное яйцо, кусочек сала и ломоть хлеба! Работать приходилось от зари до темна. Жили эти люди, больше похожие на лесных призраков, в горах с понедельника до субботы включительно, в «колыбах» – таких своеобразных шалашах из бревен с открытым очагом посередине. Спали на лапнике. Только при Брежневе люди получили возможность жить на лесосеках в общежитиях с минимальными удобствами. Но «кукурузному гению» этого показалось мало, и он решил еще радикальнее изменить жизнь людей «к лучшему». У людей забрали угодья, на которых взрослые и детишки постарше могли хоть что-то сделать для приварка к семейному котлу. По сути, запретили держать скотину – не более одной головы на семью. На полях, единственном источнике заготовки сена, насадили деревья, большей частью хвойные, а кое-где – фруктовые, без должного ухода превратившихся в дички.
Но на этом хрущевские инновации не закончились. Поступило распоряжение перевыполнить план по сдаче мяса в погоне за Америкой. И в колхозах началось побоище. Сотни, тысячи буренок были забиты, но мясо в торговую сеть и на мясокомбинаты для переработки не поступило – там попросту не было холодильников. И через неделю ободранные туши потащили на свалки. Школа, в которой я в тот год учился, находилась как раз недалеко от такой свалки, которую мы называли «Заринок». Голодные дети целый год видели разлагающиеся горы коровьих туш. Мы тогда не представляли, в какое затруднительное положение ставили учителей, пытаясь добиться от них вразумительного объяснения этого невиданного ранее расточительства.
Потом началась вырубка твердых пород деревьев в нашем лесхозе. Срубили, что помельче – сложили в пачки, отрапортовали …и оставили гнить в лесу. Сотни кубометров отличной деловой древесины годами тлели в лесах. Но никому нельзя было взять или купить ни ствола! Все это числилось в каких-то отчетах как народное добро.
Люди, потеряв традиционные источники пропитания, попали в отчаянное положение. Промышленности в нашем крае было мало, и надеяться на зарплату не приходилось. Да если таковая и была, то никак не соответствовала той, что получали рабочие в средней полосе России. Уж не говоря о Сибири. Если у нас рабочий в 60-е годы прошлого века получал в лучшем случае 60-80 рублей, то в России 200-300 рублей были не пределом. С наступлением космической эры в Закарпатье медленно, но уверенно наступал скрытый голод. Люди катастрофически не доедали, но стыдились в этом признаться. Радио, газеты непрестанно расхваливали нашу счастливую жизнь, и потому многие комплексовали, думая, что только они – такие неудачники. Народ страдал и искал выход из создавшегося положения. Многие нашли его в миграции в Сибирь и в северные районы страны, где жизнь получше. По подсчетам учёных, в России в настоящее время проживает от 200 до 300 тысяч русинов. Не каждый народ может выдержать такую миграцию! Но и это не все. В ту «светлую» эпоху вся живность была обложена натуральным налогом: от каждой коровы в сельсовет требовалось отнести определенное количество молока, от курицы – яиц и т.д. А если своего продукта в данный момент не было – многие покупали в магазинах и сдавали. За землю, на которой стоял дом, нужно было отработать несколько дней в году в колхозе, разумеется, без оплаты. В моей памяти сохранилась картинка из детства. Впереди по дороге идет изможденная женщина в ветхой одежонке, в литых резиновых сапогах. Встретившейся соседке на ее вопрос она ответила, что сдавала в сельраду последнее молоко. И в сердцах добавила: «Бог дай, подавились!» Сорок лет прошло с той поры, но до сих пор в моем сердце живет боль за эту женщину и других моих односельчан.
Люди, чтобы хоть как-то свести концы с концами, стали держать одну коровенку на три-четыре семьи. В былые времена так не жили даже самые бедные крестьяне в Прикарпатской Руси. Вот свидетельство из позапрошлого века. Русинский выдающийся общественный деятель Олександр Духнович писал(думаю, перевод не требуется): «Нравы народа сего суть на исте прекрасныи, яко род сей… есть смиренный и прото повинуется каждому, верхность же свою чествует сердечно, есть далее чистого сердца… Он не жадает чужое, он красти не знает и прото все его имение смело лежит без замков… И то паче есть ему природно, что он не усилуется некое имение стязати, его все богатство состоит в 4 волах, едной корове и 10-12 овцех или козах, в двох или трех пняков пчел…» Спасибо нашим правителям за наше «счастливое» детство!
Кому-то вздумалось в Закарпатье установить Московское время, переведя стрелки часов со среднеевропейского на два часа вперёд. Взрослые на работу, а мы, дети, в школу вставали фактически в пять часов утра. Потом, в 80-х годах, когда через пытку недосыпанием прошло несколько поколений ребят – врачи забили тревогу. Они определили, что из-за временного сдвига дети болеют, отстают в учебе, плохо развиваются. Питание в нашей школе в то время не было организовано, а имевшееся подобие буфета назвать столовой – большое преувеличение. Кто там в то время столовался, для меня и поныне является загадкой. На уроки еду было брать не принято. Так что, возвращаясь из школы, мы от голода еле передвигали ноги. А если кому-то из нас случалось добыть куриное яйцо – почти всем классом шли менять его на черную, как земля, булку хлеба. У магазинов, видимо, существовал план по приему яиц у населения, и продавцы охотно шли нам навстречу. Буханка хлеба в мгновение ока разрывалась на куски, которые тут же съедались. В такие дни дорога домой была веселее и казалась короче.
А однажды утром, спеша в школу, я увидел на плакате в центре села под лозунгом Ленина и дополненного Хрущевым: «Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация и химизация всей страны», что надпись «Н.С. Хрущев» закрашена. Войдя в класс, никому ничего не говоря, взял тряпку, запачканную мелом, и со всего размаху запустил ее в неимоверно сытую, как мне казалось, рожу, взирающую на нас со стены. Не думаю, что это был осознанный поступок. Скорее всего, так сделать меня заставило желание хоть как-то отомстить за посаженные на наших сенокосных угодьях сосны и ели, загубленных понапрасну буренок и само наше полуголодное существование. Лицо на портрете из-за меловых разводов стало не узнать… Через несколько минут в класс вошла учительница, сняла портрет, и, не промолвив ни слова, вышла с ним. Таким образом, еще один политический авантюрист, обещавший за двадцать лет построить в СССР коммунистический рай, был низвергнут с политического Олимпа, но навсегда оставшийся "героем" народного эпоса. Вскоре мы узнали имя нового горячо любимого всем народом руководителя партии и правительства.
Так я дважды в детстве посягнул на честь вождей, вернее, на достоинство их изображений. Но, несмотря ни на что, мы любили нашу Родину – самую лучшую в мире. Мы восхищались ее просторами, гордились полетом Гагарина в космос. И были просто рады, что родились в СССР. Все мы мечтали стать если уж не космонавтами, то защитниками Родины – непременно!

Сентябрь-октябрь 2006.
Красноярск


© Copyright: Мирон Веклюк, 2009
Свидетельство о публикации №2908030923
  Ольга Ф.    28.09.2010 13:56
Как-то грустно и неуютно от этой новой "центробежной истории". Русины?! Малая, Белая и Великая Русь мне известны. Знаю, что понятие "украинец" имеет польское происхождение и появилось после захвата польскими войсками части Малороссии. Для поляков это была окраина, а жители – украинцы (до того малоросы). И почему вдруг теперь украинцы не являюся русскими не пойму. Это что еще один клин между братьями словянами? Снова желание разделить народы по крови и этносу выходящие из обной колыбели? Кто эти руси? Новые "арии" (читай избранники) только словянские?

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru