Русская линия
Православие и Мир Александр Дворкин,
Протоиерей Лев Семенов,
Алина Виноградова
23.11.2007 

Пензенское сидение: кто виноват и что делать?

В Бековском районе Пензенской области 29 человек, в том числе четверо детей, следуя своим религиозным убеждениям, запаслись продуктами и укрылись в выкопанном ими подземном убежище, где ждут конца света, который, по их мнению, наступит в мае 2008 года. Они угрожают сжечь себя, если в отношении них будут приняты насильственные меры.

Лидер секты — Петр Кузнецов, был задержан несколько дней назад и находится под наблюдением врачей в психоневрологическом стационаре.

Как предотвратить трагический исход событий? Почему возникают такие прецеденты? Какова роль лидера в сектах, подобных пензенской? Эти вопросы стали центральными вопросами пресс-конференции, прошедшей 21 ноября в РИА Новости.

В качестве экспертов были приглашены:

президент Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС) профессор Александр ДВОРКИН;

- кандидат исторических наук, доцент, ответственный секретарь РАЦИРС священник Лев СЕМЕНОВ;

- психолог — Алина ВИНОГРАДОВА

Пресс-конференция началась с выступления экспертов:

Президент Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС) профессор Александр ДВОРКИН

Мы все собрались в связи с трагическими событиями. Под угрозой находится жизнь 29 человек, в том числе 4 детей. Это не единичный случай, а проявление того, что называется тоталитарным сектанством. Поле деятельности подобных сект — люди, интересующиеся православием, но «недошедшие» до Церкви, перехваченные на пути сектами. Вывод, который мы должны сделать из этого случая таков, что пора обратить внимание на деятельность сект, в которых нарушаются права и их членов, и их детей и окружающих, поскольку, если агрессия направлена на себя, то она очень легко может быть направлена и на окружающих.

Кандидат исторических наук, доцент, ответственный секретарь РАЦИРС священник Лев СЕМЕНОВ

Сегодня мы стали свидетелями того, как на страницах СМИ развернулась своеобразная полемика о квалификации группы Петра Кузнецова, самозваного схимонаха Максима. Находятся люди, которые готовы назвать их православными людьми и даже эту точку зрения отстаивать. Мне хотелось бы подчеркнуть, что ни малейших оснований причислять себя к православию, у этих несчастных людей, чье сознание оказалось под жестким контролем Петра Кузнецова, нет.

Обратите внимание, что поводом для удаления в эти пещеры подземные было объявленное Петром Кузнецовым на май 2008 года светопреставление. Но достаточно каждому православному человеку, для которого высшим авторитетом является Священное Писание (Библия), открыть Евангелие от Матфея главу 24 стих 36, что бы прочитать свидетельство Господа нашего Иисуса Христа, который прямо говорил: «О дне же том и часе никто не знает, ни ангелы небесные, но только Отец мой один». Поэтому стремление назначить определенную дату прихода антихриста или конца света или второго пришествия Христа, противоречит православию.

Второй штрих. Эти люди склонны называть себя членами Настоящей Русской Православной Церкви. Все православные вероучительные основы зафиксированы в Символе Веры, согласно которому существует единая Святая Соборная и Апостольская Церковь. Поэтому эпитеты «настоящая», «истинная», «сверхистинная» или какая угодно иная, по определению неприложимы к Святой Православной Церкви на земле.

И последнее. К сожалению, всегда находятся в обществе люди нечистоплотные, которые в силу своих своекорыстных или профессиональных или узко-корпоративных интересов готовы нажить себе на беде ближнего некий политический капитал. Не секрет, что широкое обсуждение в прессе событий в Погановке в Пензенской области используется некоторыми информационными ресурсами для очередных выпадов против РПЦ. Некоторые информационные порталы в Интернете считают делом принципа пригреть каждого, кто скажет какое-нибудь критическое слово против Церкви. Это принцип дружбы против кого-то, и в данном случае дружат против православной церкви.

Психолог — Алина ВИНОГРАДОВА

В мире психологии XXI век уже получил название «века зависимостей», и здесь мы сталкиваемся с редкой пока формой зависимости — зависимостью от тоталитарного культа или деструктивной секты. В первую очередь это зависимость эмоциональная. Такие люди не могут самостоятельно принимать ответственность за свою жизнь, за свои поступки, они не способны критически осмыслить то, что происходит вокруг них.

В отличие от распространенных зависимостей — алкогольной, наркотической, они не осознают своей зависимости. Им кажется, что все очень даже правильно и так и должно быть. Дети, выросшие в такой среде, уже будут склонны к зависимостям. Кто какую выберет, кто-то секту, а кто-то алкоголизм. И без реабилитации эти люди не смогут стать нормальными полноценными членами общества, даже если они оттуда выйдут. Потому что они всегда будут склонны перекладывать свою ответственность на кого-то: на лидера, на влиятельного человека, на папу с мамой, на начальника, который скажет, как надо сделать, и пойдет в направлении, котором укажут.

Затем экспертам были заданы вопросы:

Есть информация, что в этой группе работает походная церковь, идут службы, молитвы, говорят, что многие из этих людей работали в храмах. Действительно ли они не являются православными?

А.Дворкин: Эти люди крещены в православной церкви, но они сами объявили о том, что они ушли из Церкви и Церкви больше не принадлежат. Та организация, в которую они были вовлечены, это псевдо-православная организация для заблудших людей. Поэтому, если мы говорим о происхождении этих людей, то изначально они были православными. Сама же организация совершенно не православная. Она воюет против православия и отрывает от нее ее чад и приводит их в безумное и опасное для их жизни и жизни окружающих состояние.

А где происходит вербовка в такие секты, и есть ли в них бывшие священники?

А.Дворкин: Вербовка происходит на периферии храмов, на периферии больших церковных событий. Например, если в Москве проходят Рождественские чтения или Собор, то вокруг храма Христа Спасителя стоят люди и раздают листовки: странного вида бородачи в кирзовых сапогах, люди в поношенных рясах, непонятно кем рукоположенные. И вот обратившим на них внимание людям они говорят, что настоящая Церковь уже не тут, что по древнему пророчеству в последние времена епископам нельзя будет доверять, что в Церкви благодати не будет, а настоящее православие будет не тут, а там, куда мы вас приведем, послушайте духоносных старцев и т. д.

Многие секты возглавляются бывшими священниками. Я знаю одну секту в Подмосковье, которую возглавляет бывший игумен Троице-Сергиевой Лавры — Киприан. Когда выяснилось, что он создал вокруг себя секту, которая жестоко эксплуатирует людей, он был изгнан из Лавры и лишен сана, но существование секты не прекратилось.

Другая секта есть Ивановской епархии, ее лидерами были схимонах Симон и схимонахиня Серафима. Симон — инвалид-колясочник, который даже говорить не мог, только мычал. А Серафима катала колясочку и интерпретировала это мычание. Эта секта сейчас скрывается и мы не знаем где она находится. Там происходили страшные события, педофилия (насилие над детьми). Материалы, которые ко мне попали по этой секте, я сразу же передал в прокуратуру, а они передали в Ивановскую прокуратуру, но там все было спущено на тормозах. Имеющиеся у меня документально заснятые факты сексуальных действий с детьми Ивановская прокуратура предложила мне переслать им по почте, от чего я, конечно, отказался, предложив им приехать и сделать выемку с понятыми. Но никто не приехал, и все так и заглохло. Так же есть и секты возглавляемые мирянами, но именующие при этом себя клириками, монахами, схимонахами.

Ушедшие в подземелья члены группы Петра Кузнецова говорят, что не хотят общаться, не хотят, что бы к ним приставали. Почему тогда они все-таки выходят на связь и общаются?

А.Виноградова: Мир, в котором они живут, ограничен, а человек существо любознательное. Другая сторона состоит в том, что сектанты посылают таким странным способом сигналы своим родственникам. Напрямую они не скажут, потому что нет осознания зависимости, но у них есть смутное ощущение того, что что-то не так, поэтому подобное поведение может быть подачей таких сигналов.

А.Дворкин: Кроме того, у них есть взаимное давление: 29 человек смотрят друг за другом, и если даже кто-то сомневается, то боится свое сомнение высказать. За пределами секты у них нет никакого общения. Они даже не представляют, как будут жить в мире, который, как им долго говорили: «такой ужасный». Поэтому лучше они будут гасить в себе все сомнения для того, чтобы оставаться там, где привычно.

Возможно ли повлиять на этих людей, чтобы не прибегать к усыпляющему газу, как предлагало МЧС?

А.Виноградова: Я считаю, что возможен контакт через родственников. Эта та опора, которая связывает этих людей со «страшным» внешним миром.

А.Дворкин: Надо работать с Кузнецовым, так как он сказал «сидите, пока я не подам условный знак». То что Кузнецов человек с психическим расстройством — это несомненно, но так же несомненно, что он не забывает о своей выгоде. Одно другому не мешает. Часто лидеры многих сект, будучи психически больными, успешно управляют своими сектами и даже индуцируют свою болезнь, заражая окружающих.

Кузнецов с накопленными деньгами в подземелье не ушел, остался снаружи. И если понять, к чему он стремиться, и показать, что он может этого лишиться, то возможно он подаст условный знак.

Есть ли законный способ воздействия на такие секты или прекращение их деятельности?

о.Лев Семенов: Нынешнее законодательство слишком либерально, но беда сейчас даже в ином. Существует огромное количество правонарушений, которые допускают даже зарегистрированные секты, поскольку нет контроля, так как в системе минюста нет кадров для этого. Поэтому очень велика роль общественности.

Предусмотрена ли для участников таких сект психологическая помощь или реабилитация?

А.Дворкин: Когда человек выходит из секты, он находится в таком тяжелом состоянии, что он либо попадает в другую секту либо его психическое расстройство прогрессирует дальше. Поэтому это очень плохо, что нет государственных программ. Ведь обычно люди в секте до конца жизни не остаются, они там до той поры, пока могут секте что-то дать. Сейчас же приближается период, когда люди, попавшие в секты в 90-ых годах, сейчас будут их покидать, и их количество будет постоянно увеличиваться. Я имею в виду людей, прошедших сквозь секты и оказавшихся ни с чем.

Есть ли от данной ситуации угроза обществу?

А.Дворкин: Это может быть детонатором, который даст пример другим сектам. Например, у последователей секты Виссариона, многие из которых живут в палатках в Краснодарском крае, отсчет времени конца света уже пошел. Начало конца наступило в 2003 году, а конец этого периода наступит в 2015 году. Среди заявлений их лидера, есть например и такое: «Не осуждай того, кто ушел из жизни добровольно». Поэтому в Краснодарском крае может сильно рвануть. В этой секте несколько тысяч человек, представьте массовый акт самоубийств.

Как сектанты устанавливают временя конца света?

А.Дворкин: Петр Кузнецов конец света высчитал каким-то образом, и таких сект много. Например, свидетели Иеговы уже пять раз конец света предсказывали, пять разных дат называли. Например, сосчитать количество слов в Библии, разделить на что-то, потом умножить. Один иеговист длину коридора пирамиды Хеопса разделили на ее периметр. У каждого своя «методика». Вообще все секты отличаются повышенными апокалиптическими настроениями, то есть мыслями о том, что конец света близок и спасется только узкий круг избранных.

Есть ли такие секты в Москве?

А.Дворкин: Есть информация, что в Москве есть секта Петра. Он тоже больной человек, и болезнь его индуцируется. Он, например, запрещал своим последователям пользоваться водопроводной водой, воду можно было брать только из двух источников в Москве, которую они таскали канистрами. Естественно помыться в таких условиях затруднительно, хватило бы попить. Поэтому чистотой они не отличались, питались по помойкам, а в церкви убеждали что у священников нет благодати, так как они слишком полные. На мой вопрос о том, а с какого веса начинается благодать, они, подумав, ответили, что для благодати надо весить не более 80 кг. Это все анекдоты, а реально об этой московской секте Петра я знаю, что молодая женщина, только что родившая, бежала с ними, оставив новорожденного, и близким потребовалось несколько лет, чтобы ее вернуть.

Есть ли хотя бы примерная информация о том, сколько сейчас сект?

А.Дворкин: Сосчитать их не просто затруднительно, а невозможно вообще. Известных сект от 60 до 80, а если говорить о мелких сектах, типа «поганковской», то счет идет на тысячи.

Подготовила Наталья Смирнова

http://www.pravmir.ru/article_2468.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru