Русская линия
Русская неделяСвященник Владимир Язов26.01.2007 

Архиепископ Тобольский и Сибирский Варнава (Накропин) — 1913−1917 г

Государь Император всемилостивейше изволил пожаловать
к дню 10-го июня 1916 г. орден Св. Владимира 2-ой степени
преосвященнейшему Варнаве, епископу Тобольскому и
Сибирскому.1

А 5 октября того же года преосвященнейшему Варнаве был пожалован сан архиепископа. Наряду с другими сибирскими иерархами он остается в благодарной памяти сибиряков за то, что при его непосредственном участии и ходатайстве митрополит Иоанн (Максимович) был причислен к лику святых, причём, прославление это проходило в тяжелейшее для России время: шла мировая война.

Архиепископ Тобольский и Сибирский Варнава (Накропин)В архивах сохранились некоторые фотографии владыки Варнавы. Пожилой архиерей благообразной внешности, спокойные и добрые глаза, широкая борода — таков его облик. Архиепископ Варнава, в миру Василий Накропин, родился в Олонецкой губернии в крестьянской семье в 1859 г. Окончил Петрозаводское городское училище. С юных лет он был «не от мира сего», прилежный постник и молитвенник, чуждавшийся мирских развлечений. В 1895 г. после нескольких лет странничества он поступил послушником в Клименецкий монастырь. Тихий и упорный, уже вскоре снискал любовь настоятеля. Спустя два года он принимает монашество с именем Варнава, затем удостаивается рукоположения в иеродиакона и иеромонаха, а в1899 г. становится настоятелем. Спустя пять лет Варнава возводится в сан игумена и вскоре перемещается настоятелем Палеостровского монастыря, с возведением в сан архимандрита. В 1908 г. митрополит Московский Владимир, ценя достоинства архимандрита, ходатайствует перед Синодом о перемещении о. Варнавы на должность настоятеля Коломенского Троицкого монастыря, в котором за два года он восстановил благолепное истовое богослужение и добрые порядки в иноческой жизни, так что владыка Московский, в воздаяние заслуг переместил его в первоклассный Коломенский Богоявленский монастырь. Столь быстрое продвижение о. Варнавы не могло не вызвать разноречивые мнения. О. Варнава не получил систематического церковного образования, которое в начале 20 в. было знаком определённого достоинства. Но будущий епископ брал не этим. Начитанный в святоотеческом наследии, обладая живым любознательным умом и смирением, он приобрел большую пастырскую мудрость. В народе о. Варнава прославился добрыми проповедями. Являясь человеком мягким, он оставался прост в общении. Своими проповедями собирал в храмы огромное количество народа, а после службы мог часами беседовать на духовно-нравственные темы со своими прихожанами. За советом к нему приходили все слои населения: и посетители придворных салонов, и крестьяне, и даже рабочие. Приезжали и старообрядцы. О. Варнава стал одним из немногих пастырей, к мнению которого прислушивались высшие слои общества. Его приглашали и ко двору, даже в Ливадию, на летнюю дачу царской семьи.

28 августа 1911 г. состоялась хиротония архимандрита Варнавы во епископа Каргопольского, викария Олонецкой епархии. Владыка начинает, как в молодые годы, странствовать вокруг своей земли подобно древним русским святителям. Его с почетом, при большом стечении народа встречают всюду. И каждый раз он произносит проповедь, которая «глаголом жжет сердца», очищает, врачует, воспитывает паству. О поездках по епархии еп. Варнавы рассказывают многие страницы олонецких газет. Автор одной из газетных статей так был переполнен впечатлениями, что ему понадобилось несколько дней, чтобы прийти в себя, записать увиденное и пережитое: «Пишущий эти строки, утомленный дорогою и впечатлениями дня, с трудом пробрался к выходу из собора, а неутомимый владыка все благословлял и благословлял…» 2. В многочисленных поездках по плохим проселочным дорогам в любую погоду в апреле 1912 г. еп. Варнава сильно простудился и «в совершенно бесчувственном состоянии был доставлен своими почитателями в Каргополь, где были приняты энергичные меры к восстановлению здоровья владыки.» 3. Местом своей резиденции в Каргополе еп. Варнава избрал Спасо-Преображенский монастырь. За короткое время он снискал любовь братии, хотя был строг и подчас перемещал непослушных в отдаленные обители.

Епископ Варнава выступал за подъем истинного древнего благочестия (за что его и уважали староверы) и был нелицеприятен в выражении своего мнения о нововведениях и послаблениях устава и правил поведения на службе в храме. Наиболее характерным является слово, произнесенное еп. Варнавой на одном из приходов: «Ваш пастырь при встрече назвал меня „опытным врачом духовным“. Опытным врачом я назваться не могу, т.к. еще недавно на службе в сане епископа…». В этих словах видится пастырское смирение владыки. «…вся моя жизнь протекла в одной с вами губернии…» 4. Здесь он подчеркивает свое единство с паствой. Далее епископ посвятил свою проповедь исполнению правил внешнего благочестия: начав с учительской униформы, которая в подражание петербургским людям обрела недопустимые формы, вплоть до декольте и шляпы при посещении храма, что, по мнению еп. Варнавы, развращало учеников и показывало пример неуважения церковной традиции. Второе, о чем пекся владыка, — это смешанные хоры, где мужские и женские голоса звучат не антифоном с разных клиросов, но сливаются в общем хоре, что создает атмосферу светского пения, и красота внешняя заслоняет молитвенную чистоту звучания. Свою мысль о разделении хоров преосвященный воплотил уже во время служения в Тобольске, где подвергся за эту справедливую строгость нареканиям от паствы.

После богослужения владыка обычно навещал членов местного причта, для каждого находил слова утешения, участия, ободрения. Любовь, которую он снискал в Каргополе и у паствы, и у духовенства, проскальзывает даже на страницах сухой хроники церковных событий: информация о служении еп. Варнавы сопутствуется эпитетами «ласковое», «задушевное», «теплое». 5

Почитателей у еп. Варнавы появлялось все больше. Что особенно замечательно, местные старообрядцы, обычно не подпускающие к своим молельням никого из духовенства и обычно моющие руки после рукопожатия с «никонианцем», наперебой приглашали еп. Варнаву не только в дома, но даже просили служить молебны в своих часовнях. Благодаря его усердию служба повелась истовая, полная, длинная и торжественная, что так любят староверы, которые нередко стали заглядывать на архиерейские службы, вслушиваться в поучения владыки, всегда простые, мирные и глубокотрогательные". 6 Результатом этого стало присоединение к Православию священника раскольничьего австрийского согласия Гавриилы Яковлевича Фомина, что «поповал в деревне Хрулевской». 7

Знаменательное событие произошло в мае 1912 г. «Неутомимый викарий Варнава, слабый, по-видимому, телом, но крепкий духом, предпринял путешествие с крестным ходом в Александро-Ошевенский монастырь (от Каргополя до монастыря 42 версты)». 8 Такие ходы когда-то совершались ежегодно. Они всегда собирали большое количество людей. Ход продолжался несколько дней. «Его Преосвященство изволил шествовать в полном святительском облачении с архиерейским посохом в руках все первые 12 верст, не выказывая ни малейшего утомления».9 В попутных деревнях, где были часовни, крестный ход останавливался, еп. Варнава совершал краткие богослужения. К крестному ходу присоединялись все новые люди, и к монастырю уже подходила огромная процессия длиной 8 верст. Навстречу городскому ходу из ворот Ошевенского монастыря вышел встречный крестный ход. По прибытию объединенного хода в обитель духовенство непрерывно служило молебны у раки прп. Александра Ошевенского. Затем сразу в трех церквях монастыря служили всенощную. На литию вышли одновременно из трех церквей. В ограде — вблизи раки — всенощное бдение было продолжено и прочтен акафист святому… Воспоминаний об этом крестном ходе у каргопольцев было очень много. Не забыл этого события и еп. Варнава. Через два года, будучи уже на Тобольской кафедре, он посвятил один из вновь построенных храмов глубокопочитаемому им святому — прп. Александру Ошевенскому, Каргопольскому чудотворцу. (Вышеназванный храм находится в п. Красный Яр Нижнетавдинского р-на в 50 км от Тюмени).

Личная дружба связывала владыку Варнаву с не менее известным нашим земляком Григорием Ефимовичем Распутиным. Каргопольский владыка даже приезжал к нему в с.Покровское. Вот свидетельство об этом Покровского священника о. Петра Остроумова: «20 июня (по-видимому, 1912 г.) на пароходе к Распутину приехал преосвященнейший епископ Каргопольский Варнава и с ним Андрей иеромонах…Как только показались на пароходном трапе епископ и иеромонах, Распутин и вся его семья запели тропарь пятидесятницы. Еп. Варнава благословил его и затем они трижды облобызались… Погостив два дня, еп. Варнава и иеромонах отбыли из Покровского…» 10

Любовь каргопольцев к своему епископу все же не помешала его новому назначению: 2 ноября 1913 г. он стал епископом Тобольским и Сибирским. 16 ноября 1913 г. жители Каргополя провожали владыку. После торжественной литургии, на которой присутствовал чуть ли не весь город и 20 священников, каргопольцы поднесли ему икону св. апостола Варнавы, небесного покровителя владыки (память которого, кстати, празднуется церковью 11 июня, на следующий день после дня свт. Иоанна Тобольского). Когда владыка отбыл в Тобольск, за ним последовали двое иноков Спасо-Преображенского монастыря — библиотекарь и ключник — представители двух наиболее «интеллигентных» должностей, что свидетельствует о понимании и разделении убеждений своего владыки. 16 октября 1914 г. преосвященный епископ Тобольский Варнава, движимый чувством особенного благоговейного почитания свт. Иоанна как избранного сосуда благодати Божией с подобающей честью переложил святые мощи свт. Иоанна из склепа в серебряную раку. 11 С этого момента начинается ежегодное празднование обретения мощей свт. Иоанна.

3 мая 1916 г. глубокой ночью еп. Варнава совместно с митрополитом Московским Макарием обрядил святые мощи свт. Иоанна Тобольского в святительское облачение, а 10 июня стал соучастником его прославления. Это был последний прославленный Церковью святой Царской России. 12 Государь Император Николай II из ставки отправил владыке телеграмму: «Сердцем и душою был сегодня в молитвенном единении со всеми присутствовавшими на светлом торжестве прославления святителя Иоанна Максимовича. Твердо уповаю на молитву его о спасении Руси православной и о помощи свыше доблестному воинству нашему».13 Оправдались ли тогда эти упования царя-страстотерпца? Да! На фронте, после длительного затишья и неудач, русские войска под руководством генерала Брусилова прорвали позиционную оборону врага и заняли значительную территорию. Знаменитый Брусиловский прорыв продолжался до 31 июля 1916 г. Противник потерял тогда 1,5 млн. человек. 14 Но наступала другая эпоха. Безумный разгул богоотступничества в России уже переполнил чашу Божьего терпения. Россия должна была пройти крестным путем страданий и великих испытаний. В ночь на 17 декабря 1916 г. убит раб Божий Григорий Распутин, бывший, может быть, самым искренним другом царской семьи. 23 февраля 1917 г. началась антирусская, антихристианская революция.

2 марта 1917 г. в Пскове Государь Император Николай II отрекся от Российского престола.

8 марта Император и его семья арестованы Временным правительством. В тот же день 8 марта архиепископ Варнава был беззаконно удален с Тобольской кафедры распоряжением Временного правительства и уволен на покой вместе с рядом архиереев (митр. Московский Макарий, митр. Петроградский Питирим, архиеп. Сарапульский Амвросий) 15

После удаления с Тобольской кафедры владыка Варнава был фактически сослан в Высокогорский Воскресенский монастырь Нижегородской губернии. В 1918 году архиеп. Варнава подвергался аресту и был заключен в Бутырскую тюрьму в Москве, где претерпел допросы и унижения новоявленной рабоче-крестьянской власти. 3 июня 1919 г. он был назначен настоятелем Троицкого Калязина монастыря Тверской епархии. В 1920 г. владыка Варнава назначен архиепископом Архангельским, но к месту назначения, по-видимому, по состоянию здоровья не поехал. 13 апреля 1924 г. архиепископ Варнава скончался в Москве. Погребен там же. Чин отпевания совершил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Тихон. 16

Примечания:
1. Святитель Христов Иоанн Максимович, митрополит Тобольский и всея Сибири. Дни торжеств прославления. 1916 г., с. 7.
2. Деятельность первого викария Олонецкой епархии епископа Каргопольского Варнавы. М.А.Смирнова. Архангельск. 1996 г., с. 2.
3. Там же, с. 3.
4. Каргополь. Историческое и культурное наследие. И.Ю.Чмырева. Каргополь. 1996 г., с. 157.
5. Там же.
6. См. п. 2,с.4.
7. Там же.
8. Олонецкая Неделя, № 25, 1912 г., с. 13.
9. Там же.
10. Неизвестное о Распутине. В.Л.Смирнов. Слово. Тюмень, 1999, с. 43.
11. Житие святителя Иоанна (Максимовича), митрополита Тобольского и всея Сибири. Тобольск, 1995, с. 23.
12. Светочи земли Сибирской. В.Сафронов. Екатеринбург. Уральский рабочий. 1998, с. 249.
13. См. прим.1, с. 4.
14. Николай II. Венец земной и небесный. В Губанов. М., АО «Форма-пресс», 1997, с. 432.
15. На рубеже двух эпох. Митрополит Вениамин (Федченков). М., Отчий дом, 1994, с. 412.
16. За Христа пострадавшие: гонения на РПЦ 1917−1956. Биографический справочник. Кн.1. М., Православ. Св.-Тихоновский Богослов. Ин-т. 1997, с. 215.

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru