Русская линия
Русская неделя Петр Белоусов16.01.2008 

Иван Охлобыстин: священник и актер

Не так давно в прокат вышел фильм «Заговор». Действия фильма происходят в предреволюционной России, которую раздирают на части общественные нестроения, подогреваемые интересами крупных мировых держав. Страна участвует в кровопролитной Первой Мировой войне, за спиной царя Николая II плетутся интриги и заговоры, цель которых — любыми путями дискредитировать царскую власть. А сделать это очень легко, создав в обществе представление о том, что всеми делами в России управляет Распутин — пьяница, бабник и дебошир.

Надо отдать продюсерам «Заговора» должное за то, что они пригласили именно священника Иоанн Охлобыстина играть роль Григория Распутина. Все остальное в фильме служит только фоном для его роли. Сценарий — исторический детектив в стиле рассказов Акунина, игра актеров — как модно сегодня — никакая. Например, человек, который изображает из себя бывалого специалиста в шпионских делах, вдруг как истерическая барышня начинает вопить: «Помогите! Хоть кто-нибудь!». Я уж не говорю о совершенной неуместности Кристине Орбакайте в роли императрицы Александры…

Что же за образ Григория Распутина представил нам отец Иоанн Охлобыстин? Одно присутствие священника на съемочной площадке вызывало у многих недоумение. Тем более, что наш кинематограф и без того уже дал страшный образ Тобольского старца в роли Алексея Петренко в фильма Элема Климова «Агония». Изобразив Распутина демонической личностью на экране, Петренко через несколько лет каялся публично в том, что своей работой оклеветал невинного человека. Что же предложил отец Иоанн? Во время съемок отец Иоанн в интервью газете «Труд» на вопрос «обладал ли Распутин божественным даром целителя и провидца?» ответил:

— Лишь в определенные моменты он достигал божественного прозрения, тогда как святого этот дар никогда не покидает. До того, как попасть к Петербург, он был ходоком — то есть посланником простого народа к святым за правдой, за верой. Известно, что Распутин даже дошел до Иерусалима. Но вот блудом, развратом и пьянством Распутин не грешил. Как мне кажется, все эти слухи об оргиях, которые якобы устраивал Гришка Распутин, были придуманы его современниками. Например, когда он изгонял бесов, то во время этого процесса одержимые дьяволом люди вытворяли чудовищные вещи — благопристойные дамы задирали юбки и кричали матерные слова, мужчины становились на четвереньки и лаяли… Вот и сделали Распутина зачинщиком массовых вакханалий. Что же касается его любви к зеленому змию, то старец пил исключительно мадеру. Как ни странно, но даже при жизни Распутина многие священнослужители уважительно отзывались о нем. Как мне кажется, Распутин позволил себя запутать, потому что оказался неискушенным в вопросах высшего света, царского двора и вообще столичной жизни.

Сказано по-доброму и мудро, потому что споры о канонизации Григория Распутина периодически поднимаются в церковной среде. Самый лучший ответ на вопрос о возможности канонизации Григория Распутина приводит профессор московской Духовной академии Алексей Ильич Осипов: «Сторонникам и противникам Распутина говорю: «Не горячитесь, не спорьте между собою. Поскольку есть факт несогласия, отложим это дело и останемся друзьями на горе всем нашим врагам». Отец Иоанн Охлобыстин сказал, что святым Григория Распутина не считает, однако и не отрицает того, что Распутин «в определенные моменты достигал божественного прозрения». Но это ли показано в фильме? К сожалению не совсем.

Григорий Распутин в фильме «Заговор» показан как прозорливый старец, который почти всегда наперед знает, что его ожидает (ну да, он же читал сценарий фильма). Еще Григорий Распутин — юродивый, которому надоела вся светская жизнь, и он мечтает уехать от всего этого подальше, но не может, потому что любит сына Николая II и предан Царской семье. Конечно, он устраивает веселья и гулянки, но это только от душевной тоски и оттого, что его никто не понимает. Таким образом, сторонники канонизации Григория Распутина могут показывать фильм «Заговор» всем своим друзьям и оппонентам и говорить «вот, смотрите, каков был Распутин на самом деле».

Они могут даже предположить, что священник Иоанн Охлобыстин в чем-то повторил творческий путь Андрея Тарковского, который снял «Андрея Рублева» задолго до того, как великий русский иконописец был причислен Церковью к лику святых.

Рассудительные противники канонизации ответят им, что для подтверждения святости Распутина нужно нечто большее, чем художественный фильм. Все-таки канонизация — это предложение мирянам спасаться образом жизни прославляемого святого. Хотим ли мы подражать жизни Распутина? Оставим вопрос открытым.

Не менее интересная дискуссия возникла вокруг самого отца Иоанна Охлобыстина. Уже во время съемок, на сайте братства «Радонеж» появилась публикация, автор которой считает что Охлобыстин-актер и Охлобыстин-священник — явления не совместимые. Эту публикацию перепечатали другие православные издания.

Основной довод статьи — священство несовместимо с мирской работой, и уж точно, что священство не совместимо с лицедейством. Так ли это?

Действительно, некоторые священники сейчас очень мало времени уделяют богослужению и организации приходской жизни. Больше они заняты храмостроительством, книгопечатаньем, некоторые даже ездят по православным выставкам в качестве продавцов. Это можно осуждать, с этим можно бороться, но это один из фактов, который отражает неустроенность нашей церковно-приходской жизни. В идеале, священника и его семью должен обеспечивать приход. Сейчас таких общин, к сожалению, почти нет. Люди могут годами ходить по воскресениям в храм и не знать даже по имени человека, который стоит рядом с ними, а уж о заботах священника вообще мало кто догадывается. Поэтому вполне естественно то, что священник сейчас занимается не только богослужением, но и другими вполне светскими работами. Но даже в трудах, напрямую не связанных с богослужением, священник является миссионером. В общении с людьми священник, прежде всего, представитель Церкви и от него зависит, как после его визита люди будут относиться ко Христу и христианам. Немало людей, общаясь со священниками именно вне храма пришли ко Христу. И если священник-строитель общается с 50 людьми на стройке, — это один результат его миссии, священник в храме окормляет 200 человек священник-журналист обращается к сотням, читающим газету, тысячам, слушающим радио, миллионам, смотрящим телевизор. Так почему бы священнику не нести миссию через актерство, тем более, что нынешняя актерская профессия совсем не та, что во времена Иоанна Златоуста?

Древние формы театра, как часть языческого поклонения, в истории Церкви подвергались осуждению, потому что любое лицемерие и лицедейство, разжигание страстей может только повредить душе. Еще в древнем Патерике читаем: «Блаженный Афанасий, архиепископ Александрийский, просил авву Памво прийти из пустыни в Александрию. Авва, пришедши, увидел театральную женщину и заплакал. Когда бывшие с ним спросили, отчего он заплакал, то он отвечал: две вещи тронули меня: во-первых — погибель этой женщины, а во-вторых — то, что я не имею столько тщания к тому, чтобы угождать Богу моему, сколько имеет эта женщина, чтобы угождать развратным людям». О вреде театра писалось весьма много. Но со временем отношение к театру менялось. Театр стал восприниматься как кафедра, с которой можно рассказать миру много доброго.

Давайте еще раз вспомним слова Николая Васильевича Гоголя об искусстве и театре: «Это незримые ступени христианства. Современный человек не может слиться прямо с Христом, с ярким светом Христовым человек не может прямо встретиться, нужны некие незримые ступеньки христианства, которыми является искусство и, в частности, театр».

Православная Церковь приветствует и благословляет, когда форма искусства в современном мире становится носительницей благовестия. У нас в Сибири первый театр был основам святителем Филофеем (Лещинским) в 17 веке. Таким образом, мы видим, что задолго до отца Иоанна Охлобыстина были люди, которые видели в театре духовную пользу.

Отца Иоанна можно было бы обвинить в лицедействе, сыграй он какого-нибудь сутенера, но в фильме «Заговор» он показал верующего и предельно преданного человека (не говорю Распутина, поскольку не знаю, был ли он таким на самом деле). Благодаря отцу Иоанну, многие люди, которые не ходят в храм смогли увидеть православного человека оставшегося человеком с большой буквы даже в самых ужасных обстоятельствах.

Будем помнить, что главная христианская добродетель — это рассуждение. Никто не знает, кто больше приведет людей к Богу Охлобыстин-актер или Охлобыстин-священник. Поэтому прошу всех, кого смущает актерская деятельность священника Иоанна Охлобыстина, помолитесь о рабе Божием иерее Иоанне. Ведь он, как и все мы, нуждается в братской молитве.

Вопрос о том должен ли священник заниматься исключительно организацией приходской жизни и богослужением тоже остается открытым. Мне кажется, на этот вопрос нельзя дать сейчас однозначного ответа. Многие люди, принявшие священнический сан обладают разными талантами, зарывать которые было бы неправильно. Священники-писатели, священники-журналисты, священники-актеры, несомненно, привлекают общественное внимание к Церкви, и эта деятельность, как мне кажется, вовсе не мешает им в полной мере быть церковным пастырями.

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru