Русская линия
Русская неделяМонах Вениамин (Гомартели)13.05.2008 

Летопись церковных событий. 1939−1940 год

1939: 15 марта чешские земли были оккупированы фашистской Германией. В Чехии и Моравии был создан имперский протекторат. Немецкие власти стремились всех православных, проживающих на территории протектората, подчинить Берлинскому архиепископу Серафиму (Ляде, 1883−1950), который состоял в юрисдикции РПЦЗ. 3 ноября 1939 г. было заключено соглашение о переходе приходов, управляемых епископом Сергием (фото) Пражским (викария митр. Евлогия), в ведение архиепископа Берлинского Серафима. На территории Словакии было провозглашено самостоятельное государство, находившееся в фактической зависимости от немецких властей. Закарпатье вошло в венгерскую зону оккупации. Мукачевский сербский епископ Владимир (Раич) был взят под стражу венгерскими властями. Православные приходы Закарпатья и Словакии также перешли в подчинение архиепископу Серафиму (Ляде).

1939: 21 июля на патриарший престол Александрийской Церкви был выбран Митрополит Леондопольский Христофор II.

1939: 1 сентября, в первый день начала Польско-Немецкой войны митрополит Дионисий выпустил Первосвятительское послание, в котором писал:

«Соизволением Божественного Провидения принуждены мы снова стать на защиту нашего величайшего сокровища, наивысшего блага, — на защиту нашего Отечества, двадцать лет тому назад освобожденного жертвенной кровию своих наилучших сынов. Мы начинаем борьбу во имя правды и справедливости… В этой борьбе служить нам должен пример отважных и преданных сынов Речи Посполитой, наших предков — победоносного Гетмана Константина Острожского, доблестного Воеводы Киселя и др., совершивших для Отечества великие и памятные подвиги. Нерушимо верю, что Православные граждане Речи Посполитой ревностно исполнят этот святой и почетный долг, что станут все они в первых рядах нашей доблестной Армии. Те же, кто не удостоится этой великой чести и не будет призван непосредственно к пролитию своей жертвенной крови, могут быть также полезны Отечеству в сие время тяжких испытаний своей службой и гражданским трудом и тем посодействуют общей победе. Православные граждане! Любовь к Отечеству и преданность правому делу да будут тем крепчайшим звеном, которое объединит нас всех вокруг Вождя и направит нас на путь победы. С нами Бог! Призываю благословение Господне на Вас и на Ваши жертвенные подвиги и труды Отечеству на пользу.

Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы благоверным на сопротивные даруяй, и Твое сохраняяй крестом Твоим жительство. Аминь.» (К. Свитич…)

1939: 1 сентября начались заседания Архиерейского Собора РПЦЗ. главным на Соборе стал вопрос: как помочь православным в Польше (то, что она окажется завоеванной Германией было ясно с самого начала). Решено было дать архиепископу Серафиму (Ляде) указание: а) если будет необходимо, оказать помощь православной иерархии в Польше (так как она, как лояльная бывшему польскому правительству, могла подвергнуться репрессиям), б) а если в Польше иерархии не окажется (т. е. если она все-таки будет там репрессирована), принять на себя попечение о пастве, оказавшейся без архипастырского окормления (Григорий (Граббе), еп. Архиерейский Синод во II Мировую войну, с. 322).

1939: 17 сентября без объявления войны Советский Союз вслед за Германией, в соответствии с договором Молотова-Риббентропа, напал на Польшу и оккупировал большую часть ее территории. По оккупации Западной Украины и Западной Белоруссии Волынская, Виленская, Полесская и большая часть Гродненской епархий вошли в состав Московской Патриархии. По присоединении города Вильно к Литве возвратился в Вильно и высланный в свое время из Польши в Ковну митрополит Елевферий (Богоявленский) (МП), принявший от архиепископа Феодосия (Федосьева) управление Литовско-Виленской епархией. Архиепископ Феодосий обратился с прошением в Московскую Патриархию, в котором указывал, что, в 1923 году, он не уяснил себе отношений между Польской автокефальной Церковью и Церковью-Матерью в лице Московской Патриархии и потому принял от автокефального управления назначение на Виленскую кафедру, каковую и занимал до последнего времени. Видя в разрушении Польского государства суд Божий и над разрушенной вместе с ним (государством) Польской автокефалией, архиепископ Феодосии из бесед с митрополитом Елевферием уразумел незаконность Польской автокефалии и свой грех отпадения от Матери-Церкви Российской и просил простить ему невольный его грех и принять в молитвенное общение с Церковью Российской.

Определением Московской Патриархии, от 20 декабря 1939 года за N36, было постановлено: «Преосвященного Феодосия Федосьева, по принесении им должного покаяния перед духовником, принять в общение с Православной Патриаршей Церковью в сущем сане Архиепископа бывшего Смоленского, в состоянии на покое, впредь до новых распоряжений, с обращением его в ведение Преосвященного митрополита, Литовского и Виленского и с разрешением ему священнослужения по соглашению с местным Епархиальным архиереем на общем основании». («Церковное Обозрение», Белград, Югославия, N 3 — март 1940 г., стр. 5).

1939: В октябре в занятой советскими войсками Западной Белоруссии церковное управление возглавил проживавший на покое (в ссылке) в Жировицком монастыре архиепископ (фото) Пантелеймон (Рожновский).

Он послал в Московскую Патриархию прошение принять его и возглавляемые им приходы вместе с духовенством в юрисдикцию Московской Патриархии и назначить правящим архиереем Пинско-Новогрудской епархии. Одновременно архиепископ Пантелеймон писал в Москву, что Гродненская епархия, после бегства епископа Саввы (Советова), осталась без епископа и что он — архиепископ Пантелеймон — принимает эту епархию под свое архипастырское окормление. Указом Московской Патриархии, от 17 октября 1939 г. за N 613 архиепископ Пантелеймон был назначен на Пинско-Новогрудскую кафедру, и награжден бриллиантовым крестом для ношения на клобуке, а также ему был дан титул Белорусского Экзарха Московской Патриархии. (Архиеп. Афанасий (Мартос). Беларусь в исторической, государственной и церковной жизни). Еп. Митрофан (Зноско-Боровский) пишет, что архиеп. Пантелеимон в том же году был вызван в Москву: «…митроп. Пантелеймон дважды, по вызову из Москвы, посетил Первопрестольную. Возвращался он оттуда пасмурный и безмолвный… с радостью на лице говорил о Свете Христовом, излучающемся из сердец богомольцев, народа-страдальца, и с усмешкой щедро повествовал о богатых угощениях, которыми потчевали его хозяева страны и Московской Патриархии… м. Пантелеймон рассказал следующее, им лично в те посещения Москвы пережитое: — наш м. Сергий это — пленник безмолвный. Молитесь о нем и о всей страдалице Церкви. Церковь пленена, но враги Христа боятся Ее и в Ее поверженном состоянии. Приехал я в первый раз. Торжественно меня встретили. Тепло, уютно, кругом красота неописуемая… а на сердце Крест, перед глазами свежие капли Крови священной… Сидим мы с м. Сергием, после официальных встреч и беседуем, но что это? — беседа в ее деловой, главной части, происходит в письменной форме. Что это? — то ли по глухоте, старец Сергий боится громко говорить — за стеной подслушивают? или может быть, повел разговор в письменной форме, чтобы легче было перед „недремлющим оком хозяев“ отчитываться: не надо лично для ответа к ним являться и устно докладывать, берите мол, и сами читайте… А вот когда приехал я в Москву во второй раз, из уст самого м. Сергия услыхал свидетельство о том, что он пленник, что Церковь там бессловесна. Сижу у м. Сергия, к концу приближалась моя с ним вторая встреча. Раздается стук в дверь: „молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, помилуй нас“, — слышу дорогие мне, иноку, слова, и отвечаю за м. Сергия: Аминь, Входит инок, на вид инок, а кто он в действительности — один Господь знает. — Владыка, автомобиль подан, — промолвил инок и удалился, — Ах, да, поедем осматривать наши храмы московские, — сказал мне м. Сергий и, подойдя вплотную, шепнул мне на ухо: владыка, помолитесь прежде, не я вас везу храмы осматривать, а нас везут… куда завезут нас, сам я не знаю… Вот и судите, каково там, в стране социалистической свободы, положение Церкви. Ложь миром управляет. А Отец Лжи, по слову Христа Спасителя, есть Дьявол, — закончил м. Пантелеймон» (Еп. Митрофан. В защиту правды).

1939: 2 октября в Варшаву вступили немецкие войска. В результате раздела Польши между Германией и Советским Союзом на польских землях было образовано, так называемое, Генерал-Губернаторство, а Автокефальная Церковь в Польше, возглавляемая митрополитом Дионисием, потеряла Волынскую, Виленскую, Полесскую и большую часть Гродненской епархии, отошедшие к СССР. После разгрома Польши все православное ее население, вошедшее в состав новообразованного Генерал-Губернаторства, сошлось в одном пожелании — как можно скорее ликвидировать незаконно проведенную автокефалию Церкви, причинившую так много вреда Православной Церкви в Польском Государстве. Православная Церковь той части оккупированной Польши, которая была под оккупацией СССР, вошла в каноническое подчинение Московской Патриархии. В части, которая отошла к Германии, возникло движение за присоединение к Берлинской епархии Архиепископа Берлинского и Германского Серафима (Ляде), подчинявшегося Синоду РПЦЗ. Представители самых разнообразных церковно-общественных кругов обратились к архиепископу Серафиму с просьбой прибыть в Варшаву и взять на себя управление Варшавской епархией. (К. Свитич…)

1939: 3 ноября между архиеп. Берлинским Серафимом (Ляде) и еп. Пражским Сергием (викарием митрополита Евлогия) было заключено письменное соглашение о том, что для «парижских» приходов «сохраняются их самостоятельность и внутрицерковная жизнь», как и их «подчинение митрополиту Евлогию»; они лишь чисто юридически, согласно немецкому закону, входят в состав епархии архиеп. Серафима (РПЦЗ), который поэтому должен иметь доступ к их документации и право, в случае необходимости, предлагать те или иные дисциплинарные меры, поскольку несет ответственность за эти приходы перед немецким Министерством по церковным делам". (Назаров М. Миссия русской эмиграции. Том I. М., 1994, с. 266).

1939: 10 ноября архиепископ Серафим Берлинский прибыл в Варшаву и был встречен населением города с чувством горячей симпатии. Однако митрополит Дионисий первоначально не пожелал отказаться от автокефалии и от своих прав на управление Варшавской епархией. Наоборот, он предложил архиепископу Серафиму присоединить Германскую епархию к Польской Автокефальной Церкви. Это обстоятельство заставило архиепископа Серафима выехать обратно в Берлин, ограничиваясь обещанием моральной поддержки церковно-общественным кругам Варшавской епархии. Тогда эти круги сами оказали известное давление на митрополита Дионисия и убедили его в том, что ликвидация автокефалии и устранения от управления Церковью его — митрополита является единодушным желанием верующих епархии. (К. Свитич…)

1939: 23 декабря митрополит Дионисий Варшавский отправил письмо архиепископу Берлинскому Серафиму (Ляде), в котором писал: «Распад независимого Польского государства, существованием которого была обусловлена независимость и автокефалия православной Церкви в Польше, лишает Церковь возможности автокефального существования в дальнейшем. Новый государственный порядок, установленный на бывшей польской территории, которая ныне принадлежит к области германских имперских интересов, вызывает необходимость объединения бывшей Автокефальной Православной Церкви в Польше с церковными организациями, которые представляете Вы, Ваше Высокопреосвященство. Вследствие этого я прошу Ваше Высокопреосвященство в ближайшее время прибыть в Варшаву и взять на себя управление этой части бывшей Автокефальной Церкви в Польше, которая вошла в область германских имперских интересов. В связи с вышеизложенными основаниями я сообщаю Вам, что со дня принятия Вами на себя церковного управления отказываюсь от дальнейшего окормления вышеназванной Церкви» (Heyer. Die Orthodox Kirche. S. 162). Отправив это письмо, митрополит Дионисий покинул Варшаву и снова выехал на свою дачу в Отвоцк. Получив от митрополита Дионисия указанное письмо, архиепископ Серафим вторично прибыл в Варшаву и вступил в управление Варшавско-Холмской епархией. Это управление носило скорее характер временного администрирования, так как официальной отмены автокефалии не последовало и митрополит Дионисий по-прежнему почитался Главою Церкви, а имя его возносилось за всеми Богослужениями. (К. Свитич…)

1939−1940: Министерство церковных дел Рейха прилагало усилия к созданию под эгидой РПЦЗ Берлинского Православного Богословского Академического Института, который должен был получить статус «рейхсштифтунга» — финансируемого государством образовательного учреждения. Проект не состоялся, потому что возглавление Германской епархии не захотело воспитывать в Институте «симпатизирующих рейху молодых православных священников». (Никитин А.К. стр. 327).

1939: На престол Румынской патриархии избирается патриарх Никодим (Мунтеану). Род. в 1864 г. в Молдавии. Выпусник Киевской Дух. академии. В 1912 г. был хиротонисан во епископа, в 1935 г. стал митрополитом Молдавским.

1939: 30 ноября началась короткая, но кровопролитная советско-финская война, в результате которой погибло 250 000 русских воинов.

1940: 6 февраля (ст. ст.) во французском местечке Limmerais, на Луаре, близ города Amboise скончался архиепископ Полтавский Феофан (Быстров).

1940: В феврале во результате советско-финской войны Валаамский монастырь подвергся бомбежке. Монастырь чудом остался цел, в одном из налетов участвовало 70 бомбандировщиков. Перед тем как монастырь заняли советские войска, братия эвакуировалась в Финляндию. Были вывезены ризница, чудотворные иконы, большая часть библиотеки (около 20 тысяч томов), архив. Недалеко от Паппиниеми на берегу озера была основана обитель, позднее получившая название «Новый Валаам». В 1940 году на Валааме была устроена школа для юнг и боцманов. При наступлении немцев в 1941 г. часть братии вернулась, но в 1944 г. уже покинули его навсегда.

1940: 21 марта немецкий генерал-губернатор Польши Франк издал статут о временном церковном управлении в Люблинском округе, первый параграф которого гласил, что православные священники округа находятся в ведении православного архиепископа Берлинского и всей Германии как местоблюстителя Автокефальной Православной Церкви в генерал-губернаторстве. Архиеп. (впоследствии митр.) Серафимом (Ляде) был произведен целый ряд мероприятий направленных к упорядочению канонической структуры Церкви. Так, он прежде всего отменил новый стиль и запретил духовенству бриться и стричься. Благодаря ходатайству архиепископа Серафима перед немецкими властями, на территории бывшей Польши было восстановлено свыше 75 церквей, отобранных ранее у православных, и восстановлен ликвидированный поляками Турковицкий женский монастырь. Архиепископ Серафим с первых же шагов своей деятельности в Варшаве вошел в тесное общение с церковной общественностью и организовал Св. Владимирское Братство, отделения которого должны были существовать во всех православных приходах. На Холмщине Владыка Серафим восстановил древнее Холмское Рождество-Богородичное Братство. Наконец, было реорганизовано и Церковное Управление: была упразднена Варшавско-Холмская духовная Консистория и вместо нее был создан Епархиальный Совет при Епископе. Однако статут этот действовал недолго. Бежавший в Румынию епископ Гродненский Савва (Советов) обратился с жалобой к Вселенскому Патриарху Вениамину на самоуправство архиепископа Серафима, и патриарх объявил действия архиепископа Серафима, подчинившего своей юрисдикции Автокефальную Церковь в Польше, неканоническими. (К. Свитич…)

1940: Церковная политика архиепископа Серафима (Ляде) вызвала спустя некоторое время неодобрение со стороны администрации польского генерал-губернаторства. В это время в Кракове образован был Украинский комитет, состоявший исключительно из униатов-галичан, проводивших линию униатского митрополита Андрея Шептицкого. Под влиянием этого комитета в преддверии войны с Советским Союзом и оккупации Украины Франк взял курс на создание на территории генерал-губернаторства опорной базы по формированию православного епископата для Востока и преобразованию Православной Церкви в Украинскую. По рекомендации Украинского комитета подобраны были два кандидата на епископские кафедры из националистов-украинцев православного вероисповедания, но сочувствующих унии. Это были профессор Иван Огиенко и архимандрит Палладий Выдубида-Руденко. В прошлом Огиенко был министром исповеданий, а Выдубида-Руденко — заместителем министра финансов в правительстве Семена Петлюры. Архиепископ Серафим отказался хиротонисать этих лиц. (К. Свитич…)


1940: Июнь, советские войска оккупировали Эстонию, она стала частью СССР.

1940: В июне, после заключения советско-германского пакта в 1939 г. Румыния потеряла Бессарабию и Буковину, передав их Советскому Союзу после советского ультиматума. После возвращения Бессарабии в состав Советского Союза значительная ее часть была включена в Одесскую епархию МП, а в Кишинев в декабре 1940 г. временно управляющим Кишиневской и Бессарабской епархией был назначен епископ Тульский Алексий (Сергеев).

1940: Летом все иерархи Западной Белоруссии и Западной Украины были вызваны в Москву для оформления их присоединения к Московской Патриархии. 25 июня они были приняты в состав Российской Церкви архиепископ Волынский и Кременецкий Алексий (Громадский) и епископ Камень-Каширский Антоний (Марценко), 10 июля — архиепископ Пантелеймон (Рожновский) и 21 августа — епископ Острожский Симон (Ивановский).

Акт присоединения заключал в себе чтение соответствующей молитвы над присоединяемым, исповедь и совместное участие в Божественной Литургии. После этого присоединенные становились полноправными епископами Московской Патриархии.

Архиепископы — Феодосии (Виленский) и Александр (Полесский), а также епископ Луцкий Поликарп (Сикорский) в Москву не поехали.

Отказ епископа Поликарпа (Сикорского) выехать в Москву для оформления своего присоединения к Московской Патриархии все же не помещал ему неоднократно сослужить Экзарху Московской Патриархии Архиепископу Николаю (Ярушевичу) и вместе с ним хиротонисать в Луцком Соборе во епископы архимандрита Вениамина (Новицкого), исполнявшего доселе обязанности Секретаря Духовного Собора Почаевской Свято-Успенской Лавры.

Патриарший Экзарх Николай (Ярушевич) одновременно стоял также и во главе новообразованной Луцкой епархии, выделенной Московской Патриархией из Волынской епархии, возглавлявшейся архиепископом Алексием (Громадским), которому было оставлено незначительное количество приходов, главным образом, в пределах Кременецкого уезда.

В июле 1940 г. Экзарх Украины Западной архиепископ Николай (Ярушевич) был также назначен и Экзархом Западной Белоруссии вместо архиепископа Пантелеймона (Рожновского), который был назначен правящим архиереем новосозданной Гродненско-Виленской епархии, насчитывавшей свыше 300 приходов. (К. Свитич…)

1940: 30 августа Синод греческих старостильных епископов «флоринцев» выпускает энциклику N 1844:

«Греческой Церкви Истинно-Православных Христиан, Афины. — 

Благословенным христианам, следующим отеческому календарю.

Относительно действительности или недействительности таинств, совершаемых новостильниками, мы остаемся при всем, что объявили в июне 1935 г., согласно чему „освящающая благодать таинств, согласно духу божественных и священных правил и нашему мнению, находится и действует через тех церковных служителей, которые хранят священные предания и правила Православной Церкви, не приняв никакого новшества, а не через отдалившихся от священных преданий и нарушивших божественные и священные правила, и, следовательно, находящихся под клятвами Святых Отцов. Чтобы новостильник был принят в нашу старостильную Церковь, он должен просьбой объявить свое священное намерение нам, иерархам, которым только и подобает оценить способ его принятия, либо через письменное заявление, как принимал еретиков и раскольников по церковной икономии Первый Вселенский Собор (Восьмое правило) и древняя Церковь, либо повторным миропомазанием, согласно Пятому правилу Шестого Вселенского Собора. Касательно того, что только мы, Епископы, компетентны, как представители Церкви — сокровищницы Благодати, прилагаем 39-ое Апостольское правило, которое так определяет. Пресвитеры и диаконы без воли Епископа ничего да не совершают. Ибо ему вверены люди Господни, и он воздаст ответ о душах их“ и т. д.

+ Димитриадский Герман

+ Бывший Флоринский Хризостом

+ Закинфский Хризостом».

(Цит. по посланию епископа Матфея Вресфенского от 21−9-1944 г.).

1940: 6 сентября фактическим диктатором Румынии стал маршал Й. Антонеску, возглавивший правительство, которое состояло в основном из членов «Железной гвардии»; Румыния была провозглашена государством «национал-легионеров». Наступил период жестокого антиеврейского террора, продолжавшийся пять месяцев.

1940: 15 сентября Священный Синод Болгарской Православной Церкви принял декларацию протеста против «Комиссариата по еврейским вопросам». Св. Синод протестовал также против запрещения «лицам еврейского происхождения» вступать в брак с христианами и крестить детей от этих браков.

1940: 23 сентября в городе Кракове польский Генерал-Губернатор д-р Франк принял в торжественной аудиенции, в Вавельском Замке, митрополита Дионисия Варшавского, который прибыл туда в сопровождении профессора И. И Огиенко, протоиерея Малюжинского и представителей Украинского Центрального Комитета. Здесь Генерал-Губернатором было заявлено митрополиту Дионисию, что он возвращается к управлению Православной Церковью на территории Генерал-Губернаторства, а митрополит Дионисий, принимая это утверждение, с своей стороны заявил, что он установит каноническую иерархию на территории Генерал-Губернаторства и возведет в епископский сан профессора И. Огиенко. Затем, митрополит Дионисий сделал Генерал-губернатору следующее торжественное декларативное заявление:

«Мы, Дионисий, архиепископ Варшавский и Митрополит Св. Православной Автокефальной Церкви в Генерал-Губернаторстве, как Глава этой Церкви, обещаем Генерал-Губернатору верность и послушание. Изданные им законы и распоряжения будем в точности исполнять и будем стремиться к тому, чтобы подчиненное нам духовенство с такой же верностью и послушанием эти законы и распоряжения уважало и выполняло». На следующий день митрополит Дионисий прибыл в Варшаву и принял от архиепископа Серафима управление Варшавско-Холмской епархией. С момента возвращения к власти митрополита Дионисия возглавляемая им Православная Церковь в оккупированной немцами Западной части Польши получила наименование «Автокефальная Православная Церковь в Генерал-Губернаторстве». Очень быстро в жизни этой Церкви стал выявляться украинский характер. Верхняя Свято-Мария-Магдалинская митрополичья церковь в Варшаве была передана в исключительное распоряжение украинцев, для русского же населения Варшавы была предоставлена нижняя, пещерная церковь, в том же митрополичьем храме, во имя Страстей Господних. В верхней части этого храма Богослужения стали совершаться на украинском языке, и в них неоднократно принимал участие и сам митрополит Дионисий. Украинизирована была и Варшавская Духовная Консистория, членами которой митрополит Дионисий назначил священнослужителей-украинцев. Делопроизводство в этой Консистории велось на украинском языке, а Синодальная Типография начала печатание также на украинском языке Богослужебных книг и религиозной литературы. (К. Свитич…)

1940: В октябре в городе Холме состоялась торжественная хиротония во епископы известного украинского деятеля и ученого профессора Ивана Ивановича Огиенко, принявшего незадолго до этого монашеский постриг с именем Иларион. Хиротонию совершали митрополит Дионисий, епископ Тимофей и архиепископ Пражский и Чешский Савватий, нарочито для сего прибывший в Холм. В тот же самый день хиротонии епископ Иларион был сразу же возведен в сан архиепископа. Новый архиепископ Холмщины сразу же начал проводить украинизацию вверенной ему епархии. В самом Холме была организована Духовная Консистория, исключительно из украинцев, в Богослужения была введена, так называемая, «украинская вымова», в переданной в пользование украинцев конфискованной ранее немецкими властями одной из типографий начинается печатание на украинском языке Богослужебных книг, популярной религиозной литературы и сочинений самого архиепископа Илариона. Украинцам теми же немецкими властями был передан древний Пречистенский Собор в Холме, на горе короля Даниила, захваченный поляками в первые годы восстановления независимой Польши. В непродолжительном времени в городе Холме открылась и Православная украинская духовная Семинария, во главе которой был поставлен известный украинский церковно-общественный деятель протоиерей Евгений Барщевский. (К. Свитич…)

1940: 28 октября Италия объявила войну Греции.

1940: С осени в Японии вступил в силу новый закон, согласно которому иностранцы не имели права возглавлять религиозные организации. Митрополит Сергий (Тихомиров) лишился права руководить Японской Православной Церковью и был вынужден передать на Соборе 1940 г. временное управление Церковью одному из кандидатов в епископы, Арсению Ивасава Хэйкити. Он не был священнослужителем, и это вызвало недовольство верующих, расколовшихся на многочисленные группы, каждая из которых выдвигала своего кандидата в епископы. Группа, поддерживавшая Ивасаву, а это были в основном военные, после того, как он наотрез отказался стать Предстоятелем Церкви, выдвинула кандидатом в епископы протоиерея Иоанна Оно. В адрес временного управляющего делами Японской Церкви Арсения Ивасавы пришла телеграмма из Югославии от митрополита Анастасия (Грибановского), в то время первоиерарха Русской Зарубежной Церкви, о необходимости скорейшего назначения им главы Японской Церкви и беспромедлительного посвящения для этого должного кандидата. Митрополит Анастасий был однокашником Арсения Ивасавы по Санкт-Петербургской Духовной академии и, по-видимому, поддерживал с ним связь.

1940: После присоединения Латвии к Советскому Союзу латвийское духовенство через покаяние было принято в юрисдикцию Московской Патриархии. Митрополит Рижский Августин (Петерсон) ушел на покой.

1940: 4 нояб. в день Казанской иконы Божией Матери в Брюсельский собор пришли гестаповцы арестовывать архиеп. Брюссельского (Париж. экзархат) Александра (Немоловского), владыка отслужил литургию в продолжении которой пришедшие за ним ждали в корридоре, разоблачился и вышел к гестаповцам. Храм был полон, боясь возмущения народа, чтобы владыку не узнали, его переодели, нахлобучив на голову широкополую шляпу и в таком виде увезли в Гестапо. После допросов в наручниках и с нагрудной табличкой с надписью «Враг N2? его перевели в тюрьму в город Аахен. Оттуда он попал в берлинскую тюрьму. Архиепископ Серафим (Ляде) (РПЦЗ) сумел вызволить владыку Александра (которого уже собирались расстрелять) из заключения, взяв его на поруки и поселив при русском храме в Тегеле, где он и пребывал до конца войны (М.Шкаровский. «Нацисты и русское церк. Зарубежье…»).

1940: 13 декабря. Послание Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Московского Сергия Митрополиту Таллинскому и всея Эстонии Александру: «Ваше Высокопреосвященство!

В своем письме от 16 ноября Вы напоминаете, что Эстонская Церковь в свое время получила от Московского Патриарха автономию. В 1923 же году, желая иметь полную автокефалию, обратилась с ходатайством о том к Патриарху Константинопольскому. Ходатайство встретило благоприятный прием, однако, и Константинопольский патриарх смог учредить в Эстонии лишь независимую митрополию в юрисдикции Константинопольского патриарха, т. е. даровал, в сущности, тоже автономию, но с несколько большими правами. В результате Эстония лишь сменила одного Кириарха на другого: своего изначального и законного Кириарха Московского на приглашенного со стороны самими эстонцами и, неизвестно на каком основании, решившегося принять такое приглашение. Так как канонически достаточных оснований, которые оправдали бы такой разрыв с законным Кириархом, тогда не было, а разные политические соображения не оправдывали поспешности, с какой проведено было дело, то совершенная Эстонией перемена, пред судом предания нашей Христовой и Апостольской церкви, может быть оценена лишь как самочиние, раскол и неизбежно подпадает тем суровым прещениям, которыми наша Церковь карает в особенности неверность иерархии и клира, принятым ими обязательствам и обетам (напр. Двукр. 14−15 и мн. др.). Однако, едва ли можно сомневаться и в том, что вышеназванные прещения преследуют виновника лишь до тех пор, пока он пребывает в своем прежнем расположении: виновным себя пред Церковию не признает, свое деяние оправдывает и всего менее думает о восстановлении прежних отношений к своему Кириарху, столь незаконно порванных. Но если виновник внутренне уже и сам отказывается от своего деяния, сожалеет, что его совершил, готов исправить все его последствия, тем более, если просит принять его в прежние отношения и готов прекратить свои обращения к другому Кириарху, — такого виновника Св. Церковь встречает обычно словом Христовым: «Грядущего ко Мне не изгоняют вон.» В вашем письме Вы становитесь как будто на вторую из описанных выше позиций. Вы пишете не о тех Ваших наивысших достижениях, какие получены Вами ценою раскола со своим законным Кириархом и которые в данном деле, казалось бы, больше всего должны были бы Вас занимать. Наоборот, Вы просите о сохранении за Вами лишь автономии, дарованной Вам еще Московским патриархом, прежде чем обстоятельства и всякие внешние давления увлекли Вас в сомнительное предприятие с Константинополем. О последнем Вы как будто и забыли: вычеркнуть его совсем из Вашей истории, конечно, нельзя, но оно для Вас как будто уже не имеет никакой нормативной силы. В сущности, это равно полному отречению от главного, что нас разделило и теперь ставит в необходимость вести все эти переговоры о возобновлении между нами общения. Остается лишь пожелать, чтобы все эти предполагаемые мысли и настроения: и осознание канонической незаконности совершенного, и сожаление о том, что совершилось, и отречение от этого, и желание возвратиться в союз с Церковию-Материю, и желание и обещание оставаться в союзе навсегда, — чтобы все это нашло себе вполне ясное и определенное выражение в Вашем ответе на настоящее мое письмо. Лучше же всего Вам привезти свой ответ сюда лично, захватив, может быть, с собою и кого-нибудь из Ваших ближайших сотрудников. В помещении патриархии мы бы оформили восстановление между нами церковного общения (как это мы делали, напр., с представителями б. Польской автокефалии), а потом явили бы наше единение совместным служением Божественной Литургии в одном из храмов Москвы. Если надумаете приехать сюда, благоволите меня известить. Мы тогда пришлем вам официальный вызов в патриархию по делам службы и постараемся выхлопотать у здешних властей вам разрешение на проезд в Москву и обратно в Таллин. II.

Что касается возбужденных Вами конкретных вопросов: 1) вопрос о границах отпадает. Мы с Вами ничего здесь не можем ни убавить, ни прибавить. По общему правилу церковные границы следуют государственно-административным: так что если со временем будет признано необходимым расширить или сократить территорию Эстон. ССР, соответственно изменятся и ваши церковные границы. 2) вопрос об автономии я бы советовал теперь не ставить. Он только осложнит наше дело, а чего-либо практического, осязательно полезного, в частности, для Вашей Церкви не принесет. Прежде всего, теперь и оправдать такую для Вас привилегию довольно мудрено. Автономия понятна для Церкви, находящейся на территории независимого государства, но теперь мы вас принимаем как граждан нашего же Союза, во всем с нами равноправных. По какому же признаку мы выделим вас в особую группу? Национальный признак опять-таки не годится, потому что в Эстонии проживают, хотя и в меньшинстве, и русские православные, да и немало соседних национальностей. Главное же, отдельная да еще автономная Церковь (не епархия) потребует для себя довольно громоздкой и сложной организации (и периодические соборы, и постоянный синод, и высший церковный совет, и архиерейский собор, и по епархиям съезды и советы и пр.), и все это будет стоить не дешево. При союзе с государством финансовый вопрос разрешался для Церкви почти безболезненно. Теперь же совсем другое дело. К тому же и оправдать необходимость столь сложной и дорогой организации будет не так легко. В силу того же отделения Церкви от государства, добрых 9/10 дел, проходивших через наши церковные учреждения, теперь изъяты государством и переданы в свои государственные учреждения. У нас остается почти только область, так называвшегося непосредственного Архипастырского окормления, дела чисто канонические и пастырские. Теперь даже наши прежние учреждения епархиального масштаба кажутся излишне громоздкими и неудержимо стремятся к сокращению: архиерей, при нем два-три помощника духовных, из которых один заведует канцелярией, и слава Богу! Несомненно, и у Вас будет то же самое. Поэтому, лучше и не задаваться многим, а возвратиться к более скромному…Так как мы с Вами уговариваемся о мире, то прошу Вас с миром принять в свою систему и все, что сделано по Вашей епархии нами отсюда (мной и Владыкой-Митрополитом Елевферием)… В ожидании благоприятного от Вас ответа остаюсь преданный Вам Патриарший Местоблюститель Сергий Московский (Sedmitza.ru).

1940: 27 декабря на расширенном заседании Синода Эстонской Апостольской Православной Церкви было принято решение о восстановлении канонических отношений с Матерью Русской Церковью.

1940: 31 декабря в Вильно от менингита скончался митрополит Литовский Елевферий (Богоявленский).

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru