Русская линия
Шестое чувство Василий Ирзабеков24.05.2008 

Мужское начало

Это необычное письмо пришло ко мне по электронной почте и стало той последнею каплей, после которой не выговорить все то, что накопилось за два с лишним десятилетия, было уже невозможно. Поводом для него, как выяснилось, стала одна из моих бесед о проблеме чистоты русского языка в эфире радио «Радонеж». Дозвониться не удалось, а потому слушательница решила написать.

Признаюсь, письмо этой молодой умной женщины поразило меня с первых же строк своим решительным тоном. Но это был тот редкий случай, когда жесткость суждений не обидна, ибо продиктована не грубостью автора, не желанием его причинить тебе боль, а его собственной болью. Столь бурная реакция была вызвана, как выяснилось, моей невинной просьбой к ведущей передачи, известной чтице, наговорить написанную мной книгу «Тайна русского слова» для аудиодиска. Вынужденно опуская интересные мысли и наблюдения о русской словесности, остановлюсь на второй части письма, сохраняя авторские стиль и написание: «У нас почти совсем отсутствует мужское слово в образовании. Все, начиная с семьи и продолжая детскими садами, школами, институтами, заполнено сладкоголосыми (а иногда и не сладкоголосыми) „поучающими“ женщинами. Я окончила университет, где впервые столкнулась с „мужским“ преподаванием, и с уверенностью могу сказать, что даже самая невнятная мужская речь обладает очень сильным воздействием на сознание человека (вне зависимости от пола последнего). Слово, произнесенное мужчиной, — закон. Ведь не случайно, что БОГ — ОТЕЦ, СЫН и ДУХ СВЯТОЙ не имеют женского пола. И все, что сказано и сделано ТРОИЦЕЙ — непреложно и существенно (и в смысле значимости, и в смысле реального осуществления). Дайте самой сладкоголосой женщине прочесть текст Литургии, и Вы поймете, о чем я хочу сказать! Кроме того, многие матери воспитывают своих детей (и что особенно плачевно — сыновей) без отцов (к сожалению, я не являюсь исключением из этого „правила“). Пожалуйста, УСЫНОВИТЕ наших детей через свое МУЖСКОЕ СЛОВО, МУЖСКОЕ НАСТАВЛЕНИЕ! Поверьте, это не так малозначительно, как кажется на первый взгляд. Дайте нам услышать и поверить в то, что еще есть национальное здоровье, которое вы готовы передать не только своим „биологическим“ детям, но и всем, кто хочет получить это восПИТАНИЕ из ваших уст!

Я не женоненавистница. Просто я ратую за то, чтобы в России появилось больше МУЖСКОГО созидания и зазвучало МУЖСКОЕ (ОТЕЧЕСКОЕ) слово, которому мы с радостью поМОЖЕМ. Низкий поклон, Мария».

* * *

Итак, речь пойдет о мужском начале в нашей жизни. А значит, в семье, в школе, на службе, в храме, в каждодневном бытовании каждого из нас и государства в целом. И первая же ассоциация — одно из родительских собраний двухлетней давности в классе, где учится младшая дочь, тогда шестиклассница. Кстати, нельзя не заметить, что родители на этих традиционных мероприятиях почти поголовно мамы. Словно вопросы воспитания будущих мужчин (а мальчиков почти столько же, сколько и девочек) нисколько не волнуют мужчин нынешних, их отцов. Увы, неполные семьи — одна из печальных примет нынешней российской действительности. Но они (слава Богу!) не тотальны. Так почему даже один отец, оказавшийся в школьных стенах не по вызову завуча или классного руководителя, а по собственной доброй воле, интересующийся раз в полгода (или того реже) делами своего чада, — столь редкостное исключение? Словно речь о таких традиционно «женских» обязанностях, как приготовление еды, стирка белья и кормление малышей грудью. К слову, многие упорно не хотят замечать того факта, что большинство женщин, которых в России все еще продолжают считать «слабым полом», успевают, помимо этих каждодневных обязанностей, успешно и помногу трудиться и учиться. Так вот, главной темой на том памятном собрании стало скандальное, по мнению многих (но не всех!), событие: один из мальчиков пришел в школу с мелированными (!) волосами. Это был далеко не единственный его «фокус», но этим он окончательно допек всех. Помню, меня поразила тогда реплика матери другого ученика, в ответ на мое, прямо скажем, весьма неравнодушное выступление заявившей, не скрывая собственного недовольства, что «у нас свобода». Ответный же вопрос: «Свобода чего?» — она так и не удостоила ответом. К слову, отец «крашеного» мальчика за все годы его учебы посетил школу один раз, да и то по вызову директора, чтобы в результате попросту нахамить ей. Такая вот ситуация, весьма типичная, когда судьба пусть юного, но все же мужчины, решалась — в очередной раз — практически одними женщинами, которые и на сей раз (тот случай, когда, как говорится, слава Богу!) одержали верх, принудив учащегося принять внешний вид, не позорящий его пола, но куда более соответствующий ему. Полу мужчины.

Что же значит в русском языке это коротенькое слово пол? Как часто, заполняя разного рода анкеты и доходя до этой обязательной графы, не преминем, иной раз, шутливо парировать: пишите, мол, паркетный. Не осознавая при этом, как высок подлинный смысл этого и впрямь кратенького словца, возводящего нас к Священному Писанию, к истории сотворения человека.

Вслушаемся же в слова Библии: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1, 27). Получается, что язык наш запечатлел великую тайну творения, когда человек — это мужчина и женщина как единое целое (заметим, именно мужчина и женщина, но никак не мужчина и мужчина, женщина и женщина), как две ипостаси нового чина, что сотворил Господь вослед девяти ангельским чинам и «умалил еси малым чем от Ангел» (Пс. 8, 6). А потому, заполняя в анкете пресловутую графу, тем самым исповедуем, что являем собой мужскую (или женскую) половину сокровенного замысла Божия о человеке. Как важно поэтому строго следовать правилам своего пола, хранить его таинство, предначертанное Самим Творцом. А чтобы прочувствовать небесную красоту этого русского слова, припомним, что в заполонившем ныне мир английском языке пол человека звучит как sex, освобождая нас тем самым не только от необходимости перевода, но и каких-либо комментариев…

И еще. В отличие от малороссийского (чловiк), английского (man), азербайджанского (адам) и многих иных языков, где понятия мужчина и человек суть синонимы (эдакий мужской шовинизм!), а значит, налицо искажение Священного Писания, в русском языке человек — это и мужчина, и женщина. Так две половины, мужская и женская, по замыслу Божию о человеке, становятся единым целым. Что же до иного смысла слова «пол», то происходит оно от древнего способа строительства, когда бревно распиливали пополам, укладывая эти половины рядком плоскими поверхностями вверх.

* * *

Возвращаясь к нашей истории, заметим: она не могла случиться еще два-три десятилетия назад. Будь же рассказана тогда, была бы воспринята слушателями как ненаучно-фантастическая. Более того, сейчас все чаще говорят и пишут о том, что в дореволюционной России крестьянские дети отличались особенным благочестием, почтительным отношением к взрослым и старикам. И это, заметим, в среде, которая, в отличие от городской, была формально удалена от очагов культуры и высшего образования и где люди со специальным педагогическим образованием — в отличие от нынешнего времени — были все же редкостью. Само же словосочетание «церковно-приходская школа» за советские годы стало вообще нарицательным, означая косность, примитивизм, чуть ли не мракобесие.

Отчего же так разительно в лучшую сторону отличались тогдашние дети от наших нынешних, так хорошо информированных, чуть не с малолетства знакомых с компьютером и иными высокими технологиями? Поверьте, проблема не только в трагическом для нашего народа отделении Церкви от государства и образования от Церкви, учиненном безбожной властью. Правильному воспитанию детей и подростков в немаловажной степени способствовал сам традиционный многовековой общинный крестьянский уклад, счастливо заключавшийся еще и в том, что ни для кого из взрослых любой другой — не его — ребенок не воспринимался как чужой. А потому взрослый привычно выговаривал ему в случае неправильного поведения и мог даже наказать, не рискуя при этом навлечь на себя гнева его родителей. А теперь, положа руку на сердце, признаемся: многие ли из нас способны — нет, не быть благодарными, чего уж там, а просто пережить ситуацию,

когда другой дядя (или тетя) совершенно поделом надерет уши нашему драгоценному чаду за хулиганскую выходку, «бычок» в руке или сквернословие? Так о чем же говорить после этого?! Вспомним же мудрый совет, дошедший до нас из далекой античности: «Врачу, исцелися сам!».

Вспоминаю в этой связи свои школьные годы. Ныне это кажется невероятным, но добрая половина наших учителей были мужчинами.

В том числе преподаватели дисциплин, считающихся отчего-то «женскими», те же русский язык и литература, история, география. А уж о математике, физике, труде, физической культуре и говорить нечего — одни мужчины, немалая часть которых гордо именовалась тогда фронтовиками, что не могло не отражаться в наших мальчишеских глазах блеском восхищения. Да и многие директора школ были мужчинами. И это, учтите, не в России, а в южной республике.

Как важно, как целительно для нас, тогдашних мальчишек, было то, что учили они нас не только азам наук, но и — исподволь — куда не менее важным правилам мужского поведения. И это притом, что в этих краях и поныне неполные семьи — большая редкость. Чего греха таить, некоторые из учителей, хлебнувшие лиха на недавней войне, не отличались изысканными манерами и могли при случае дать тумака или припечатать суровым словом зарвавшегося школяра, — сказывались незыблемые законы восточной мужской этики. Почему-то именно они вспоминаются сегодня с большей любовью. Но это-то и было для нас благотворно, ибо незримо, с младых ногтей, вводило в сакральный круг мужчин: ведь так разговаривали, так выясняли отношения только с мальчиками.

А эти незабываемые разговоры с глазу на глаз, «как мужчина с мужчиной»?! Они сурово карали нас за грубое отношение к девочкам, приучали видеть в каждой из них сестру. Во многом благодаря этой здоровой атмосфере наше, тогда еще не окрепшее, сознание было надежно защищено от таких зол, как алкоголь и наркотики, да еще от мерзостей вроде нетрадиционной сексуальной ориентации, так смачно муссируемой ныне чуть ли не малышами.

Государство изгнало мужчин из благословенных школьных стен, лишив их достойной оплаты труда. И потому типична современная ситуация, когда здесь нет ни единого (!) мужчины. Правда, в последнее десятилетие вялое оживление в это унылое однообразие стали вносить пожилые «охранники» — печальная примета нашей, изобилующей террористическими угрозами, действительности. То же проделали с армией, вот и приходится ныне прилагать так много усилий для возрождения высокого звания воина. Пока же вагоны метро и подземные переходы пестрят наклейками типа: «Поможем откосить от армии».

* * *

А теперь попытаемся совместно проследить путь современного мальчика, родившегося в неполной или же, что встречается, увы, не реже, в так называемой неблагополучной семье, его, так сказать, жизненную траекторию. Не секрет, что в семьях, где отсутствует здоровое мужское начало (я не случайно подчеркиваю — здоровое, и, прежде всего, здоровое нравственно), мальчики, как правило, произрастают в среде, которая не только не способствует их правильному, гармоничному развитию как будущих мужчин, но искажает явные и сокрытые особенности их пола. Признайтесь, разве вам не знакомы ситуации, когда мальчика — как некую эстафетную палочку — из года в год, по мере его возрастания (никак не получается написать возмужания), передают из рук в руки женщины. Сначала мама и бабушка, затем ясли и детский сад, после школа, о которой уже изрядно было сказано выше. И всюду: женщины, женщины, женщины… несчастье мамы будущего мужчины состоит именно в том, что она, жестоко страдающая от мужского инфантилизма, своими же руками готовит «подарок» будущей женщине; запускает бумеранг, некогда так больно ранивший ее, с удвоенной ожесточенной силой. Все чаще приходится встречать мужчин, выросших в семьях, где отчаянно верховодят женщины, и волочащих по жизни воз самых разнообразных комплексов, нередко превращающих жизнь близких им людей в медленную пытку. Увы, мальчики эти, чаще всего, попросту обречены стать суррогатами мужчин. А могло ли случиться иначе? Это вряд ли, ведь с малолетства слышат они из уст самого авторитетного в этом возрасте человека — собственной мамы — о мужчинах (в том числе, и в первую очередь, о собственном отце), что все они (простите, но из песни слов не выкинешь) ничтожества и козлы. Вот и широко рекламируемый популярный «женский» сериал так и называется: «Все мужчины сво…». И тут мы, как водится, впереди планеты всей. Как иначе прикажете понимать это уже даже не настораживающее, а пугающее число переодетых в женское платье мужчин, кривляющихся во всевозможных телепрограммах? А ведь это во все времена считалось мерзостью пред Богом!

Чего скрывать, пьянство, наркомания, слабо выраженные волевые качества, нежелание и неумение создать крепкую семью и воспитывать собственных детей в чистоте и вере, защищать Родину — преодолеть этот частокол способны сегодня не все парни, и это наша с вами общая беда. Но важно то, как об этом говорить. В том же несмолкаемом ржанье, что обрушивается на граждан нашей страны с раннего утра и до поздней ночи, нет даже намека не то что на боль или сострадание, но и на малейшее сочувствие. Одно лишь постыдное глумление при полном равнодушии к нашим непростым проблемам. А ведь в русском языке, напомню, слова боль и любовь единого корня.

Беда еще и в том, что лишенная деятельного мужского участия в судьбе своей и ребенка, женщина зачастую вынужденно (!) перенимает не только традиционные мужские функции, но и традиционные же мужские привычки, и в первую очередь вредные. И не отсюда ли заполонившие наши города и веси гордые и «самодостаточные», с пивной бутылкой и цигаркой, «обрюченные» и растатуированные, бесстыже полураздетые и утыканные пирсингами, сквернословящие и матерящиеся… воспетые в веках дивные русские лебедушки. И это в стране с тысячелетней православной традицией, в уделе Пресвятой и Пречистой Богородицы и Приснодевы Марии. Сердце обливается кровью и болью за их исковерканные судьбы, не состоявшиеся зачастую по той очевидной причине, что мужи, с которыми скрестились их жизненные пути, оказались не способными достойно понести свой крест. Общеизвестно, что за спиной каждого состоявшегося мужчины стоит обычно неприметная женщина, обеспечившая, прикрывшая — если прибегнуть к военной формулировке — его тылы. И тем самым давшая ему возможность выйти на оперативный простор. Но почему же так редко говорим мы о том, что почти за каждой искалеченной женской судьбой кроется мужчина-суррогат, с равнодушием обманувший ее, не оправдавший ее надежд, походя оскорбивший и растоптавший в ней таинство ее пола? Теперь, когда мы знаем, что аборт — это не просто хирургическая операция, а форменное убийство пусть крошечного, но уже одухотворенного создания, на головы женщин, во все более устрашающем количестве убивающих во чреве своем собственных же не- рожденных чад, градом сыплются всякого рода тяжкие обвинения. Но почему так редки голоса, указующие на тех, кто так часто вынуждает, подвигает их на этот страшный шаг, — на нынешних мужчин. Тех, которым эти несчастные когда-то доверились; они же этого нежного доверия не оправдали.

Так вот, главное несчастье мальчиков, живущих в семьях, где мужчину откровенно ненавидят (а такое случается и в полных семьях) и где сам образ его повсеместно подвергается унижению и осмеянию, состоит именно в том, что они воспринимают это как некую норму. Однако жизнь есть жизнь, и как бы эти мальчики ни сторонились нормального мужского общества, рано или поздно для них наступает момент истины, когда они вступят в самое тесное взаимодействие с «миром мужчин», хотя бы во время несения срочной воинской службы. И тогда эти взаимоотношения, совершенно нормальные в традиционном мужском сообществе, воспринимаются ими как невыносимо грубые, — так недостает им этой привычной с малолетства атмосферы ублажения и потакания их капризам. И что же они тогда делают? Правильно, инстинктивно тянутся к тем мужчинам, которые с ними нежны…

Поразительно, но во время недавней лекции в Академии МВД был поражен тем обстоятельством, что около половины курсантов — девушки. Немало женщин оказалось и среди воинского состава космодрома Плесецк, где также довелось выступать. Братья по оружию, вас это «наступление» не смущает?

Только не говорите, что уже ко всему привыкли и у вас не вызывают здоровой брезгливости юноши, вертящиеся перед зеркалами и тратящие так много времени и усилий на «обустройство» собственной внешности: их крашеные волосы и замысловатые дорогие стрижки, широкие женские гребни и ободки, заколки в длиннющих космах, холеные пальцы с обилием колец, одежда со стразами и серьги по полдюжины в каждом ухе… мужском ухе!

Что ж, самое время поклониться в ножки родному правительству, так преступно попустительствующему, упорно не замечающему разнузданной пропаганды порока, когда страницы прессы и экраны телевизоров вот уже которое десятилетие пестрят смазливыми содомитами — новоявленными кумирами наших будущих мужчин.

Задумаемся, слово великий означает не только духовное, но и количественное превосходство. А значит, привычное словосочетание великий русский народ — это еще и большой числом. Однако нация, как упрямо свидетельствует статистика, уменьшается ежегодно на миллион (!). Красавицы же наши, чье высочайшее предназначенье от Бога рожать и вскармливать детей, под шумок, под пивное бульканье и зловонную похмельную отрыжку «мужиков» уходят от нас, — как печальные тени, — чтобы сгинуть, трепеща в расставленных для них другими умелыми мужчинами тенетах. Это их, еще почти детей, распинают на потных простынях любители плотских утех. Это их продажными улыбками и гримасами откровенной боли, причиняемой сексуальными садистами, переполнены бесчисленные порносайты Интернета. Это они, обманутые и униженные, в стремлении прокормить близких, обеспечить им достойную жизнь, томятся бесправными рабынями в сотнях гаремов Востока. И это их расчлененные обезображенные тела тысячами безвестно истлевают в дремучих лесах, которыми так обильна матушка-Русь. Где отцы этих девочек? Где их братья? Где их случившиеся и несостоявшиеся мужья? Где вы, мужчины?!

Во времена моей юности были, среди многих иных, необычайно популярны эти две песни. Автор стихов одной из них — русский поэт Владимир Солоухин, и называется она «Мужчины». Стихи к другой — «Разве тот мужчина» — написал аварец Расул Гамзатов. Представьте, тогда было модно быть настоящим мужчиной. И как хотел бы я, чтобы мода эта возродилась в нашем Отечестве. Мир напряженно всматривается в Россию. Она же, родимая, — с материнской любовью — в защитников своих, в сыновей. А потому невеселые свои размышления хотел бы завершить словами Солоухина:

«Мужчины, мужчины, мужчины,
Вы помните званье свое?"…

Василий (Фазиль) Ирзабеков

http://6chuvstvo.pereprava.org/0308_nachalo.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru