Русская линия
Московские новости Василина Орлова27.12.2007 

Политислам: позиция и процесс

Политическому исламу (см. «МН» N 47) охотно уделяют внимание в период, непосредственно предшествующий выборам, но эта тема заслуживает более стойкого интереса, поскольку и политическая, и социальная активность мусульман в нашей стране — явление непреходящее. Политический расклад меняется с калейдоскопической быстротой, но проявляется и то, что смахивает на тенденции

Станет ли ислам доминирующей религией в России?

На прошлой неделе религиозные лидеры самых разных конфессий вынуждены были сделать целую серию заявлений — сначала в одобрение и поддержку кандидатуры Дмитрия Медведева на пост президента страны, затем в том смысле, что Владимир Путин станет наилучшим премьером. «За годы своего президентства Владимир Путин поднял социальные вопросы на принципиально новый уровень, и в этом ему помогает Дмитрий Медведев. Это была бы отличная связка двух выдающихся политических деятелей», — сказал первый замглавы Духовного управления мусульман европейской части России Дамир Гизатуллин. Напомним, недавно председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин одобрил инициативу Исламского культурного центра о создании общественного движения «Мусульмане в поддержку президента Путина». Он выразился в том духе, что Владимир Путин и после выборов останется национальным лидером России. В качестве лидеров этого движения автор идеи, президент Исламского культурного центра Абдул-Вахед Ниязов, назвал помимо Равиля Гайнутдина президента Татарстана Минтимера Шаймиева и «молодого политического лидера Рамзана Кадырова». Таким образом, исламские лидеры сегодня занимают активную пропрезидентскую позицию. И это представители так называемого традиционного ислама, который естественным образом противостоит его «обновленным», «чистым» формам, экспортируемым из стран Ближнего Востока.

Впрочем, в российском исламе сегодня нет какого-то абсолютного авторитета, которому хотя бы номинально обязаны были следовать мусульмане. Такое положение естественно для ислама, который в смысле иерархическом и системном, пожалуй, является наиболее демократичной из всех монотеистических религий. Однако несмотря на всю демократичность, мусульмане порой проявляют немалое политическое единодушие в отстаивании своих интересов.

Поддержка, которую оказывают мусульмане Владимиру Путину, легко объяснима. Не так давно обсуждалось право выпускников высших учебных духовных заведений получить дипломы государственного образца — на это в скором времени могут рассчитывать студенты Московского исламского университета, Российского исламского университета в Татарстане и Северокавказского Исламского университетского центра в Махачкале. В Чечне завершается строительство самого крупного исламского центра в России и самой большой мечети в республике, в которой десять тысяч мусульман смогут одновременно совершить намаз. Председатель госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин направил зампреду Правительства России Дмитрию Медведеву, который также является председателем Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ, письмо о создании новой телепередачи о мусульманах России, которое, по всей видимости, не будет оставлено без ответа. В Москве недавно открыт первый медицинский халяльный центр на базе сети поликлиник, и это вызвало довольно бурную реакцию: одни обвинили инициаторов в попытке дискриминации по вероисповедному признаку, другие утверждали, что проверять вероисповедание на входе в процессе выдачи медицинской карточки никто не собирается, врачи клиники ислам не исповедуют, а правоверной мусульманке неприятно обследоваться у гинеколога-мужчины, так что «исламская» в данном случае значит — соответствующая нормам шариата, не более. Высказывалось даже предположение, что такую клинику с удовольствием посетит любой верующий.

Во всем мире сегодня развиваются специфические индустрии, производства и сферы услуг, связанные с исламом: в ход идут молельные коврики, сотовые телефоны, указывающие направление на Мекку, и тому подобное. Автофирмы заявляют о планах по созданию автомобиля со специальным отсеком для Корана. В России существует специальный авиарейс для тех, кто совершает хадж.

Рост исламских социальных институтов в России и странах СНГ, зачастую весьма близких к государственным или пользующихся государственной поддержкой, означает развитие ислама, так сказать, государственного типа. Сегодня ислам является второй по численности после христианства важнейшей монотеистической религией России, которая непрерывно наращивает свою численность и активность. Это происходит за счет демографического роста «этнических мусульман», в котором играет роль и высокая рождаемость в мусульманских сообществах традиционного уклада, и миграционные процессы. При этом количество переходов из одной религии в другую (например, из ислама в православие) остается сравнительно невелико, как и вообще количество «русских мусульман».

Ислам в России и странах СНГ

О численности мусульман в России точных данных нет. С одной стороны, общество продолжают пугать ростом исламского радикализма, связанным с увеличением численности мусульман на фоне кризиса семейных ценностей так называемой постхристианской цивилизации — современных постатеистических обществ.

По некоторым утверждениям, благодаря этим тенденциям уже через пятьдесят лет численность мусульман составит чуть ли не треть населения России. Об этом еще в октябре заявил посол по особым поручениям МИД России, представитель президента по связям с Организацией Исламская конференция Вениамин Попов. По его данным, сегодня в России двадцать миллионов мусульман. Другие называют эти цифры завышенными. В Европе число мусульман пополняется главным образом за счет мигрантов, которые в новых условиях становятся если не более радикальны в выражении своих религиозных пристрастий, чем у себя на родине, то, во всяком случае, не спешат и принимать традиционные европейские ценности.

В страны ближнего зарубежья Центральной Азии в течение последних лет осуществляется экспорт ислама из Ближнего Востока в различных его проявлениях, в том числе тех, что принято обозначать термином «ваххабизм», который у нас в стране неизбежно ассоциируется с террористической деятельностью. Насколько эта связь соответствует действительности, можно спорить. Однако несомненно наличие особых экономических механизмов в исламе, например, отсутствие ссудного процента при существующей практике переводов значительных сумм по особым доверительным письмам, которые делают соответствующие операции непрозрачными для наблюдателя. А то, что непонятно, порой производит впечатление угрозы.

Фобии, развившиеся в западном обществе в отношении ислама, особенно после событий 11 сентября 2001 года, рождают возмущение мусульман, на которых при случае с восторгом вешают всех собак, но такое возмущение, в свою очередь, производит впечатление, будто эти фобии не совсем безосновательны. В некоторых странах ближнего зарубежья в Центральной Азии с их не вполне индустриальным обществом ислам настолько укрепил свои позиции, что и государства эти теперь трудно назвать светскими.

В условиях вакуума государственной идеологии ислам завоевал существенные позиции в Азербайджане, Узбекистане, Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане, причем все эти страны столкнулись с вызовом радикализации религии, испытывают опасения, связанные с террористической деятельностью радикальных исламистских группировок и имеют основания сомневаться в миролюбии «чистого ислама», который колосится на их территориях. Молодые священнослужители, сменяющие своих предшественников, учат соотечественников представлениям об исламе, вынесенных из медресе Саудовской Аравии, Турции, Сирии, Египта, Ирана, Пакистана, Кувейта, Ливии, Афганистана. Политическая подкладка ислама, вынесенного из этих стран-экспортеров, является в каждом конкретном случае особенной, но почти наверняка мало соответствующей истории политических и властных взаимоотношений с религией, традиционных для республик бывшего Советского Союза. Огосударствление ислама — явная тенденция на всем постсоветском пространстве, для которого ислам был исторической религией, а также для ряда территорий, где ранее ислам не был распространен.

Исламу в основном чужды представления о толерантности и политкорректности в их шаржированных формах, которые стали обыкновенны в Европе. Возможно, это и делает его таким жизнестойким. Иудаизм и христианство в исламе считаются религиями Книги, которые, однако, утратили свою чистоту в результате многочисленных переводов и искажений священных текстов, написанных богодухновенными мужами — эти-то заблуждения и призван устранить ислам. Коран — предвечное откровение Аллаха, ниспосланное пророку Мухаммеду, печати пророков, при посредстве архангела Джибраила. Это откровение было записано через несколько лет после смерти пророка, и после него иных, новых откровений человечеству явлено не будет. Книга обладает последним авторитетом. Другой вопрос, как толковать то или иное ее положение. Таким образом, многие взаимные непонимания между различными культурами современной цивилизации упираются в герменевтические конфликты: в проблемы языка и проблемы интерпретаций.

КСТАТИ

В России наибольшее количество мусульман — сунниты, последователи самого широко распространенного в мире течения ислама. Будучи обозначением всех мусульман, кроме ряда направлений, принадлежащих к шиизму и за вычетом особого мистического движения, суфизма, понятие «сунниты» при этом остается наименее определенным. Сунниты признают авторитет Сунны — поступков и высказываний Пророка, считают достоверными определенные своды хадисов (изречений и поучений Мухаммеда) и принадлежат к одной из четырех школ шариатского права.

http://mn.ru/issue/2007−50−47


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru