Русская линия
Московские новости09.04.2002 

Святость против логики

Бывший премьер-министр Израиля Шимон Перес, занимающий в правительстве Эхуда Барака пост министра регионального развития, встретился с журналистами в отеле «Националь» в Москве. Среди них был и корреспондент «МН»
— Господин Перес, в 1993 году вы, занимая тогда пост министра иностранных дел, были тем самым политиком, который начал мирный процесс на Ближнем Востоке. Не жалеете ли вы сейчас об этом?
— Нет. Наоборот, я никогда не простил бы себе, если бы не начал тогда этот процесс. И я не согласен с теми, кто утверждает, что сегодня этот процесс мертв. Вы понимаете, мир для Израиля — это жизнь, а жизнь нельзя убить. Можно убить человека, но нельзя убить жизнь.
Кроме того, тем, кто говорит, что за эти годы мы ничего не добились, я хотел бы напомнить несколько фактов. Договоренности 1993 года в Осло сегодня стали реальностью. И это очень важно. Теперь палестинцы не могут говорить, что они ничего не получили от Израиля. Наоборот, они получили от него больше, чем от любого другого государства. Территории на Западном берегу реки Иордан принадлежали прежде Иордании, а получили эти земли палестинцы от нас. Сектор Газа был прежде под контролем Египта, а получили его палестинцы от нас. И теперь у палестинцев есть все возможности для создания своего собственного государства, а получили они все эти возможности от нас, и это имеет принципиальное значение. Израиль не хочет ни над кем доминировать. Мы не для того когда-то ушли из Египта и вышли из-под власти фараона, чтобы теперь кого-нибудь угнетать.

Можно убить человека, но нельзя убить жизнь

— Тем не менее акты насилия на палестинских территориях продолжаются. Не считаете ли вы, что Арафат больше не представляет интереса для Израиля как партнер по мирным переговорам?
— Мы не можем выбирать себе соседей и тем более не можем назначать их лидеров. Мы не имеем права уволить господина Арафата, это могут сделать только палестинцы. Если Арафат даст приказ прекратить насилие, я не вижу никаких причин, по которым мирный процесс тогда не сможет продолжиться. Наша армия и полиция не начинали насилия первыми. Все их действия были реакцией на действия палестинцев. И даже сейчас мы не заявляем о прекращении мирного процесса. Сейчас необходима переоценка всей ситуации в свете тех решений, которые приняла Лига арабских государств на встрече в Каире. Мы ждем также результатов выборов в США, а также проверки слухов о том, что палестинцы собираются все-таки объявить о создании своего государства 15 ноября. Только после такой переоценки можно принимать какие-то решения.
— А как вы оцениваете результаты встречи арабских лидеров в Каире?
— Они оказались хуже, чем мы надеялись, но все-таки лучше, чем мы боялись.

Сейчас необходима переоценка всей ситуации

— Каким вы видите решение проблемы Иерусалима?
— Это очень сложный вопрос. У проблемы Иерусалима есть политическая и есть религиозная сторона. С точки зрения политической главный вопрос — у кого большинство. Если мы будем считать население арабских пригородов Иерусалима жителями города, то демографически они составляют большинство. Если же мы будем считать население в пределах городской черты, то большинство у израильтян. У этих людей должна быть возможность остаться жить на территории государства Израиль. Что же касается религиозной проблемы, то тут и у нас, и у арабов есть серьезные аргументы. На территории размером меньше Московского Кремля сошлись 3 тысячи лет еврейской истории, 2 тысячи лет христианской и 1400 лет мусульманской. Компромисс, устраивающий всех, найти вряд ли удастся. Если Храмовая гора попадет только под мусульманский контроль, это вряд ли обрадует не только евреев, но и христиан. Компромисс возможен в политике, но, увы, невозможен в религии. Ибо там, где начинается святость, заканчивается логика. Но и тут надо проявить терпение и искать выход.
— Почему Россию не пригласили на саммит в Шарм-эш-Шейхе и есть ли для нее еще место в ближневосточном мирном процессе?

Компромисс, устраивающий всех, найти вряд ли удастся

— Для нас Россия по-прежнему остается коспонсором мирного процесса. Список приглашенных в Шарм-эш-Шейхе определяли хозяева — египтяне. Так что все вопросы относительно неприглашения российской стороны нужно обратить к ним. Я хотел бы напомнить, что даже президент Клинтон во время саммита называл себя гостем египетского президента Хосни Мубарака.

Досье «МН»

Шимон Перес — один из ведущих израильских политиков — возглавлял в 1977 — 1992 гг., а также в 1997 году Трудовую партию Израиля («Авода»), в 1984 — 1986 гг., 1995 — 1996 гг. был премьер-министром Израиля, в 1992 — 1995 гг. — министром иностранных дел. Вместе с премьер-министром Израиля Ицхаком Рабином и председателем Организации освобождения Палестины Ясиром Арафатом Шимон Перес был награжден Нобелевской премией Мира 1994 года за участие в мирном процессе, который был начат подписанными осенью 1993 года в Осло соглашениями между Израилем и Организацией освобождения Палестины.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru