Русская линия
Русская линия16.08.2010 

Глобальное соперничество христианства и ислама в цифрах и фактах
Аналитический обзор Лондонского отделения Ассоциации православных экспертов

Вопрос глобального соперничества христианства и ислама сильно увеличил своё значение в последние годы. Активная христианская миссия по всему миру среди последователей всех других религий, влияние исторически-христианских стран и их культуры на мусульманские народы и ответная реакция ислама на это становятся всё более заметными. В части традиционно-христианских стран происходит постепенная секуляризация населения. В странах ислама отмечается рост радикализма одних и такая же секуляризация других. Рост эмиграции из мусульманских стран привёл к появлению заметного числа мусульман на Западе. Это вызывает рост национализма, подкрепляемый различными версиями видения будущего. С другой стороны в странах ислама растёт количество христиан. Картина мировых взаимоотношений меняется и будет впредь сильно меняться в ближайшие десятилетия.

Вопрос глобального соперничества христианства и ислама покрыт различными мифами. Самые опасные среди них — это мифы небольших групп радикальных исламистов и, вместе с ними, таких же небольших групп европейских и российских националистов. Особенно прискорбно, что средства массовой информации часто повторяют различные сказочные картины и невольно помогают подобным радикальным группам.

Данное исследование имеет целью предложить аналитические и статистические сведения для всех заинтересованных в этой проблеме.

В последние годы в мире было принято опасаться любых сравнений христианства и ислама. Эти опасения понятны. Однако беспристрастное аналитическое обозрение в цифрах глобального соперничества христианства и ислама необходимо. В первую очередь это нужно для того, чтобы соперничество двух крупнейших мировых религий не переросло в открытую вражду или войну. Во вторую очередь это требуется потому, что религиозный фактор в России нарастает и полноценное понимание мировых процессов и роли России в них невозможно без понимания этого важного вопроса. На основе информации, собранной в нашем обзоре, значительно более легким и точным оказывается прогнозирование процессов мировых взаимоотношений в будущие 10−20 лет.

Ниже мы предлагаем подробный аналитический обзор мирового соперничества христианства и ислама в цифрах и фактах с описаниями основных закономерностей.

Мы намеренно уходим в этой работе от описания вероучительных различий, от религиозной полемики и основанных на этом суждениях. С другой стороны мы не скрываем в этом обзоре своей православной христианской идентичности.

В главе 1 «Ислам на Западе. Огромные потери и скромные приобретения» анализируется количество мечетей в различных странах Запада, посещаемость мечетей и религиозность мусульман. Производится оценка количества мусульман, перешедших в христианство, ставших безрелигиозными, а также оставшихся верными исламу на Западе. В главе делаются выводы о мере религиозности мусульман Запада и о том, насколько мусульмане сохраняют на Западе свою религию.
В главе 2 «Где десятки тысяч новообращенных в ислам?» проводится анализ данных по количеству коренных жителей стран Запада, принявших ислам. Количество жителей Запада, принявших ислам, сравнивается с количеством мусульман, ставших христианами на Западе.
В главе 3 «Межрелигиозные браки на Западе. Как теряется мусульманское наследие в смешанной семье» приводятся данные по бракам мусульман на Западе и оцениваются процессы ассимиляции мусульманской общины в Европе и США на основе имеющихся статистических данных.
В главе 4 «Демография мусульман в странах Запада. Страхи и реальность» приводятся данные об иммиграции мусульман на Запад в сравнении с иммиграцией из других христианских народов. Рассматриваются вопросы, действительно ли может ислам изменить религиозную карту Запада.
В главе 5 «Демография стран ислама. Является ли ислам по-прежнему самой быстрорастущей мировой религией или уже потерял это звание?» даются вычисления и оценки по скорости роста христианства и ислама по разным континентам. Оценивается рождаемость в христианском и мусульманском мире и изменения рождаемости. Даются прогнозы о будущем росте христианства и ислама.
В главе 6 «Наступление атеизма на ислам. Потери, которые все труднее скрывать» говорится о росте атеизма среди мусульманских народов.
В главе 7 «Миссионерство христианства и миссионерство ислама. Семидесятикратное превосходство» подробно описывается рост христианства за счет миссионерства в мире на основе официальных данных по разным странам. В подробностях описывается рост христианства по различным странам Африки.
В главе 8 «Распространение христианства в Азии. Христианство, как самая быстрорастущая мировая религия в исламских регионах» в подробностях говорится о распространении христианства в Азии на основе официальных государственных данных и имеющейся статистики. Делаются прогнозы о будущем соотношении между христианством и исламом.

Глава 1. Ислам на Западе. Огромные потери и скромные приобретения.

В самом начале рассуждений на тему миссии христианства и миссии ислама надо опровергнуть одно устойчивое заблуждение, присущее среднему обывателю. Это заблуждение состоит в том, что ислам в странах Европы и Нового Света часто представляется как огромная растущая сила, в то время, как христианство иногда рисуется как религия, якобы неуклонно теряющая своих последователей. Несколько раз были даже слышны заявления отдельных мусульманских лидеров о чуть ли не победном шествии ислама по Европе. На самом деле рост ислама и на Западе, и во всем остальном мире происходит за счет иммиграции или рождаемости, но не за счет обращения в ислам из других религий. Далее мы приведем достаточное количество цифр о реальном росте ислама на Западе, а пока мы отметим, что европейская пресса обычно сильно переоценивает успехи ислама, количество прихожан мечетей, а также количество обращающихся в ислам коренных жителей Европы. В рассуждениях о роли выходцев из мусульманских народов очень сильно недооцениваются процессы ассимиляции. Вкратце нарисуем действительную картину на основе имеющихся цифр и фактов.

Описание положения с исламской миссией в Европе мы начнем с отклика на один из материалов английской прессы. В британской прессе недавно было сообщено, что количество постоянных прихожан мечетей в Великобритании, посещающих мечети каждую неделю, якобы превзошло количество таких же прихожан англиканских церквей. На этой основе был сделан вывод о том, что ислам якобы превзошел христианство в Англии или вот-вот сделает это. Сообщалось, что количество еженедельных прихожан англиканских церквей составило 960 тыс. человек. Напечатавшее сенсацию уважаемое английское издание не оценило количество прихожан мечетей, видимо предполагая, что прихожан мечетей больше 960 тысяч.

Постараемся восполнить это упущение популярной британской газеты. Итак, сделаем попытку оценить цифры посещаемости мечетей. По сообщениям Лозанна Уорлд Палс зарегистрированных мечетей в Великобритании, в том числе отдельно стоящих зданий мечетей, на 2002 год было 618. А вместе с незарегистрированными местами молитв мусульман и домовыми мечетями в 2004 году было 1550 по мусульманским данным. На 2008 год их стало чуть больше 1600 (ссылка: Количество мечетей в Великобритании в сравнении с католическими церквями http://www.lausanneworldpulse.com/research.php/654/?pg=all). Сами цифры количества мечетей на 2004 год 1550 и на 2008 год чуть более 1600, уже позволяют получить общую картину. Мы видим рост чуть больше, чем на 50 мечетей за 4 года или годовой рост меньше, чем на 15 мечетей.

Данные Лозанна Уорлд Палс говорят нам, что 932 мечети на 2004 год — это незарегистрированные помещения, домовые мечети или комнаты молитв. Эти мечети не могут вместить большого количества молящихся. Средняя посещаемость мечетей в неделю Лозанна Уорлд Палс оценивает в 180 человек для зарегистрированных мечетей. Это означает, что количество прихожан зарегистрированных мечетей (их имелось 618) в неделю составляет всего лишь 111 тыс. человек.

Оставшиеся 932 домовые мечети или небольшие залы вмещают гораздо меньше молящихся. Обычная домовая мечеть — это зал типового английского дома с площадью не больше 30 кв. метров, который просто не может вместить больше 30 мусульман для совершения намаза. Незарегистрированные домовые мечети Великобритании вмещают вряд ли больше 28 тыс. человек из расчета 932 мечети по 30 прихожан. Вместе с прихожанами зарегистрированных мечетей (111 тыс. человек) это в сумме дает 139 тыс. человек.

Таким образом, исходя из общего количества мечетей Великобритании, общее количество постоянных прихожан мечетей составляет по всей стране вряд ли больше 139 тыс. В противном случае, большее количество мусульман просто не сможет зайти во все имеющиеся мечети. И уж тем более никак не смогут зайти на пятничную молитву 960 тыс. мусульман единовременно, чтобы превзойти количество прихожан у англикан. Если количество мечетей около 1600, то это означает, что большего количества прихожан просто нет. Если бы 960 тыс. мусульман пришли бы на намаз в пятницу, то на каждую мечеть, в том числе и находящуюся в обычной жилой квартире, пришлось бы по 600 мусульман. Предположение поистине фантастическое! Отметим здесь, что даже крупнейшая лондонская мечеть вмещает не больше 3 тыс. прихожан и она далека от заполнения во время пятничной службы по свидетельствам очевидцев.

Свидетельства бывших мусульман единогласно говорят, что большинство мечетей в пятницу заполнены далеко не до конца, поэтому цифра в 139 тыс. постоянных прихожан мечетей Великобритании скорее даже завышена.

Велика ли цифра в 139 тыс. постоянных прихожан мечетей? На 2009 год выходцев из мусульманских народов в Великобритании по данным Home Office было около 2,4 млн. человек. Простое сравнение 139 тыс. прихожан и 2,4 млн. мусульманского населения Великобритании дает 5,8%. Такова реальная посещаемость мечетей среди мусульман. Получается, что остальные 94% мусульманского населения не ходят в мечети, вопреки пропаганде о сильных успехах ислама в Европе.

Англиканская церковь не одна в Великобритании. Более того, по числу прихожан Англиканская церковь уже не является и самой многочисленной. Кроме данных о количестве постоянных прихожан Англиканской церкви имеются также данные про общее количество прихожан католических церквей в Великобритании в воскресный день. В Католической церкви ведется статистика, говорящая, что при общем количестве католических церквей Великобритании 4700 церквей средняя посещаемость служб составляет 360 человек в неделю. Все Католические церкви — зарегистрированные вместительные здания. Количество постоянных прихожан составляет 1692 тыс. человек. Таким образом, цифры посещаемости для англикан и католиков следующие: Англиканская церковь — 960 тыс., Католическая церковь — 1692 тыс.

Здесь мы видим, что только Англиканская и Католическая церкви в Великобритании имеют общую недельную посещаемость 2632 тыс. человек или 4,17% всего населения Великобритании (63 млн. человек). Здесь надо учесть, что в числе еженедельных посетителей церквей не были учтены прихожане православных церквей (более 100 церквей), а также других протестантских деноминаций (несколько тысяч церквей и молитвенных зданий у методистов, баптистов и других христиан). Другими словами, процент посещаемости церквей у христиан (явно более 4,17%) оказывается весьма близок к посещаемости у мусульман (не более 5,8%), а с принятием во внимание неучтенных нами православных, баптистов и методистов, оказывается даже больше, чем у мусульман. Подобные цифры на первый взгляд кажутся совершенно противоречащими картине западных СМИ, но такова реальность. Одно из объяснений этого феномена в том, что среди христиан Великобритании имеется большой процент прихожан старших возрастов с большей религиозностью, в то время как среди мусульман преобладает молодое население, приехавшее на заработки и имеющее невысокую религиозность.

Общее количество мечетей во Франции тоже дает примерную картину религиозности мусульман. В настоящее время мечетей во Франции имеется 1554. Если предположить среднюю посещаемость мечети в неделю в 200 человек, то окажется, что количество постоянных прихожан мечетей во Франции оказывается около 300 тыс., что, скорее всего, является даже преувеличенным значением. Средняя посещаемость мечети в 200 человек нами была принята как предположение по аналогии с имеющимися средними данными по Великобритании и США. 300 тыс. прихожан во Франции из 6 млн. выходцев из мусульманских стран означает посещаемость мечетей в 5%. Аналогично английскому случаю получается, что 95% выходцев из мусульманских стран не посещают мечети.

Цифры в 5,8% посещаемости мечетей среди мусульман Великобритании и 5% во Франции уже дают предварительный ответ на вопрос успешна ли мусульманская миссия в Европе. Если среди выходцев из мусульманских народов лишь максимум 5,8% регулярно ходят в мечети, то можно ли серьезно говорить об успешности миссии среди местного населения? Если миссия среди своего мусульманского населения приносит настолько скромные результаты, то стоит ли вообще говорить о каких-то ощутимых успехах ислама в Европе?

Здесь может возникнуть предположение, что, быть может, одна лишь низкая посещаемость мечетей не есть доказательство низкой религиозности мусульман Запада. Быть может мусульмане Запада плохо посещают мечети, но сохраняют свою верность мусульманской культуре в остальном? Нет. Ниже мы увидим, что это не так на основе других статистических данных, а сейчас мы подчеркнем, что посещение мечетей на Западе становится одним из основных индикаторов верности мусульман своей культуре, поскольку все остальное вокруг принадлежит западной культуре. Если лишь 5% посещают мечети, то это означает, что 95% мусульман не тянутся к своей культуре и 95% детей мусульман оказываются неприученными к своей религии. В мусульманских странах дети воспитываются в мусульманской культуре всей окружающей их жизнью и в первую очередь школами. Однако в странах Запада часто лишь мечети являются островами ислама на новой родине. Если их мало посещают, то, значит, мало ценят и не прививают своим детям.

Посещаемость мечетей в других странах Запада весьма близка по показателям Великобритании и Франции. В США в 2000 году было проведено подробное социологическое исследование мечетей и их прихожан. Исследование проводилось под наблюдением исламского комитета США с использованием списка базы данных американских мечетей. На 2000 год в США имелось по базе данных исламского комитета 1209 мечетей. Социологическое исследование охватило 629 мечетей, то есть более половины всех мечетей США. Исследование получило название «Мечеть в Америке. Национальный портрет». (Мечеть в Америке. Национальный портрет: http://66.102.9.132/search?q=cache:CKZP8eo0ouMJ:www.cair.com/Portals/0/pdf/The_Mosque_in_America_A_National_Portrait.pdf+mosque+in+america&cd=6&hl=ru&ct=clnk). Сейчас мы увидим, что результаты этого исследования дают примерно ту же картину, что и в Великобритании и Франции, но с большей точностью. 629 мечетей были опрошены на тему количества прихожан и их национального состава. По результатам опросов среднее количество прихожан в американской мечети в пятницу — 292 человека. Среднее количество ассоциирующих себя с конкретной мечетью — 1625 человек. Это означает, что постоянных прихожан мусульман в США только 377 тысяч, а число просто ассоциирующих себя с мечетью, но в большинстве редко приходящих — меньше 2 млн. При этом общее число выходцев из мусульманских народов в США — 6 миллионов, как по мусульманским данным, так и по данным государственной статистики. В числе 6 млн. имеется около 2 млн. граждан и резидентов США, прибывших из мусульманских стран, порядка 0,5 млн. нелегалов из мусульманских стран и 3−3,5 млн. легально работающих, учащихся или гостящих в США граждан мусульманских стран. Получается, что две трети выходцев из исламских народов (4 из 6 млн.) уже потеряли всякую связь с мечетями, а посещают мечети регулярно лишь 377 тысяч из 6 млн. или 6,3%. Эти данные также дают все основания утверждать, что мусульманские переселенцы в США достаточно быстро теряют свою мусульманскую идентичность и подвергаются сильной ассимиляции. В значительной части случаев это выражается в принятии ими христианства, о чем мы подробнее поговорим далее.

Низкая посещаемость мечетей мусульманами и быстрая ассимиляция является одной из причин споров о количестве мусульман в США. В печати можно увидеть разные оценки этого количества от 2 до 7 млн. Минимальное значение в 2 млн. мусульман основано на отчетах самих мечетей о количестве мусульман, просто ассоциирующих себя с мечетями и исламом. Однако эта цифра значительно меньше числа выходцев из мусульманских народов или их детей. Так, только количество резидентов и граждан США, родившихся в странах с полностью мусульманским населением составляет около 2 млн., в том числе пакистанцев около 400 тыс., бангладешцев около 110 тыс., иранцев около 360 тыс., индусов-мусульман около 280 тысяч, турок 180 тысяч, индонезийцев 100 тыс., афганцев 65 тыс. и многих других. Эти приведенные цифры касаются только граждан и резидентов США. Кроме них имеется также значительное число иностранных граждан мусульманского происхождения, работающих или учащихся на территории США. Оценка их количества — дело более сложное, однако данные бюро переписи населения США показывают, что число граждан США, родившихся в мусульманских странах, примерно равно числу неграждан США, также родившихся в мусульманских странах, но работающих или учащихся, или гостящих в США. Так, например, по данным бюро государственной статистики США на 2000 год число родившихся в Азии граждан и неграждан США, проживающих в США, составляло 8,2 млн., а родившихся в Африке — 800 тыс. Если учесть, что мусульмане составляют примерно 25% населения Азии, и 41% населения Африки, цифра мусульман, родившихся за пределами США должна быть примерно равной 2,4 млн. человек. Однако эта цифра в 2,4 млн. не учитывает потомков мусульман родившихся уже на территории США, а также всех новоприбывших мусульман с 2000 до 2010 года, когда иммиграция была особенно сильна. Отдельно надо учитывать нелегалов из мусульманских стран, которых оказывается примерно 5% из общего числа нелегалов в числе 12 млн. человек или около 600 тыс. В итоге общее количество проживающих в США выходцев из мусульманских стран или их потомков вполне убедительно выводит нас на цифру в 6 млн. человек. И лишь 377 тыс. из этих 6 млн. являются прихожанами мечетей. Где же остальные пять с половиной миллионов? Они постепенно растворяются в окружающем обществе.

Разница между цифрами 6 млн. выходцев из мусульманских стран и 2 млн. мусульман по отчетам мечетей уже показывает нам насколько сильны процессы ассимиляции и восприятия мусульманами американских или даже христианских ценностей.

Цифры о количестве мечетей в странах Запада нуждаются в дополнительных уточнениях. Во время горячих общественных обсуждений проблемы минаретов в Европе многие не представляли себе о численности каких мечетей идет речь. Многим представлялись огромные вместительные здания с куполами. Однако на деле лишь малое меньшинство мечетей выглядят классически. Большинство же являются маленькими залами в частных домах или в неприспособленных помещениях. Большая доля европейских и американских мечетей снимаются только на пятничную молитву по договорам коммерческой аренды.

Опрос американских мечетей в подробностях показывает количество прихожан в мечетях, разделяя их по группам. В 27% мечетей количество прихожан на самой посещаемой недельной службе — менее 50 человек, в 17% мечетей — от 50 до 100, в 18% мечетей — от 100 до 200, в 26% - от 200 до 500 и только в 12% мечетей свыше 500 человек. Получается, что в 43% американских мечетей на самых посещаемых молитвах присутствует менее 100 человек в каждой мечети. Эти цифры также достаточно убедительно показывают действительную картину религиозности мусульман США.

Полученная опросом мечетей цифра в 6,3% регулярных посетителей мечетей затрагивает еще один важный вопрос религиозной статистики. Это вопрос соотношения количества лиц, утверждающих о своем регулярном посещении храмов или мечетей, и количества лиц, в действительности их посещающих. В российских средствах массовой информации часто можно услышать о малой посещаемости российским населением православных храмов в отличие от якобы высокой посещаемости храмов, например, в США или мечетей в мусульманских странах. Утверждая это, средства массовой информации не знают, что они сравнивают два совершенно разных показателя. В России СМИ учитывают в этом случае количество прихожан на воскресной службе в переполненных храмах, а в США или мусульманских странах — количество лиц, утверждающих при опросах, что они посещают церковь или мечеть каждую неделю. Средства массовой информации попросту не догадываются, что если полученный при опросе процент жителей США или мусульманской страны действительно придет на службу как было заявлено при опросе, то молитвенные здания не вместят и трети пришедших. Как правило, верующий человек при опросах склонен значительно преувеличивать частоту его посещения храмов или мечетей. Это правило действует для всех религий и конфессий и его объяснение лежит в общих свойствах человеческой религиозности. Не имея цели объяснять это свойство человека сейчас, мы должны лишь отметить, что обычно при ответах на вопросы как часто они посещают молитвенные здания, люди на улице преувеличивают эту частоту в несколько раз. В качестве примера можно привести данные предрождественского опроса в Великобритании, когда 46% жителей ответили, что собираются пойти в церковь на Рождество. Однако 30 млн. жителей Великобритании из 63 млн. не пошли одновременно в церкви на Рождество и не заполнили толпами все церковные ограды. Более того, во многих англиканских церквях на Рождество даже были свободные сидячие места. Быть может лишь одна десятая от обещавших 30 млн. посетила церкви на Рождество. Мы также можем привести данные регулярных опросов жителей США. Недавно Геллап опрашивал жителей США на предмет посещаемости молитвенных зданий. Так, по данным Гэллапа 41% называющих себя мусульманами в США посещают мечеть каждую неделю. По данным того же опроса процент для американских протестантов оказывается таким же (41%) и чуть выше, чем у американских католиков (37%). Здесь мы видим, что мусульмане США оказываются не более религиозными, чем американские протестанты и лишь чуть более религиозны, чем американские католики. Одновременно мы видим достаточно большой разрыв между процентом говорящих, что они посещают мечеть каждую неделю (41%) и процентом тех (мы видели его раньше), кто в действительности посещают мечеть каждую неделю (6,3%). Мы можем только подтвердить, что если бы 41% американских мусульман действительно приезжали бы в мечеть каждую неделю, то потребовалось бы во много раз больше мечетей в США, чтобы просто вместить всех приехавших. В действительности оказывается, что для мусульман разница между заявленной и действительной посещаемостью молитвенных зданий даже выше, чем у американских христиан. Одних только баптистских церквей в США — около 40 тысяч и это при том, что мечетей — всего лишь 1209 на 2000 год. Эти данные заставляют нас сделать вывод, что страхи об огромном росте ислама в странах Запада очень сильно преувеличены.

Надо отметить, что показатели заявленной посещаемости мечетей тоже постепенно падают. Так, специальный голландский опрос показал, что в 1999 году 47% голландских мусульман заявляли о посещении мечети хотя бы раз в месяц. В 2004—2008 году таких мусульман оказалось всего 35%. В 2009 году таких уже было 29% (ссылка на результаты опроса. http://www.cbs.nl/en-GB/menu/themas/vrije-tijd-cultuur/publicaties/artikelen/archief/2009/2009−2853-wm.htm).

Как выше было уже сказано, действительная посещаемость мечетей гораздо ниже заявленной, однако мы можем видеть, что заявленная посещаемость тоже неуклонно снижается, что говорит о заметной ассимиляции иммигрантов-мусульман.

Очень низкую посещаемость мечетей можно увидеть также из цифр роста количества мечетей. Так, например, в США количество мечетей на 2000 год составляло 1209, а на 2008 год — 1462 мечети. Это означает среднегодовой рост примерно на 30 молитвенных зданий. При средней посещаемости мечетей в 292 человека это дает средний возможный годовой рост в 9 тыс. мест в мечетях. Но при этом в 2005 году в США стало резидентами 96 тыс. выходцев из мусульманских стран. Если учесть, что по данным бюро переписи США, количество граждан США азиатского происхождения примерно равно количеству неграждан того же происхождения, то получается, что общая численность жителей США мусульманского происхождения должна была увеличиться минимум на 96 тыс. приезжих. К этой цифре надо добавить порядка 84 тыс. родившихся мусульман исходя из средней рождаемости 14 человек на тысячу при крайне низкой смертности. Из этих цифр мы опять видим, что при увеличении численности мусульманского населения США на 190 тыс. мусульман в год, вместимость мечетей выросла лишь на 9 тыс., что составляет значение около 4,7%. Можно смело предположить, что если бы все новоприезжие из мусульманских стран стали бы усердными прихожанами мечетей, то свободные места в мечетях сразу бы закончились. Однако на деле они способны лишь частично заполнить 30 небольших мечетей. Другими словами, в действительности лишь небольшая часть мусульман становится прихожанами мечетей, в то время как большинство ассимилируется и частично принимает христианство.

Положение с посещаемостью мечетей в США и Европе сродни положению в России. Во всей Москве имеется лишь 5 мечетей с общим числом прихожан в неделю не более 2 тыс. человек. В Петербурге — 2 мечети с общим числом прихожан немногим больше 500 в неделю.

Положение во Франции аналогично. На конец 2000-го года во Франции проживало около 4,2 млн. выходцев из мусульманских стран и их потомков. При этом уже в 2000 году лишь 36% мусульман назвали себя практикующими мусульманами. Это соответствует цифре в 1,5 млн. Еще примерно 1,5 млн. были редко практикующими. И более миллиона на 2000 год уже не связывали себя с исламом по опросам. За последнее десятилетие число выходцев из мусульманских стран выросло и должно достигнуть уже цифры в 6 млн. за счет новой иммиграции и рождаемости, однако опросы населения показывают, что мусульманами сейчас называют себя лишь 3% всего населения Франции, а не 10%, как должно быть. Это означает, что порядка 7% выходцев из мусульманских стран уже не ассоциируют себя с исламом. Большую силу процессов растворения показывают и цифры распределения выходцев из мусульманских стран по возрастам. Так, на 1999 год во Франции было 1,7 млн. выходцев из стран ислама в первом поколении, 1,7 млн. детей иммигрантов и 300 тыс. внуков иммигрантов. Большинство детей и почти все внуки уже полностью являются представителями французской культуры и не связывают себя с мусульманской культурой. (Michele Tribalat Counting France’s Numbers — Deflating the Numbers Inflation http://www.thesocialcontract.com/artman2/publish/tsc1402/article_1210_printer.shtml).

Социологическое исследование во Франции в 1992 году получило данные, что 30% детей алжирских иммигрантов не считали себя мусульманами. Не имея таких данных за последние годы, мы можем лишь предположить, что этот процент просто обязан был вырасти за последние 18 лет. Если в 1992 году не считали себя мусульманами 30% детей алжирцев, то в 2010 году их должно быть заметно больше.

Данные о религиозности мусульман в Германии приводит сайт ЕвроИслам. Публикуемое этим сайтом исследование в Германии также позволяет сделать вывод о достаточно сильных процессах ассимиляции и принятии местной культуры мусульманами (Данные последнего исследования. http://www.euro-islam.info/2009/07/17/muslim-life-in-germany/).

Так, результаты опроса показали, что хотя мы все знаем иранцев и турок как исключительно мусульман, но 38,4% выходцев из Ирана в Германии — атеисты, а 10,3% выходцев из Ирана в Германии считают себя христианами. Соответственно 14,7% турок в Германии — тоже атеисты, а 3,1% турок в Германии — христиане. Кроме того, 19,5% выходцев с Ближнего Востока (арабы) — атеисты, а 17,4% выходцев с Ближнего Востока (арабы) — христиане.

Среди оставшихся мусульманами в Германии совсем не религиозными назвали себя 30,4% выходцев из Ирана и 3,1% выходцев из Турции. Скорее не религиозными назвали себя 24,6% выходцев из Ирана и 8,7% выходцев из Турции. Также среди тех, кто все-таки считает себя мусульманами, никогда не молятся 54,4% иранцев, 15,7% турок и 33,7% выходцев с Ближнего Востока (арабы). Еще раз отметим, что высокий процент никогда не молящихся был рассчитан среди тех, кто все-таки еще считает себя мусульманами и сюда не входят те, кто называет себя атеистами, или принял христианство.

Очевидно, что опрос мусульман в Германии показывает сильный отход от ислама среди выходцев из мусульманских стран.

Из данных опроса в Германии получается, что 84 тыс. турок в Германии и 11 тыс. иранцев в Германии называют себя христианами, а 411 тыс. турок и 42 тыс. иранцев в Германии заявляют, что покинули ислам.

Кроме того, по данным опросов 2001 года 46 тыс. пакистанцев и 16 тыс. бангладешцев в Великобритании предпочли скрыть свою религиозную принадлежность, одновременно не назвав себя мусульманами. При этом более 8 тыс. пакистанцев и более 1600 бангладешцев еще в 2001 году заявляли открыто о своем переходе в христианство. За последнее десятилетие количество перешедших в христианство заметно увеличилось. Большое количество мусульман скрывают свой переход в христианство из опасений наказаний со стороны своих бывших единоверцев.

Соотношение числа уходящих из ислама мусульман и числа переходящих в христианство держится примерно на одинаковом уровне для всех стран Запада. Лишь примерно четвертая-пятая часть уходящих из ислама сразу присоединяется к христианству, а некоторая часть делает это позже и постепенно. Также заметная часть бывших мусульман постепенно ассимилируется и принимает христианство вместе со всей системой ценностей новой страны пребывания. В той стране, где христианство имеет большее влияние в общественной жизни, например в США, процент христиан из бывших мусульман выше, чем в Великобритании или Франции.

В США было отдельно проведено социологическое исследование иранской диаспоры. Всего в США иранцев 691 тысяча, из них граждан и резидентов США от 326 до 413 тыс. по разным оценкам. Социологическое исследование выявило, что из них 40% уже говорят о себе, как об атеистах, только 40% считают себя мусульманами, 10% - христианами и примерно по 5% зороастрийцами и бахаистами. Необычным является также то, что некоторые иранцы-мусульмане переходят из ислама не только в христианство, но даже и в зороастризм.

Особое социологическое исследование арабской диаспоры в США также показало сильное изменение в самосознании арабов. Христианами назвали себя 76% арабов США, в то время как мусульманами — только 23%. Из 76% христиан было выявлено: католиков, включая маронитов и греко-католиков — 46%, православных — 23% и протестантов — 12%. Большой процент католиков объясняется большим количеством выходцев из Ливана, где марониты имеют значительную долю в христианском населении. Ливанское происхождение имеют также многие православные арабы. Из 76% христиан некоторые уже были христианами во время своей эмиграции в США, однако доля протестантов в 12% показывает, что, по крайней мере, значительная часть мусульман приняла христианство. Совершенно очевидно, что мусульмане принимают не только христианство в форме протестантизма, но также и католицизм и православие. Но, по крайней мере, точно более 12% арабов США приняли христианство, исходя из данных этого социологического опроса.

Для оценки взаимоотношения христианства и ислама в США и Европе интересны также данные о количестве христианских церквей для выходцев из мусульманских стран. Эти данные позволяют увидеть действительную картину распространения христианства среди мусульманских переселенцев. Ведь одно дело сухие цифры статистики, а другое — действительные христианские церкви для бывших мусульман. Так, например, в одном только Лондоне имеется три иранских христианских церкви. Кроме Лондона иранские церкви имеются в девяти городах Англии и в 14 европейских странах. Иранские христианские церкви имеются в 22-х штатах США, а также в Канаде (8 церквей в крупных городах), в Австралии (4 церкви) и в Новой Зеландии. База данных иранских христианских церквей дает адреса около 150 церквей на Западе (http://www.iranianchurch.org/). Надо учесть, что по статистике иранской христианской сети, количество иранцев, принявших христианство и посещающих другие интернациональные церкви, оказывается, по крайней мере, не намного меньшим, чем посещающих национальные иранские церкви.

Далеко не только иранцы активно принимают христианство на Западе. Численность индонезийских христианских церквей в США выросла очень значительно. Только в одной Калифорнии индонезийских христианских церквей и мест христианских собраний можно найти более 50 в 42-х городах штата.

(Indonesian Churches in America http://www.newsantara.com/usa/GerejaDiArCa.html) В штате Нью-Йорк — 7 индонезийских церквей, в Нью-Джерси — 3 церкви. В Техасе — 9 церквей, в Песильвании 7 церквей, в Джорджии 6 церквей. Всего в США насчитывается около 150 индонезийских христианских церквей.

Интересно, что в США численность индонезийцев-христиан превзошла численность индонезийцев-мусульман. Всего гражданами и резидентами США являются около 100 тыс. выходцев из Индонезии. Кроме того, среди примерно 200 тыс. граждан и резидентов США албанского происхождения, наиболее часто встречающимся исповеданием является Православие, на втором месте Католицизм, а ислам в настоящее время занимает третье место. Аналогично тому среди американцев суданского происхождения в настоящее время имеется больше христиан, чем мусульман.

Приводя данные о количестве христианских церквей для традиционно-мусульманских народов, мы должны отметить, что в противовес этому, мечетей для европейцев-мусульман не имеется. Даже одно это достаточно ясно показывает, что мусульмане гораздо чаще обращаются в христианство, чем христиане в ислам. Недавно появлялось сообщение об устройстве одной небольшой мечети для новообращенных мусульман в Центральной Америке. В сообщении говорилось об уникальности этого явления. Мы можем прокомментировать это словами, что налицо исключение, подтверждающее правило.

У нас также имеется еще одна необычная возможность оценить приверженность мусульман Запада своей религии. Эту оценку мы можем сделать на основе данных о количестве религиозных обрезаний мальчиков. В данном вопросе США не является характерной страной, поскольку США — это единственная страна европейской культуры, где обрезание производится над большинством новорожденных мужского пола по чисто медицинским установкам. Для выявления более точных данных по религиозному обрезанию лучше подходит Великобритания. 10 лет назад было проведено исследование по операциям обрезания в Соединенном Королевстве. Исследование показало, что в 1999 году в среднем производилось около 32 000 операций обрезания в год. Большинство из них проводилось не по религиозным мотивам, а по причине диагноза фимоза. По религиозным причинам было совершено не более 12% всех обрезаний, то есть в абсолютных значениях не более 3840 обрезаний. При этом в Великобритании проживало на тот момент 2 млн. мусульман и 350 тыс. иудеев. При рождаемости в 1999 году 11,8 на 1000 человек (по Review of the Registrar General on births and patterns of family building in England and Wales, 1999) количество рожденных мусульманских и иудейских детей должно в первом приближении составлять 27 730 человек, из них мальчиков — примерно половина или 13 865 человек. Получается, что лишь не более 3840 из 13 865 или не более 28% мальчиков мусульманского и иудейского происхождения проходят операцию обрезания. (ссылка: http://www.norm-uk.org/circumcision_media_resources.html?action=showitem&item=66) При этом при внимательном изучении данных исследования можно предположить, что действительное количество религиозных обрезаний значительно меньше указанного, поскольку религиозная причина операции отмечается в процентном соотношении по разным отчетам местных советов и меняется от менее 1% до 12%. Скорее всего цифра 12% относится к Лондону и включает сюда и приезжих мусульман из других районов страны. Другими словами цифра в 28% мальчиков, проходящих процедуру обрезания, является максимальной и, скорее всего, завышенной. Остальные мусульманские мальчики не проходят обряд обрезания и это может быть достаточно сильным свидетельством постепенного отхода мусульман Европы от своей религии.

Все эти данные позволяют нам сделать вывод о том, что мусульманская община на Западе оказывается весьма сильно подверженной ассимиляции и другим подобным воздействиям окружающего западного мира. По крайней мере, с учетом приведенных цифр совершенно неубедительными оказываются заявления радикальных мусульман о якобы имеющем место триумфальном шествии ислама по Европе. На деле оказывается, что ислам в процессе сопротивления западному либерализму не может достичь заметных успехов даже в среде собственно мусульманского населения. Иначе не объяснить того, что две трети мусульман вообще потеряли всякую связь с мечетями.

Глава 2. Где десятки тысяч новообращенных в ислам?

Весьма важен вопрос о количестве лиц местного европейского или американского населения, принявших или принимающих ислам. Понимание действительной картины необходимо по причине иногда появляющихся заявлений исламских экстремистов о том, что местное население якобы принимает ислам десятками тысяч. В согласии с исламскими экстремистами находятся и утверждения европейских или даже некоторых российских националистов о тревожной картине якобы массовых обращений в ислам. Какова действительная картина обращений в ислам жителей Европы или США?

Незадолго до 11 сентября 2000 года в американской печати появлялись заявления американских мусульман о том, что в США каждый год принимают ислам 20 тыс. человек. Попытаемся осмыслить эту цифру. Для начала отметим, что при населении США в 300 млн. человек даже цифра в 20 тыс. в год не дает право на утверждения о массовом переходе в ислам.

Однако подтверждения этой цифре найти не получается, хотя много раз одна за другой американские газеты повторяли эту цифру, ссылаясь друг на друга. Попытаемся оценить правдивость цифры в 20 тыс. новообращенных в ислам каждый год.

Выше мы уже ссылались на итоги опросов большинства американских мечетей «Мечеть в Америке. Национальный портрет». Эти опросы значительно облегчили нам задачу, когда предоставили нам информацию о национальном составе прихожан мечетей. Опросы показали, что процент белых американцев среди постоянных прихожан мечетей — 1,6%, а латиноамериканцев — 0.6%.

Как известно, белые американцы и латиноамериканцы не являются по рождению мусульманами, поэтому по этим этническим группам легче всего понять количество новообращенных в ислам. Кроме того, они представляют подавляющее большинство населения США, на которое и направлена исламская миссия. И, также, мы имеем все основания предположить, что процент обращений в ислам белых американцев или латиноамериканцев не может сильно численно отличаться от процента обращений афро-американцев или выходцев из Азии. Как мы видим из результатов опроса, белых и латиноамериканцев в сумме оказывается 2,2% среди постоянных прихожан мечетей. Так, 59% американских мечетей ответили, что среди их постоянных прихожан нет ни одного белого американца (есть хоть один только в 41% мечетей), а 82% мечетей заявили, что у них нет ни одного прихожанина-латиноамериканца (есть хоть один только в 18% мечетей). Если перевести 2,2% процента белых и латиноамериканцев в абсолютные величины, то окажется, что среди примерно 377 тыс. постоянных прихожан мечетей в США, 2,2% составляют 8300 человек. Это и есть настоящее число убежденных новообращенных в ислам белых и латиноамериканцев в США. Надо подчеркнуть, что речь идет не о 8300 человек новообращенных каждый год, а вообще о 8300 человек. Нет сомнения, что цифра в 8300 человек из 300-миллионного населения США никак не позволяет говорить об успехах миссии ислама в США. За то же самое время, когда в ислам в США убежденно обратилось 8300 человек, христианство приняли сотни тысяч американцев арабского, иранского, индонезийского происхождения и, в том числе, не меньше 12% арабского населения и 10% иранского населения, о чем свидетельствуют данные опросов. Одних лишь прихожан иранских христианских церквей в США оказывается больше, чем новообращенных мусульман европейского или латиноамериканского происхождения. Это означает, что ислам на Западе теряет посредством перехода в христианство значительно больше, чем приобретает. Однако еще больше ислам теряет своих последователей в атеизм.

Похожую картину национального состава мечетей дает American Religious Identification Survey (ARIS) 2008 года. На странице 14 официального отчета ARIS приведена таблица национальной принадлежности американских мусульман. В графах «белые» и «латиноамериканцы» стоят нули. Это означает, что исследование не нашло сколько-нибудь заметного количества мусульман белого или латиноамериканского происхождения в мечетях США.

Иногда при опросах в США белыми считают не только коренных американцев. В этом случае белых мусульман оказывается в процентах больше с учетом также турок, боснийцев и албанцев. Однако белых коренных американцев имеется 1,6% среди всех прихожан мечетей и эта цифра весьма правдива.

В американской прессе иногда появлялись сведения, что якобы 30% прихожан американских мечетей — это новообращенные и большинство из них — чернокожие. Действительно ли афро-американцы массово обращаются в ислам? Нет, не обращаются, и результаты опросов американских мечетей однозначно свидетельствуют об этом. По данным опроса процент чернокожих среди прихожан мечетей составляет 34%. Таким образом, 34% прихожан мечетей — это все вообще чернокожие, включая и выходцев из мусульманских стран Африки. Если предположить, что 30% прихожан мечетей составляют новообращенные афро-американцы, то тогда не остается места для африканских мусульман. Совершенно невероятным кажется предположение, что 30% прихожан мечетей — это новообращенные афро-американцы, в то время как выходцы из мусульманских стран Африки составляют всего лишь 4%. Неужели чернокожие граждане США обращаются в ислам, а чернокожие приезжие мусульмане, наоборот игнорируют мечети? Предположение слишком фантастическое, чтобы ему верить. На самом деле новообращенных в ислам среди чернокожих граждан США также весьма мало, а большинство чернокожих в мечетях — это иммигранты из мусульманских стран Африки. Часто они являются нелегалами, но называют себя афро-американцами.

Цифры по другим европейским странам в целом соответствуют американской картине. Так, исламский миссионерский центр Германии сообщает, что количество обращающихся в ислам жителей этой страны, у которых родители были рождены в Германии, составляет 350−400 человек в год. «Было бы преувеличением говорить о потоке обращений», — говорит работник миссионерского центра. (ссылка: http://www.islamawareness.net/Converts/germans.html ;) Кроме того сайт IslamAwareness сообщает, что в Великобритании проживает порядка 5−10 тысяч белых мусульман британского происхождения из 63 млн. населения Соединенного Королевства. Иногда звучащая в прессе цифра в 63 тыс. британцев-мусульман говорит о британцах, имеющих мусульманское происхождение.

Один из представителей ислама в крупной британской межрелигиозной организации (недавно он принял Православие в Великобритании) дал интервью, где был затронут вопрос количества этнических британцев на пятничных молитвах в мечетях Великобритании. По его свидетельству в мечетях Лондона этнических британцев-мусульман — примерно 1% от всех прихожан, а за пределами Лондона их вообще практически нет. Это свидетельство достаточно точно соответствует другим источникам. Один процент от числа постоянных прихожан мечетей Великобритании дает цифру порядка 1400 человек из нашей оценки в 139 тыс. постоянных прихожан мечетей. Сделаем оговорку, что 1400 человек получается только в том случае, если брать 1% от всех прихожан по всей Англии, а не только в Лондоне, как было заявлено. Цифра в 1400 получается даже преувеличенной.

Все полученные нами цифры слишком далеки от мифических десятков тысяч новообращенных каждый год. И действительно, если бы имелись мифические десятки тысяч новообращенных в ислам, то имелись бы и мечети для новообращенных. Однако поиски мечетей для англичан-мусульман или французов-мусульман оказываются совершенно безрезультатными. В России также неизвестны мечети для русских мусульман. Имеется только виртуальный Российский Исламский Комитет, у которого нет прихожан, а есть лишь внимание СМИ.

Количество новообращенных можно косвенно оценить по тому, какие имеются курсы для новообращенных мусульман в мечетях Европы или США. Если новообращенных — десятки тысяч, то они должны быть обучены основам новоприобретенной религии. Поиски курсов для новообращенных мусульман позволили нам найти объявление в Нью-Йорке, объявление о курсах в Чикаго и одно объявление о курсах в Лондоне. В исламском центре восточного Лондона (в этой части города проживает большинство мусульман) существует один класс для новообращенных мусульман. Занятия проходят по субботам один раз в неделю в одном кабинете для мужчин, и в одном кабинете для женщин. Объявление не дает информации о вместимости этих двух кабинетов, но, по крайней мере, мы можем предположить, что одновременно такие курсы вряд ли посещают более чем по 20 мужчин или женщин. Большее количество, скорее всего, не поместилось бы в средний кабинет и это вызвало бы необходимость введения дополнительного класса. Но такой необходимости, по всей видимости, нет. Скорее всего, число посещающих эти курсы людей весьма незначительно. По Москве информацию о курсах для новых мусульман мы не нашли. Таких курсов или нет вообще, или численность посетителей минимальна и реклама таких курсов бессмысленна.

Мы можем также увидеть еще одно косвенное подтверждение того, что не существует сколько-нибудь заметного обращения в ислам жителей Европы или Америки. В открытом доступе в Интернете имеется некоторое количество годовых отчетов исламских центров в разных частях света о проделанной работе. Однако эти отчеты постоянно умалчивают о количестве новообращенных в ислам. Создается странная картина. Везде в Интернете мы слышим заявления мусульман о якобы большом количестве обращающихся в ислам в целом по Европе или по США, однако нигде мы не видим свидетельства того, что сколько-то заметные обращения происходят в конкретной мечети или определенном исламском центре. Нет нигде и свидетельств о принятии ислама сразу десятками или сотнями человек. В Интернете не найти фотографий, где были бы запечатлены церемонии принятия ислама сразу десятками человек. Откуда в этом случае информация о десятках тысяч принимающих ислам? Где эти десятки тысяч? Противоречие достаточно заметное, чтобы не подвергнуть сомнению эти голословные заявления.

Однако мы можем найти, по крайней мере, одно совершенно однозначное свидетельство о малом количестве переходов в ислам. В 2009 году был опубликован отчет о работе исламского миссионерского центра в Японии (Annual Report presented by the board of directors of Islamic Centre — Japan islamcenter.or.jp). Отчет охватывает период с 31 марта 2008 года до 1 апреля 2009 года. Это единственный миссионерский центр ислама на территории Японии. На странице 7 отчета говорится, что японцы любят принимать ислам в миссионерском центре и для этого даже приезжают издалека. Однако дальше на странице 8 и 9 отчета мы видим полный список всех принявших ислам в миссионерском центре в течение года. Принявших ислам за год можно насчитать по отчету 19 человек, включая и тех, кто принял ислам по причине женитьбы. В числе 19 принявших ислам была и одна русская девушка. Она сделала это 27 июня 2008 года. Мусульманское население Японии по данным самого миссионерского центра составляет от 300 до 400 тыс. человек и мы никак не можем назвать успехом обращение в ислам 19 человек при таком большом мусульманском населении. При этом количество мечетей во всей Японии — 70 по данным японского исламского миссионерского центра (список мечетей Японии: http://www.masjid.jp/list.html) Можно предположить, что какое-то количество новообращенных в ислам могло быть и в остальных мечетях Японии, но крайне маловероятно, чтобы обычные мечети имели новообращенных в ислам больше, чем специально для этого созданный исламский миссионерский центр. Скорее всего, наоборот, заметно меньше.

По количеству мечетей Японии можно также определить и примерную посещаемость мечетей. Обычно среднее количество прихожан на каждую мечеть составляет каждую неделю 100−200 человек, поэтому общее количество постоянных прихожан мечетей во всей Японии составляет, таким образом, 7−14 тысяч. Из общего числа выходцев из стран ислама в 300−400 тыс. это дает посещаемость мечетей лишь 2,5−4,5% от общего числа мусульман Японии, что оказывается даже ниже европейской или американской посещаемости.

На основании вышеизложенного мы можем уверенно сделать вывод, что сведения о десятках тысяч новообращенных в ислам каждый год в США и Европе не находят подтверждения. Речь может идти лишь о считанных сотнях или от силы тысячах, причем часть принимающих ислам делает это по причине женитьбы.

Недавно на украинском мусульманском портале появилась статья: «Исламкое возрождение в Латинской Америке». (ссылка: http://www.islam.com.ua/news/6983/) В статье говорится о росте числа мусульман в Бразилии за несколько последних лет до кризиса 2008 года. Из статьи прямо следует, что исламское возрождение объясняется приездом мусульманских иммигрантов. В статье также говорится о некоторых новообращенных. Видимо речь идет не более, чем о считанных десятках обратившихся в ислам. В статье также говорится о строительстве мечетей на деньги из Саудовской Аравии. На основе этого сообщения мы можем вполне сделать вывод, что положение с миссией ислама в Латинской Америке в целом похоже на положение в Европе.

Глава 3. Межрелигиозные браки на Западе. Как теряется мусульманское наследие в смешанной семье.

Иногда можно услышать мнение, что в Европе мусульмане обращают в ислам христиан посредством смешанных браков. Похожие мысли высказывались и в России. Имеют ли подобные страхи под собой серьезную основу? Нет, не имеют. Этот миф очень легко опровергнуть. Сделаем это на основе доступной нам статистической информации.

До недавнего времени различные религиозные общины жили замкнуто, и межрелигиозные браки были редки. Конец 20-го века принес сильные изменения, когда процент смешанных браков резко вырос и продолжает расти. Первыми эту опасность почувствовали иудеи. Сайт Religious Tolerance

(http://www.religioustolerance.org/ifm_fact.htm) приводит результаты исследования, показавшего, что в 1965 году лишь 3% иудеев заключали смешанные браки, в то время, как в середине 80-х годов — уже 17%. В 2001 году American Religious Identification Survey сообщил о том, что уже 27% иудеев и 21% мусульман заключали смешанные браки, а самое последнее социологическое исследование показало, что число межрелигиозных браков у иудеев выросло до 60%, а у мусульман — до 46%. Группа социологов исследовала телефонные книги крупнейших американских городов и по именам членов семей или просто совместно живущих заключала об их традиционной религиозной принадлежности. Оказалось, что процент межрелигиозных браков очень высок и показывает дальнейшую тенденцию роста. Такая высокая доля смешанных браков означает значительное ускорение процессов растворения религиозного меньшинства в доминирующей культуре и религии. Так, например, по оценкам иудейской общины США около 90% детей от смешанных браков не заключают впоследствии браки с иудеями, а их дети уже окончательно теряют всякую связь с культурой своих иудейских предков. Процент для мусульман должен быть аналогичным, хотя и несколько меньшим, чем среди иудеев. (Результаты исследований межрелигиозных браков в США:. http://www.prlog.org/10 369 465-the-changing-landscape-of-muslims-in-america-survey-on-interfaith-marriages.html)

Очевидно, что дети от смешанных браков мусульман и немусульман впоследствии тоже заключают браки не с мусульманами. На деле это влечет за собой полную потерю мусульманской идентичности в последующем поколении. Это исследование достаточно реалистично описывает в цифрах процесс постепенной ассимиляции любой диаспоры в стране пребывания. Даже дети, выросшие в полностью мусульманских семьях впоследствии имеют гораздо больше склонности к смешанным бракам, а значит и к последующей ассимиляции, чем их родители. Те же дети, кто вырос в смешанных семьях, еще быстрее врастают в культуру страны пребывания и теряют идентичность своего мусульманского родителя.

Обычно в третьем поколении едва ли 2% от изначального числа будут сохранять свою историческую культуру. Остальные постепенно включаются в жизнь своей новой родины и перенимают ее культуру, философию и даже религию. Этот процесс надо обязательно учитывать при рассуждении на тему о численности иммигрантов. Против националистов любой страны надо всегда уметь использовать аргумент, что большинство иммигрантов во втором поколении уже будут осознавать себя жителями новой родины и носителями ее культуры. Ведь сохранить свою национальную идентичность можно гораздо лучше в рамках национальной автономии, чего нет нигде на Западе и в центральной России. Россия с ее огромными территориями и богатствами должна будет в будущем уметь принять и включить в себя представителей других народов, а русские православные христиане — правильно понимать такие процессы и принимать выходцев из других народов в свое общество. Ассимиляция переселенцев — это постоянно-идущий процесс, характерный как для Западной Европы и США, так и для России. На Западе происходит ассимиляция в западную либеральную культуру, а в России будет неуклонно идти процесс ассимиляции в русскую православную культуру.

В качестве примера ассимиляции переселенцев можно привести чеченскую диаспору в Турции в сравнении с чеченским населением в самой Чечне. Как мы знаем, чеченцы являются весьма ярко-выраженным патриотически-настроенным народом, ревностно сохраняющим свою национальную идентичность. В 1840-м году общая численность чеченцев и ингушей была — 180 тыс. человек. Из них около 25 тыс. переселилось на территорию Османской империи после кавказской войны. Получается, что в Турцию переселилась примерно седьмая часть чеченцев на то время. В настоящее время чеченцев в Турции, Иордании, Сирии и Ираке — в сумме около 40 тыс., однако чеченский язык не упоминается в качестве употребляемых в Турции языков. И это при том, что население Турции с 1840 года увеличилось не менее, чем в 5 раз. Исходя из пропорции, численность чеченцев в Турции и близлежащих государствах должна была бы составлять 125 тыс. человек, а не 40 тыс. забывающих свой родной язык, как в настоящее время. Численность же чеченцев в самой Чечне, хотя и остается вопросом несколько спорным, и называются различные цифры от 900 тыс. до 1,26 млн., но, она несопоставима с численностью чеченской диаспоры в Турции. Огромная разница в численности чеченцев в Чечне и в Турции сейчас показывает влияние национальной автономии на сохранение идентичности любого народа. Никакие страшные испытания 20-го века не помешали чеченскому народу в Чечне расти, в то время как в Турции произошло почти полное оскудение чеченской культуры в среде диаспоры и турецкие чеченцы стоят перед опасностью окончательного растворения. С подобной же проблемой сталкиваются и некоторые политические эмигранты из Чечни в странах Персидского Залива и в Европе. Дети чеченских политических эмигрантов достаточно быстро забывают чеченский язык, в то время как в Чечне чеченская культура продолжает развиваться.

Возвращаясь к вопросу смешанных браков, мы постараемся оценить примерное количество европейцев или американцев, принимающих ислам по причине брака и, напротив, количество мусульман, постепенно ассимилирующихся в американской культуре. В настоящее время численность выходцев из мусульманских народов в США составляет 6 млн. человек. Процент браков для США — 7,1 на 1000 человек населения. Таким образом, на 6 млн. американских мусульман в год должно заключаться примерно 42,6 тыс. браков. Если учесть данные социологического исследования, что 46% мусульман заключают браки с немусульманами, то окажется, что в среднем в год 23 тыс. браков заключается между двумя мусульманами и 19,6 тыс. — это браки мусульман с представителями других религий.

23 тыс. предполагаемых браков в год только между двумя мусульманами — это достаточно большая цифра, однако мы не видим подтверждения этой цифры по данным мечетей. На деле получается, что религиозный брак заключают значительно меньшее число мусульман. На деле все большее число мусульман в США и Европе не заключают религиозные браки, а ограничиваются государственной регистрацией или даже простым сожительством. Так, из социологических опросов в США видно, что количество браков с участием мусульман уже сравнялось с количеством простых сожительств и продолжает снижаться.

Оценка числа религиозных браков в мечетях — дело достаточно сложное и мы имеем лишь некоторые косвенные свидетельства об этом. Так, например, в Великобритании недавно открылось, что большинство мечетей заключали мусульманские браки без государственной регистрации. BBC News сообщало, что лишь считанные мечети заключали официально признанные браки в то время, как большинство мечетей просто проводили религиозную церемонию. (http://news.bbc.co.uk/1/hi/uk/8 493 660.stm) Но когда BBC попыталось выяснить количество таких религиозных церемоний, то оказалось, что их было в Великобритании дословно «сотни, если не тысячи». Выражение «сотни, если не тысячи» — это очень и очень мало для мусульманского населения Великобритании в количестве 2,4 млн. человек. Для такого населения каждый год должны заключаться не сотни или от силы тысячи религиозных браков, а десятки тысяч, особенно принимая во внимание большой процент молодого поколения. Однако британские юристы насчитывают лишь сотни случаев, когда при разводе жена может указать лишь на мусульманский религиозный брак, хотя большинство мусульманских религиозных браков заключается без государственной регистрации. У этой загадки может быть только один ответ — весьма малое количество религиозных браков как таковых. Весьма вероятно, что всех религиозных мусульманских браков по всей Великобритании — самое большее считанные тысячи в год, что можно в первом приближении оценить в 10% от необходимого уровня. Получается, что ориентировочно лишь 10% мусульман заключают религиозные браки, на основании чего можно сделать вывод об их постепенном отходе от мусульманской культуры.

Информация о количестве браков в мечетях на Западе почти никогда не публикуется и мы можем лишь приблизительно оценивать их количество. Так, например, глава иранского исламского центра Лондона недавно сообщал, что в их исламском центре заключаются браки почти каждую неделю. Это также весьма немного, если учитывать, что в Великобритании проживает порядка 60 тыс. иранцев и примерно столько же шиитов других национальностей. 52 шиитских брака в год в иранском исламском центре Лондона, предназначенном для всех шиитов — это даже очень мало.

И, наконец, мы опять можем посчитать количество исламских религиозных браков по годовому отчету миссионерского исламского центра Японии (islamcenter.or.jp). На страницах 7 и 8 отчета легко подсчитать, что за целый год в исламском центре Японии было совершено 3 брака между двумя мусульманами и 10 браков, когда один из супругов принял ислам, перед заключением брака. Здесь мы опять должны сделать оговорку, что в Японии проживают от 300 до 400 тыс. мусульман и имеется 70 мечетей, однако маловероятно, что в мечетях совершается больше браков, чем в специальном миссионерском исламском центре, где, как следует из отчета, имеется даже банкетный зал для проведения свадеб. Скорее всего, во всей Японии совершается в год не больше 100−200 религиозных мусульманских браков, хотя общее количество государственных регистраций браков на 300 тыс. мусульман должно составлять около 2100 браков, если бы все они совершались только внутри мусульманской общины и примерно в два-три раза больше с учетом смешанных межрелигиозных браков.

На основании имеющейся у нас статистической информации мы можем сделать однозначный вывод, что количество мусульманских религиозных браков в странах Запада чрезвычайно мало и количество мусульман, подвергающихся растворению в межрелигиозных браках, оказывается в десятки раз больше, чем тех, кто обращает в ислам своего супруга. Межрелигиозные браки на Западе — это растворение ислама, а не способы обращения в ислам.

Глава 4. Демография мусульман в странах Запада. Страхи и реальность.

В последние годы мы стали свидетелями большого роста числа иммигрантов-мусульман в страны Запада. В печати даже появились панические прогнозы о «европейском халифате». Что же мы имеем в действительности? Выше мы уже показали, что переселенцы-мусульмане оказываются очень сильно подверженными секуляризации и растворению в окружающем обществе. Но может быть мусульманская иммиграция настолько сильна своим притоком, что сможет переполнить Европу и США или превозмочь Запад своей рождаемостью? Конечно же, нет.

Недавно в британской печати была опубликована сенсация, что самым популярным именем для новорожденных в Великобритании в 2007 году стало имя Мухаммад. На основании этого некоторые СМИ сразу сделали вывод, что скоро Британия станет исламской. Действительность, однако, совершенно другая. В действительности, именем Мухаммад в 2007 году было названо лишь около 2% всех новорожденных британских мальчиков. Следующие за Мухаммадом длинный ряд распространенных имен мальчиков — традиционно английские. В 2007 году родилось Мухаммадов — 5991, Джеков — 5928, Томасов — 5921, Джошуа — 5808, Оливеров — 5208 и так далее. Опубликовавшие сенсацию СМИ не указали, что среди проживающих в Британии выходцев из стран ислама это имя имеет огромную популярность и доля мальчиков, называемых этим именем, несоизмерима с любым другим мусульманским именем. Хотя доля новорожденных, матери которых родились за пределами Великобритании, в 2008 году составила беспрецедентные 24%, но доля мусульман среди них весьма мала. Ведь кроме выходцев из стран ислама в Великобритании находится огромное количество индуистов, буддистов и африканских христиан, которые имеют рождаемость даже большую, чем у мусульманских переселенцев. Если смотреть данные английского Home Office о количестве иностранцев, которым было дано британское гражданство в 2006 году, то на первом месте оказывается Индия, на втором Пакистан, затем следуют Сербия, Турция, Нигерия, ЮАР, Филиппины, Сомали и Шри-Ланка. В ряду этих стран мы не видим доминирования стран ислама. Кроме того, в последние годы в Великобританию приезжало большое количество выходцев из стран Восточной Европы. Хотя общее количество прибывших в Великобританию иммигрантов и достигло в 2008 году рекордной цифры в 163 тыс., но по сравнению с населением Великобритании в 63 млн. было бы неубедительно говорить о сильном изменении национальной карты страны, а уж тем более религиозной. Приезжающие в Великобританию представители индуизма и буддизма постепенно вливаются в местную культуру, а часть даже принимает христианство. При этом приезжих немусульман насчитывается заметно больше, чем приезжих исламского вероисповедания. Рекордная цифра в 163 тыс. иммигрантов в 2008 году вызвала сильные дебаты в английском обществе, поскольку одновременно произошел значительный рост безработицы. Уже в ближайший годы поток иммигрантов в Великобританию спадет до 40−50 тыс. человек (на это направлены различные меры правительства и туда же тянет экономический кризис) и лиц мусульманского происхождения среди них — не более трети. Приток в 20 тыс. мусульман в год на 63 млн. населения не дает основания для разговоров о будущем преобладании ислама. Кроме того, рост посещаемости мечетей не дает оснований к подозрениям, что приезжие будут усиленно насаждать ислам в местах своего нового жительства. По оценкам Исламского Комитета Англии количество прихожан мечетей Великобритании в 2006 году выросло на 4 тыс. человек. Однако в этот же год количество новоприезжих из мусульманских стран составило в первом приближении около 40 тыс., а прирост за счет рождаемости мусульманской общины Великобритании должен был составить 26 тыс. при рождаемости в 11 на тысячу. Рост посещаемости мечетей в 4 тыс. при общем росте мусульманского населения Великобритании в 66 тыс. означает посещаемость лишь в 6% среди новоприезжих. Если среди новоприезжих только 6% постоянно посещают мечети, то среди живущих в стране дольше этот процент должен только снижаться. Цифра 6% говорит, что лишь меньшинство приезжающих мусульман строго следует своей религии.

Рождаемость среди мусульман также показывает явные тенденции приближения к местным значениям. Так, демографические исследования турецкой общины в Германии показали, что в 1990 году средняя женщина турецкого происхождения имела на 2 ребенка больше, чем средняя немка. Однако в 2000 году средняя турчанка имела уже лишь на 1 ребенка больше средней немки, а в 2008 году — лишь на 0,5 ребенка. Образ жизни выходцев из исламских стран все больше приближается к образу жизни среднего жителя Запада.

В Германии в настоящее время иностранцев проживает около 8,8% всего населения. Из них турок иностранцев — 1,7 млн. и эта цифра не учитывает граждан Германии турецкого происхождения. Однако эта цифра дает основания для некоторого прогноза о будущем национальном составе Германии. Если посмотреть карту распределения по странам происхождения иностранных жителей Германии

(http://en.wikipedia.org/wiki/Immigration_to_Germany), то мы не увидим никакого доминирования мусульманских народов. После турок следуют итальянцы, поляки, греки, сербы. В следующей по численности группе французы, испанцы, русские и голландцы. Другие страны ислама здесь никак заметно не представлены. Таким образом, иностранцы Германии — это скорее итальянцы, поляки, греки и другие европейцы. Одни лишь иностранцы европейского происхождения в Германии гораздо более представительны, чем турки. Где же основания для страхов о доминировании ислама?

Демография Франции также не дает оснований для оптимизма радикальным мусульманам. Процент населения этнических меньшинств во Франции достаточно точно подсчитан. Выходцев из Северной Африки во Франции — 3.2 миллиона (5.23% и это мусульмане), имеется также 1 миллион выходцев из центральной и Южной Африки (1.73% и это христиане), 600 тысяч евреев (1%), 441 тысяча турок (0.71%) и 757 тысяч из французских заморских территорий (1.21% и это христиане). Кроме того, в 2004 году во Франции проживало около 180 тыс. индуистов и около 600 тыс. буддистов в основном из Вьетнама и Камбоджи. В итоге получается, что иммигрантов из мусульманских стран — 3.65 миллиона, в то время как иммигрантов из числа чернокожих христиан 1,76 миллиона при большей рождаемости, а также почти 800 тыс. буддистов и индуистов. Здесь надо учитывать еще выходцев из европейских стран, поскольку во Франции проживает также большое количество испанцев, немцев, португальцев, итальянцев и сербов. Если обратиться к подробной статистической информации, из каких стран происходят жители Франции, то мы увидим, что среди стран, из которых происходит более, чем 100 тыс. жителей Франции, страны ислама составляют лишь половину, а остальную половину — европейские страны.

(http://en.wikipedia.org/wiki/File:French_residency_by_country_of_nationality_1999.PNG) Другими словами, среди приезжих во Франции на 2-х мусульман приходится один черный христианин, один буддист и индуист и один приезжий из других европейских стран. Это тоже не дает оснований для какого-то доминирования ислама, особенно, когда исламу с каждым годом все труднее доминировать даже среди собственных выходцев из мусульманских стран, постепенно подвергающихся растворению в окружающем мире.

Что касается США, то большинство иммигрантов там составляют выходцы из Мексики, Карибского моря, Центральной и Южной Америки. Доля выходцев из мусульманских стран среди всех иммигрантов составляет в США лишь около 5%. Когда в страну въезжают 95% христиан и только 5% мусульман, то говорить про опасность доминирования ислама — это уходить от реальности.

Итак, мы увидели на основе статистических данных, что приток иммигрантов-мусульман не способен сильно изменить религиозную картину Запада. Мы увидели, как большой процент приезжих быстро ассимилируется в местную культуру и многие из приезжих принимают христианство. Но быть может такое возможно теоретически? Быть может в будущем иммигранты смогут хлынуть на Запад огромным потоком и огромным числом изменить соотношение религий в Европе? Нет. Это также неосуществимо. Дело в том, что в каждой стране ведется учет индекса миграции. Эти данные регулярно собираются и протоколируются официальными организациями при ООН. Некоторые страны имеют отрицательный индекс миграции (выезд), а некоторые положительный (въезд). Однако индекс миграции в любой стране совершенно несопоставим с численностью постоянно живущего населения. Другими словами, число живущих всю свою жизнь у себя на родине людей примерно в 300 раз больше, чем людей переселяющихся в другую страну. Так, по данным Population Reference Bureau индекс миграции всех вместе наиболее развитых стран мира составляет около 3 человек на 1000 человек населения. Индекс миграции США — 3 на тысячу. Канады — 8. Наибольший индекс миграции из всех стран Европы в Люксембурге — 16 человек на 1000 и в Норвегии — 8 человек на 1000. Здесь надо отметить, что показатели 8 или 16 человек на 1000 — это въезд любых иностранцев, и далеко не только мусульман.

Если мы посмотрим индексы миграции наиболее населенных мусульманских стран, то мы увидим, что индекс миграции из Индонезии — 1 человек на 1000, Бангладеш — 1 и Пакистана — 2. Это означает, что Индонезию каждый год покидает порядка 243 тыс. человек, Бангладеш 162 тыс. человек и Пакистан 362 тыс. Это цифры покидающих страну во все остальные страны мира, причем обычно в близлежащие страны. Можно заметить, что показатели индекса миграции основных мусульманских стран не позволяют нам увидеть ничего похожего на великое переселение народов. Это означает, что в ближайшие десятилетия на Западе не произойдет никакого существенного изменения в процентах приверженцев нехристианских религий.

Глава 5. Демография стран ислама. Является ли ислам по-прежнему самой быстрорастущей мировой религией или уже потерял это звание?

Последние годы мы слышали неоднократно, что ислам является самой быстрорастущей религией в мире. В чем точность и неточность такого названия в применении к исламу? Насколько справедливы эти утверждения сейчас? Ответы на эти вопросы особенно важны в свете иногда появляющихся заявлений в прессе, что ислам растет якобы многократно быстрее христианства.

В первую очередь мы должны отметить, что рост ислама в мире происходит почти исключительно за счет рождаемости. Количество обращений в ислам посредством проповеди в мире каждый год составляет примерно 135 тыс. человек по данным Islam for Today (http://www.islamfortoday.com/america01.htm). В масштабах мира это достаточно скромная цифра, если учесть, что все население Земли составляет 6,8 млрд. Если принять также во внимание, что в мире имеется более 230 государств, то получается, что в среднем на каждое государство приходится чуть больше 500 обращений в ислам ежегодно. Для сравнения христианство растет только за счет миссии со скоростью более 10 млн. человек в год, что является цифрой в 70 с лишним раз большей, чем значение численного роста ислама за счет миссии ежегодно. Ниже мы подробно покажем на основе данных переписи населения разных стран или опросов как происходит рост христианства за счет миссии и как складывается цифра в 10 млн. для христианства. Сейчас же мы будем говорить пока только о естественном росте ислама и христианства, то есть о росте за счет рождаемости.

Иногда можно встретить цифру количества обращений в ислам в 865 тыс. в год во всем мире, однако эта цифра была получена World Christian Database на рубеже столетия и включала в себя увеличение количества верующих мусульман в республиках Средней Азии после освобождения от коммунистической идеологии. Эту цифру никак нельзя назвать оценивающей численность приходящих в ислам из других религий. Для оценки численности переходящих в ислам из других религий мы будем использовать цифру в 135 тыс. в год. Тем более, что больших цифр просто не видно при изучении изменения данных по численности мусульман и христиан в разных странах.

По данным Атласа Мирового Христианства, выпущенного Center for the Study of Global Christianity, в мире в 2010 году насчитывается 2,292 млрд. христиан и 1,549 млрд. мусульман. Сферой влияния христианства является весь американский континент, вся Европа с Россией, Почти вся Африка южнее Сахары и Австралия с Океанией. Кроме того, растет влияние христианства в Азии. Ислам сосредоточен на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и Северной Африке. Последние полстолетия были отмечены большим естественным приростом в странах ислама и эта религия увеличила свою долю в мировом населении с 12,6% в 1910 году до 22.4% в 2010 году, в то время, как доля христианства составляла в 1910 году 34,8% мирового населения, а в 2010 году 33,2% мирового населения. Однако христианство за прошедшее столетие значительно увеличило свою территорию за счет половины Африки и за счет более глубокого проникновения в Азию. Некоторое сокращение доли христиан в мировом населении было вызвано в первую очередь большим приростом населения в нехристианских странах Азии. Из шести континентов планеты христианство охватывает уже более, чем четыре с половиной континента, в то время, как ислам охватывает менее половины Африки и 26% Азии, будучи территориально ограниченным в этих пределах.

Неоднократно в мусульманских источниках можно встретить нереальные цифры, говорящие, что в то время, как за последние 50 лет ислам вырос на 235%, христианство выросло якобы лишь на 47%. Исламские сайты из этого делают вывод, и пытаются внушить этот вывод своим читателям, что скоро ислам численно превзойдет христианство. Эти цифры исламские миссионерские сайты взяли из Readers Digest за 1983 год.

Мы не знаем, почему Readers Digest сделал явную ошибку, но мы знаем, что эта информация опровергается слишком легко. Действительно, за 20-й век население мира выросло с 1,5 млрд. до примерно 6 млрд. человек, то есть в 4 раза. Соответственно, христианство должно было, как минимум, не отставать от роста населения всей Земли, чтобы сохранить почти без изменения прежнюю долю в населении Земли. Это означает, что за 100 лет число христиан должно было увеличиться в 4 раза, а за 50 лет — удвоиться. Удвоение за 50 лет означает рост на 100%, а не на 47%. Вместе с тем ислам вырос не на 235% за 50 лет, а примерно на 185%.

Если говорить о дальнейших демографических перспективах стран ислама, то мы имеем все основания сказать, что бурный рост населения мусульманских стран (и других нехристианских стран) подходит к концу и разрыв в рождаемости с Европой быстро сокращается. В последние годы исламский мир рос в значительной мере за счет нескольких главных стран. В их числе Индонезия, Индия, где мусульмане составляют 13,4% населения, Пакистан и Бангладеш. Даже поверхностный обзор демографических прогнозов по этим странам показывает, что прирост населения в них значительно замедляется.

Так, например, годовой индекс роста населения Индонезии в 1975−80 годах составлял 2,2%, к 1990 году — 2,0%, к 1992 году — 1,7%, а в настоящее время — 1,14%. (William H. Frederick and Robert L. Worden, editors. Indonesia: A Country Study. Washington: GPO for the Library of Congress, 1993.) 11 июля 2001 года в ООН прошел круглый стол под названием «Прогнозы снижения рождаемости в странах с высокой рождаемостью». Доклад по Пакистану давал следующие цифры. Годовой индекс роста населения Пакистана в 1960 составлял 2,7%, в 1998 — 2,4%, в 2001 — 2,2%. В 2008 году годовой индекс роста Пакистана был уже на уровне 1,84% с тенденцией дальнейшего снижения. Так, премьер-министр Пакистана Саид Юсуф Реза Гилани заявил в июле 2008 года на конференции по народонаселению страны, что в течение 5 лет индекс роста будет опущен до 1,55%. Индекс роста населения Бангладеш в 1989 году составлял 2,6%, а в 2008 году — 1,64% с достаточно устойчивым дальнейшим снижением. CIA World Factbook совсем недавно обновила информацию по индексу роста Бангладеш и теперь указывает 1,29%. Это можно прокомментировать как очень сильное снижение.

Если смотреть на рождаемость в этих главных странах — двигателях численного роста ислама в мире, то мы увидим, что рождаемость в Индонезии и Пакистане за последний год снизилась более чем на 2%, а в Бангладеш за один лишь год примерно на 14%.

По прогнозам Вильсоновского Центра Глобальных Исследований, сделанного на основе данных Организации Объединенных Наций индекс воспроизводства населения на одну женщину в Бангладеш в течение 2010−2015 годов упадет до показателя 2,2 на одну женщину, в Малайзии до 2,35, а в Индонезии до 2,02 при минимуме показателя 2,1 для увеличения численности населения. Вильсоновский центр следующими словами описывает демографические перспективы мусульманского мира. «Снижение рождаемости в мусульманских странах — это глобальный феномен… Последние данные ООН показывают, что рождаемость арабов быстро падает и количество рождений среди женщин в возрасте до 20 лет падает еще сильнее. Только две арабские страны по-прежнему имеют высокий уровень рождаемости: Йемен и Палестинские территории. В некоторых мусульманских странах — Тунисе, Объединенных Арабских Эмиратах, Бахрейне, Кувейте и Ливане — индексы воспроизводства уже упали до почти европейского уровня. Алжир и Марокко, каждая страна с индексом воспроизводства на уровне 2,4 быстро падают до того же уровня. В Турции ожидается та же закономерность.» В Иране в конце 70-х годов индекс воспроизводства был на уровне 6,5, в 2000-м году он опустился до 2,2, а в 2008-м году достиг уровня 1,7, что означает уже в перспективе сокращение населения.

В вышеперечисленных мусульманских странах рост населения практически прекратится, что приведет к постепенной остановке численного роста последователей ислама в мире. (Источник: Вильсоновский центр исследований на основе официальных данных ООН. 3 октября 2009 г.

http://www.wilsoncenter.org/index.cfm?fuseaction=wq.essay&essay_id=519 403)

Заметное снижение рождаемости в мусульманских странах постепенно приводит к тому, что уже через несколько лет рост численности мировых религий будет происходить больше не за счет рождаемости, но за счет миссионерства.

В ближайшей перспективе высокая рождаемость из всех стран ислама останется лишь в слабозаселенных Нигере, Мавритании, а также в Афганистане.

Если говорить цифрами про рост ислама и христианства за счет рождаемости, то цифры будут следующими. В 2001 году ислам рос с годовым индексом роста 2,15%, а христианство с индексом 1,34%. (Всемирная Христианская Энциклопедия. Статистика последователей мировых религий 2001 год: http://www.bible.ca/global-religion-statistics-world-christian-encyclopedia.htm). Как мы видим, годовой индекс роста христианства отставал от индекса роста ислама в 2001 году на 0,81%. Однако разрыв каждый год сокращается. По расчетам World Christian Database среднегодовой индекс роста христианства в период 2000—2010 годы составил 1,35%, а ислама — уже 1,82%.

Чтобы узнать самые последние данные по индексу роста христианства и ислама мы провели собственное исследование. Для расчета мы использовали последний отчет мирового населения по странам с указанием индексов прироста населения. Отчет был подготовлен Population Reference Bureau за 2009 год (www.prb.org). В расчетах мы учитывали официальные государственные данные стран по процентам последователей двух религий в населении. Наши расчеты показали, что в 2009 году годовой естественный прирост ислама за счет превышения рождаемости над смертностью среди мусульман был равен 1,74%, а в мировом христианстве — 1,15%. Это означает, что отставание естественного прироста христианства от ислама составило уже 0,59%, а не 0,81%, как это было 8 лет назад. Как мы видим, и у христиан, и у мусульман происходит снижение рождаемости, но если с 2001 по 2009 год годовой индекс роста христиан уменьшился с 1,34% до 1,15%, то есть на 0,19%, то годовой индекс роста мусульман уменьшился с 2,15% до 1,74%, то есть на 0,41%. Другими словами, рождаемость в мусульманских странах падает в два с лишним раза быстрее, чем в христианских.

Приведенные здесь цифры говорят только о естественном приросте посредством рождаемости, Если же говорить о росте посредством миссионерства, то рост христианства во всем мире в год составляет не менее 10 млн. человек за счет обращения из других религий. Далее мы подробно рассмотрим цифры среднего ежегодного обращения в христианство и докажем их на основе переписей населения различных стран. Сейчас же мы пока лишь укажем, что 10 млн. обращений в христианство в год на 2,291 млрд. христиан означает индекс роста христианства 0,43% каждый год за счет миссионерства. Таким образом, если ислам растет по состоянию на 2009 год за счет рождаемости с годовым индексом роста в 1,74% и миссионерский рост ислама несущественен, то христианство растет с годовым индексом роста 1,15% за счет рождаемости и еще 0,43% за счет обращения в христианство, что составляет в сумме 1,58% ежегодного прироста. С учетом того, что индекс роста ислама (1,74%) снижается каждый год из-за снижения рождаемости быстрее христианского, а число обращений в христианство устойчиво держится на одном уровне и даже показывает некоторый рост, в течение 3−4 лет ислам потеряет звание самой быстрорастущей мировой религии.

Сделав предположение о потере исламом звания самой быстрорастущей мировой религии в течение следующих 3−4 лет, мы не можем не добавить здесь, что есть очень веские основания предполагать, что ислам уже потерял в прошлом году звание самой быстрорастущей мировой религии.

Дело в том, что последние данные опросов в Африке говорят, что рост христианства на континенте в последние годы был большим, чем принято было учитывать ранее, исходя из данных переписей населения стран Африки на рубеже века. Рост больший, чем предполагалось, означает не только рост числа обращений в христианство, но и увеличение естественного прироста христианства в самом быстрорастущем континенте мира. Если ранее процент христиан в Африке было принято оценивать в 46−46,8%, а язычников — 11−12% с тенденцией сокращения доли язычников на 0,3% в год, то последние данные опросов религиозной идентификации показывают, что доля христианства в Африке уже уверенно превысила 55% и уже устремляется к значению 56%. Дополнительные 8−9% означают не только присоединение к общей сумме еще 80−90 млн. христиан, но и добавочный годовой естественный прирост всего мирового христианства за счет рождаемости у этих 80−90 миллионов. Так как в Центральной, Восточной и Западной Африке, где и происходит основное присоединение к христианству остатков язычества, индекс естественного роста населения составляет 2,7% в год, то это означает дополнительный прирост за счет рождаемости от 2,16 до 2,43 млн. человек в год. В глобальном масштабе это соответствует увеличению годового прироста всего христианства на 0,1%. В этом случае, и с учетом дополнительных новообращенных в Африке, христианство уже обеспечило себе рост более быстрый, чем ислам, а ислам уже потерял звание самой быстрорастущей мировой религии.

Здесь мы вынуждены оговориться, что новые данные о росте христианского населения Африки будут, как мы надеемся, досконально изучены и подтверждены в мире в ближайшее время. А пока мы, сохраняя объективность, утверждаем, что ислам или близок к потере звания самой быстрорастущей мировой религии, или уже потерял его. Нет сомнения, что это событие имеет весьма знаковый характер. Дело в том, что на протяжении всего 20-го века ислам был более быстрорастущей мировой религией, чем христианство. Теперь же, потеря исламом этого звания проявляет сильные сдвиги в современном мире и нам в ближайшие годы предстоит стать свидетелями еще больших сдвигов.

При ответе на вопрос является ли ислам по-прежнему самой быстрорастущей мировой религией мы оказались в зависимости от некоторой неопределенности по Африке. Это есть неопределенность между просто большим успехом христианства и очень большим успехом христианства. Для того, чтобы была лучше понятна причина такой неопределенности по Африке, приведем пример Танзании. Это страна, где доля христианства по переписи населения 1967 года составляла всего лишь 30% и во всех расчетах численности христиан Африки принято было указывать эту цифру. Однако в настоящее время процент христиан в Танзании уже достиг значения в 60%, поскольку такая часть населения страны ассоциирует себя с христианством по опросам.

При оценке годового индекса роста христианства и ислама мы вынуждены были учитывать устаревшие, а значит завышенные индексы роста некоторых ключевых мусульманских стран. Уже после выхода отчета по мировому населению Population Reference Bureau поступили новые данные по годовым индексам роста некоторых важных стран. С тем, чтобы не допустить произвольного и выборочного изменения данных по разным странам, мы вынуждены были рассчитывать по несколько устаревшим данным, что неизбежно должно было привести к завышенным значениям по индексу роста ислама. Например, мы учитывали прежний индекс роста Пакистана на уровне 1,84% в год, хотя CIA World Factbook уже опубликовала самое последнее значение индекса на 2010 год — 1,56%. Мы также учитывали старые данные по индексу роста населения Бангладеш на уровне 1,67%, хотя последние данные 2010 года называют уже цифру в 1,29%. А ведь Пакистан и Бангладеш дают в сумме почти 320 млн. мусульман, то есть одну пятую всего мусульманского населения мира. В итоге получается, что наша оценка годового индекса роста ислама в 1,74% в год на 2009 год оказывается уже немного устаревшей и завышенной. С учетом этих последних корректировок по Пакистану и Бангладеш годовой индекс роста ислама на 2010 год получается уже равным 1,66% в год. Конечно же, индекс роста христиан также снижается, однако у мусульманского населения мира он снижается примерно в 2 раза быстрее. Принимая во внимание эти последние корректировки, мы с еще большей уверенностью можем говорить, что ислам, скорее всего, уже потерял звание самой быстрорастущей мировой религии.

Весьма интересен демографический прогноз по христианской Африке. В ближайшие годы Африка будет единственным континентом в мире, где будет дольше всего сохраняться высокая рождаемость. Если мусульманские страны Африки расположены в трудных для жизни и развития районах Сахары, христианская Африка находится в регионе южнее Сахары с лучшими условиями для жизни, развития и использования ресурсов. Это предопределяет уверенный демографический рост региона в ближайшие десятилетия. По оценкам Population Reference Bureau в период с 2010 по 2050 год рост населения Африки южнее Сахары, в большинстве христианской, составит 110%, в то время как Северной Африки, в большинстве мусульманской, — лишь 54%. Исходя из этого мы имеем все основания предположить, что в ближайшие десятилетия мы будем свидетелями демографического давления христианской Африки на мусульманскую Африку, не говоря о давлении миссионерском, о котором мы подробно поговорим ниже.

Чрезвычайно быстрое обращение язычников Африки в христианство в последние годы может породить вопрос, не будет ли некоторой натяжкой учитывать христианами тех, кто заявляет о своем христианстве, но, быть может, еще не распрощался окончательно со своими прошлыми языческими обычаями. Ведь быть может такие африканцы еще наполовину язычники. Не сомневаясь в наличии такой проблемы, мы, однако, не сомневаемся в справедливости учета таких новообращенных христиан, вполне отчетливо называющих себя христианами. Ведь в противном случае таким же образом можно подвергнуть сомнению принадлежность к исламу сотен миллионов мусульман. Если посмотреть на численный состав мусульман в мире, то мы увидим, что примерно около 520 млн. мусульман в мире или примерно каждый третий являются неграмотными. Например, уровень грамотности на 2009 год по данным ООН составил: 49,9% в Пакистане (примерно 90 млн. неграмотных), 47,5% в Бангладеш (86 млн. неграмотных), 53% среди мусульманского населения Индии (примерно 70,5 млн. неграмотных). Если проанализировать данные ООН по грамотности всех мусульманских стран, то мы увидим, что этот показатель составит от 23,6% в Буркина-Фасо, 28% в Мали, 29% в Сомали и 30% в Нигере до 87% в Индонезии и 88% в Иране. Уровень грамотности в большинстве мусульманских стран лежит в этих пределах. Например, в Сирии он составляет 77%, в Йемене 54%, в Алжире 69,9% и даже в Турции 88%. Получается, что примерно каждый третий мусульманин мира никогда не читал Коран, поскольку не умеет читать и писать, а закончили 7 классов школы лишь примерно треть всех мусульман мира. Этот факт, однако, не дает основания нам исключить таких мусульман из статистики принадлежащих к исламу. Точно таким же образом, недостаток образования африканских христиан — это не повод исключать их из сравнения. Средний уровень грамотности христианского мира намного выше. Раньше ислам рос быстрее христианства, значительно отставая от христианства в средней образованности. Теперь же, как мы только что видели, христианство уже растет быстрее ислама при более высоком уровне образования и при гораздо большем территориальном распространении.

Глава 6. Наступление атеизма на ислам. Потери, которые все труднее скрывать.

Вторая половина 20-го века была отмечена сильным ростом атеизма и безрелигиозности в мире. Сильнее всего атеизм или агностицизм ударил по наиболее развитым странам мира, однако теперь он распространяется и по странам ислама. Иногда в средствах массовой информации можно услышать мнение, что Запад совершенно отказывается от христианства, в то время как страны ислама непоколебимо стоят в верности Богу. Некоторые радикальные мусульмане иногда даже используют это как доказательство якобы слабости христианства и силы ислама.

Однако реальность получается другой, так что ислам не с большей эффективностью противостоит атеизму и в ближайшие годы мы увидим существенную корректировку обывательских стереотипов.

В начале разговора о снижении численности христиан в Европе надо отметить, что в подавляющем большинстве случаев это снижение происходит не в результате отступничества от христианства в атеизм или тем более в другие религии, а почти во всех случаях в результате смерти христиан старших возрастов и меньшего распространения христианства в молодом поколении, как результат безрелигиозного воспитания в европейских странах. В средствах массовой информации в России иногда появлялись статьи, освещающие падение религиозности Запада, в выражениях как будто речь идет о массовом отступничестве от христианства в атеизм. Однако статистические данные показывают, что осознанных отступников из христианства в атеизм слишком мало и еще меньше мы видим переходов из христианства в другие религии, например в ислам. Естественная смерть христиан старших возрастов — это главная причина.

Ранее мы уже видели цифры жителей Запада перешедших в ислам и убедились, что они минимальные. Столь же минимальны и цифры перехода жителей Запада в буддизм, индуизм, и некоторые новые религиозные течения. Несмотря на то, что к новым религиозным течениям время от времени присоединяются различные известные актеры и другие знаменитости и эти случаи широко рекламируются, общее количество новообращенных в масштабах всего Запада исчезающе мало.

Единственной идеологией, сильно растущей в мире за счет населения христианских стран, является атеизм или безрелигиозность. Другими словами, если процент верующих христиан на Западе медленно уменьшается, то синхронно этому растет только процент агностиков и атеистов, но не новообращенных в другие религии. Если христианские нации и отходят постепенно от веры во Христа, но уходят они не в другие религии, а в атеизм и агностицизм.

Страной с наибольшим падением числа христиан является Великобритания. Число жителей Великобритании, называющих себя христианами упало с 66% в 1983 году до 50% в 2007 году. При этом часть респо

Лондонское отделение Ассоциации Православных Экспертов.
Миссионерское общество Русской Православной Церкви в Лондоне.
www.russianchurchlondon.org

http://rusk.ru/st.php?idar=43445

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Кудеяр    16.07.2012 00:04
В статье идет откровенное жонглирование цифрами. Это когда, интересно, вместимость мечетей определяла количество молящихся, если вокруг мечети есть еще и прилегающая территория, которую люди заполняют и в дождь, и в снег? И о какой общей вместимости московских мечетей в размере 2000 человек может идти речь, когда одна только мечеть на Поклонке вмещает 4000 человек, да еще и значительная территория вокруг мечети, включая автостоянку, бывает усеяна молящимися?
  Кудеяр    15.07.2012 23:53
Статистика по посещениям мечетей по всем странам нуждается в увеличении, как минимум, в 2, а то и в 3-4 раза, т. к. посещение пятничной молитвы в мечети (вопреки утверждению Константина ПА) является обязанностью (фард) только для совершеннолетних мужчин. Тем самым статистика исключает несовершеннолетних, а также все женское мусульманское население, которым это в обязанность не вменяется, а для женщин, вполне религиозно практикующих, даже не поощряется. Кроме того, не стоит упускать из виду заведомо невыгодные условия посещения мечетей мусульманами по сравнению с посещением церквей христианами в силу того факта, что если воскресные службы в христианстве проводятся в официальные выходные дни, то для посещения пятничного намаза мусульманином необходимо согласие работодателя.
  azik    01.09.2011 23:33
Подлинным христианином, мусульманином, иудеем, буддистом и т.д. являяется тот, кто соблюдает ВСЕ, без исключения, религиозные заповеди. В этом смысле, о каком-либо христианстве традиционного населения США, Европы и пр. регионов исторически христианского ареала говорить не приходится. Элементарный вопрос: а какие заповеди Христа и как соблюдает население индустриально развитых стран Запада? Для того чтобы ответить на этот вопрос не требуется глубоких исследований и привлечения различной статистики. Ответ лежит в поле невооруженного взгляда: да никак и ни какие! Когда поголовное пьянство; поголовный блуд; когда среди 17-18 летних, то есть к моменту окончания школы, практически невозможно найти девствениц, быть девственницей считается позором; когда в той же Англии и Швеции среди 12 летних девочек начинают проводить поголовные прививки против заражения микроорганизмами, ведущими к раку ротовой полости в результате столь же поголовного увлечения со столь юного возраста оральным сексом; когда молодежь думает исключительно о сексе, наркотиках, дискотеках, казино, развлечениях, но о труде и т.д. и т.п. Дело дошло до того, что церкви в США проводят у себя дискотеки, чтобы хотя бы таким путем завлечь молодежь и приобщить к церкви. Вы действительно считаете эти сотни миллионов людей христианами? Да Вы хотя бы вспомните, что говорит каноническое христианство о гомосексуализме, целенаправленное распространение которого уже стало на уровень государственной политики на Западе. Когда преследованиям подвергаются христианские священнослужители только лишь за то, что берут на себя смелость цитировать Библию, осуждающую гомосесуализм! Средний уровень грамотности христианского мира намного выше? Может быть. А сколько процентов грамотного христианского населения имеет Библию в качестве настольной книги? Не просто имеет дома, а регулярно читает ее? Исламу в индустриальных странах Запада не нужны сотни миллионнов тех, кто, как и во времена Древнего Рима, живет по принципу: "Хлеба и зрелищ". Таковых предостаточно в традиционных мусульманских регионах и именно их в первую очередь и главным образом целенаправленно сплавляют в западные страны. Они уже до выезда на Запад не являются правоверными мусульманами. Это те, которых тяготят любые религиозные каноны, а не только исламские. А где вообще нет таких канонов, в смысле государственного или общественного контроля их соблюдения? Правильно – на Западе! Исламу нужны интеллектуалы из числа ученых-исследователей и т.д. А где их больше всего? Правильно – опять на Западе! Ибо отход западных интеллектуалов от веры во Христа, пусть даже первоначально в атеизм и агностицизм, неизбежно приводит их к вере в Бога Единого! Достаточно вспомнить слова Эйнштейна о том, что любой, кто глубоко занимается наукой, неизбежно приходит к вере в Бога. А так как эти западные интеллектуалы уже успели однажды отойти от христианского вероучения либо изначально выросли в атеистической среде, то интеллектуальные поиски адекватного религиозного пристанища приводит их либо к исламу, либо к буддизму. То есть они проделывают путь Льва Толстого, порвавшего с христианством православного толка и завещавщего похоронить себя как правоверного магометанина.
  о. Николай Савченко    14.10.2010 23:50
Ассимиляция происходит даже не в третьем поколении, а раньше. Уже дети, родившиеся в новой стране, воспринимают себя гражданами этой страны, говорят на ее языке и думают как окружающие.
Раньше ассимиляционные процессы были гораздо более медленными.
А сейчас основной двигатель ассимиляции—это школы.
  о. Николай Савченко    14.10.2010 23:47
Простите. Отвечаю с опозданием.
Вы не учитываете того, что в странах Запада вокруг все для мусульман – чужое. Только мечети становятся островком их родной религиозной исламской культуры. Если они не стремятся к этому островку, значит они не ценят свою мусульманскую культуру.
Поэтому посещаемость мечетей – это показатель того, как они ценят ислам на Западе.
Очень мало ценят.
А еще это означает, что дети мусульман не будут мусульманами, если их не водят в мечеть. Они станут американцами, англичанами, французами.
  КонстантинПА    24.09.2010 09:29
Совершенно бессмысленная статья успокаивающая христиан, тот факт, что в мечети ходит всего лишь 5% из мусульман проживающих в европе и сша говорит лишь о том, что в этих странах слишком мало мечетей, а так же не стоит сравнивать обязанность христиан посещать воскресную службу с посещением мусульманина пятничной молитвы – такой обязанности как у христиан к воскресной службы – у мусульман просто нет. поэтому Когда же количество мусульман переваливает в какой либо стране или местности более чем в 50% то все до одного мусульмане вспоминают, что они мусульмане и начинают гонения на христиан! Так было и в Визинтии через 100 лет после ее захвата турками, как только количество мусульман перевалило за 50-60% то начались зачистка территории от христиан, точно так же было и недавно в Косово и в Чечне. Так, что не нужно успокаивать себя тем, что в мечети ходит так мало мусульман, от этого они не перестают быть мусульманами.
Так же не стоит успокаивать себя и ассимиляцией и смешенными браками, ассимиляция происходит только в третьем поколении, да и то только в том случае, если вокруг подавляющее большинство исповедует другую религию, если есть община мусульман, то ни какой ассимиляции не происходит и это все подтверждается примерами из России. У тех из мусульман кто приехал в центральную Россию в середине прошлого века, дети уже почти ассимилировались, а у тех, кто жил на самом Кавказе, где хоть и было много русских, ни какой ассимиляции не подверглись.
  Максим Степаненко    20.08.2010 19:17
Это статья – бомба! И огромная надежда…

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru