Русская линия
Московские новости09.04.2002 

Между Востоком и Западом
Малютин Алексей

С новой силой разгорается борьба за Украинскую православную церковь. По одну сторону невидимого фронта — Константинополь, по другую — Москва.
Освящение недавно восстановленного Успенского собора Киево-Печерской лавры — второго по значению после Софийского собора храма Украины — едва не пришлось отменять. Вернувшиеся с Архиерейского собора в Москве иерархи Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) серьезно опасались крупномасштабных столкновений между верующими, если освящение состоится 24 августа, в День независимости Украины. Дело в том, что свои права на восстановленный собор предъявил глава другой Украинской православной церкви — Киевского патриархата (УПЦ КП) — Патриарх Филарет (Денисенко), в свое время лишенный сана и преданный анафеме Русской православной церковью. Действительно, несколько лет назад именно он закладывал первый камень в фундамент восстанавливаемого Успенского собора. На этот раз все обошлось: украинские омоновцы умело развели православных разных юрисдикций, готовых решать межрелигиозные споры с помощью силы.

+ + +

Конфликт, однако, не затихал, а разгорался. События последних двух месяцев показали, что на Украине начинается настоящий «последний и решительный бой» за те храмы, которые относят себя к православному вероисповеданию. Более девяти тысяч из них принадлежат Московскому патриархату, точнее — его украинскому подразделению — «Украинской православной церкви Московского патриархата». Остальные три тысячи с Московским патриархатом давно порвали и ориентируются на так называемое Вселенское православие — Константинопольский патриархат. Основная часть его приходов расположена в Западной Европе и Северной Америке. Ситуация обострилась в конце февраля, когда во Львове скончался Патриарх Димитрий (Ярема), бывший советский диссидент, один из духовных лидеров борцов за украинскую независимость, а в последние годы своей жизни — глава Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ). Незадолго до смерти 90-летний Патриарх подписал завещание, согласно которому УАПЦ должна подчиниться главе Украинской церкви в диаспоре — митрополиту Константину (Багану). В свою очередь, митрополит Константин — верховный пастырь нескольких миллионов православных украинцев, проживающих на Западе — в 1995 году был принят в юрисдикцию Константинопольского патриархата и подчиняется непосредственно Вселенскому Патриарху Варфоломею I. Таким образом, через митрополита Константина около тысячи православных приходов на Украине (именно столько объединяет УАПЦ) стали приходами Константинопольского патриархата.

+ + +

Накануне Архиерейского собора РПЦ, проходившего в середине августа в Москве, четыре десятка украинских православных архиереев, подчиняющихся Московскому патриархату, обратились к Собору с просьбой рассмотреть вопрос о предоставлении УПЦ МП канонической автономии. Автономия — промежуточная стадия процесса обособления одной поместной церкви от другой. При этом она с неизбежностью подразумевает получение в будущем автокефалии — полной самостоятельности. Просьбу архиереев УПЦ МП сопровождало письмо президента Украины Леонида Кучмы — он приводил различные аргументы в пользу автономии УПЦ МП, главный вот какой: церковь должна поддерживать суверенитет украинской державы. Архиерейский собор, однако, остался глух к этим прошениям и постановил «оставить все, как есть».
Было ли такое решение дальновидным? Вопрос. Сегодня события на «церковном фронте» Украины начинают развиваться по «жесткому сценарию». Две независимые от Москвы Украинские православные церкви провели в августе — сентябре свои соборы. Сначала Патриарх Филарет (Денисенко) созвал своих сторонников, объединенных в Украинскую православную церковь Киевского патриархата (УПЦ КП, около двух тысяч приходов), и провозгласил «курс на Константинополь». Позже иерарх Константинопольского патриархата митрополит Константин провел в Киеве Поместный собор УАПЦ, который постановил просить Константинопольский патриархат полностью принять УАПЦ в свою юрисдикцию и разрешить ей избрание канонического Патриарха — всея Украины.
Константинополь очень благосклонно принимает все эти обращения и прошения, которые подкрепляет своими активными действиями украинское правительство — вице-премьер Украины Николай Жулинский постоянно ездит в Стамбул, где встречается с Патриархом Варфоломеем. Похоже, что тенденция к обособлению украинского православия от Москвы в ближайшее время будет только усиливаться. Во-первых, у Московского патриархата почти не осталось реальных рычагов влияния на УПЦ МП, кроме ослабевающей ностальгии «русскоязычного населения» Украины по «единой и неделимой» советской родине. Во-вторых, стремление украинского православия оказаться в объятиях Константинопольского патриархата совпадает с политикой Киева, его желанием войти в объединенную Европу, в НАТО — одним словом, сделать Украину европейской страной.

+ + +

Чем чреват переход украинского православия в юрисдикцию Константинополя для Московского патриархата? Самое очевидное — беспрецедентное падение международного веса и авторитета Русской православной церкви. Потеряв половину своих приходов (напомним, что из 18 тысяч храмов Московского патриархата более 9 тысяч находятся на Украине), Русская церковь окажется почти равной по числу храмов, например, Румынской. В таком положении ей уже будет трудно претендовать на лидерство среди церквей славянских народов и «на равных» общаться с Константинополем. Вторая опасность — может быть, более серьезная — глобальный раскол мирового православия, сходного с расколом 1054 года, который разделил христианство на Западную и Восточную церкви. Если Москве и Константинополю не удастся «мирно» поделить Украину, то Москва может пойти на крайнюю меру — «прервать каноническое общение» с Константинополем. Такое произошло недавно: в 1996 году, когда Константинопольский патриархат принял в свою юрисдикцию православные приходы Эстонии (их там чуть более сотни). Московский Патриарх Алексий II демонстративно перестал поминать Вселенского Патриарха Варфоломея I — это в православной традиции означает, что один Патриарх перестал считать каноническим другого. Скандал удалось уладить благодаря тонкой дипломатии митрополита Кирилла (Гундяева), но вопрос остался.

+ + +

Церковный конфликт на Украине трудно считать делом сугубо религиозным. Позиции Русской православной церкви слабеют потому, что слабеют позиции России на международной арене. Наша страна медленно, но верно возвращается на путь конфронтации с Западом, политики все чаще толкуют об «особом пути», который фактически может лишить Россию возможности стать равноправным членом европейской семьи народов, «особый путь» подталкивает ее к союзам с сомнительными режимами диктаторского толка. Как показывает свежий пример Слободана Милошевича, подобные режимы оказываются колоссами на глиняных ногах, готовыми рухнуть, они крайне ненадежны как союзники. Среди бывших стран социалистического блока, даже среди бывших союзных республик, не осталось никого (кроме Беларуси), кто стратегически ориентировался бы на Москву. Можно ли удивляться, что намерения и воля своих стран и народов становятся ориентиром и для Церкви. Выходом из тупика и для России, и Русской православной церкви мог бы стать отказ от изоляционизма, активное участие в процессах интеграции.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru