Русская линия
Русская неделяМонах Вениамин (Гомартели)01.04.2008 

Летопись церковных событий. 1934 год

1934: В январе митр. Кирилл Казанский в ответ на мнение некоего о необходимости объявить себя Местоблюстителем до времени освобождения митр. Петра писал:

«…Сохранение надлежащего порядка в Церковном управлении со смерти Св. Патриарха Тихона и до созыва законного Церковного Собора обеспечивалось завещанием Св. Патриарха, составленным им в силу особого, ему только данного и никому не передаваемого права назначить себе заместителя. Этим завещанием нормируется управление Русской Церковью до тех пор, пока будет исчерпано до конца его содержание. Несущий обязанности Патр. Местоблюстителя иерарх сохраняет свои церковные полномочия до избрания Собором нового Патриарха. При замедлении дела с выбором Патриарха Местоблюститель остается на своем посту до смерти или собственного добровольного от него отречения или устранения по церковному (подч. митр. Кирилл) суду. Он не правомочен назначить себе заместителя с правом тожественным его Местоблюстительским правам. У него может быть только временный заместитель для текущих дел, действующий по его указаниям. Вот в этом пункте и является погрешность со стороны митрополита Сергия, признающего себя в отсутствие митр. Петра имеющим все его местоблюстительские права. Его грех в превышении власти, и Православный епископат не должен был признавать такую его власть и, убедившись, что митр. Сергий правит Церковью без руководства митр. Петра, должен был управляться по силе патриаршего указа 7/20.11 1920 г., готовясь дать отчет в своей деятельности митрополиту Петру или Собору. Если до Собора Местоблюститель умирает, то необходимо снова обратиться к патриаршему завещанию и в правах Местоблюстителя признать одного из оставшихся в живых, указанных в патриаршем завещании иерархов. Если ни одного в живых не окажется, то действие завещания окончилось и Церковь сама собою переходит на управление по патриаршему указу 7/20.11 1920 г. и общими усилиями епископата осуществляется созыв Собора для выбора Патриарха. Поэтому, только после смерти митрополита Петра или его законного удаления, я нахожу для себя не только возможным, но и обязательным активное вмешательство в общее церковное управление Русской Церковью. Дотоле же иерархи, признающие своим Первоиерархом митр. Петра, возносящие его имя по чину за богослужением и не признающие законной преемственности Сергиева управления, могут существовать до суда соборного параллельно с признающими; выгнанные из своих епархий — духовно руководя теми единицами, какие признают их своими архипастырями, а невыгнанные — руководя духовной жизнью всей своей епархии, всячески поддерживая взаимную связь и церковное единение». (Л. Регельсон…)

1934: 6 января патриарх сербский Варнава уведомил митрополита Сергия об отказе зарубежных архиереев дать подписку лояльности сов. власти и пояснил ему, что должно быть осуществлено другое предложение митрополита Сергия о переходе русских заграничных клириков в другую юрисдикцию, после чего вопрос о «Карловацком» Синоде и соборе будет уже вне компетенции московской церковной власти. (Русск. Церковь пред лицом господствующего зла. Еп. Григорий (Граббе). Гл. 15).

Патриарх Варнава допускал возможность включения Русской Зарубежной Церкви в юрисдикцию Сербской Патриархии, но лишь как особого автономного образования вместе с их паствой, а митрополит Сергий считал, что епископы-беженцы должны войти в состав Сербской Церкви индивидуально, с упразднением Синода. Заместитель Местоблюстителя просил также патриарха Варнаву предупредить епископов-карловчан о том, что если они не пересмотрят своей позиции, то Московская Патриархия вынуждена будет запретить их в священнослужении впредь до суда. Для зарубежного Синода этот план был неприемлем, и, считаясь с мнением карловацких архиереев, патриарх Варнава в этом не пошел навстречу митр. Сергию. (Прот. Вл. Цыпин…).

1934: В феврале митр. Кирилл Казанский пишет неизвестному архипастырю по вопросу о местоблюстительстве:

«…Вас огорчает моя неповоротливость и кажущаяся Вам чрезмерная осторожность. Простите за это огорчение и потерпите его на мне. Не усталостью от долгих скитаний вызывается оно у меня, а неполным уяснением окружающей меня и всех нас обстановки. Ясности этой недостает у меня не для оценки самой обстановки, а для надлежащего уразумения дальнейших из нее выводов, какие окажутся неизбежными для ее творцов… Необходимость исправляющего противодействия сознается, но общего основания для него нет, и митр. Сергий хорошо понимает выгоду такого положения и не перестает ею пользоваться. В одном из двух писем ко мне он не без права указывает на эту разноголосицу обращаемых к нему упреков и потому, конечно, не считается с ними……Немало таких, которые видят погрешительность многих мероприятий митр. Сергия, но, понимая одинаково с ним источник и размер присвояемой им себе власти, снисходительно терпят эту погрешительность, как некое лишь увлечение властью, а не как преступное ее присвоение… Нужно, чтобы и для этого прекраснодушия властные утверждения митрополита Сергия уяснились как его личный домысл, а не как право, покоящееся на завещании Св. Патриарха. Всем нам надо сознать, что завещание это никоим образом к митр. Сергию и ему подобным не относится.

Воспринять патриаршие права и обязанности по завещанию могли только три указанные в нем лица, и только персонально этим трем принадлежит право выступать в качестве временного церковного центра до избрания нового Патриарха. Но передавать кому-либо полностью это право по своему выбору они не могут, потому что завещание Патриарха является документом совершенно исключительного происхождения, связанным соборной санкцией только с личностью первого нашего Патриарха. Потому, со смертью всех троих завещанием указанных кандидатов, завещание Св. Тихона теряет силу и церковное управление созидается на основе указа 7(20) ноября 1920 г. Тем же указом необходимо руководствоваться и при временной невозможности сношения с лицом, несущим в силу завещания достоинство церковного центра, что и должно иметь место в переживаемый церковно-исторический момент…

…Таинства, совершаемые сергианами, правильно рукоположенными во священнослужении, являются несомненно таинствами спасительными для тех, кои приемлют их с верою, в простоте, без рассуждений и сомнения в их действенности и даже не подозревающих чего-либо неладного в сергианском устроении Церкви. Но в то же время они служат в суд и осуждение самим совершителям и тем из приступающих к ним, кто хорошо понимает существующую в сергианстве неправду и своим непротивлением ей обнаруживает преступное равнодушие к поруганию Церкви. Вот почему Православному епископу или священнику необходимо воздерживаться от общения с сергианами в молитве. То же необходимо для мирян, сознательно относящихся ко всем подробностям церковной жизни». (Л. Регельсон…)

1934: 7 февр. митр. Сергий пишет послание патриарху сербскому Варнаве, в котором он уже совершенно отказывается от своего предложения о переходе русских клириков в другую юрисдикцию и даже называет такой переход «новым каноническим преступлением: попыткой укрыться за чужим авторитетом от ответственности перед законным церковным судом, за что отвечают по канонам и «укрывающиеся и укрыватель» (Русск. Церковь пред лицом господствующего зла. Еп. Григорий (Граббе). Гл. 15).

1934: Глава Американской Архиепископии (КП) архиепископ Афинагор (буд. патриарх) предложил митр. Платону устроить в Америке межюрисдикционную семинарию. Преподавание в ней предполагалось вестись по-английски, а богослужения по-гречески и ц.-славянски. Семинария должны была именоваться Общая Православная Богословская Семинария. Для семинарии уже был найдено большое имение в Коннектикуте, приобретенное Греческой Архиепископией. Но планам этим не суждено было осуществиться, вскоре скончался митр. Платон, а его восприемник митр. Феофил в том же году воссоединился с Русским Зарубежным Синодом в Карловцах, и Синод отнесся к этому предложению отрицательно. (The Orthodox Church. Tomas E. Fitzgerald, стр. 56).

1934: 20 апреля скончался митрополит Северо-Американский Платон (Рождественский), так и не раскаявшись в учиненном им расколе. Он был запрещен в священнослужении Архиерейским Синодом РПЦЗ (в 1927 г.) и Синодом митр. Сергия (Страгородского) (в 1933 г.). Паства его осталась в тяжелом положении. Часть ушла к «живоцерковникам», часть — в РПЦЗ. Преемником митр. Платона стал митрополит Феофил (Пашковский).

1934: 26 апр. после кончины митр. Платона (Рождественского), возглавлявшего с 1926 г. отделившийся от РПЦЗ Митрополичий округ в Сев. Америке, на Архиерейском Синоде РПЦЗ для преодоления сложившегося разделения было решено направить в США епископа Виталия (Максименко), с назначением на Детройтскую кафедру. Хиротония еп. Виталия была совершена 6 мая того же года в Белграде.

1934: 27 апреля Св. Синод и поминавшие митр. Сергия архиереи (всего 21) награждают его титулом «Блаженнейшего Митрополита Московского и Коломенского», с правом ношения двух панагий, и принимают формулу поминания на Великом входе: «Святейшия Патриархи Православныя, Патриаршего Местоблюстителя нашего, Преосвященнейшего Петра Митрополита Крутицкого, и Блаженнейшего Сергия Митрополита Московского и Коломенского» (ЖМП, 1934, N 20−21).

1934: В мае произошло примирение митрополитов Антония и Евлогия. «В Прощеное воскресенье на Сергиевском Подворье один из студентов, Владимир Родзянко (буд. архиеп. Американской Митрополии Василий. Ред.), горячий почитатель митрополита Антония, прощаясь со мною, сказал мне, что у него есть письмо от владыки Антония… оно заключало пожелания митрополита Антония помириться, «даже при существующем положении», т. е. несмотря на мое подчинение Вселенскому Престолу. Мягкое и примирительное по духу письмо это требовало от меня какого-то решения. Передо мною встал вопрос: ехать ли мне в Сербию — или не ехать?… В эти дни моих колебаний (май 1934 г.) вдруг телеграмма из Сербии с приглашением от архимандрита Виталия (Максименко): «Очень буду рад видеть Вас на моей хиротонии». Одновременно пригласительная телеграмма от митрополита Антония как председателя Синода… По делам мне надо было побывать в Берлине. Там меня настигла еще одна пригласительная телеграмма из Белграда. И увидал в ней призыв Божий и по размышлении в той полной свободе, когда нет со стороны ни советов, ни уговоров, уже без колебаний взял билет в Белград… На Белградском вокзале меня встретили тоже какие-то официальные лица и повезли в Русскую школу, где меня ожидал Штрандтман. Оттуда я проехал к митрополиту Антонию… Первые минуты нашей встречи прошли на людях. Пили чай. Говорить было трудно. Митрополит Антоний грустно глядел на меня. «Все такой же… и улыбка все та же…» — сказал он. Слушать бедного больного моего друга и учителя было мне горько. «Пойдем, прочтем молитву», — предложил он. Мы перешли в его маленькую спальню. Митрополит Антоний надел епитрахиль и прочел надо мною разрешительную молитву. Потом я — над ним. На душе стало ясно и легко…» (Митр. Евлогий. Путь моей жизни…).

1934: 21 мая в своем ответе митр. Сергию патриарх Варнава обратил внимание митрополита Сергия на его непоследовательность и заявил, что если теперь он не желает идти по пути, который сам же предлагал раньше, то он не может быть больше посредником между ним и заграничными иерархами. На это письмо патриарха Варнавы митрополит Сергий ничего не ответил. (Русск. Церковь пред лицом господствующего зла. Еп. Григорий (Граббе). Гл. 15).

1934: 28 мая в Белграде состоялось посвящение во епископы св. Иоанна (Максимовича). Владыка Иоанн был последним из огромной плеяды русских архиереев, которых рукополагал митрополит Антоний (Храповицкий). Митрополит Антоний, отказываясь от предложения архиепископа Хайларского Димитрия уйти на покой в Китай, писал ему в ответ: «Друг мой, я уже настолько стар и слаб, что не могу думать ни о каком путешествии, кроме путешествия на кладбище… Но вместо себя самого я, как мою душу, как мое сердце, посылаю к Вам Владыку епископа Иоанна. Этот маленький, слабый человек, почти ребенок с виду, является каким-то чудом аскетической стойкости и строгости в наше время всеобщего духовного расслабления». Преосвященный Иоанн был назначен епископом в Шанхай, куда прибыл на праздник Введения во Храм Божией Матери 4 декабря 1934 г. Владыка Иоанн восстановил в шанхайской пастве церковное единство, нарушенное расколом прот. А. Пиняева, ушедшего к «евлогианам», установил дружественные связи с православными греками и сербами Шанхая и занялся постройкой величественного Собора в честь иконы Божией Матери Споручница грешных.

1934: 22 июня «Постановления Заместителя Патриаршего Местоблюстителя (митрополита Сергия, ред.) и при нем Патриаршего Священного Синода: О Карловацкой группе.

Заместитель Патриаршего Местоблюстителя и при нем Патриарший Священный Синод слушали: Предложение Заместителя следующего содержания. «Нашим постановлением от 9 мая 1928 года за N 104 самочинно возникшее в Сремских Карловцах Высшее Управление русскими заграничными православными епархиями и общинами объявлено упраздненным, а его действия и распоряжения — не имеющими канонической силы и отмененными. Архиереям и клирикам, подчиняющимся названному Управлению, предложено было (независимо от того, дадут ли они или не дадут известное обязательство в лояльности) сделать постановление о ликвидации Управления или же по крайней мере каждому в отдельности порвать с этим Управлением и со всей группой, возглавляемой им (п. VII). Тех, кто откажется исполнить наше постановление (опять-таки «независимо от того, дано или не дано вышеназванное обязательство») предположено «предать соборному суду как ослушников законного священноначалия и учинителей раскола, с запрещением (смотря по вине и упорству) в священнослужении впредь до суда или до раскаяния» (VIII-в).

Пять лет мы напрасно ожидали вразумления карловчан. 23 марта 1933 года (N 311) я просил Святейшего Патриарха Сербского быть посредником в наших переговорах с карловацкими архиереями и своим авторитетом повлиять на них в благоприятном смысле. Святейший Патриарх принял на себя этот братский труд. Прошел еще год. И вот посланием своим от 25 мая сего года за N 448 Святейший Патриарх сообщил мне, что Карловацкий Синод 7 того же мая прислал ему на наше предложение ответ совершенно отрицательный: они теперь не только не подчиняются, но уже не считают для себя возможным и какое бы то ни было соглашение со мною под довольно избитым предлогом моей якобы несвободы в словах и действиях. Нельзя не согласиться с заключением Святейшего Патриарха, что после такого ответа дальнейшие переговоры с архиереями Карловацкой группы представляются бесцельными и излишними. Таким образом, время увещаний, ожиданий, отсрочек и новых ожиданий кончилось. Наступила пора перейти от слов к действиям и привести в исполнение упомянутое наше постановление от 9 мая 1928 года.

Из общей массы архиереев Карловацкой группы я бы полагал выделить в качестве особо виновных и потому подлежащих запрещению нижеследующих: бывшего Киевского митрополита Антония, бывшего Кишиневского архиепископа Анастасия, бывшего Финляндского архиепископа Серафима и посвященного за границей епископа Тихона (Лященко), а также архиереев, захвативших управление русскими епархиями: бывшего Забайкальского архиепископа Мелетия — в Харбине, епископа Виктора — в Пекине, епископа или архиепископа Тихона — в Северной Америке. Подлежит запрещению и епископ Нестор (Анисимов): однажды осудив Карловацкую группу и принесши раскаяние пред Патриархией, он снова оказывается деятельным членом прежней группы. Попутно необходимо решить вопрос и о Серафиме (Ляде), принятом в Карловацкую группу от обновленчества в архиерейском сане».

Постановили: 1. Заграничных русских архиереев и клириков так называемой Карловацкой группы как восставших на свое законное Священноначалие и, несмотря на многолетние увещания, упорствующих в расколе предать церковному суду по обвинению в нарушении правил Святых Апостолов 31, 34, 35; Двукратного Собора 13−15 и других с устранением обвиняемых впредь до их раскаяния или до решения о них суда от церковных должностей (если таковые они занимают).

2. По указанным в предложении основаниям сверх того и на то же время запретить в священнослужении Преосвященных: бывшего Киевского митрополита Антония, бывшего Кишиневского архиепископа Анастасия, бывшего Забайкальского архиепископа Мелетия, бывшего Финляндского архиепископа Серафима, бывшего Камчатского епископа Нестора, а также епископа Тихона (Лященко), епископа Тихона, возглавляющего карловчан в Америке, и епископа Виктора — в Пекине.

3. Предупредить православных архипастырей, клир и мирян, что входящие в молитвенное общение с раскольниками, принимающие от запрещенных Таинства и благословение подлежат по церковным правилам одинаковому с ними наказанию.

4. О признании, согласно действующим правилам, за принятым в Карловацкую группу в архиерейском сане Серафимом (Ляде) той или другой иерархической степени иметь суждение впоследствии, по выяснении времени и всех обстоятельств получения им означенных степеней.

Поручить Преосвященному митрополиту Литовскому и Виленскому о настоящем постановлении оповестить Предстоятелей Православных Автокефальных Церквей и находящихся в Западной Европе русских архипастырей, клир и мирян, в том числе и предаваемых суду и особо — запрещенных; Преосвященному же митрополиту Японскому -находящихся на Дальнем Востоке и Преосвященному архиепископу Алеутскому, Экзарху Патриархии, — находящихся в Америке…» (Журнал Московской Патриархии, N 22, 1934 г.).

1934: 22 августа отошел ко Господу протоиерей Алексей Медведков. Он был в юрисдикции митр. Евлогия. Служил в Александро-Невском соборе в Париже, затем в храме св. Николая в г. Южин в Савойе. Скончался от рака в г. Аннеси (Анси) (Верхняя Савойя, Франция). Был похоронен на кладбище во французском городе Аннеси (Анси). В 1956 г. в связи с закрытием кладбища останки протоиерея Алексия Медведкова были вскрыты и обнаружены нетленными. Они были перезахоронены в 1957 г. на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем, после чего был поставлен вопрос о канонизации. Канонизирован Константинопольским Патриархатом в 2004 г.

1934: 24 августа скончался духовный наставник зарубежной молодежи о. Александр (Елчанинов), служивший в Ницце. Он находился в юрисдикции митр. Зап. Европейского Евлогия. Похоронен на кладбище в г. Медон под Парижем.

1934: 7 августа Митрополит Антоний (Храповицкий) пишет письмо N 4.036 Преосвященному Литовскому и Виленскому Елевферию:

«Я получилъ Ваше письмо отъ 29 iюля/11 августа съ приложенной къ нему копiей указа Митрополита Сергiя, отъ 22 iюня с.г. N 944, на Ваше имя и, во избежанiе недоразуменiй, спешу сообщить Вамъ, что никакъ не могу признать какой бы то ни было силы за этимъ актомъ, по следующимъ основанiямъ:

1. Считаю необходимымъ протестовать противъ наименованiя меня бывшимъ Митрополитомъ Кiевскимъ и Галицкимъ. И св. каконы, и выработанное Всероссiйскимъ Соборомъ положенiе о епархiальномъ управленiи определенно говорятъ о томъ, что архiерей со своей кафедры можетъ быть уволенъ только по суду. По положенiю, безъ суда, можетъ иметь место лишь переводъ на другую кафедру, ради пользы церковной, но ни о чемъ подобномъ я не получалъ указовъ отъ законной Всероссiйской Церковной Власти, а самое отсутствiе мое изъ Кiевской митрополiи не могло служить поводомъ къ моему увольненiю въ виду того, что въ Россiи свирепствуетъ гоненiе на Церковь. Но во всякомъ случае, если бы отсутствiе изъ Кiева и могло быть мне инкриминируемо, то для того, чтобы я сталъ бывшимъ Митрополитомъ Кiевскимъ, требовался бы судъ церковный, а о таковомъ мне никогда ничего не было известно. По условiямъ жизни онъ сейчасъ въ Россiи вообще невозможенъ потому, что некому созвать для того Соборъ, да я и практически не могъ бы прибыть на него вследствiе большевицкихъ гоненiй на Св. Церковь въ Россiи. Въ моментъ же прекращенiя этихъ гоненiй и возвращенiя Церкви всехъ правъ принадлежащихъ ей по Божескимъ и человеческимъ законамъ, я незамедлительно счелъ бы своимъ архипастырскимъ долгомъ возвратиться на принадлежащую мне кафедру, ибо въ этотъ моментъ отпало бы всякое основанiе для существованiя автономной Русской Церкви за границей. Столь же незаконно, какъ меня, Митрополитъ Сергiй именуетъ «бывшими» и другихъ архипастырей, вынужденныхъ насилiемъ покинуть свои епархiи. Въ примененiи же къ Архiепископамъ Анастасiю и Серафиму особенно вредно такое наименованiе, ибо изъ него можно было бы заключить о согласiи съ имевшими место незаконными изгнанiями ихъ изъ епархiй и насильственнымъ отторженiемъ последнихъ отъ Русской Церкви.

2. За границей, на основанiи указа /за N362 — Ю.М./ отъ 7/20 ноября 1920 года, давно уже образована временная митрополичья область, во главе коей я и нахожусь. Указъ этотъ до сихъ поръ не отмененъ и можетъ быть отмененъ только законнымъ органомъ Высшей Церковной Власти въ Россiи, который въ настоящее время не существуетъ и можеть быть возстановленъ лишь при наступленiи нормальныхъ условiи. Поэтому, пока не наступили нормальныя условiя существованiя Русской Церкви и область эта не можетъ быть ликвидирована, я подсуденъ только образованному согласно означенному указу Зарубежному Архiерейскому Собору, постановленiя котораго продлежатъ утвержденiю или отмене только большимъ, т. е. Всероссiйскимъ Соборомъ, а отнюдь не единолично Митрополитомъ Сергiемъ или назначеннымъ имъ Сvнодомъ, полномочiя коего более чемъ спорны. По той же причине неподсудны Митрополиту Сергiю съ назначеннымъ имъ Сvнодомъ и другiе зарубежные епископы.

3. Митрополитъ Сергiй въ своемъ подчиненiи большевикамъ впадаетъ въ странное противоречiе. Съ одной стороны онъ считаетъ насъ, зарубежныхъ епископовъ, непринадлежащими къ подведомственной ему iерархiи Русской Церкви, ибо привлекаетъ насъ к участию въ разрешенiи вопросовъ, по коимъ запрашиваетъ мненiя прочихъ русскихъ iерарховъ, а с другой — считаетъ насъ себе подсудными, когда налагаетъ на насъ запрещенiе за нелояльность къ коммунистической власти. Если мы подсудны ему, то и онъ безъ нашего разсужденiя ничего не долженъ творить по 34 прав. Св. Апостоловъ, а между тем он никогда не спрашивалъ нашего мненiя ни о чемъ и, въ частности, не спрашивалъ его, когда заключалъ союзъ съ безбожниками, учреждалъ свой неканонический СVНОДЪ, за которымъ я не признаю ровно никакихъ правъ, и когда объявлялъ себя Митрополитомъ Московскимъ при жизни Крутицкаго Митрополита /Петра (Полянского) — Ю.М./, коему подведомственна Московская епархiя до избранiя нового Патрiарха. Это есть незаконная узурпацiя правъ. При такомъ положенiи вещей, и такъ какъ не было нашего участiя в разрешенiи вопроса объ организацiи самой власти Митрополита Сергiя и его Сvнода, власть последнего не можетъ иметь для насъ того канонического значенiя, которое опирается на 34 Ап. правило.

4. Не признавая, по изложеннымъ основанiямъ, никакой силы за постановленiями Сергiевского Сvнода, я не могу не отметить, что онъ даже не можетъ внешне обставить свои решенiя такъ, какъ этого требуютъ св. правила, т. е. объявляя о запрещенiи многихъ епископовъ сразу, онъ, вопреки 74 прав. Св. Апостоловъ, не послалъ ни къ кому изъ нихъ предварительно ни одного епископа для увещанiя и затемъ вызова на судъ. Очевидно онъ хорошо знаетъ, что большевики за границу не выпустятъ ни одного епископа и что приглашать насъ на судъ — значило бы обрекать насъ на верную смерть до церковного суда, который самъ по себе невозможенъ въ силу положенiя Православной Церкви в Россiи и ее взаимоотношенiй с коммунистической властью.

5. Изъ приведенныхъ в «указе» правилъ ни одно не подходитъ къ данному случаю, ибо ни я, ни другiе зарубежные архипастыри не находимся къ Митрополиту Сергiю въ отношенiяхъ ими предусмотренныхъ. 34 пр. Св. Апостоловъ, какъ я указалъ выше, если признавать Митрополита Сергiя «первымъ епископомъ», можетъ скорее быть обращено против него, ибо онъ никогда не обращался за мненiем нашимъ, а 15 прав. Двукр. Собора, не только не осуждаетъ насъ, но, напротивъ, «прославляетъ», ибо мы отказались отъ общенiя с Митрополитом Сергiем не почему другому, как потому, что онъ всенародно и открыто проповедуетъ и учитъ о возможности союза между Церковью и неверными, вопреки словамъ св. Апостола Павла II Кор. 6, 15.

6. По существу же независимо, от указанныхъ мною каноническихъ неправильностей разбираемого постановленiя, исполненiе последнего повлекло бы, за собою ликвидацiю Русской Заграничной Церкви обслуживающей нужды миллионной православной эмиграцiи, и оставленiе последней на произвол судьбы, что может быть желательно только для враговъ Церкви. Поэтому, отрицая всякую силу за постановленiями Митрополита Сергiя и его «Сvнода», я глубоко скорблю, что мой бывший ученикъ и другъ находится въ таком не только физическомъ, но и нравственномъ плененiи у безбожниковъ. Признаю деянiя его преступными и подлежащими суду будущаго свободного Всероссiйскаго Собора. Если же ни он, ни я до такового не доживемъ, то разсудитъ насъ Самъ Пастыреначальникъ Господь, къ Которому возношу молитву о помилованiи Митрополита Сергiя. Вам же удивляюсь, что, будучи на свободе, Вы принимаете участие в разрушительных для Церкви актах наравне съ плененными iерархами, для которыхъ самое плененiе ихъ служитъ некоторымъ извиненiемъ. Антонiй, Митрополитъ Кiевский и Галицкий.

1934: В августе в Ср. Карловцах состоялся архиерейский Собор РПЦЗ, на котором было постановлено снять запрещение с митр. Евлогия Зап. Европейского.

1934: 10 сентября Архиерейский Собор в Карловцах особым постановлением отверг указ митрополита Сергия о запрещении в священнослужении. Под соборным постановлением стоят подписи митрополита Антония, архиепископов Анастасия, Серафима, Гермогена, Дамиана, Сергия, Феофана, Мелетия, Нестора, Тихона, Виталия, Серафима, епископов Тихона, Виктора, Серафима, Иоасафа, Димитрия и Иоанна. (Прот. Вл. Цыпин…)

1934: 9 октября была реализована операция хорватских усташей, под руководством СС, «Тевтонский меч»: убийство в Марселе короля Югославии Александра и министра иностранных дел Франции Луи Барту. Когда король Александр, находясь во Францию для заключения договора о союзе, вместе с министром иностранных дел Франции Луи Барту и генералом Альфонсом Жоржем проезжал на лимузине через Марсель, из толпы выбежал убийца В. Георгиев, и, вскочив на подножку автомобиля, выпустил всю обойму револьвера в пассажиров. Король Александр вскоре скончался. Барту умер несколькими часами позже. Георгиев не избежал гнева толпы. Его жестоко избили и застрелили. Еще несколько заговорщиков были схвачены и приговорены к пожизненному заключению. Власть перешла к малолетнему Петру II, регентом при котором стал его дядя принц-регент Павел.

1934: В октябре в Харбине был открыт Институт святого Владимира с тремя факультетами: богословским, политехническим и восточно-экономическим. Впоследствии по распоряжению властей Маньжоу-Го в 1938 году был закрыт политехнический факультет, а в 1940 — восточно-экономический. Политехнический факультет и 1-й курс восточно-экономического факультета вошли в состав Северо-маньчжурского Университета. Тем не менее, богословский факультет продолжал существовать и учебное заведение в начале 1938 г. было переименовано в Свято-Владимирский Богословский Институт. (Свящ. Дионисий Поздняев. Дух. школы Маньчжоу-го).

1934: Ночью 12 октября Архиепископ Рижский и Латвийский Иоанн (Поммер) был злодейски замучен на архиерейской даче, на Киш-Озере, около Риги. Владыка был в это время в расцвете сил и деятельности (ему не было еще и 60-ти лет); он был самой крупной фигурой в церковной и общественной жизни православной Прибалтики в прямом и переносном смысле. Прежние попытки нападений на владыку-богатыря оканчивались помятыми боками и шишками самих нападавших. Преступники во втором часу ночи пробрались в дачу архиепископа Иоанна, убили его, затем в печках сожгли ряд бумаг и, чтобы, скрыть следы преступлены, подожгли дачу. Это преступление никогда не было раскрыто. О том, кто были истинные вдохновители злодеяния, в Латвии знал каждый, но официальное обвинение никогда не было предъявлено: следы вели в советское посольство. Пресса не могла писать об этом: слишком зловеща была тень, которую бросал могущественный восточный сосед на маленькую двухмиллионную страну.

Непосредственные исполнители остались неизвестными. Убийц, как предполагают, было не менее четырех. Когда владыка открыл входную дверь, спрятавшиеся на крыльце бандиты ворвались в переднюю и набросились на хозяина. Внизу, в одной из комнат, жертва, видимо, была связана и доставлена в кабинет, где происходили поиски каких-то документов, так как половицы в некоторых местах были сорваны. Всюду валялись в беспорядке бумаги, записки, счета, вырезки из газет. На некоторых верхних бумагах виднелись капли крови: видимо, и здесь истязали архиепископа. Затем несчастная жертва была доставлена по внутренней лестнице наверх, где в глухом коридоре между столярной мастерской (владыка столярничал) и другими комнатами, видимо, и происходила пытка. Там, на верстаке, принесенном убийцами из столярной, прибывшие пожарные обнаружили привязанный проволокой обгорелый труп мученика. Какие страшные пытки претерпел архиепископ, видно из следующих данных осмотра трупа: обуглившиеся ноги от первой струи воды, пущенной на верстак, отвалились, в то время как на спине даже не сгорела кожа, а на затылке жертвы остались волосы, хотя борода сгорела. Это доказывает, что палачи пытали огнем несчастного, вероятно, калильной лампой. Священномученик Иоанн Рижский был прославлен РПЦЗ в 1981 г.

1934: 23 ноября на Соборе митрополичьего округа (5-ом Всеамериканском соборе) в гор. Кливленде митр. Феофил (Пашковский) был избран преемником митр. Платона (скончался в 1934 году) и назначен митрополитом всея Америки и Канады с сохранением титула архиепископа Сан-Франциского. В основном докладе, прочитанном на Соборе, парадоксальным образом утверждалась канонически несостоятельная идея о том, что в Америке законны и правомерны все три юрисдикции Русской Церкви: экзархат Московской Патриархии, епархия Синодальной Зарубежной Церкви и Автономная Американская Церковь; однако существование двух первых юрисдикций в Америке, по мнению Кливлендского Собора, сомнительно с точки зрения церковной пользы, поскольку православная Америка нуждается в автономии.

1934: В Бразилии была учреждена первая православная епархия, епископ Феодосий (РПЦЗ) стал первым православным епископом Бразилии.

1934: Британским мандатским правительством Русской Духовной Миссии в Иерусалиме был передан в собственность участок земли величиной в 10 тысяч квадратных метров на правом берегу Иордана вблизи места крещения Господа. Таким образом, несмотря на ограниченные материальные возможности, РДМ РПЦЗ не только сохранила дореволюционное достояние Русской Церкви в Святой Земле, но умножила его. (А.В. Псарев, «Владение Русской Зарубежной Церковью дореволюционным церковным имуществом: исторический и моральный аспект», Православная Русь, N 18 2000, стр. 9−10).

1934: Два угандийца, представители племени Баганда, оба крещенные англиканскими миссионерами, в своем поиске истинной Церкви обратились к Александрийскому патриарху Мелетию (Метаксакису) с просьбой принять их в Православие, патриарх ответил, что объединение Церквей не за горами и им лучше и дальше пребывать в англиканстве.

1934: 3 декабря Турецкий парламент запретил ношение религиозной одежды духовенству всех деноминаций, кроме их глав, вне храмов. В Греции это вызвало бурю протестов. Вице-президент греко-турецой лиги дружбы подал в отставку. Если бы не энергичные меры Венизелоса, попытавшегося убедить прессу сменить тон, этот конфликт мог бы привести к полному разрыву отношений между двумя только-только нашедшими общий язык древними противниками. (The Greek Orthodox Patriarchate and the Turkish-Greek Relations, 1923−1940 Dr. Bestami Sadi BILGIC).

1934: Старокалендарные греки обратились к митр. Антонию (Храповицкому) за архиерейской хиротонией, но получили отказ.

1935: 5 апреля Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий наложил запрещение на митрополита Северо-Американского Феофила (Пашковского).

1935: В мае одиннадцать иерархов Греческой новостильной Церкви согласились вернуться на старый стиль и возглавить общины истинно-православных христиан. В последний момент восемь из них пошли на попятную, и остались трое: митрополиты Герман Димитриадский, бывший вторым по старшинству иерархом в новостильной Церкви, Хризостом Закинфский и Хризостом Флоринский, впоследствии и ставший известным как отец Истинно-православной церкви (ИПЦ) Греции. 13/26 мая, в маленькой церкви в честь Успения Богородицы, за литургией, отслуженной в присутствии 25 тысяч верных, они формально провозгласили о своей принадлежности к ИПЦ. Ликование старостильников было неописуемым, торжественная процессия, прошедшая к церкви через весь город, едва не несла на руках трех архиереев. Народ чувствовал себя вполне вознагражденным за свое мужественное стояние в вере. (Иером. Нектарий…)

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru