Русская линия
Русская неделяПротопресвитер Димитриос Вакарос15.09.2009 

Нужно ли радоваться смерти?

Об авторе: Протопресв. Димитриос Вакарос родился в ноябре 1937 года близ г. Янина в Греции. В 1963 г. женился и был рукоположен во диакона и пресвитера. В 1969 г. уехал на учебу в США, по возвращении служил в храме вмч. Димитрия Солунского (Фессалоники). Дипломант различных учебных заведений (Фессалоники, Нью-Йоркская семинария, по литургическому богословию и гомилетике). С 1990 по 2005 гг. был директор Высшей Церковной Школы г. Фессалоники.

Смерть

Есть те, кто говорят, что христианам надо с радостью встречать смерть. Однако Сам Христос плакал. Да, Христос плакал, воздыхал внутри себя с болью и был смущен от скорби. И только жертвуя добровольно Своей жизнью, Он ниспроверг и уничтожил смерть, дая через смерть вечную жизнь как дар всем тем, кто веруют в Него.

Для Христа, как и для учеников Его, смерть есть трагедия и ужас. Она абсолютно противостоит Богу, Который есть жизнь. Она — прямое последствие дьявола и греха. Это последнее оружие дьявола. Это тление, разобщение, разделение, безобразие, безумие, абсурд. Это — сам дьявол. Смотря на это состояние, цельный и совершенный человек может только лишь заплакать, и Иисус зарыдал.

Иисус пролил слезы, когда узнал, что друг Его Лазарь умер. Он заплакал, после того, как увидел творение Его, человека, созданного по образу и подобию Его, смердящего среди могильного тления. Заплакал, после того, как произнес слова «Я есмь воскресение и жизнь» миру, который сотворил для того, чтоб он был раем, и который из-за греха превратился в кладбище, полное костей умерших людей.

Иисус также плакал, глядя на Иерусалим, и был пот Его, как капли крови в Гефсимании перед предстоящей Его смертью. Он просил Отца Своего, чтобы пронес мимо Него чашу мук, если возможно. Перед мертвым Лазарем Иисус «восскорбел духом и возмутился» (Ин. 11, 33), и перед Своей собственной смертью сказал: «Душа Моя скорбит смертельно» (Мф. 26, 38).

Мы, христиане, плачем, как и Господь наш, при виде смерти. Плачем перед господством смерти в этом мире. И мы блаженны в этой скорби нашей: «Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф. 5, 4) и «Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеётесь» (Лк. 6, 21). Мы скорбим о трагедии человека и мира, которые были созданы для нетления и бессмертия.

И затем ради слез наших входим вместе с Христом в побеждающую жизнь Его. Плакавший перед Своей собственной смертью, Иисус вошел в царство смерти и его ниспроверг, освобождая всех тех, которых смерть держала пленниками.

Яко живоносец, яко рая краснейший, воистину и чертога всякаго царскаго показася светлейший, Христе, гроб Твой, источник нашего воскресения.

Очень часто мы, христиане, бываем ответственны, что делаем то, что Христос не делал. Мы повинны, поскольку воспринимаем смерть как что-то позитивное и хорошее. Множество раз утверждаем, что смерть происходит от Бога и что Бог устроил смерть. Но Священное Писание нам ясно говорит: «Бог не сотворил смерти» (Прем. 1, 13), и апостол Павел настаивает: «Последний же враг истребится — смерть» (1 Кор. 15, 26).

Нет оправдания смерти во Христе. Это только полная катастрофа. И пока не существует ясного ее объяснения. Есть только предстояние ей как чему-то дьявольскому и противному Богу, как полному уничтожению. Внешне остается форма и вид смерти, внутренне же ее триумф связан, победа ее утеряна и сила ее совершенно уничтожена. «Поглощена смерть победой. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?» (1 Кор. 15, 55). Эти слова апостола Павла, взятые из слов пророков, составляют основу характерного церковного пасхального гимна св. Иоанна Златоуста и также центр его пасхального слова. Они читаются в православных храмах в ночь на Пасху, удостоверяя о победе Христа над смертью.

Апостол Павел написал, что он сам имел «желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше», (Флп. 1, 23). Однако это желание апостола не основывается на утверждении того, что смерть это благо. Ибо в точности наоборот, вольное стремление свидетеля Христова умереть не может быть воспринимаемо как оправдание смерти, но само это желание апостола Павла основывается на твердом знании того, что трагедия смерти становится во Христе победой. Абсолютно ничего не может воспрепятствовать христианину быть со Своим Господом, даже смерть, которая уже побеждена и стала бессильной и мертвой. «Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8, 38−39).

Христос воскрес из мертвых. В этом вся христианская проповедь, основное учение и великая надежда. «А если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (1 Кор. 15, 14). Но Христос воскрес, и об этом поет Церковь наша сорок дней, от Пасхи до Вознесения. «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав». Потому смерть в свете Христа остается как трагедия и ужас. Это явление глубоко инородное и чуждое Бога и Жизни. Поскольку смерть Спасителя предшествовала нашей смерти, во Христе смерть становится еще и путем к более глубокому и совершенному единству человека с Богом. В этом парадокс, но и победа веры нашей. Орудия дьявола становятся средством всемирного спасения, путем к вечной жизни как человека, так и всего творения.

Нет больше смерти, поскольку Христос воскрес и жизнь жительствует.

Иерей Филипп Парфенов

Перевод книги «ΑΠΟ ΤΗΝ ΓΕΝΝΗΣΗ ΜΕΧΡΙ ΤΗΝ ΠΕΝΤΗΚΟΣΤΗ» (Θεσσαλονίκη, 2009) протопресвитера Димитриоса Вакароса, настоятеля базилики св. вмуч. Димитрия Солунского в Фессалонике

http://www.russned.ru/hristianstvo/nuzhno-li-radovatsya-smerti


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru