Русская линия
Православие и МирПротоиерей Владимир Вигилянский11.04.2008 

Бегство от мира или от Церкви?
На вопросы портала «Православие и мир» отвечает руководитель Пресс-службы Московской Патриархии священник Владимир Вигилянский

«Пензенские сидельцы» покинули свою землянку. В связи с этим возникает несколько вопросов. Почему этот случай вызвал такой общественный резонанс и интерес? Вразумит ли этот отрицательный опыт тех, кто готов последовать примеру таких отшельников? Почему верующие люди бегут из Церкви в землянки? Как получается, что голос одного «лидера» для них становится значительнее, чем слова Святейшего Патриарха? Может ли нормальный человек вдруг взять и уйти ждать конца света в затвор?

Общественный резонанс, связанный с пензенскими затворниками, обусловлен тем, что люди редко встречаются с поступками, мотивированными верой. Кроме того, способ аскетического самоограничения выбран очень уж экстравагантный. В древних патериках, в описаниях отшельнической жизни первых веков христианства мы встречаемся с подвигом молчания, столпничеством, одинокой жизнью в пустынях, в дуплах деревьев, на горных вершинах, необитаемых островах и т. д. И совершалось это монахами и отшельниками по доброй воле ради молитвы и покаяния, ради Христа, ради отсечения земных страстей.

Здесь же в затвор ушел большой коллектив людей, среди которых, кроме мужчин и женщин, есть малые дети, то есть в определенном смысле совершено насилие над свободной волей человека. До конца мы не знаем всей мотивации этого поступка — говорят, затворники ждали конца света и пришествия Христа. Но вряд ли конец света обойдет тех, кто сидит в зимнем подземелье, а подготовиться ко Второму пришествию можно и в городской квартире.

Известно, что у этой группы людей есть харизматичный лидер, у которого они находятся в послушании, но он почему-то среди них не оказался. Что весьма странно и говорит скорее о недоброкачественности этого лидерства. По аналогии с группами, входящими в Белое братство и в сообщество адептов бывшего милиционера Виссариона, мы склонны судить о пензенских затворниках как о сектантах. И там, и там люди порывают свои социальные и родственные связи, бросают любимую работу, покидают свои дома, берут малых детей и поселяются вместе со своим лидером.

Мое глубокое убеждение — большая часть вины в этом событии лежит на тех, кто не допускает в школы предмета, объясняющего суть Православия, кто стоит на страже и не желает, чтобы наши дети изучали историю христианства и истоки отечественной культуры. Необразованность и невежество — вот истинная причина сектантства и мракобесия.

Вы считаете подлинной причиной сектантства невежество в вопросах веры. Однако бывает, что критика Церкви раздается именно со стороны людей, казалось бы хорошо знакомых с ее учением. Зачастую именно люди знающие историю религии и писания святых Отцов, начинают сначала просто критиковать современное Православие, апеллируя к творениям, скажем, святителя Игнатия Брянчанинова, а затем и уходят из Церкви. Вчера это был хороший прихожанин, сегодня он говорит: «Архиереи Христа распяли», «Патриарх нам не указ». Почему так происходит? Связано ли это с психологическими проблемами людей?

Невежество, конечно, только одна из причин. Те случаи, о которых Вы спрашиваете, к «психологическим проблемам» имеют мало отношения. Дело здесь в другом — в стремлении к изоляционизму, причем как на индивидуальном уровне, так и на общинном. Церковь для них перестает быть единым организмом — Телом Христовым. Часто люди объединяются вокруг лидера, который приводит верующих не ко Христу, а к себе, любимому.

Некоторые лидеры предлагают конкретные способы спасения человека посредством строгого соблюдения правил и ограничений, только внешне, поверхностно относящихся к сути христианства: отказ от паспортов, прививок, ИНН и т. д. Другие воспитывают в адептах чувство исключительности, избранности. Третьи считают, что исполнение «буквы» закона обнаружит и утвердит его «дух». Четвертые все время хотят «дополнить» церковные Таинства сугубыми действиями и молитвами, не утвержденными или отжившими свое в церковной традиции.

Во всех этих случаях действует тонкий тщеславный механизм, игнорирующий тот член Символа веры, который говорит о «единой, святой, соборной и апостольской Церкви». По сути — это основа всех ересей, расколов и сектантских образований в истории Церкви.

Каким образом противостоять суевериям и сектантству внутри самой Церкви? Известны случаи, когда отдельно взятые клирики выступают в роли «старцев», ведя за собой паству путем далеким от того, к чему призывает Священноначалие. Такие настроения особенно свойственны далеким от столицы приходам и монастырям. Зачастую люди, отправившиеся в благочестивую поездку по святым местам, возвращаются домой с ворохом листовок, призывающих к всенародному покаянию и осуждению действующей власти. В некоторых монастырях паломников напрямую призывают отказываться от паспортов, продавать квартиры и бежать от мира.

Противостоять этому трудно, но можно. Нужны усилия всех: и архиереев, и пастырей, а главное — прихожан. Каждый из нас должен быть свидетелем Истины и для «внешних», и для своих собратьев. Просвещение в духе Евангелия, Святых отцов и подвижников благочестия нужно вести с раннего детства, старшее поколение также нуждается в катехизации. Мы все не можем быть безучастными к процессу разрушения церковного единства. Сейчас отмалчиваться в этих вопросах становится грехом.

Вопросы протоиерею Владимиру Вигилянскому задавала Валерия Ефанова

http://www.pravmir.ru/article_2831.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru