Русская линия
Православие и Мир Джеффри Макдональд21.01.2008 

Православие на Аляске
Приходская беседа с доктором Джеффри Макдональдом (США) 14 октября 2007 года

После появления первых русских торговцев пушниной и моряков на Аляске (до середины XVIII в.), они постепенно стали осваивать алеутские острова и побережье полуострова. Ну судах присутствовали в том числе и корабельные священники.

И тогда они некоторых алеутов обратили, но это было еще такое индивидуальное обращение в православие, неорганизованное.

В 1780 годах Григорий Шелихов завоевал Кадьякские острова и в бухте Трех святых основал поселение.

В 1795 году Екатерина II направила на Аляску группу монахов-миссионеров из Валаамского монастыря. Они прибыли на остров Кадьяк, где русские основали колонию под названием Гавань святого Павла. Теперь этот город тоже называется Кадьяк. Помимо гражданского населения сейчас там располагаются база американских морских пограничников.

Некоторые из этих миссионеров были священниками и крестили тысячи людей. Одним из них был иеромонах Ювеналий, и во время миссионерской поездки он был убит местными жителями. Место его гибели точно не известно.

В городе Гавань Святого Павла был основан детский дом и школа, в которой помимо религиозного образования учили также и практическим навыкам, таким как навигация и другим подобным предметам.

Но, однако, постепенно назрел конфликт между администрацией Русско-американской компании (она была частной торговой корпорацией) и монахами-миссионерами. Суть конфликта состояла в том, что монахи заступались за местных жителей, которых спаивали и притесняли торговцы. В результате этого конфликта компания урезала фонды на миссионерскую деятельность, и, в конце концов, на Аляске остался только один монах по имени Герман, который сейчас известен как преподобный Герман Аляскинский. Он покинул гавань Святого Павла и поселился на маленьком островке — острове Еловом, где жил один в безмолвии, как подвижник-исихаст. Он был не священником, а простым монахом, не мог совершать службы, но, тем не менее, интересно, что из всех миссионеров раннего периода народы Аляски помнят только преподобного Германа. И не только помнят, но любят и почитают. Для алеутов и эскимосов святой Герман — главный молитвенник. В мирском смысле он систематической миссионерской деятельностью не занимался, но был человеком очень высокой личной святости, уже при своей жизни совершил много чудес. И сейчас, спустя века после его кончины, алеуты и эскимосы приходят со своими бедами и проблемами помолиться на место его могилы, собирают с нее землю и получают исцеления и решение своих проблем.

Долгое время преподобный Герман внешним миром был забыт. Его широкое почитание началось после его канонизации Православной Церковью в Америки в 1960 году.

Вторая важная фаза миссионерской деятельности началась с прибытием на Аляску священника Иоанна Вениаминова. Он прибыл на остров Уналашка, построил прекрасную церковь, в которой и служил. Отец Иоанн был человеком разнообразных дарований, в том числе одарен, как инженер-механик. Помимо неустанной миссионерской работы он оставил много этнографических записок, и был избран почетным членом Петербургского Этнографического общества. Он выучил местные языки и начал переводить Священное Писание. Им было переведено огромное количество текстов.

В конце концов, Русско-Американская компания перевела свою столицу из Кадьяка в Ситху. Индейцы Ситхи, которых называли калоши (или тлинкиты), в отличие от кротких алеутов и эскимосов были воинственными язычниками. Например, некоторые шаманы алеутов и эскимосов предвидели приход миссионеров и наставляли свой народ идти и получить от них веру в истинного Бога. У индейцев такого не было. Священник Иоанн Вениаминов, приехав в Ситху, построил кафедральный Собор, изучил очень сложный язык индейцев калошей и начал переводить на него Священное Писание. Через несколько многотрудных лет он поехал в Петербург, чтобы получить разрешение на опубликование своих переводов. Во время этого многомесячного путешествия его жена скончалась, и его постригли в монахи именем Иннокентий и хиротонисали в епископы.

Владыка Иннокентий вернулся в Ситху и продолжил миссионерскую деятельность своей епархии, основал школу. К сожалению, построенный им храм был деревянным, и в 1990-е годы сгорел. Он рукоположил первого местного священника, отца Иакова Нецветова, который был наполовину алеут, наполовину русский. Отец Иаков работал среди алеутского народа, был направлен к эскимосам-юпикам, и с 1840-х по 1860-е годы перенес центр миссии в деревню, которая до сих пор носит название «Русская миссия». Он евангелизировал в этих районах не только эскимосов, но и индейцев.

В 1867 году Россия продала Аляску американскому правительству, и многие русские священнослужители покинули Аляску. Это было очень хаотичное время, долгое время там присутствовали только охотники на пушнину и золотодобытчики, представители американского правительства поначалу отсутствовали. Конечно, церковная миссия от этого очень пострадала.

В это время епископа Иннокентия избрали митрополитом Московским, и он основал в Москве Миссионерское общество. Усилиями русских миссионеров продолжилось распространение православия на Аляске, и вскоре работа этого общества превзошла ту деятельность, которая проводилась в те времена, когда Аляска еще принадлежала России. Многие церковные здания были построены там как раз в это время. По всей Аляске было основано более 45 школ и две семинарии, Церковь процветала. Аляскинский епископ перенес центр епархии из Ситхи в Сан-Франциско, и началась новая миссия уже на основной территории США по обращению в православие эмигрантов, прибывавших из Восточной Европы. Усилиями миссии более 100 000 униатов вернулось в Православие. Таким образом, оказалось, что в континентальных штатах сделалось гораздо больше православных, чем на Аляске.

Уже в ХХ в. епископом американским стал святой Тихон. Он сновал много монастырей, семинарий, школ. Основную финансовую поддержку миссия в это время получала из Русского миссионерского общества.

На Аляске период упадка начался между 1910 и 1913 годами. Американское правительство приняло решение, что они должны, наконец, дать настоящее образование народам Севера. Аляска была поделена меду разными протестантскими группами, где они могли беспрепятственно совершать свою миссию, просвещая темных местных жителей. Алеутские острова достались методистам, Кадьяк достался баптистам, Ситха достались пресвитерианам, Юпики достались Моравским братьям. Миссии получали финансовую поддержку американского правительства. Были организованы школы-интернаты, детей забирали у родителей и держали безвыездно в общежитиях, заставляя их получать настоящее американское образование. С 1910 года американские миссионеры убедили американское правительство насильно закрыть все русские школы. Для тогдашних протестантов православие почти что приравнивалось к язычеству, и они старались перекрыть все источники его распространения. Они также хотели, чтобы люди перестали говорить на местных языках, а говорили на «нормальном цивилизованном», т. е. английском языке. Моравские братья хотели также изменить местную экономику, чтобы она не зависела полностью от охоты и рыбной ловли, что им, конечно, не очень удалось. Результатом подобных усилий парадоксальным образом стало то, что остававшиеся еще языческими деревни сделались православными.

Православные миссии использовали местные языки, готовили местных жителей к священству, уважали местные традиции. Православные видели, что не все в местной дохристианской жизни нужно бездумно уничтожать, поэтому даже шаманы во многом подготовили людей к тому, чтобы они приняли христианство.

В 1917 году произошел большевистский переворот. Это было катастрофой не только для России, но и для американской православной миссии. Многие священники вернулись в Россию. Финансирование мгновенно было прекращено. И на Аляске и в континентальных штатах вся административная структура Церкви разрушилась, большинство церковных учреждений закрылось. Церковь раскололась на многие этнические группировки, которые занимались в основном сохранением своей собственности. Это разделение совершенно исказило направление деятельности Церкви: вместо того, чтобы быть миссионерской Церковью, которая направлена на внешний мир, она превратилась в множественные этнические группировки, заинтересованные в основном в тем, как сохранить свое культурное наследие, понимавшееся к тому же весьма узко: в основном народные обычаи, а не высокую культуру.

Кроме того, для эмигрантской психологии характерно желание влиться, вписаться в культуру страны, в которую люди въехали, ничем не выделяться и не пытаться эту культуру изменять. Таким образом, после революции миссия постепенно сходила на нет.

Но постепенно происходило следующие процессы: с одной стороны Церкви научились создавать механизмы, чтобы поддерживать свою собственную жизнь, а с другой стороны новые поколения, родившиеся в Америке, меньше думали о своей национальной принадлежность, а больше о религиозном содержании своей веры. Вернулось понимание того, что необходимо поддерживать миссионерскую работу на Аляске.

В 1960-х годах открылась маленькая миссионерская школа в Ситхе. В 1973 году открылась большая семинария на Кадьяке. «Большая», конечно, по местным меркам: в ней обучалось около 20 студентов, вместо двух. В ней я как раз и преподавал. Мы прилагали усилия, чтобы к нам поступали именно местные жители. Территория расселения эскимосов-юпиков (самого многочисленного православного народа Аляски) никогда не находилась под прямым русским административным управлением, и большая часть клириков миссии состояла в основном из алеутов. И теперь по-прежнему территория юпиков — это самая большая территория на Аляске, где народ обращен в православие, и самая благочестивая.

Во время периода упадка на всей Аляске было от 4 до 9 священников, сейчас — около 90 приходов, 35 священников и больше 100 чтецов с семинарским образованием. Там, где нет священников, богослужение проводят чтецы. Большинство священников — из местных жителей, поэтому они могут жить в деревне, которая по-прежнему существует благодаря рыболовству и охоте.

К сожалению, американское правительство по-прежнему не слишком расположено к православию на Аляске. Но если раньше навязывался английский язык и протестантизм, то теперь вызрело новое понимание. Местные языки и культура всячески поощряются, а вместе с ними народу навязывается давно отмершее язычество в виде шаманизма. Считается, что белые люди виноваты в насилии над местными жителями, так что теперь они обязаны вернуть их к их первобытному состоянию — т. е. к язычеству. Но сами местные жители твердо держатся православия и не хотят от него отступать.

Вот таков общий план, а теперь — ваши вопросы.

— На каком языке ведутся богослужения?

— До сих пор еще остается много людей, которые говорят на русском языке. И славянский язык используется на богослужениях по всей Аляске. Кроме того, служат на английском и на местных языках.

— А в процентном отношении сколько на Аляске православных и протестантов?

— Если говорить о местных жителях, алеутах и эскимосах, то по большей части они живут в деревнях и среди них большинство православных, хотя протестантские миссии работают и там. Но большинство населения Аляски — белые американцы, большие города в основном — чисто американские. Это более 75% населения всего штата Аляска. Городские алеуты также сохраняют православие.

— Они говорят по-русски?

— Некоторые говорят между собой, но это очень «простой» русский… С русскими они на нем говорить стесняются, потому что говорят плохо.

Можно я расскажу вам историю? В село Старая Гавань, которая раньше называлась Бухта Трех святых, прибыла баптистская миссионерша и жила там некоторое время, пытаясь обратить православных в баптизм. Небольшое количество людей она все-таки убедила в том, что они должны принять новое баптистское крещение, которое она назначила на Страстную Пятницу 1964 года. В этот день на Аляске произошло громадное землетрясение. Волна цунами смыла с лица земли всю деревню кроме здания храма. На этом баптистская миссия в этом месте закончилась. Миссионершу с позором выгнали из села.

— Есть ли православные среди индейцев?

— Среди индейцев тоже встречаются православные. Но русские успели обратить в православие лишь некоторую часть индейцев (в основном тлинкитов), в то время как другие были обращены в пресвитерианство уже после ухода русских с Аляски. Когда началось американское государственное участие в миссионерской деятельности, система образования на Аляске, была построена на том, чтобы детей отнимать у родителей и заставлять их говорить только на английском. Это вызвало целый ряд психологических и социальных проблем. Люди до сих пор продолжают на большей части Аляски говорить на местных языках. Меньше в городах, которые больше англизированы, в больше — в деревнях и селах.

— Я прочитал недавно, что Аляска не была продана, а была сдана в аренду на определенное количество лет. Но русское правительство и с советские годы не претендовало на Аляску. Как правительство самой Аляски смотрит на это?

— Я точно не могу сказать, но мне кажется, что это, скорее всего, неверно, потому что такие документы внимательно изучаются и про это никто не писал.

— Каковы взаимоотношения с Русской Православной Церковью?

— Православная Церковь Аляски — часть православной Церкви в Америке. Отношения хорошие. Русская Церковь в 1970 году предоставила Американской Православной Церкви, автокефалиею то есть независимость. На 200-летие Православия в Америке приезжал патриарх Алексий II. Он посетил Аляску и, в частности, Кадьяк, где тогда жил и я.

— Какова архитектура аляскинский церквей?

-На Аляске встречаются три архитектурных стиля. Есть очень красивые русские церкви, есть деревянные храмы их бревен, построенные местными жителями, и есть церкви нового стиля условно называемом стилем «аэродромных ангаров», которые сейчас строят в деревнях. Они большие, но не слишком красивые.

— В чем живут на Аляске? В ярангах, чумах?

— Иглу, это там совсем на Севере, внутри полярного круга, и только на время охоты. В иглу вообще-то можно прожить не более трех дней, потому что от дыхания в ней все обледенеет. Традиционные дома местных жителей называются бараболы, это — землянки. До сих пор в некоторых местах стоит храм, а вокруг — землянки. Затем был постепенный переход к бревенчатым избам, и потом уже к более европейским домам.

По социальной программе американского правительства на Аляску привозят дома, состоящие из блоков, щитовые.

— Как местные жители относятся к русскому прошлому?

— Не вся территория была освоена русскими, в основном — Кадьяк и побережье. Тамошние жители очень гордятся своим русским прошлым.

— Есть ли секты на Аляске, и проводят ли они там активную миссионерскую деятельность?

— В городах, конечно, есть, а в деревнях и селах никаких сект нет. Кадьяк — один из центров мунизма, Муну принадлежит громадная собственность в Кадьяке, например консервные заводы. Но муниты вкладывают там деньги в свои экономические проекты, а прозелитизмом не занимаются: не хотят, чтобы люди особенно обращали внимание на то, что они там есть. Я никогда не видел на Аляске мунитов, которые бы занимались вербовкой на улице.

— Где находится центр епархии?

— Официально — резиденция епископа находится в Ситхе. Но епархиальное управление находится в Анкоридже, это самый большой транспортный узел штата. Прежний епископ Григорий (Афонский), был ученым человеком и преподавал в семинарии. Поэтому большую часть времени он жил на Кадьяке при семинарии. Сейчас он на покое. Где чаще всего живет новый епископ, я не знаю.

— Есть ли РПЦЗ на Аляске?

— Нет, Зарубежная Церковь, когда еще была в расколе, пыталась обосноваться на Аляске, но местные жители их не приняли. Единственным исключением: стал один бывший священник (игумен) Зарубежной Церкви, который был изгнан за грубые моральные нарушения. Уже когда он со своей небольшой монашеской калифорнийской общиной был «в свободном полете», он купил несколько гектаров земли в Монашеской Гавани и даже на острове Еловый и поселил там нескольких своих монахов. Зарубежный епископ Антоний Сан-Францизский связался с епископом Григорием Аляскинским и сказал, что «это не наш, не принимайте его». Впрочем, эта раскольническая группа на Аляске не прижилась и вскоре покинула ее.

— Каких еще святых, кроме Германа Аляскинского, почитают православные на Аляске?

— Святой Иннокентий митрополит московский, его часто называют аляскинским апостолом. Святой Ювеналий мученик. Еще один молодой человек, почти мальчик, алеут, со своими товарищами охотился на котиков у берегов Калифорнии. Там их всех задержали испанские францисканцы и потребовали, чтобы они отреклись от православия и сделались римо-католиками. Вся группа отказалась, их подвергли пыткам, от которых этот молодой человек, Петр Алеутский, скончался. Ему отрезали пальцы, один за другим, и он истек кровью. Остальных смогло освободить русское правительство через дипломатические каналы.

— А почитают ли они наших русских святых?

— Конечно, их точно так же почитают. Есть храмы посвященные свт. Николаю.

— Как в Америке относятся к Серафиму Роузу?

— То видение православия, которое он развивал, чуть не вызвало серьезный кризис православия в Америке. Появилась целая плеяда, если можно так сказать, церковных авантюристов, которые, следовали разработанной Роузом модели. Этому две причины: с одной стороны его богословие возносило монашеское послушание духовному отцу, как высшую добродетель. Второе, что — недальновидная политика тогдашнего руководства Зарубежной Церкви, которое позволяло группам существовать без какого-либо наблюдения и контроля. Многие группы формально входили в их юрисдикцию, но фактически существовали сами по себе, и там происходило неизвестно что, так как епископов это совершенно не интересовало. Это привело к многим скандалам и катастрофам в американской православной жизни в последние 40 лет. Епископы в Зарубежной Церкви были по большей части вполне нормальными людьми, но поскольку Зарубежная Церковь была изолирована от всего православного мира, и интересовалась, главным образом, русскими делами, во многих англоязычных монашеских и полумонашеских общинах под прикрытием «полного послушания» творились страшные дела. Это давало почву для самых чудовищных злоупотреблений. Произошло несколько скандалов и преступлений, которые очень плохо отразились на деле общеправославной миссии.

Мы радуемся возобновлению общения с Зарубежной Церковью, которое, наконец, включило ее в общеправославную церковную жизнь.

— Очень ли холодно на Аляске?

— По-разному. Аляска очень большая. Кадьяк, например, омывается тихоокеанским теплым течением, там не слишком холодно и очень часто льют дожди.

http://www.pravmir.ru/article_2604.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru