Русская линия
Русская неделяМонах Вениамин (Гомартели)30.01.2008 

Летопись церковных событий. 1922 год

1922: 17 янв. — вышел указ Патриарха Тихона и Св. Синода о возведении в сан митрополита Управляющего Зап.-Европейскими русскими православными приходами архиепископа Волынского и Житомирского Евлогия (Георгиевского). (Митр. Евлогий, стр. 401).

1922: 24 января архиепископ Георгий (Ярошевский) созвал архиерейский Собор в Варшаве, в котором кроме него приняли участие архиепископы Дионисий (Валединский) и Пантелеимон (Рожновский), к ним впоследствии под давлением польских властей присоединился и епископ Владимир. Министерство религиозных исповеданий на Соборе представлял Пекарский. Его усилия в переговорах с русскими архиереями направлены были главным образом на то, чтобы вынудить их подписать так называемые «Временные правила», составленные в министерстве, которыми предусматривался далеко идущий государственный контроль за жизнью Православной Церкви в Польше. 30 января «Временные правила» подписали только владыки Георгий и Дионисий. Архиеп. Пантелеимон и еп. Владимир отказались поставить свои подписи под документом, ущемлявшим права православных в Польше.

В тот же день патриарх Тихон издал указ о переводе архиепископа Георгия на Варшавскую кафедру и возведении его в сан митрополита, поскольку стала очевидной невозможность добиться от польских властей разрешения на въезд в Варшаву митрополита Серафима (Чичагова), который имел репутацию крайне правого. Но титулярное возвышение владыки Георгия отнюдь не означало поддержки его намерений со стороны патриарха, ибо в указе уже не упоминаются ни церковная автономия, ни его экзаршие права. Следовательно, на основании указа патриарха он стал всего лишь одним из епархиальных архиереев в Польше без всяких юрисдикционных прав по отношению к другим епархиальным архиереям.

Арест св. патриарха Тихона был использован митрополитом Георгием как еще один довод в пользу провозглашения автокефалии.

В 1925 г. возгорелись споры и полемика получил ли митр. Георгий власть областного митрополита или нет. Интересовавшиеся церковными делами лица обратились за разрешением этого вопроса к самому патриарху Тихону и получили следующее, известное также и Варшавскому Синоду разъяснение: «Божиею милостию Патриарх Московский и всея России Тихон. Во всеобщее сведение Преосвященных архипастырей, досточтимых пастырей и верных чад Патриаршей области Нашей по вопросу о пределах канонической юрисдикции покойного Варшавского Митрополита Георгия объявляем нижеследующее: 1) Покойный Митрополит Георгий, назначенный Нами на Варшавскую кафедру в январе 1922 года, был лишь епархиальным архиереем Варшавской епархии с почетным титулом „Митрополита“, каковой титул предоставлен Нами покойному согласно пожеланию Правительства Польского, выраженному через г-на Посла. 2) Покойный Митрополит Георгий не был „митрополитом всея Польши“, т. е. канонической юрисдикции „Областного Митрополита“ покойный не имел, так как „Положение о Высшем управлении Православною Церковью в Польском Государстве“, выработанное при Патриархии Московской и своевременно посланное Нами на отзыв Польского Правительства, последним до сих пор не возвращено и отзыва с его стороны по содержанию „Положения“ не последовало, по каковой причине упомянутое „Положение“ о Высшем Церковном управлении в Польском Государстве окончательного утверждения Нашего не получило и в законную силу не вошло. Дано в Богоспасаемом граде Москве, в лето от Рождества Христова 1925-ое, Патриаршества же Нашего в восьмое, месяца марта в 24-ый день. (Печать и подпись) — Тихон, Патриарх Московский». (К. Свитич, Православная Церковь в Польше и ее автокефалия).

1922: 7 февраля грузинский католикос-патриарх Амвросий послал меморандум участникам Генуэзской конференции. Это послание было проникнуто тревогой за дальнейшую судьбу не только Грузии и грузинского народа, но и за всё человечество в целом. Католикос писал, что страна и правительство, лишённые христианской добродетели не имеют будущего и горячо призывал всех помочь в беде его народу, оказавшемуся во власти безбожников. Сам факт послания меморандума являлся беспрецендентным случаем для большевистского режима и, разумеется, святителя арестовали.

1922: 10 февр. (ст. ст.) Декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей на нужды голодающих. (Известия, 1922, 26 февр.).

1922: 15 февраля (ст. ст.) св. патриарх Тихон выпускает послание по поводу изъятия большевиками церковных ценностей: «…Желая усилить возможную помощь вымирающему от голода населению Поволжья, Мы нашли возможным разрешить церковноприходским советам и общинам жертвовать на нужды голодающих драгоценные церковные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления, о чем и оповестили Православное население 6(19) февраля с.г. особым воззванием, которое было разрешено Правительством к напечатанию и распространению среди населения. Но вслед за этим, после резких выпадов в правительственных газетах по отношению к духовным руководителям Церкви, 10(23) февраля ВЦИК, для оказания помощи голодающим, постановил изъять из храмов все драгоценные церковные вещи, в том числе и священные сосуды и прочие богослужебные церковные предметы. С точки зрения Церкви подобный акт является актом святотатства, и Мы священным Нашим долгом почли выяснить взгляд Церкви на этот акт, а также оповестить о сем верных духовных чад Наших. Мы допустили, ввиду чрезвычайно тяжких обстоятельств, возможность пожертвования церковных предметов, неосвященных и не имеющих богослужебного употребления. Мы призываем верующих чад Церкви и ныне к таковым пожертвованиям, лишь одного желая, чтобы эти пожертвования были откликом любящего сердца на нужды ближнего, лишь бы они действительно оказывали реальную помощь страждущим братьям нашим. Но Мы не можем одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской Церкви и карается Ею как святотатство — миряне отлучением от Нее, священнослужители — извержением из сана (Апостольское правило 73, Двухкратн. Вселенск. Собор. Правило 10). (Акты Святейшего Патриарха Тихона).

1922: 1 марта патриарх Константинопольский Мелетий (Метаксакис) официальным указом переводит греческую архиепископию в США, подчинявшуюся до этого Элладской Церкви, в юрисдикцию Константинопольского патриархата. На том же заседании патриарх и Священный Синод Константинопольской Церкви приняли решение об обязательном и исключительном подчинении Константинопольскому патриарху всей православной диаспоры всего православного рассеяния и всех православных приходов и епархий, находящихся вне границ государств, в пределах которых пребывают Поместные Православные Церкви.

1922: 3 марта (ст. ст.) св. патриарх Тихон посылает благодарственное письмо Сербскому патриарху Димитрию за гостепримство оказанное им русским архиереям-беженцам: «Да вознаградит Вас Господь сторицею за это доброе дело, и да благословит Он Ваши дни на патриаршем престоле…»

1922: 11 марта (ст. ст.), по благословению св. патриарха Тихона, была учреждена новая епископская кафедра в Харбине, Китае, которую возглавил архиепископ Мефодий.

1922: 16 марта (ст. ст.) Высшее Церковное Управление за границей, заслушав ходатайство Управляющего КВжд и его помощника, постановило: «1) Ввиду особого исключительного положения, в котором находится полоса отчуждения КВжд в церковно-административных и политических отношениях и ввиду полного прекращения связи со Святейшим Патриархом Всероссийским и высшими церковным органами и нарушенных сношений с кафедральным городом Владивостоком, где проживает Епископ Владивостокский Михаил, в юрисдикции которого находится полоса отчуждения КВжд, учредить временно, в пределах полосы отчуждения КВжд, самостоятельную епископию с кафедрой в г. Харбине. 2) Назначить на Харбинскую епископскую кафедру проживающего в Харбине Высокопреосвященнейшего Мефодия, Архиепископа Оренбургского, с наименованием его Архиепископом Харбинским и (пропуск), предписав ему организовать при себе временное Епархиальное Управление.» Об этом своем постановлении Высшее Церковное Управление за границей уведомило Архиепископа Мефодия и Епископа Владивостокского Михаила указом от 16/29-го марта 1922 г. (Прот. Аристарх Пономарев, «Христианство на Дальнем Востоке», рукопись).

1922: 19 марта В. И. Ленин диктует секретное письмо В. М. Молотову для членов Политбюро ЦК РКП (б) об изъятии церковных ценностей: «… Для нас именно данный момент представляет собой не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий.

Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и потому должны) произвести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету.

Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей… без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности, и никакое отстаивание своей позиции в Генуе в особенности, совершенно немыслимы… Все соображения указывают на то, что позже сделать нам этого не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс… Кроме того, главной части наших заграничных противников среди русских эмигрантов заграницей… борьба против нас будет затруднена, если мы, именно в данный момент, именно в связи с голодом, проведем с максимальной быстротой и беспощадностью подавление реакционного духовенства.

Сейчас победа над реакционным духовенством обеспечена нам полностью……Мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий…

Официально выступать с какими то ни было мероприятиями должен только тов. Калинин, — никогда и ни в каком случае не должен выступать ни в печати, ни иным образом перед публикой тов. Троцкий… Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше». (Вестник Русского Студенческого Христианского движения. 1970. N 98. С. 54−57; Известия ЦК КПСС. 1990. N 4. С. 190−193.)

1922: 22−23 марта Троцкий конкретизирует свои директивы гонения на Церковь в следующих тезисах: «Арест Синода и патриарха признать необходимым, но не сейчас, а примерно через 10−15 дней… В течение этой же недели поставить процесс попов за расхищение церковных ценностей (фактов таких не мало)… Печати взять бешеный тон, дав сводку мятежных поповских попыток в Смоленске, Питере и пр. После этого арестовать Синод… Ассигновать немедленно миллион рублей в счет изъятых церковных ценностей для получения хлеба для голодающих. Широко оповестить об этом как о первом ассигновании… Тов. Калинину дать интервью такого содержания:… изъятие ценностей ни в коем случае не является борьбой с религией и церковью… Декрет об изъятии ценностей возник по инициативе крестьян голодающих губерний… Ассигновать 10 миллиардов советскими деньгами на расходы по изъятию…» (Полные тексты писем Троцкого и Ленина см. в числе издательских приложений к книге Э. Саттона «Уолл-стрит и большевицкая революция». М., «Русская идея», 1998.)

1922: 5 апреля патриарх Константинопольский Мелетий (Метаксакис) учреждает в Англии Фиатирскую митрополитю, во главе которой ставит своего соратника по реформам митрополита Германа (Стринопулоса) с титулом экзарха Западной и Центральной Европы. В то время в Англии было четыре греческих общины, кот. окормлялись Элладской Церковью.

1922: С 10 апреля по 19 мая в Генуе, Италия, проходила международная конференция для обсуждения мер «экономического восстановления Центральной и Восточной Европы, и главным образом — проблем, связанных с Советской Россией. В конференции приняли участие 29 государств и 5 доминионов Великобритании. В советскую делегацию (председателем кот. был Ленин, оставшийся в Москве) входили: Чичерин, Литвинов, Красин, Раковский, Иоффе и др. К этой конференции было обращено Послание от Русского Всезаграничного Собора, написанное в декабре 1921 г. митрополитом Антонием. Владыка писал:

«Среди множества народов, которые получили право голоса на Генуэзской конференции, не будет только представительствовать двухсотмиллионный народ русский, потому что невозможно же назвать его представителями, и притом единственными, его же поработителей, как нельзя было в средние века признать гуннов представителями франкских и германских племен Европы, хотя среди гуннских вождей, конечно, успевали втереться несколько процентов предателей из народов европейских как и среди наших коммунистов — евреев, латышей и китайцев — втерся известный процент русских, и то преимущественно не на первых ролях. Впрочем, если бы вожди большевиков и не были инородцами и иноверцами, то и тогда какая же логика может признать право народного представительства за теми, кто поставил себе целью совершенно уничтожить народную культуру, т. е. прежде всего то, чем народ жил почти тысячу лет — его религию, чем продолжает жить и теперь, перенося жестокое гонение на свою родную веру, будучи лишен самых священных для него — Московских Кремлевских — храмов и всех почти русских монастырей, бывших в его глазах светочами жизни, рассеянными по лицу всей земли русской? Завоеватели-большевики казнили сотнями тысяч русских людей, а теперь миллионами морят их голодом и холодом: где было слышно, чтобы интересы овечьего стада представляли собою его истребители — волки? Если бы спросить еще не растерзанных волками овец, чтобы они желали для своего благополучия, то в ответ послышался бы один дружный вопль: уберите от нас волков. Так было бы, если бы овцы могли говорить; так оно и есть с русским народом, который до того забит и терроризирован, что не может поднять голоса и лишен физической возможности дать себя услышать просвещенной Европе и всему миру…

Спрашивается, какие могут быть дальнейшие последствия для Европы и других стран, если они поддержат большевиков? Элементов, сродных нравственному нигилизму последних, имеется довольно в каждом народе, о чем свидетельствуют переполненные тюрьмы и места ссылки. А с падением религии в последние 50−100 лет во всех странах западной культуры естественно усиливается жажда земных наслаждений, т. е. богатства и власти, а вместе с ними и зависть к тем, кто всего этого достиг, или кому это дано, по заслугам ли или по благоволению фортуны.

Таких элементов много и среди полуинтеллигентной части европейского общества. Десятая заповедь для них не существует: они уже довольно напитались противоположными идеями сознательных нарушителей нравственных начал общественной жизни.

Сколько энергии государственной жизни расходуется на борьбу с такими элементами населения, на охранение от них парламентов и школы, сколько общественных сил отвлекается от сознательной работы на внутреннюю самозащиту государства. Теперь пусть подумают вершители судеб человечества, какое гибельное оружие дают они в руки всех преступных, аморальных и безрелигиозных элементов своего населения, если Всемирная Конференция, заменившая теперь совет королей и папы, введет в свою среду убийц и цареубийц, предателей своего отечества, разбросавших в чужие руки сотни тысяч квадратных километров своей территории и десятки миллионов населения, вовсе того не желавшего и временно примирившегося со своей фиктивной свободой только для того, чтобы не быть под пятой большевиков.

Если на Конференции или после Конференции выяснится, что большевицкая власть в России признана полноправной, то в одном государстве за другим начнутся большевицкие перевороты, которые, как это всем известно, настойчиво подготовляются интернационалом во всех народах. Их неуспех или медлительность в достижении полного успеха зависит 1) от непризнания большевиков всеми правительствами, 2) от страшных бедствий голода, холода и эпидемий, разразившихся над Россией по причине большевицкой неурядицы. Однако, русские палачи, ведущие энергичную пропаганду, настойчиво и не без успеха убеждают и русское и иностранное население в том, что неизлечимость этих бедствий имеет причиной прекращение дипломатических сношений с Европой, лишающее Россию транспорта и, следовательно, приобретения хлеба, лекарств и других произведений индустрии…

Народы Европы! Народы Мира! Пожалейте наш добрый, открытый, благородный по сердцу народ русский, попавший в руки мировых злодеев! Не поддерживайте их, не укрепляйте их против Ваших детей и внуков! А лучше помогите честным русским гражданам. Дайте им в руки оружие, дайте им своих добровольцев и помогите изгнать большевизм — этот культ убийства, грабежа и богохульства из России и всего мира. Пожалейте бедных русских беженцев, которые за свой патриотический подвиг обречены среди Вас на голод и холод, на самые черные работы, которые принуждены забывать все, чему учились, и быть лишенными даже таких необходимых удобств жизни, которые доступны последнему неграмотному чернорабочему. Они в лице доброй своей половины офицеров, генералов и солдат готовы взяться за оружие и идти походом в Россию, чтобы выручить ее из цепей постыдного рабства разбойников. Помогите им осуществить свой патриотический долг, не дайте погибнуть вашей верной союзнице — России, которая никогда не забывала своих друзей и от души прощала тех, кто временно был ее врагом…» (Жизнеописание митр. Антония Храповицкого, архиеп. Никон Рклицкий).

1922: 26 апреля в Москве открылся судебный процесс, на котором были осуждены 20 московских священников и 34 мирянина за «подстрекательства к безпорядкам при изъятии церковных ценностей». Пятеро из обвиняемых были казнены. Московский трибунал вынес постановление о привлечении к суду и главного «виновника» — патриарха Тихона, а также провозгласил, что трибунал «устанавливает незаконность существования организации, называемой православной иерархией». Так, было вынесено юридическое определение, поставившее вне закона всю Русскую Православную Церковь.

1922: 3 мая состоялось секретное совещание Президиума ГПУ с участием первого заместителя Председателя ГПУ И. С. Уншлихта, начальника Секретно-оперативного Управления ГПУ В.Р. Менжинского, его заместителя Г. Г. Ягоды, начальника Секретного отдела ГПУ Т. П. Самсонова и П. А. Красикова. Совещание рассмотрело вопросы, связанные с ведением московского процесса, о вызове патриарха Тихона в ГПУ в качестве свидетеля и об его аресте. 2 пункт постановления совещания гласит: «2. ТИХОНА вызвать и затребовать от него в 24 часа публикации отлучения от церкви лишения сана и отречения от должности вышеуказанного (заграничного, ред.) духовенства, а также потребовать от него издания специального послания заграничному православному духовенству и выдаче представителям Соввласти ценностей находящихся в заграничных церквах. В случае если ТИХОН откажется от исполнения вышеуказанных требований такового немедленно арестовать предъявив ему все обвинения совершенных им против Советской Власти по совокупности «(ЦА ФСБ, ф. 1, оп. 6, д. 11, л. 127-об).

1922: 3 мая (нов. ст.) американские делегаты протоиерей О. Пашковский (будущий митрополит Феофил, глава Американской Митрополии) и представитель YMCA Е. Т. Колтон посетили свят. патриарха Тихона, это было за два дня до его домашнего ареста, он уже тогда был несвободен в своем передвижении и находился под постоянным надзором. Делегаты ходатайствовали перед патриархом о назначении на Сев. Американскую кафедру митрополита Платона Одесского. Патриарх отнесся сочувственно к этому назначению, но не решился утверждать его без согласия Высшего Церковного Управления Заграницей. На следующий день Колтон писал:

«Е. Б. В. Буймистрову

Милостивый Государь!

Перед самым мои отъездом в Россию я получил Ваши серьезные телеграммы. Я мог лично передать их Патриарху и получить его одобрительный ответ. Никто из нас не считает благоразумным для него послать письменное сообщение. Это оказалось правильным, т.к. мои бумаги были просмотрены на границе. Патриарх высказал свое пожелание и рекомендацию, чтобы Высшее Церковное Управление Заграницей просило Митрополита Платона остаться в Америке с полными правами, о которых просят, в частности, поручив Канаду Архиепископу Александру и США Антонию. Он предпочел сделать все это в форме рекомендации, поскольку дело уже было в руках Управления и он не хотел распоряжаться через его голову. Он просил меня передать ответ Митрополиту Евлогию в Берлин и я это сделал в прошлое воскресение утром. В ответ на мой запрос, когда можно ожидать для Вас ответа в Нью-Йорке, он ответил, что он немедленно свяжется с Управлением, имеющим главную штаб-квартиру на Балканах в надежде, что окончательное решение не задержится долго…» (архив Американской Прав. Церкви, цит. по Еп. Григорий Граббе, К ИСТОРИИ РУССКИХ ЦЕРКОВНЫХ РАЗДЕЛЕНИЙ ЗАГРАНИЦЕЙ Опровержение ошибок и неправд в сочинении Д. Поспеловского «The Russian Church Under the Soviet Regime 1917−1982?)

1922: 4 мая возмущенный молчанием советской прессы о судебном процессе московского духовенства, Л. Троцкий пишет грозные письма в редакцию: «в[есьма] срочно с. секретно.

РЕДАКЦИИ «Известий»

РЕДАКЦИИ «Правды»

РЕДАКЦИИ «Рабочей Москвы»

ЦК РКП Тов. Зеленскому

Что же это такое? Сегодня ни в «Известиях», ни в «Правде», ни даже в «Рабочей Москве» нет ничего по поводу поповского процесса. Окончание процесса отсрочено специально для того, чтобы дать возможность прессе восполнить свое прямо таки преступное упущение в деле освещения и разъяснения процесса… Предлагаю редакция (м) по поручению Политбюро ПК отвести в субботнем и воскресном номерах поповскому процессу главное место. Все силы редакции должны быть мобилизованы для всестороннего освещения процесса и его главных выводов. Важнейший из этих выводов таков: в советской республике существует централизованная антинародная контр-революционная организация, которая прикрывается религией, а на деле является политическим сообществом. Эта организация имеет свое отделение в виде монархической поповской заграничной организации, которая расходует большие денежные средства. Церковная иерархия, возглавляемая патриархом Тихоном, за эти годы переправила за границу огромные церковные ценности. Эти церковные ценности идут там на поддержание богатой жизни монархистов-попов, на контр-революционную пропаганду, на подготовку монархической реставрации… Необходимо довести дело до конца. Необходимо привлечь к строжайшей ответственности действительных виновников и организаторов монархически-поповского заговора.

Р. S. Извещаю редакции, что мною будет внесено в Политбюро предложение о привлечении к партийной ответственности редакций за невыполнение постановления ПОЛИТБЮРО». («Архивы Кремля, Политбюро и Церковь 1922−1925 гг.» дело N25−3)

1922: 5 мая св. патриарх Тихон подвергся двум допросам — в Московсом трибунале, во время процесса над московским духовенством, и в ГПУ. Московский трибунал в этот день вынес определение о необходимости привлечения к суду в качестве обвиняемых патриарха Тихона и архиепископа Крутицкого Никандра (Феноменова). А в ГПУ Т. П. Самсонов и В. Р. Менжинский потребовали от патриарха сказать определенно, какие меры наказания он намерен применить по отношению к зарубежному духовенству, прежде всего митрополитам Антонию и Евлогию. В. Р. Менжинский даже предложил патриарху пригласить к себе в Москву митрополитов Антония и Евлогия, чтобы потребовать «личного объяснения», на что патриарх ответил: «Разве они поедут сюда». На том же допросе патриарху было предъявлено требование издать директиву зарубежному духовенству о выдачи всего церковного имущества за границей представителям советской власти согласно декрету ВЦИК. На что патриарх ответил: «В имущественных вопросах Патриарх[ии] изданы распоряжения совместно с Высшим Церковным Управлением, при нем состоящем, и я указанному Управлению сделаю предложение для приведения в исполнение». (АПРФ. Ф.3. Оп.60. Д. 25. Л.9; ЦА ФСБ. Д. Н-1780. Т.2. Л.45).

1922: 5мая (н. ст.) патриарх Тихон, Св. Синод и ВЦ Совет выпускают указ N 349 о роспуске ВЦУ заграницей:

«Управляющему Русскими православными церквами за границей

Преосвященному Митрополиту Евлогию.

По благословению Святейшего Патриарха, Священный Синод и Высший Церковный Совет, в соединенном присутствии, слушали: предложение Святейшего Патриарха, от 28 марта (10 апреля сего года), следующего содержания: «Прилагаю при сем номера «Нового Времени» от 3 и 4 декабря 1921 года и 1 марта 1922 года. В них напечатаны послания Карловацкого Собора и обращение к мировой Конференции. Акты эти носят характер политический, и, как таковые, они противоречат моему посланию от 25 сентября 1919 года. Поэтому:

1) я признаю Карловацкий Собор заграничного русского духовенства и мирян не имеющим канонического значения и послание его о восстановлении династии Романовых и обращение к Генуэзской Конференции не выражающими официального голоса Русской Православной Церкви,

2) ввиду того, что Заграничное Русское Церковное Управление увлекается в область политических выступлений, а с другой стороны, заграничные русские приходы уже поручены попечению Вашего Преосвященства, Высшее Церковное Управление за границей упразднить,

3) Священному Синоду иметь суждение о церковной ответственности некоторых духовных лиц за границей за их политические от имени Церкви выступления. По обсуждении изложенного предложения Святейшего Патриарха

ПОСТАНОВЛЕНО: 1) Признать «Послание Всезаграничного Церковного Собора чадам Русской Православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим», о восстановлении в России монархии с царем из дома Романовых, напечатанное в «Новом Времени» от 3 декабря 1921 года, N 184, и «Послание Мировой Конференции от имени Русского Всезаграничного Церковного Собора», напечатанное в том же «Новом Времени» от 1 марта сего года за N 254, за подписью Председателя Российского Заграничного Синода и Высшего Церковного Управления за границей Митрополита Киевского Антония, — актами, не выражающими официального голоса Русской Православной Церкви и ввиду их чисто политического характера не имеющими церковно-канонического значения; 2) ввиду допущенных Высшим Русским Церковным Управлением за границей означенных политических от имени Церкви выступлений и принимая во внимание, что, за назначением тем же Управлением Вашего Преосвященства заведующим русскими православными церквами за границей, собственно для Высшего Церковного Управления там не остается уже области, в которой оно могло бы проявить свою деятельность, означенное Высшее Церковное Управление упразднить, сохранив временно управление русскими заграничными приходами за Вашим Преосвященством и поручив Вам представить соображения о порядке управления названными церквами, и 3) для суждения о церковной ответственности некоторых духовных лиц за границей за их политические от имени Церкви выступления озаботиться получением необходимых для сего материалов и самое суждение, ввиду принадлежности некоторых из указанных лиц к епископату иметь по возобновлении нормальной деятельности Священного Синода при полном, указанном в соборных правилах, числе членов. О чем, для зависящих по предмету данного постановления распоряжений, уведомить Ваше Преосвященство.» («Мотивы моей жизни», митр. Евлогия, стр. 402−403).

Сразу по получению указа митрополит Евлогий написал письмо митрополиту Антонию и приложил к письму копию указа. В своем письме к владыке Антонию митр. Евлогий писал: «Указ этот поразил меня своей неожиданностью и прямо ошеломляет представлением той страшной смуты, которую он может внести в нашу церковную жизнь. Несомненно он дан под давлением большевиков. Я за этим документом никакой обязательной силы не признаю, хотя бы он и был подписан Патриархом. Документ этот имеет характер политический, а не церковный. Вне пределов советского государства он не имеет значения ни для кого и нигде…» (Жизнеоп. блаж. митр. Антония, еп. Никона Рклицкого).

В ответ на это письмо владыка Антоний послал митр. Евлогию телеграмму: «Volontе du Patriarche faut accompar venex immеdiatement» (Волю патриарха надо исполнить приезжайте немедленно). (митр. Евлогий, «Мотивы моей жизни»).

1922: 6 мая, на следующий день после допроса в ГПУ св. патриарх Тихон был заключен под домашний арест. По завещанию патриарха временное управление Церковью должно было перейти к митрополиту Казанскому Кириллу, но ввиду того, что последний находился в заключении, следующий по завещанию — митрополит Агафангел Ярославский должен был взять управление Церковью в свои руки.

1922: 7 мая был вынесен приговор Московского Революционного Трибунала по делу московского духовенства и мирян. К расстрелу приговаривалось 11 человек.

1922: Патриарх Константинопольский Мелетий (Метексакис) обратился к архиепископу Алеутскому и Северо-Американскому Александру (Немоловскому) и другим архиереям Русской Православной Церкви в Северной Америке с официальным предложением о переходе в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. Архипастыри рассмотрели это обращение на конференции 7 мая и решительно его отвергли. В своей резолюции они писали, что поскольку русская епархия в Сев. Америке является частью своей основательницы — Русской Православной Церкви, то «…Русская православная епархия в Сев. Америке является органической частью автокефальной Русской Церкви, и все указы Вселенского патриарха на территории ее епархии не применимы…» (The Canonical Status of the Patriarch of Constantinople in the Orthodox Church, Archbishop Gregory (Afonsky)

1922: 9 мая св. патриарх Тихон вновь был вызван на допрос, на котором его ознакомили с приговором по московскому процессу духовенства и о привлечении его к судебной ответственности и взяли подписку о невыезде. Допрос вновь велся вокруг отношения патриарха к РПЦЗ. Сопротивление патриарха было сломлено, и чекисты услышали (и записали — а патриарх скрепил протокол своей подписью) нужные им слова: «Антония Храповицкого, митрополита Киевского, врагом рабоче-крестьянской власти я не считал. В настоящее же время, судя по выступлениям его в заграничной печати — «Новое время» и другие — я нахожу, что он, Антоний Храповицкий, является заклятым врагом рабоче-крестьянских трудящихся масс России. Антисоветские и интервенционистские выступления Антония Храповицкого мне стали известны только с марта 22-го года, может быть — с февраля». Самсонов вцепился крепче: была ли у патриарха переписка с «беглым православным духовенством»? Через кого? «Такие письма, — ответил патриарх, зная, должно быть, что некоторые из них перехвачены ГПУ, — я получал от Антония Храповицкого, митрополита Евлогия, от архиепископа Анастасия и других. Письма от беглого контрреволюционного духовенства я получал через иностранные миссии — латвийскую, эстонскую, финляндскую и польскую. Кто из миссий персонально приносил эти письма, я не знаю, не припоминаю. Чины моей канцелярии, в частности, мой секретарь Неофит, лиц, приносивших письма, видели и должны их знать. Из польской миссии письма из-за границы приносил и передавал лично мне член миссии Моравский». (ЦА ФСБ. Д. Н-1780. Т.2. Л.42.;Т.29.Л.86−87).

1922: 11 мая патриарх Мелетий Константинопольский назначает греческого архиепископа Александра Родостолонского своим экзархом в Северной и Южной Америке.

1922: 12 мая из Петрограда в Москву приехала группа обновленцев — Введенский, Боярский, Белков и псаломщик Стадник. Прямо из тех инстанций, где, по словам самого Введенского, «быть нельзя», появились они в покоях патриарха в сопровождении двух чекистов и сообщили ему, что добились разрешения на созыв Поместного Собора при условии, что патриарх оставит престол. Патриарх в ответ заявил, что патриаршество его тяготит как крест. «Я с радостью приму, если грядущий Собор снимет с меня вообще патриаршество, а сейчас я передаю власть одному из старейших иерархов и отойду от управления Церковью». Предлагаемые кандидатуры епископов модернистов патриарх отверг и назначил своим заместителем митрополита Агафангела. Через день успешно выполнившие поручение ГПУ обновленцы напечатали в «Известиях» воззвание, осуждавшее «тех иерархов и тех пастырей, которые виновны в организации противодействия государственной власти по оказанию ею помощи голодающим и в ее других начинаниях на благо трудящихся. Мы считаем необходимым, — заявили провокаторы, — немедленный созыв Поместного Собора для суда над виновниками церковной разрухи, для решения вопроса об управлении Церковью и об установлении нормальных отношений между нею и советской властью». Под документом подписались епископ Антонин (Грановский), московские священники С. Калиновский, И. Борисов, В. Быков, священники из Петрограда В. Красницкий, А. Введенский, Ев. Белков, псаломщик С. Стадник и саратовские священники Русанов и Ледовский.

1922: 12 мая (н. ст.) св. патриарх Тихон направил митрополиту Агафангелу письмо, извещавшее о передаче ему «церковного правления впредь до созыва Собора. На это имеется согласие гражданской власти, — писал он, — а потому и благоволите прибыть в Москву без промедления». Митрополит Агафангел готов был исполнить волю святителя Тихона, но по распоряжению ВЦИК его задержали в Ярославле. Патриарх между тем оставался под домашним арестом и без разрешения ГПУ к нему никого не пускали. Его сношения с другими архипастырями и оставшимися членами Синода и ВЦС были прерваны. Обновленцы, почувствовав себя хозяевами положения, извещают председателя ВЦИК о создании нового Высшего церковного управления (ВЦУ), «ввиду устранения Патриархом Тихоном себя от власти». (Левитин, т. 1-й).

1922: 17 мая в Наркоминдел поступила шифртелеграмма Г. В.Чичерина о просьбе папы Римского освободить патриарха Тихона. Вместе с тем папа предложил советскому правительству выкупить изъятые ценности и передать их главе католической церкви в России архиепископу Я. Цепляку, немедленно выплатив властям необходимую сумму. Запрашивая руководство страны по данному вопросу, сам Г. В. Чичерин хотя и счел предложение соблазнительным, но заметил, что «передача православных церковных предметов католикам вызовет бурю в России». Предложение папы принято не было. (АПРФ. Ф.3. Оп.60. Д. 25. Л.11).

1922: 18 мая обновленцы Введенский, Белков и Калиновский опять явились в покои святителя Тихона, требуя подписать составленное ими прошение о передаче им канцелярии св. патриарха, «дабы не продолжалась пагубная остановка в делах управления Церковью. По приезде Вашего заместителя он тотчас же вступит в отправление своих обязанностей. К работе канцелярии мы временно привлекаем, до окончательного сформирования управления под главенством Вашего заместителя, находящихся на свободе в Москве святителей». На самом деле обновленцы планировали, что ВЦУ возьмет на себя всю полноту власти в Церкви, потому что еще 15 мая от председателя ВЦИК М. И. Калинина они знали, что митрополита Агафангела в Москву не пустят. После долгих уговоров посланники ГПУ все же увезли с собой документ с резолюцией Патриарха: «Поручается поименованным ниже лицам, то есть подписавшим заявление священникам, принять и передать высокопреосвященнейшему Агафангелу по приезде его в Москву синодские дела при участии секретаря Нумерова, а по Московской епархии — преосвященному Иннокентию, епископу Клинскому, а до его прибытия — преосвященному Леониду, епископу Верненскому, при участии столоначальника Невского». О том, как поступать «подписавшим заявление священникам» в случае, если митрополит Агафангел в Москву не приедет, патриарх никаких распоряжений не сделал. И тогда находчивые авантюристы объявили резолюцию Патриарха об учреждении временной канцелярии актом передачи им церковной власти и, сговорившись с епископами Леонидом (Скобеевым) и Антонином (Грановским), объявили об образовании ВЦУ во главе с преосвященным Антонином. На другой день НКВД выдворило Патриарха Тихона из Троицкого подворья, определив в Донской монастырь под домашний арест, со строжайшей охраной и в полной изоляции от внешнего мира. На Троицком подворье, в покоях св. патриарха, в тот же день водворилось самочинное ВЦУ во главе с расколоучителем еп. Антонином (Грановским). (прот. Владислав Цыпин, «История Русской Церкви» 1917−1918, гл. 2)

1922: Обновленцы сколотив немногочисленную группу единомышленников, организовали издание журнала «Живая церковь», а вскоре так назвали и свою группу.

Православный народ стал именовать обновленцев «живцами». В мае вышли два номера «Живой церкви» под редакцией Калиновского со статьями епископа Антонина, священников Введенского, Красницкого и В. Н. Львова. Бывший обер-прокурор Львов советовал священникам прежде всего скинуть рясу, обстричь волосы и превратиться, таким образом, в «простых смертных». Смысл обновленческого движения журнал видел в освобождении духовенства «от мертвящего гнета монашества, оно должно получить в свои руки органы церковного управления и непременно получить свободный доступ к епископскому сану», — пишет Красницкий в N 2 «Живой церкви». Статья о монастырях под названием «Гнезда бездельников» появилась в следующем номере. (прот. Владислав Цыпин, «История Русской Церкви» 1917−1918, гл. 2)

1922: 19 мая из Троицкого подворья св. патриарх Тихон был перевезен в Донской монастырь, где был заключен под строжайшей охраной, в полной изоляции от внешнего мира, в небольшой квартирке над монастырскими воротами, в которой раньше жили архиереи, находившиеся на покое. Только один раз в день, в 12 часов, заключенный патриарх выходил на балкон; каждый раз при этом он видел вдали группы людей, склоняющих головы при его появлении; им он издали посылал благословение. В таких условиях полной изоляции ему предстояло пробыть ровно год.

1922: 25 мая обновленческий священник Александр Введенский посетил Петроградского митрополита Вениамина и предъявил ему удостоверение за подписью обновленческого епископа Леонида, что он, «согласно резолюции Патриарха Тихона, является членом ВЦУ и командируется в Петроград и другие города по церковным делам». Ознакомившись с бумагой, митрополит Вениамин отказался признать удостоверение обновленческого ВЦУ, не увидев подписи Патриарха. Через день, за воскресной литургией, с амвонов петроградских церквей было зачитано послание митрополита Вениамина, в котором он анафематствовал взбунтовавшихся священников Александра Введенского и Евгения Белкова и всех присоединившихся к ним. «По учению Церкви, — говорится в этом послании, — епархия, почему-либо лишенная возможности получать распоряжения от своего Патриарха, управляется своим епископом, пребывающим в духовном единении с Патриархом… Епископом Петроградским является митрополит Петроградский, послушаясь ему, в единении с ним и вы будете в Церкви». На другой день после того, как в городских храмах было зачитано послание митрополита, в покои Петроградского владыки явились чекисты для ареста святителя, а Введенский — для принятия канцелярии. Не смутившись, он подошел к святителю под благословение. «Отец Александр, — спокойно сказал митрополит Вениамин, — мы же с вами не в Гефсиманском саду», и, не благословив раскольника, спокойно и ровно выслушал объявление о своем аресте. (прот. Владислав Цыпин, «История Русской Церкви» 1917−1918, гл. 2)

1922: 29 мая был арестован митрополит Петроградский Вениамин, управление епархией перешло к его викарию епископу Ямбургскому Алексею Симанскому (буд. патриарху). В тот же день, в здании бывшего Дворянского собрания начался судебный процесс. На скамье подсудимых оказалось 86 человек. Среди обвиняемых, помимо митрополита Вениамина, были его викарий епископ Венедикт (Плотников), профессор Юрий Новицкий, архимандрит Сергий (Шеин), настоятели Казанского собора — протоиерей Николай Чуков и Исаакиевского собора — протоиерей Л. К. Богоявленский и Троицкого собора — протоиерей Михаил Чельцов, священники А. Н. Толстопятов, М. В. Тихомиров, П. П. Левитский; члены правления петроградских приходов Иван Ковшаров, известный канонист профессор В. Н. Бенешевич, преподаватели Духовной Академии и Богословского института, университетские профессора и студенты, церковные старосты. Вызванные вначале на суд как свидетели Н. А. Елачич, профессор Н. Ф. Огнев, протоиерей П. А. Кедринский были арестованы и посажены на скамью подсудимых. Митрополит Вениамин и его помощники обвинялись в том, что вели переговоры с советской властью в целях отмены или смягчения декрета об изъятии церковных ценностей и что состояли, как сказано было в обвинительном заключении, «в сговоре со всемирной буржуазией и русской эмиграцией.» Главный свидетель обвинения обновленческий священник Александр Введенский был в первый день суда ранен одной истеричной женщиной, бросившей в него булыжник при выходе из здания суда, выбивший ему зубы, поэтому допрос происходил у него на квартире.

1922: 4 июня временно управляющий Петроградской епархией епископ Ямбургский Алексей (Симанский) (буд. патриарх) выпустил следующее воззвание: «Одним из поводов к волнениям и смущениям послужило, между прочим, известное послание митрополита Вениамина от 15 мая, где он объявляет отпавшими от церковного общения протоиерея Александра Введенского и всех присоединившихся к нему. Основанием к этому посланию для Владыки была недостаточная наличность доказательств в том, что протоиерей Александр Введенский участвует в Высшем Церковном Управлении, имея на то благословение Патриарха Тихона. Рассмотрев данные, представленные мне прот. А.И.Введенским, и приняв во внимание новые доказательства, что такое благословение имелось налицо, я нашел возможным как непосредственный и законный преемник Владыки Митрополита Вениамина по управлению Петроградской епархией подвергнуть это дело новому рассмотрению… Ввиду исключительных условий, в какие поставлена Промыслом Божиим церковь петроградская, и, не решаясь подвергнуть в дальнейшем мире церковном какого-либо колебания, я, призвав Господа и Его небесную помощь, имея согласие Высшего Церковного Управления, по преемству всю полноту власти замещаемого мною Владыки Митрополита, принимая во внимание все обстоятельства дела, признаю потерявшим силу постановление Митрополита Вениамина о незакономерных действиях прот. Александра Введенского и прочих упомянутых в послании Владыки Митрополита лиц и общение их с церковью признаю восстановленным…». Предистория этого воззвания, по свидетельству А. Левитина, такова: «…тотчас после его (еп. Алексея, ред.) вступления в должность управляющего Петроградской митрополией, он был вызван в некое нецерковное учреждение (помещавшееся по Гороховой ул., 2) и ему был предъявлен ультиматум: трое священников, отлученных митрополитом от церкви, должны быть восстановлены в своих правах — в противном случае митрополит будет расстрелян. Епископ Алексий, ссылавшийся сначала на свою некомпетентность, затем просил дать ему неделю на размышление. Эта просьба епископа была удовлетворена. Затем, на протяжении недели, происходили совещания в Епархиальном совете, причем по указанному вопросу мнения разделились. Викарные епископы — собратья владыки Алексия — также не могли установить по этому поводу единой точки зрения. В конце концов, в Епархиальном совете победила та точка зрения, что необходимо идти на все для спасения жизни владыки-митрополита… В результате епископ Алексий составил соответствующее послание к петроградской пастве. Когда епископ узнал, что митрополит Вениамин все же приговорен к расстрелу, он разрыдался, как ребенок. Все сказанное мне А. В. Волковой, умершей в феврале 1932 года, вполне подтверждается тем, что я слышал впоследствии от А.И.Введенского, а также от двух ныне здравствующих иерархов Русской Православной Церкви». (А. Левитин, В. Шавров, Очерки по истории Русской церковной смуты).

1922: 5 июня (ст. ст.) митрополит Агафангел Ярославский, согласно указу св. патриарха Тихона, издаёт Послание N 214 о своём вступлении во временное управление Русской Православной Церковью, в котором призывает верующих хранить в чистоте устои Церкви и остерегаться тех, кто пытается незаконно узурпировать церковную власть. Он также писал: «… вопреки моей воле, по обстоятельствам от меня не зависящим, я лишен и доныне возможности отправиться на место служения. Между тем, как мне официально известно, явились в Москве иные люди и встали у кормила правления русской церковью. От кого и какие полномочия получили они, мне совершенно неизвестно. А потому я считаю принятую ими на себя власть и деяния их незакономерными. Они объявили о своем намерении пересмотреть догматы и нравоучения нашей православной веры, священные каноны святых Вселенских Соборов, православные богослужебные уставы, данные великими молитвенниками и подвижниками христианского благочестия, и организовали новую, именуемую ими «Живую Церковь». Мы не отрицаем необходимости некоторых видоизменений и преобразований в служебной практике и обрядах. Некоторые вопросы этого рода были предметом рассмотрения Всероссийского Собора 1918 года, но не получили решения вследствие преждевременного прекращения его деятельности по обстоятельствам тогдашнего времени. Но во всяком случае возможные изменения и церковные реформы могут быть произведены только Соборной властью, а посему я почитаю своим долгом по вступлении в управление делами церкви созыв Всероссийского Поместного Собора, который правомерно, согласно со словом Божиим и в меру правил святых Вселенских Соборов, этих первых и основных источников нашего церковного строительства, рассмотрит все то, что необходимо и полезно для нашей духовной жизни. Иначе всякие нововведения смогут вызвать смятение совести верующих, пагубный раскол между ними, умножение нечестия и безысходного горя. Начало всего этого мы уже с великою скорбью и видим. Возлюбленные о Господе Преосвященные Архипастыри!

Лишенные на время высшего руководства, вы управляйте теперь своими епархиями самостоятельно, сообразуясь с Писанием, церковными канонами и обычным церковным правом, по совести и архиерейской присяге, впредь до восстановления Высшей Церковной Власти. Окончательно вершите дела, по которым прежде испрашивали разрешения Свящ. Синода, а в сомнительных случаях обращайтесь к нашему смирению. Честные пресвитеры и все о Христе служители алтаря и церкви!

Вы близко стоите к народной жизни, вам должно быть дорого ее преуспеяние в духе православной веры. Умножьте свою священную ревность. Когда верующие увидят в вас благодатное горение духа, они никуда не уйдут от своих святых алтарей. Братья и сестры о Господе — наши пасомые! Храните единство святой веры в союзе братского мира. Не поддавайтесь смущению, которое новые люди стремятся внести в ваши сердца по поводу учений нашей православной веры. Не склоняйтесь к соблазну, которым они хотят обольстить вас, производя изменение в православном богослужении, действуя не законным путем Соборного Постановления, но по своему почину и разумению, не повинуясь голосу древних Вселенских отцов и великих подвижников, созидавших наши церковные уставы, не обольщайтесь беззаконием путей, которыми хотят повести вас новые люди какой-то новой церкви; ищите законных средств и путей, которыми должно устранять церковные нестроения; держитесь и не порывайте союза со своими духовными пастырями и архипастырями. Повинуйтесь с доброй совестью просвещенной Христовым светом государственной власти, несите в духе мира и любви свои гражданские обязанности, памятуя Завет Христов: воздадите кесарево кесареви и Божие Богови. Наипаче же увеличьте молитвенный подвиг, ограждая себя им от наветов духа злобы, врага нашего спасения. «(Цит. по А. Левитин, В. Шавров, Очерки по истории русской церк. смуты.). За своё сопротивление обновленцам в их попытке захватить Церковную власть святитель немедленно подвергается аресту. В конце 1922 года больной старец, после заключения в ряде тюрем, отправляется общим этапом с уголовными преступниками в трёхлетнюю ссылку в посёлок Колпашёв Нарымского края (Томская губерния).

1922: 12 июня был арестован патриарх-католикос Грузинский Амвросий и 9 членов патриаршего Совета.

1922: 15 июня Высшее Русское Церк. Управление заграницей обратилось с особым воззванием против чинимых над св. патриархом Тихоном насилий — ко всем главам Православных и инославных Церквей, кроме папы Римского, о котором имелись сведения, что он старался использовать гонения на Русскую Церковь в прозелитских целях. Воззвание это было составлено митрополитом Антонием Киевским. С таким же воззванием ВЦУ обратилось ко всем главам государств. Вскоре незамедлили последовать ответы. Французское правительство писало, что оно: «…оповестило о Вашей просьбе Британское, Итальянское, Бельгийское и Американское правительство и сносится с ними о мерах, могущих быть принятыми в пользу патриарха Тихона…». Архиеп. Кентерберийский писал владыке Антонию: «Вы, я уверен, не сомневаетесь в искренности сочувствия, с которым не только епископы и духовенство Англиканской Церкви, но и главы всех христианских общин в нашей стране относятся к печальным событиям последних месяцев. И Вы увидите объединенный протест, который был отправлен нами Советскому правительству в Москве 31 мая…». Подобные же полные сочувствия послания были получены от патриархов Константинопольского Мелетия (Метаксакиса), Антиохийского Григория IV, Иерусалимского Дамиана, архиепископа Кипрского Кирилла и митрополита Афинского Хризостома. Антиохийский патриарх в своем ответе сурово осудил обновленцев: «…мы категорически заявляем, что остаемся в непоколебимом духовном братском единении с Блаженнейшим Тихоном патриархом Всероссийским и его верными сотрудниками-иерархами, мы продолжаем поминать за Божественной литургией его св. имя, никогда не имели и не будем иметь никакого общения с вышеупомянутыми отступниками, имена и местожительство которых нам желательно было бы знать для сведения…». Также и митрополит Афинский Хризостом писал владыке Антонию: «… Осуждаем безоговорочно тех русских архиереев и иереев, которые, повинуясь больше человекам, нежели Богу, создали так называемую «Живую церковь», плод и последствие которой Московский лже-собор и считаем необходимым объявить Вашему Высокопреосвященству, что Православная Церковь богохранимого Греческого королевства не может иметь никакого общения с лже-собором, именуемым себя «Живой церовью"…» (Письма блаж. митр. Антония Храповицкого, Джорданвилл, 1988, стр. 91−91).

1922: 16 июня митрополит Владимирский Сергий (Страгородский) и архиепископы Евдоким и Серафим издают воззвание о своем переходе в обновленчество: «Мы, Сергий (Страгородский), митрополит Владимирский и Шуйский, Евдоким (Мещерский), архиепископ Нижегородский и Арзамасский, и Серафим (Мещеряков), архиепископ Костромской и Галичский, рассмотрев платформу Временного церковного управления и каноническую законность управления, заявляем, что целиком разделяем мероприятия Церковного управления, считаем его единственной канонически законной верховной церковной властью и все распоряжения, исходящие от него, считаем вполне законными и обязательными. Мы призываем последовать нашему примеру всех истинных пастырей и верующих сынов церкви как вверенных нам, так и других епархий. 16 июня 1922 г.». (Живая Церковь. 1922. N 4 — 5). Младший викарий митрополита Сергия епископ Варнава Беляев обратился к дивеевской юродивой Марии Димитриевне за советом, в ответ услышал от блаженной: «держись Старой Церкви», что он и исполнил. 1922: 17 июня св. Синода Болгарской Церкви решил внести в ектении на литургии прошение за русский народ и его Православную Церковь. 1922: 4 июля Петроградский рев. трибунал предоставил последнее слово обвиняемым по делу о изъятии церк. ценностей. Зал замер, и в тревожной тишине зазвучала мерная, ровная, достойная речь митрополита Вениамина:

«Я старался по мере сил быть только пастырем душ человеческих. И теперь, стоя перед судом, я спокойно дожидаюсь его приговора, каков бы он ни был, хорошо помня слова апостола: Берегитесь, чтобы вам не пострадать как злодеям, а если кто из вас пострадает как христианин, то благодарите за это Бога (1 Пет. 4. 15−16)». Потом владыка заговорил об обстоятельствах дела, об отдельных пунктах обвинения, посвятив большую часть слова оправданию и защите некоторых обвиняемых. «Вы все говорили о других, трибуналу желательно узнать, что же вы скажете о самом себе?» — обратился к нему председатель суда. Святитель тихо произнес: «О себе? Что же я могу вам о себе еще сказать? Разве лишь одно: я не знаю, что вы мне объявите в вашем приговоре: жизнь или смерть, но что бы вы в нем ни провозгласили, я с одинаковым благоговением обращу свои очи горе, возложу на себя крестное знамение (при этом владыка широко перекрестился) и скажу: «Слава Тебе, Господи Боже, за все!».

1922: 5 июля председатель суда — председатель уголовного отделения Петроградского ревтрибунала Н.И.Яковченко огласил приговор. Митрополит Вениамин и еще 9 человек были приговорены к расстрелу, 36 человек к различным срокам заключения до 5 лет, 11 человек направлены на принудительные работы без содержания под стражей. Кассационная Коллегия Верховного трибунала ВЦИК заменила расстрел долгосрочным тюремным заключением епископу Кронштадскому Венедикту (Плотникову), настоятелям Казанского собора Н.К.Чукову, Исаакиевского Л.К.Богоявленскому и Троицко-Измайловского М.П.Чельцову; профессору Д.Ф.Огневу и Н.А.Елачичу. Митрополиту Вениамину (Казанскому), профессору Ю.П.Новицкому, юрисконсульту Лавры И.М.Ковшарову и архимандриту Сергию (Шеину) приговор оставлен в силе.

1922: 10 июля (ст. ст.) во Владивостоке, на освобожденной Белой армией территории, собрался Земский Собор, ключевым моментом которого стало принятие на заседании 21 июля / З августа трех основных тезисов:

1. Приамурский Земской Собор признает, что права на осуществление Верховной власти в России принадлежит династии Дома Романовых. (207 голосов «за» и 23 — «против»)

2. В связи с этим Земской Собор считает необходимым и соответствующим желанию населения возглавление национальной государственности Приамурья Верховным Правителем из членов семьи Романовых, династией для сего указанным. (175 голосов «за», 55 — «против»)

3. По сим соображениям Земской Собор почитает необходимым доложить о вышеизложенном Ея Императорскому Высочеству Государыне Императрице Марии Феодоровне и Его Императорскому Высочеству Великому Князю Николаю Николаевичу, высказывает свое пожелание, чтобы правительство вступило в переговоры с династией Дома Романовых на предмет приглашения одного из членов династии на пост Верховного Правителя.

24 июля (6 августа) Собор избрал генерал-лейтенанта М.К.Дитерихса Правителем, возглавляющим Приамурское Государственное Образование на правах Верховной Власти, а также Воеводой русских ратных сил Дальнего Востока. В своем первом указе от 2 сентября он писал. «По грехам нашим против Помазанника Божьего, мученически убиенного советской властью Императора Николая II со всею Семьею, ужасная смута постигла народ русский, и Святая Русь подверглась величайшему разорению, расхищению, истязанию и рабству от безбожных воров и грабителей, руководимых изуверами из еврейского племени… Здесь, на краю земли русской, в Приамурье, вложил Господь в сердца всех людей, собравшихся на Земский Собор, едину мысль и едину веру: России Великой не быть без Государя, не быть без преемственно-наследственного Помазанника Божьего. И перед собравшимися здесь, в маленьком, но сильном верой и национальным духом Приамурском объединении последними людьми земли Русской стоит задача направить все служение свое к уготованию пути Ему — нашему будущему Боговидцу. «В Соборе приняли участие архиепископ Владивостокский и Приморский Михаил, архиепископ Мефодий Харбинский, епископ Камчатский Нестор, епископ Казанский Филарет, епископ Мелетий Читинский и Забайкальский не смог участвовать по болезни, но прислал свое благословение, старообрядческий епископ, главный священник армии и флота, главный старообрядческий священник армии и флота и главный мулла армии и флота. Патриарх Тихон был выбран заочно почетным председателем Собора. Земский собор единогласно утвердил текст обращения к населению советской России и присоединился к обращению харбинского епископа Мефодия римскому папе, епископу кентерберийскому, президенту Америки. Земский собор постановил выразить протест против предпринимаемой в Совроссии антиканонической церковной реформы, насилий над патриархом Тихоном и признал необходимым созыв поместного церковного собора.

1922: 28 июля, по настоянию нового патриарха Мелетия IV (Метаксакис), Синод Конст-ой Церкви создал Комиссию по изучению вопроса законности англиканских епископских хиротоний. Выслушав доклад Комиссии, Св. Синод пришел к выводам:

«1) Что рукоположение Матфея Паркера архиепископом Кентерберийским четырьмя епископами является историческим фактом.

2) Что в этой и последующих рукоположениях найдены во всей полноте необходимые православные, видимые и ощутимые (?) (sensible — трудно сказать какое из значений этого слова тут имеется ввиду) элементы законных епископских хиротоний, таких как возложения рук, Призывание Святого Духа и также преподание благодати епископского служения.

3) Что православные богословы, которые научно изучили этот вопрос, единогласно заключили, что англиканские рукоположения вполне законные.

4) Что церковная практика не дает никакого повода заключить, что Православная Церковь когда-либо официально ставила под сомнение законность англиканских рукоположений, и предписывала бы перерукополагать англиканское духовенство, как это принято в случае объединения Церквей». (Project Canterbury, Anglicanism and Orthodoxy, в инете).

Странное заявление, ибо сами англикане священство не считают таинством. В 25-м артикуле веры Англиканской Церкви читаем: «Существуют два таинства, установленные Христом Господом нашим в Евангелии, а именно крещение и евхаристия. Те пять, обычно называемые таинствами, т. е. миропомазание, покаяние, священство, брак и елеосвящение, не должны почитаться за евангельские таинства: они отчасти возникли из извращенного последования апостолам, отчасти же представляют дозволенные Писанием состояния жизни, не имеющие, однако, одинаковой с крещением и евхаристией природы таинств, поелику они не имеют какого-либо видимого знака или обряда, установленного Богом».

1922: 29 июля (ст. ст.) в Оптинский скит к старцу Анатолию (младшему) нагрянула комиссия ГПУ. Начались допросы. Собирались в тот же день арестовать, но преподобный попросил себе отсрочки до утра, чтобы приготовиться. Ночью ему стало плохо. Позвали доктора, тот не нашел ничего, угрожающего жизни. Под утро келейник, о. Варнава, нашел старца стоящим на коленях. Войдя в келию через несколько минут, он понял, что старец Анатолий тихо отошел ко Господу.

Наутро приехала комиссия. Вышли из машины: «Старец готов?» — «Да, готов», — ответил отец Варнава. И впустил их в келию.

Господь принял готового Своего раба в ночь на 30 июля.

1922: «9 августа в Богоявленском монастыре собором (обновленческих) епископов из 8 человек во главе с Антонином, произведена хиротония во епископы Новороссийско-Кубано-Черноморской епархии члена «Живой церкви» протоиерея Николая Федорова. Николай Федоров первый белый архиерей, не только не принявший монашеского чина, но даже клобука и монашеской мантии.

Хиротония произошла в присутствии большого количества молящихся, в начале как будто относившихся враждебно к белому епископу, но потом выразивших ему свои симпатии». («Известия» 10 августа 1922 года)

1922: 11 августа в Нью-Йорке на Втором соборе духовенства и мирян Греческой Архиепископии в Америке был разработан новый устав Архиепископии, который предоставлял ей полную административную автономию. Были учреждены новые епархии — Сан-Францисская, Чикагская и Бостонская, архиереи которых вместе с архиепископом Нью-Йоркским должны были составить Архиерейский Синод. Согласно новому уставу, Собору духовенства и мирян принадлежало право выбирать трех кандидатов на вдовствующие кафедры, Архиерейский Синод выбирал из них одного и патриарх утверждал кандидата. Только архиепископ должен был выбираться и поставляться патриархом. Патриарх Константинопольский Мелетий утвердил новый устав.

1922: В ночь с 12 на 13 августа (ст. ст.) митрополит Вениамин Петроградский, архимандрит Сергий (Шеин), профессор Новицкий и юрисконсул лавры И. М. Ковшаров были расстреляны. Русская Зарубежная Церковь их прославила в лике новомучеников Российских в 1981 г., и Московская Патриархия в 1992 г.

1922: В августе, в Москве, состоялся первый собор «Живой церкви» В списке обсуждаемых реформ были: введение нового стиля, упразднение постов, сокращение богослужений, допущение второбрачия для духовенства и женатый епископат.

1922: 22 августа (ст.ст.) в Сермских Карловцах Архиерейский Синод постановил: «Ввиду выраженной Святейшим Тихоном, Патриархом Московским и всея и России, воли о том, чтобы управление Северо-Американской Епархией временно принял на себя Митрополит Херсонский и Одесский Платон, сообщенной в рапорте прибывшего из Москвы протоиерея о. Пашковского от 1/14 июля 1922 г. за N 1 и ввиду согласия Архиепископа Александра на передачу временно управления епархией Митрополиту Платону, — считать Митрополита Платона временно управляющим Северо-Американской епархией».

1922: 9 сентября турки заняли, освобожденную в 1919 г. греческой армией Смирну. В городе в то время проживало ок. 400.000 греков, многие из которых были беженцами. По свидетельству американского консула в Смирне Джорджа Хортона митрополиту Смирнскому Хризостому (Калафатес) «…было предложено убежище во французском консульстве и эскорт морских десантников, но он отказался, сказав, что его обязанность оставаться со своей паствой».

В этот день храмы наполнились беззащитными христианами, митрополит Хризостом коленопреклоненно молился со всеми в соборе. По окончании молитвы, он сказал: «Господь испытывает сейчас нашу веру, наше мужество, и наше терпение. Но Он никогда не оставит христиан. Во время бури добрый моряк выделяется от других, и во время часа испытаний добрый христианин также выделяется над толпой…» После службы, в сопровождении турецкой полиции, митрополит был представлен паше Нуредину. Паша с балкона обвинил митрополита в разжигании греческих национальных чувств, услышав безстрашный ответ митрополита, разяренный паша крикнул толпе делать с ним все, что им угодно. Озверелые турки били святителя, выкололи ему глаза, таскали за бороду по улице, отрубили благословляющую их руку и наконец застрелили. Началось жестокое избиение греческого, армянского и вообще христианского населения города, муки и насилия над христианами продолжалось несколько дней. Весь греческий и армянский район были сожжены. В конце этого жесточайшего в истории человечества холокоста от огня и меча погибло 250.000 христиан.

Команды около сорока союзных кораблей и береговой патруль французской, английской и американских армий были свидетелями этого избиения. Американский консул в Смирне Джордж Хортон, в своих воспоминаниях, сравнивая разрушение Смирны с разрушением Карфагена, писал: «… только тогда у стен Карфагена не стояли христианские корабли наблюдавшие события, виновниками которых были их правители» (Marjorie Dobkin, «Smyrna 1922: the Destraction of a City», Newmark press, New York, 1971). Священномученик Хризостом был прославлен Греческой Церковью в лике святых.

1922: Осенью митрополит Конст-го патриархата Прокопий Конийский, которому подчинялись все церкви Анатолии, с двумя титулярными епископами и двумя священниками (один из которых, Папа Евтим, стал движущей силой в движении сепаратистов) отделились от Конст-ого патриархата и создали свой Синод «Турецкой Православной Церкви». Новый Синод усиленно поддерживался правительством Ататурка. Ввиду этого патр. Мелетий счел неуместным подвергать их запрещению. Он предложил создать автономную турецкую Церковь, находящуюся в подчинении Конст-ому патриархату, в которой обещал ввести в богослужение турецкий язык. В то время в Анатолии жило ок. 50.000 туркоязычных православных. Движение это потеряло всякую поддержку после великого исхода православных из Турции, но до начала 30-х годов оно попортило много крови вселенским патриархам (Teoman Ergene, Istikll harbinde Trk ortadokslari, (The Turkish Orthodox in the War of Independence) (Istanbul, 1951), pp. 25−26.

1922: 24 сентября под сильным нажимом разных политических сил низвержение из сана Мелетия (Матаксакиса) было противоканонично аннулировано Синодом Элладской Церкви.

1922: В октябре Конст-ий патр. Мелетий, в интервью итальянской газете Oriento Moderno, заметил, что если патриархат не сможет свободно функционировать в Турции, его придется перевести на Афон. В тот же месяц Св. Синод дважды обсуждал вопрос о перемещении Патриархата за пределы Турции (Oriento Moderno (Rome), November 15, 1922, pp. 382−383.

1922: 26 октября епископ Питсбургский Александр (Дзюбай), бывший униатский священник, принятый в Православие, постриженный и хиротонисанный в 1916 г., после отъезда архиепископа Александра (Немоловского) из США, самочинно объявил себя главой Сев. Американской епархии (хотя он был только викарием у архиепископа Александра) и посвятил Адама (Филипповского) во епископа Канадского.

1922: Католикос-патриарх Грузии, Святейший Амвросий взял на себя смелость выразить волю грузинского народа, когда в направленном в апреле 1922 года на Генуэзскую международную конференцию меморандуме потребовал у международного сообщества защитить Грузию, её свободу и самобытность от большевиков.

1922: Югославский астроном Миланкович предложил «новоюлианскую» систему календаря (взамен григорианской) со следующей поправкой: последние годы столетий, числа веков в которых не дают при делении на 9 остатка, равного 2 или б, нужно считать простыми. Так, например, простыми являются следующие годы 2100, 2200, 2300, 2500, 2600, 2700, 2800 (с остатками соответственно: 3, 4, 5, 7, 8, О, 1). Високосными же являются годы: 2000, 2400, 2900, 3300 (с остатками соответственно1 2, 6, 2, 6). В 900 годах, по Миланковичу, содержится 682 простых года по 365 дней и 218 високосных лет по 366 дней Календарь Миланковича одобрен Совещанием Православных Церквей, состоявшимся в Константинополе в мае-июне 1923 г.

1922 г. Епископ Чешский Горазд в интересах Православия предпринял поездку в Америку. В Америке жило немало чехов и словаков, интересовавшихся новым религиозным движением в Чехословакии и желавших принять в нем участие. Владыка Горазд за короткое время основал среди них семь православных приходов. Однако его отсутствие нанесло Чехословацкой Церкви большой ущерб. Без него Фарский и Ф. Калоус (бывший католический священник и доктор богословия) издали свой «Катехизис», в котором отрицалось Божество Иисуса Христа и вообще существование личного Бога; Спаситель признавался одним из пророков, подобных Моисею, Сократу, Магомету, Будде, Зороастру, Конфуцию, Гусу; излагалось учение, что Духа Святого нет, а существует только «Божие воодушевление в человеке»; отрицалось приснодевство Богоматери, а Христос назывался плодом супружеской жизни Иосифа и Марии. Признавалась теория эволюции; Священное Писание — естественное человеческое произведение и не имеет в себе ничего Божественного; повествование Библии о сотворении мира — сказки и т. п. Был издан Новый Катехизис, исправленный и дополненный в вероучении. С выходом в свет этого «Катехизиса» Сербская Православная Церковь прекратила общение с Национальной Чехословацкой Церковью. Узнав об этом решении Сербской Церкви еп. Горазд вернулся на родину и стал собирать всех верных Православию. (мон. Горазд…)

1922: Вследствие проигранной войны с Турцией 28 сентября в Греции совершился военный переворот, король Константин I был свергнут с престола, вся королевская семья вынуждена была эмигрировать в Италию, новым королем становится наследный принц Георг II.

1922: В сентябре в Никольск-Уссурийске прошло совещание епископов: Харбинского и Манчьжурского Мефодия, Читинского и Забайкальского Мелетия, Владивостокского и Приморского Михаила, Токийского и Японского Сергия, Камчатского и Петропавловского Нестора. На совещании было решено 22 октября 1922 года созвать во Владивостоке Дальневосточный Поместный Церковный Собор. На Соборе намечалось создать Высшее Церковное управление для дальневосточных епархий. Ожидалось прибытие на него около 50 членов: архиереев, священства, участников Всероссийского Поместного Церковного Собора 1917−1918 годов, выборных от мирян, военного духовенства и приходов. Однако в конце октября 1922 года под ударами большевиков Приамурский Земский край прекратил свое существование. В последнем указе правителя генерала М.К. Дитерихса, датированном 17 октября, читаем: «Силы Земской Приамурской рати сломлены. Двенадцать тяжелых дней борьбы одними кадрами бессмертных героев Сибири и Ледяного похода, без пополнения, без патронов, решили участь Земского Приамурского края. Скоро его уже не станет».

1922: 1 сентября состоялось заседание ВЦУ, на котором его секретарь Махараблидзе сделал подробный доклад об указе патриарха. В своем докладе Махараблидзе высказал сомнение в подлинности указа, указал на его каноническую, по его мнению, безграмотность. А также указал: Свободна была ли воля патриарха? Скорей всего нет, скоропалительность решения, что несвойственно патр. Тихону, ясно, что предложение написано им под давлением и даже в присутствии большевиков. В заключении Махараблидзе сделал вывод, что нельзя указ провести в жизнь немедленно без дополнительных разъяснений и указаний. Нельзя, во-первых, потому, что подлинность указа всё-таки надо предварительно проверить; во-вторых, нельзя потому, что указ построен на явных недоразумениях. (ГАРФ ф.6343, оп.1. д. 4, л.43).

1922: 2 сентября состоялся Архиерейский Собор РПЦЗ, в котором приняли участие: митрополиты Антоний и Евлогий, архиепископы Анастасий и Феофан, епископы Черноморский Сергий, Курский Феофан, Челябинский Гавриил, пребывавший на покое бывший Екатеринославский Гермоген, управляющий приходами в Греции епископ Александровский Михаил, Царицынский Дамиан, Севастопольский Вениамин и Лубенский Серафим (Соболев), управляющий русскими приходами в Болгарии. Соборяне прекрасно понимали, что указ св. патриарха о роспуске ВЦУ был дан под давлением большевиков, исходя из этого было решено упразднить ВЦУ, но образовать Временный Заграничный Священный Синод РПЦ. Решение Собора гласило:

«1.Во исполнение Указа его Святейшества Святейшего Тихона Патриарха Московского и всея Руси и Святейшего при нём Синода от 24 апреля (5 мая) 1922 года за 348 существующее Высшее Русское Церковное Управление упразднить;

2. Для организации новой Высшей церковной власти созвать Русский Всезаграничный Собор 21 ноября 1922 года;

3. В целях сохранения правопреемства Высшей Церковной власти образовать Временный Заграничный Архиерейский Синод РПЦ за границей с обязательным участием митрополита Евлогия, каковому Синоду и предать все права и полномочия Русского Церковного Управления за границей;

4. Состав Временного Заграничного Архиерейского Синода определить в 5 человек;

5. Названному Синоду принять зависящие от него меры к созыву Русского Всезаграничного Церковного Собора

6. Об образовании Временного Архиерейского Синода довести до сведения Святейшего Патриарха Тихона и всех глав Автокефальных церквей, а также российских посланников».

(ГАРФ ф.6343, оп.1, д. 4, лл. 88−89).

1922: 23 сентября Собор Эстонской Автономной Церкви под председательством архиеп. Александра (Паулуса) принял решение об обращении к Патриарху Константинопольскому Мелетию IV с прошением о принятии Эстонской Церкви в юрисдикцию Константинопольского Патриархата и даровании ей автокефалии. 10 сентября 1940 г. в обращении к Сергию Московскому, митрополиту и Патриаршему Местоблюстителю, митр. Александр (Паулус) писал, что это решение было принято под сильным политическим давлением со стороны государственной власти в то время, когда из Советской России непрерывно поступали сведения о тяжелейшем положении Святейшего Патриарха Тихона и Русской Православной Церкви и в ответ на призыв Патриарха Мелетия IV. (Алексей (Ридигер), патриарх Московский. Православие в Эстонии).

1922: 7−9 ноября состоялся Третий Всеамериканский Собор в Питсбурге. На этом Соборе по рекомендации св. патриарха Тихона и по назначению Зарубежного Архиерейского Синода митрополит Платон Одесский был выбран главой Северо-Американской и Канадской епархии. Епископ Александр (Дзюбай) со своими сторонниками 5 декабря созвал параллельный собор в Филадельфии, на котором отказался признать назначение митрополита Платона, но в начале следующего года он покаялся и вернулся в лоно Церкви, пребывание в которой было не долгим, в 1924 г. он вернулся в Римо-католичество, в котором и скончался в 1933 г.

1922: 9 ноября вступает в силу мандат Великобритании на управление Палестиной. Арабы объявляют эту дату Днем траура.

1922: На заседании архиерейского Синода 14 июня в Варшаве под председательством митрополита Георгия и при самом деятельном участии правительства Польши было решено, что «ввиду церковной смуты и развала в России не может быть возражений против автокефалии православной Церкви в Польше», но необходимым условием для ее провозглашения ставилось «благословение на автокефалию польскому правительству от Константинопольского и других Патриархов, а также от глав автокефальных Церквей Греческой, Болгарской и Румынской, а также от Московского Патриарха в случае его возвращения к церковному управлению, и если в России не будет упразднено Патриаршество» (Цит. по: Heyer Friedrich. Die Orthodoxe Kirche in der Ukraine von 1917 bis 1945. Kц ln, 1953. S. 137−138.). Это решение означало условное учреждение автокефалии и принято было очевидным меньшинством, которое в связи с новой волной антицерковного террора в России лишалось практической защиты со стороны Патриархии. Епископ Владимир и архиепископ Елевферий (Богоявленский) по приговору церковного суда, состоявшего из епископов, подчинившихся диктату польской власти, были уволены со своих кафедр.

1922: Патриарх Конст-ий Мелетий (Метаксакис) обратился к главе Финской автономной Церкви архиепископу Серафиму (Лукьянову) с предложением рукоположить обновленческого священника Германа (Аава) в свои викарные епископы и принять автокефалию от Константинополя. Архиеп. Серафим в ответ написал патриарху: «Русский Зарубежный Синод не признал избрание священника Германа (Аава) каноничным, о чем я был извещен митрополитом Антонием Киевским… Лично я поддерживаю постоянный контакт с Синодом, также как и с другими Православными Церквами, по поводу возникающих сложных вопросов, и я считаю Синод законным преемником и представителем Высшей Церковной власти после патриарха Тихона и членов его Св. Синода, которые насильно были лишены возможности управлять Церковью. Если я найду священника Германа (Аава) достойным кандидатом, то тогда обращусь к Русскому Зарубежному Синоду, потому что этот Синод уже самостоятельно рукоположил несколько епископов и даже открыл новую епархию в Сибири, и наш патриарх не возражал против этих самостоятельных действий Русского Зарубежного Синода. Вопрос автокефалии Финской Церкви я нахожу сейчас несвоевременным, ввиду нахождения патриарха Тихона, а также верных ему епископов, под арестом. Прекратить подчиняться главе и отцу нашему в момент его страданий за Христа и Церковь нахожу не только неканоничным, но и аморальным…» (Игумен Харитон Валаамский, «К истории введения нового стиля на Валааме…», 1927, стр. 115). Тем не менее, Герман (Аав) — финн, прежде бывший священником в Эстонии, под давлением финских властей был избран викарием архиепископа Серафима, 8 июля 1922 г. в Константинополе, несмотря на протест правящего архиерея, Герман без предварительного пострига был хиротонисан Патриархом Мелетием IV во епископа Сортавальского.

1922: Определением Зарубежного Синода была образована новая епархия — Пекинская и Китайская. Ее возглавил Начальник Российской Духовной Миссии архиепископ Иннокентий (Фигуровский), личность незаурядная, именно он восстановил Миссию после боксерского восстания в 1901 г., владыка Иннокентий много сделал для развития Православия в Китае в трудное для служения время. Наряду с церковной деятельностью (с 1902 г. он первый епископ в Китае, с 1927 г. — митрополит) он много внимания уделял синологии. Под его редакцией был подготовлен и в 1909 г. в типографии Успенского монастыря в Пекине издан «Полный китайско-русский словарь» в 2-х томах. Владыка уделял большое внимание пополнению богатой библиотеки Миссии, к концу его жизни в ней хранилось ок. 4000 томов богословских и филологических трудов. В нее присылала свои синологические издания Императорская Академия Наук в Санкт-Петербурге. И созданный им журнал «Китайский благовестник» пользовался его неизменным вниманием и поддержкой вплоть до его кончины в 1931 г. Сохранив старое название, Миссия стала первой православной епархией на территории Китая и ее административным центром. В пределах Пекинской епархии были в том же году образованы викариатства в Шанхае — во главе с епископом Симоном (Виноградовым) и Тяньцзине (позднее перенесено в Ханькоу) — во главе с епископом Ионой (Покровским), впоследствие прославленным РПЦЗ. К концу 1922 г. в Китае было по некоторым данным около 400.000 русских беженцев. (Воронин О.Л. Русская белая эмиграция в политической жизни Китая 20-х гг. XX в. // Народы Востока. Основные тенденции и противоречия: Тез. докл. к региональной конференции. Иркутск, 1986. С.22−24; Он же. Российская белая эмиграция в Китае 20−30-х гг.: военный аспект ее деятельности // 21-я науч. конф. «Общество и государство в Китае». Ч.3. М., 1990. С.132).

1922: К концу года от рук большевиков приняли мученическую кончину: 2691 священник, 1962 монаха, 3447 монахинь. Во время изъятия церк. ценностей пострадало около 25 000 верующих.

1922: В этом году все епархиальные архиереи Элладской Церкви получили титул митрополитов. До этого года Элладская Церковь имела 40 епархий: 1 митрополия — Афинская, 17 архиепископий и 22 епископии.

1922: Из показаний митр. Киевского Михаила (Ермакова), данных им в 1925 г.: «В 1922 году состоялось на Украине совещание церковников, в числе около 7 епископов, в том числе и меня, а всего около 70 человек. На этом совещании было вынесено пожелание, чтобы митрополита Антония Храповицкого, митрополита Киевского, считать устраненным от управления и звания митрополита Киевского. Однако Патриарх Тихон в том же, а может быть в 1923 или в 1924 году аннулировал это постановление, прислав соответствующий акт, на имя Полтавского епископа Григория в ответ на его запрос; что Киевская митрополия остается за Антонием, видно из того, что Патриарх в этом документе заявил о непризнании им всех вынесенных на упомянутом совещании пожеланий. Таким образом я не мог быть Киевским митрополитом, или, вернее говоря, носить титул «митрополита Киевского и Галицкого», титул, который, следовательно, остается за Антонием Храповицким…» (Патриарший местоблюститель священномуч. Петр. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописния и материалы к ним. Книга 2).

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru