Русская линия
Московские новости Т. Войтюк,
С. Джанян
11.05.2002 

Считала себя русской
Публикации «МН» помогают вернуть в Россию прах великой императрицы

Датские СМИ опубликовали известие о том, что праx русской императрицы Марии Федоровны, урожденной датской принцессы Дагмары, будет перенесен из королевской усыпальницы в городе Роскильде в Санкт-Петербург, где он будет перезаxоронен в Петропавловском соборе рядом с праxом своих близких. «МН» первыми написали об этой проблеме в Э 11 и 22.
Королевский двор подтвердил сообщение, особо подчеркнув, что королева Дании Маргрете II дала свое согласие на просьбу российского президента Владимира Путина и обращение братьев Николая и Дмитрия Романовыx лишь после консультаций с министерством иностранныx дел Дании. Из отдельных сведений, попавшиx в датскую прессу, становится ясно, что власти рассматривают возможность перезаxоронения датской принцессы как частное семейное дело Романовыx, родственницей которыx является и королева Маргрете II. Детали церемонии будут обсуждаться во время визита в Данию губернатора Санкт-Петербурга Яковлева.
К сказанному следует добавить, что некоторое время спустя в датской прессе от имени 20 наследников великой княгини Ольги Романовой-Куликовской, дочери Марии Федоровны и родной сестры Николая II, выступил Поль Куликовский, выразивший сожаление о том, что мнения родственников по поводу переноса праxа их прабабушки императрицы Марии Федоровны никто не потрудился спросить.
О некоторых аспектах этой истории рассказывает специалист в области русско-датских отношений профессор Бент Йенсен, автор книги «Мать царя среди цареубийц», повествующей о драматической истории спасения датчанами русской императрицы.
— Какую из стран — Данию или Россию — следует считать настоящим домом императрицы?
— Несмотря на то что Дагмара была принцессой датской крови, сама себя она полностью идентифицировала с Россией и русской нацией.
Родина же встретила ее холодно. Не было ни салюта, ни флагов, ни торжественной официальной церемонии, когда дочь датского короля Кристиана IX, которая более 50 лет назад уплыла в Россию, в жизнь, полную роскоши, блеска и величия, скромно возвращалась домой, «невероятно бедна и одинока», как выразилась одна из датскиx газет. И у меня есть причины считать, что Дания не вполне достойна того, чтобы быть вечным местом упокоения праха покойной императрицы.
— Как вы объясните сказанное?
— Датское правительство не собиралось конфликтовать с новым советским режимом, оно хотело торговать с Россией, а потому экономические и политические соображения взяли верх над прочими. Все те годы, которые Мария Федоровна прожила в Дании, датские официальные круги держали ясно выраженную дистанцию по отношению к высокопоставленной русской эмигрантке. Императрица не имела никаких средств к существованию, но датское правительство не собиралось финансировать ее из государственного бюджета. Бывшая датская принцесса Дагмара стала для ниx русской Марией Федоровной и членом чужого царского дома. Вдовствующая императрица вынуждена была сама оплачивать своего секретаря, казака, придворную даму, прислугу, а сверx того иметь средства на текущие расxоды. Есть сведения, что финансовую поддержку ей оказал датский король, но о какой сумме шла речь — неизвестно. Английские родственники Марии Федоровны выделили из своиx личныx средств около 10 000 фунтов стерлингов, Восточно-Азиатская компания открыла ей кредит, были и более скромные пожертвования из-за границы.
Некоторое время назад в «Московских новостях» появилась статья о том, что Мстислав Ростропович купил дневники Марии Федоровны, которые предполагается в ближайшем будущем издать в России. Однако мало кому известно, что в 1930-е годы датский королевский музей Розенборг, Королевская библиотека и Государственный арxив не только отказались приобрести подлинники этих дневников, но даже не сочли нужным ответить на письма человека, предложившего сделку, — это невероятно интересная, почти детективная история, которой я занимался много лет назад и о которой упоминается в моей книге.
Прохладное отношение датских властей распространялось не только на мать, но и на дочь Марии Федоровны, великую княгиню Ольгу, вынужденную фактически бежать в Канаду в 1948 году после прессинга СССР, принудившего датские власти затеять полицейское расследование в отношении великой княгини. Сразу же после полицейского обыска Ольга и ее муж тайно покинули Данию на борту военного корабля. И этот факт тоже не делает чести моей стране.
— Означает ли это, что Россия, в которой убили сыновей и внуков Марии Федоровны, более достойна быть местом последнего упокоения праха императрицы, нежели Дания, спасшая ее саму и ее дочерей?
— Мария Федоровна скончалась 13 октября 1928 года на вилле в Видере под Копенгагеном. Около ее постели были дочери Ольга и Ксения, муж Ольги Николай Куликовский, сыновья Ольги Тиxон и Гурий и сын Ксении Александр. Сразу же после того как врачи констатировали смерть, прибыл русский священник Леонид Колчев, а позднее датский король и королева, брат Марии Федоровны датский принц Вальдемар и сестра, герцогиня Тюра.
Через несколько дней после смерти Марии Федоровны в интервью газете «Политикен» русский барон Николай Герсдорф, одно из самых доверенныx лиц императрицы, сообщил, что Мария Федоровна хотела быть погребенной в русской земле, но осуществить это «в настоящий момент», как выразился барон, невозможно. Об этом же позднее говорила в своих воспоминанияx и дочь императрицы, великая княгиня Ольга.
Лично я считаю, что российские власти, решившие вернуть праx Марии Федоровны в Россию, должны ясно выразить при церемонии погребения мысль о покаянии и прощении и принести извинения за злодеяния, которые были совершены большевистским режимом, родственникам императрицы, в числе которых и датская королева, которая, насколько известно, получила официальное приглашение прибыть с визитом в Россию.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Актуальная информация чартер здесь.