Русская линия
Шестое чувство Игорь Острецов17.11.2007 

Путь разума или «кузькина мать»?

Духовно-светское сообщество «Переправа» установило тесные дружеские контакты с новой организацией «Московский энергетический клуб» (МЭК). Клуб был создан совсем недавно по инициативе ведущих физиков-ядерщиков Российской Федерации во главе с Игорем Николаевичем Острецовым, доктором технических наук, профессором, академиком АПЭ, в недавнем прошлом — заместителем директора ВНИИ атомного машиностроения. «Переправа» намерена всячески поддерживать Клуб и оказывать ему любое посильное содействие, поскольку видит в его деятельности благородное, безусловно духовное и общечеловеческое начало, близкое самой «Переправе». Необходимо менять сознание современного человека — к этому выводу пришли все члены МЭКа, потому что мир стоит на грани великой энергетической катастрофы, которая может разразиться уже в 2010 году. Выход один: не ждать, когда Господь вразумит безумное и в очередной раз забывшее Бога человечество всесокрушающим коллапсом, а предпринять совместные и искренние усилия по предотвращению глобальной беды, неимоверных страданий и потоков крови.

Руководитель сообщества «Переправа» Александр Нотин и главный редактор журнала «Шестое чувство» протоиерей Михаил Ходанов встретились со всемирно известным физиком-ядерщиком, академиком Острецовым, ученым одного уровня с легендарным академиком Сахаровым.

А.Н.: Игорь Николаевич, сегодня «Переправой» изучается вопрос по формированию нового русского человека изнутри. Задача «Переправы» — углубляться внутрь и в результате разбора завалов в его сознании постепенно пробиваться к источнику света. Изменять свое сознание человек призван ради возвращения к миру своей души и через нее — к Богу. Сегодня вы поднимаете важный вопрос о том, что многие объективные процессы развития цивилизации вплотную подводят нас к некоему незримому рубежу, дальше которого — хода нет. И что этого рубежа уже практически достигла вся материалистическая рациональная цивилизация.

Действительно, ее нынешняя прагматичность и бездуховность предопределяет и ее конечность. Без колоссальных качественных сдвигов на уровне массового сознания человечества оно теряет возможность своего дальнейшего развития. Это проявляется и в научной, и в политической, и в социальной, и в культурной, и в мировоззренческой сфере.

Первый вопрос в этой связи — как эта проблема видится в научной сфере? Имеет ли нынешняя наука в ее старом закрытом сознании потенциал для развития? И если нет, то почему?

- В настоящее время человечество живет в переходный период между еще живым сознанием прошлого, когда только единицы были приобщены к Богу, и восприятием православного мировоззрения, которое станет абсолютно необходимым для выживания. На сегодняшний день на земле проживает шесть с половиной миллиардов человек. Нормально живет, как известно, миллиард человек. Если уровень жизни поднять до западных стандартов, то биосфера лопнет, и все на земле прекратится.

А.Н.:
А в чем это будет проявляться? Почему биосфера лопнет?

- «Лопнет» означает то, что не хватит энергоресурсов, то, что выбросы антропогенных газов в атмосферу будут сумасшедшими и в результате произойдут катастрофические изменения в климате. И все земные ресурсы, которые есть, будут мгновенно исчерпаны. Человечество перейдет к грандиозным конфликтам, к дракам, в результате чего будет уничтожена его подавляющая часть. Все это было предсказано Римским клубом еще в семидесятые годы прошлого столетия. Человечество должно изменить свое мировоззрение. Полностью. К середине века ООН планирует, что на земле будет проживать от девяти до одиннадцати миллиардов человек. Жизненный же уровень постоянно растет, и все мы вскоре придем к тому, что жизнь не сможет больше продолжаться. Но с другой стороны, мы знаем, что основное назначение человечества — развитие разума, и поэтому разум уничтожен быть не может и соответственно человечество, как его носитель. Это одна из основных истин, записанных в Евангелии. Ибо сутью человеческого существования является развитие разума. Именно в силу этого в предстоящие пятьдесят лет должны произойти принципиальные события, которые изменят мировоззрение человека. Большинство же людей живет в соответствии с условиями, в которых они находятся, и очень немногие способны бороться и преодолевать себя, стремиться к каким-то возвышенным ценностям. Таких людей сравнительно мало. Но люди должны перейти, как записано в Евангелии, в Царство Божие, и соответственно их мировоззрение и жизненные стандарты должны абсолютно измениться. Каким образом это произойдет?

Основой для изменений сегодня являются все кризисные ситуации, связанные с недостатком энергоресурсов. Нефти и газа осталось на двадцать-тридцать лет. Длительное развитие ядерной энергетики в том виде, в каком она есть на сегодняшний день, на существующих ныне принципах невозможно. США заказали последний атомный блок еще в 1978 году и с тех пор больше ни одного не построили. Не строит блоки и западное сообщество. Интенсивно атомная энергетика развивается только в Юго-Восточной Азии. Понятно, что в области энергетического обеспечения человека мы должны сделать принципиальные изменения. Во-первых, это связано с тем, что энергопотребление людей должно стать более или менее однородным. Сегодня оно крайне неоднородно. Например, мы знаем, что США потребляют, условно говоря, 12 тонн топлива на душу населения, а Китай — чуть-чуть больше тонны. Китай требует, чтобы США снизили это потребление. В противном случае начнутся очень тяжелые процессы. Так что мы должны изменить отношение к потреблению и стать более скромными в своих потребностях. К этому призывает большинство религий и, прежде всего, православие.

И второе — необходимо самым существенным образом поднять производство энергии. Как? Здесь возможно только два пути. Первый — создание атомной энергетики, которая была бы экологически чистой — и такие возможности сегодня уже есть. Второе — развитие ядерно-космических технологий, с тем чтобы основные ядерно-промышленные технологии были вынесены в космос. Этот момент — чрезвычайной важности, так как к середине века, как я уже говорил, никакие ядерные технологии не смогут покрыть потребности человека, если численность населения земли превысит девять миллиардов. Поэтому абсолютно необходимо реанимировать те разработки, которые начинали развиваться в нашей стране примерно в шестидесятые-семидесятые годы прошлого века. К сожалению, тогда наступил провал, тишина и ничего по существу не делалось. Сегодня все нужно начинать снова, чтобы к середине XXI века мы смогли совершить в этой области решающие шаги. Человечество должно быть на земле, а вся промышленность и все ее энергообеспечение — находиться за пределами земли. Чтобы прожить ближайшие пятьдесят лет, нам совершенно необходимо создать чистую энергетику — и такие проекты тоже существуют. Я не буду излагать сейчас физические основы таких возможностей, но, тем не менее, они уже прошли апробацию в целом ряде экспериментов, которые мы провели в Дубне и в Протвино.

М.Х.: А мы — это кто?

- Российская группа специалистов, которые работают со мной. Наши эксперименты показали, что существует возможность это сделать. Суть состоит в том, что мы научились делить не только обычные ядра урана-235, которого в природе очень мало. По запасам в энергетическом плане его меньше, чем нефти. А мы умеем делить любые тяжелые ядра, в том числе ядра урана-238 и тория, которые в обычной ситуации не делятся.

Задача состоит в том, чтобы все подобные энергетические программы были общечеловеческими, стали важной компонентой в объединении человечества, и это — единственный экономический рычаг нашей будущей выживаемости. С решением подобной проблемы ни одна страна в одиночку не справится. Кроме того, для одной страны это и делать бессмысленно. Предположим, это сделает только Россия. А во всем остальном мире будет бойня. Например, между Китаем и США на уровне термоядерной войны. И Россия, даже имея энергетическое обеспечение, все равно погибнет, из-за так называемой ядерной зимы. Если произвести огромное количество взрывов на планете — здесь все подсчитано, — то земной шар окутается пеленой, и солнечные лучи не будут доходить до земли. Вот это и есть ядерная зима. Так что задачи обеспечения человечества должны быть едиными. Особенность данной ситуации заключается в том, что сегодня все ключевые технологии энергетического спасения человечества находятся в руках России. Богом для нее предусмотрен специальный путь общечеловеческого спасения. Конкретная ситуация, которая сегодня реализуется, делает особую миссию России абсолютно очевидной и прозрачной. Россия является обладательницей базовых технологий, о которых я уже говорил, — это, во-первых, ядерная технология, которая должна развиваться на земле, и, во-вторых, те ядерно-космические технологии, которые развивались практически только в России.

А.Н.: А что это за технологии?

- В первую очередь — ядерные двигатели, которые способны вынести энергопромышленные технологии в космос, там их развить и затем с их помощью обеспечивать землю. Практически ни одна страна в мире такого сорта технологиями не занималась. Заделы есть только у нас. США занимались, но мало. Все самое главное находится именно в России. В этой связи мы и создали Московский энергетический клуб.

Теперь — почему именно Россия может все это делать? Технологию по делению тяжелых ядер можно осуществлять в трех местах в мире. Это — город Протвино. Там — Институт высоких энергий, ускоритель У-70. Затем — в Швейцарии, где расположен европейский ядерный центр. И кроме того, в Лос-Аламосе. Но поскольку два пакета, на которых базируется вся эта технология, находятся в России, то все страны — Китай, Индия, арабский мир, — очевидно, придут сюда, к нам, а не в Европу и тем более не в США.

М.Х.: Кто является обладателем патента на технологии?

- Два человека. На саму технологию деления тяжелых ядер обладателем патента являюсь я. Обладатель же патента на ускоритель, с помощью которого эта технология реализуется, — мой сокурсник из Физико-технического института, с которым я не виделся сорок лет. Это Алексей Сергеевич Богомолов. Это совершенно уникальная машина, на базе которой все предложения, сделанные мной, становятся совершенно реальными. А ядерно-космические технологии есть только у России. Поэтому мы вышли с предложением к Президенту Владимиру Владимировичу Путину — организовать МЭК, в котором перспективные технологии деления тяжелых ядер и ядерно-космические технологии начали бы развиваться с привлечением других стран.

Сегодня мы предварительно вели переговоры с Китаем, арабскими и целым рядом европейских стран и с японцами. Китайцы готовы вложить немедленно до 500 миллионов долларов в эти работы. Нужна лишь российская официальная программа для того, чтобы эти работы начать. Мы написали соответствующее письмо Президенту России с тем, чтобы он возглавил МЭК, ибо тогда организационно все это будет сделать гораздо легче. Все должно делаться на базе двух ядерных центров в Подмосковье. Это город Протвино с упомянутым мною ускорителем. И — Физико-энергетический институт в Обнинске. Сегодня они практически без работы. Более того, у Росатома сегодня, к сожалению, существуют планы, рассчитанные вплоть до демонтажа этого ускорителя, который, по существу, на сегодня является единственным спасением для человечества с середины XXI века. Это, конечно, жуткое безобразие, которое нужно немедленно остановить. Кстати, только что мне стало известно, что ФЭИ тоже предполагают постепенно ликвидировать. Сегодня численный состав его сотрудников уже уменьшается вдвое. Это тоже необходимо немедленно остановить, сформировать МЭК и на его базе объединить усилия всего человечества для создания энергетических программ, которые позволят спасти всех нас от грядущего дефицита энергии.

А.Н.: Сейчас ядерная энергетика составляет около десяти процентов среди всех прочих видов используемой энергии. У нас, скажем, двенадцать, в Штатах — десять. Это так?

- В мире ее средняя доля- двенадцать процентов.

А.Н.: Как изменится структура энергетического баланса к середине века, когда начнут заканчиваться нефть и газ?

- Основная часть современной энергетики базируется на органике. Это примерно процентов семьдесят. Десять-двенадцать — атомная энергетика, примерно десять процентов — гидроэнергетика. Остальная часть — возобновляемые источники энергии, на которые делалась большая ставка начиная с семидесятых годов прошлого столетия. Однако их интенсивное развитие в течение последних тридцати лет показало, что их доля не может быть существенна. Делалась также большая ставка на биомассы. Но все это достаточно несерьезно. Это — локальные источники с долей в общем энергопотреблении не больше десяти процентов. Основная часть энергии, пока есть органика, будет базироваться именно на ней, а затем мы будем вынуждены переходить на атомную энергию.

А.Н.: Сколько она будет занимать в доле?

- Она должна будет дойти до 60−70 процентов.

А.Н.: А гидроэнергетика тоже будет расти?

- Гидроэнергетика практически вся исчерпана. Более или менее приличные запасы есть только в Сибири и на Амазонке. Больше существенных гидроресурсов практически нигде нет. Так что ее доля в мировом потреблении больше десяти процентов никогда не составит. Единственное, что человечеству остается — это атомная энергетика. Однако, если она продолжит развиваться на базе тех технологий, которые сегодня есть, она будет потреблять уран-235. А он составляет ноль семь десятых процента от общего количества урана, имеющегося в земной коре. Повторяю, что по энергетическим запасам урана-235 меньше, чем нефти. То есть, если сегодня его начать интенсивно потреблять, то к тридцатым-сороковым годам его просто не останется. Например, существенным показателем в этом отношении является следующее. Три года назад цена килограмма урана составляла пятнадцать долларов, а сейчас — триста. Цены на него растут катастрофически.

М.Х.: И тогда космос для нас закроется?

- Да. Здесь нужно иметь в виду, что Создатель специально предусмотрел наличие урана-235, поскольку это — единственный инструмент для экспансии человечества в космос. Ничего другого для выхода за пределы земли у нас нет. Оказывается, в мире все филигранно и четко предусмотрено. Всякий раз, когда человечество подходит к очередному рубежу, у него всегда есть возможность решить те проблемы, которые перед ним возникают.

Так что все предусмотрено. Люди должны сделать лишь одно — подойти к вопросу разумно. Разум должен преодолеть ту косность, ту инертность, которая есть в человеческом сообществе. Сегодня главнейший вопрос — сохранить уран-235, чтобы применять его в космосе, начиная с середины нынешнего века. Уран-235 в космосе будет использоваться только для перемещений. А источником энергии там будет уже солнце. Его энергия в разных видах будет передаваться на землю. На самой земле те же солнечные батареи мы разместить в большом количестве не можем. Это — отчуждение больших площадей, нестабильность погоды, эрозия самих элементов. А в космосе мы сможем разместить такие системы приема солнечной энергии, ее переработки и передачи на землю, которые вполне смогут обеспечить энергией то количество людей, которое будет проживать на земле в этом веке.

М.Х.: А защита от метеоритных дождей?

- Метеоритная опасность — особый вопрос. Но, во всяком случае, она гораздо менее серьезная по сравнению с теми проблемами, о которых я уже говорил. Сегодня все наиболее крупные метеориты считаются — когда они пройдут, где именно и так далее. Об этом тоже надо думать. Но мы имеем дело с глобальной угрозой и катастрофой. И она заключается в том, что нам просто не хватит энергии.

А.Н.: Значит, надо разумно наращивать производство энергии на земле — и одновременно менять энергетическую структуру. То есть структура будет меняться как бы сама по себе в силу истощения традиционных видов энергии?

- Да, в этом смысле произойдет переход на атомную энергетику.

А.Н.: Простите, но ведь есть еще один резерв. Это снижение и оптимизация самого уровня потребления энергии. И это касается категории здравого смысла, которая на уровне межгосударственных отношений почти не работает. Там работает рынок, где активно ведут себя военные и где конфронтационно действуют так называемые интересы, а точнее амбиции: кто кого главней, сильней, кто войдет в золотой миллиард и так далее. Так вот, если этот косный пещерный язык в глобальных отношениях не будет преодолен, произойдет трагедия. Современный человек потребляет в десять раз больше того, чем это ему нужно для нормальной жизни. Но как убедить, например, американцев, что надо перейти на здоровые основы потребления?

- Здесь возможны два пути. Первый — путь разума. И мы предлагаем его реализовать в рамках создания МЭК. Если все люди начнут работать над энергетическими проблемами вместе, им будет легче договариваться и об оптимизации потребления. Другой путь — вне разума. Он всегда сопряжен с очень большими жертвами. Грубо говоря, Китай заставит западный мир потреблять значительно меньше. Что записано в Киотском протоколе? Китай подписал его с точки зрения ограничения общего потребления. Но не подписал в части распределения. Сегодня в протоколе записано, что каждая страна будет потреблять энергии столько, сколько она это делает сегодня. Иными словами — сколько США сегодня потребляет мировой энергии — сорок процентов, столько они и должны потреблять. То же и любая другая страна: сколько она потребляет, столько и будет потреблять. Китай сказал «нет» — и в этой части протокол не подписал. Он подчеркнул, что каждой стране нужно давать энергии столько, сколько у нее населения.

А.Н.: И на душу населения — одинаково?

- Конечно. То есть Китай в этом случае должен потреблять в пять раз больше, чем США, так как его население больше американского ровно в пять раз. А он потребляет меньше США. И в этом случае возможны крайне жесткие решения. С большим кровопролитием, с войнами. Я даже уверен, что будет нечто следующее. Дело в том, что я общался с представителями Китая и понял, что в один прекрасный день они просто перейдут к политике государственного терроризма. Ведь есть масса способов, как уничтожить Соединенные Штаты.

А.Н.: Скажите два слова о волне.

- Еще в 1961 году, когда была создана сверхбомба, которая у нас называется «кузькина мать» мощностью в 100 мегатонн, один из известных советских физиков-ядерщиков (ныне покойный) сказал: «Да чего с Соединенными Штатами разговаривать? Дело — проще пареной репы. Подкатывается эта бомба, кладется на шельф в сторону восточного побережья США, в нужный момент подрывается, и волна высотой метров в двести выходит на берег».

У нас в стране такие задачи считались. В них ставилось несколько таких зарядов — мне рассказывали об этом позже специалисты, работавшие в данном направлении, — и выкатывалась волна вообще высотой в 1200 метров, которая до середины США доходит. Это — объективные, строго математические расчеты. То есть как там рассчитано, так и произойдет — по всем законам гидродинамики. Так что это будут крайне неприятные и тяжелые решения. Когда я был в Китае и у нас зашел разговор на эту тему, они сказали — мы все это знаем, и у нас идет соответствующая программа под названием «Тайфун». Вот если дело дойдет до этого, то будет очень страшно. А все может кончиться именно этим. У США нет ни одного шанса выиграть в противостоянии с Китаем. Сегодня это ясно всем. Единственный путь, позволяющий избегнуть огромных жертв и страданий, — путь разума. Мы должны работать над программами решения энергетических вопросов сообща. И здесь — повторяю вновь и вновь — у России особая миссия. Она оснащена всеми основными технологиями, и только она способна объединить мир и встать во главе всего человечества на пути дальнейшего ненасильственного развития.

М.Х.: То, что разум восторжествует сам по себе, сомнительно. Необходимо что-то конкретно делать. Вот вы направили письмо Президенту РФ. И каков результат?

- Прежде всего, скажу, что в этом письме было указано на то, что лучший инструмент для решения энергетической проблемы — это МЭК, в котором люди начнут совместно работать и находить приемлемые решения. На письмо, которое нам помог передать лично Президенту Владимир Жириновский, была наложена резолюция — поручение министру обороны и главе Росатома, где им было поручено этот вопрос рассмотреть и дать свои предложения. К сожалению, здесь мы сталкиваемся с довольно сильным противодействием некоторых людей в Академии наук, хотя многие там нас поддерживают, и с молчанием со стороны Росатома. У меня такое впечатление, что решение вопроса о начале работ над нашими программами, по-видимому, находится в Соединенных Штатах. И это очень жалко. Насколько я понимаю, американцы сегодня занимают двойственную позицию. Мои товарищи, которых туда приглашали, мне подробно рассказывали о том, что американцы стоят перед дилеммой: с одной стороны, без этой программы совершенно невозможно, а поскольку все козыри здесь, у нас, то в случае, если программа начнет работать, центром становится Россия. Вот это им надо проглотить. Но сколько для этого потребуется времени, не знаю. Но они обязаны это проглотить, потому что иначе они плохо кончат. Ведь сегодня мы, по существу, боремся, в первую очередь, за спасение Запада. Если мы сейчас не начнем эту общую программу по спасению человечества, он неизбежно погибнет.

Первыми будут уничтожены Соединенные Штаты. А Европа сядет на голодный энергетический паек. И если это произойдет одномоментно, то будет очень тяжело. Скорее всего, это будет уничтожение Запада. Мы сегодня пытаемся бороться именно за западную цивилизацию. Ее надо спасать. Помогать сегодня надо не нам, не Китаю, а западному миру. Иначе, если мы будем развиваться вне разума, Запад ждет крайне тяжелая судьба.

М.Х.: Достойно всяческой похвалы, что, находясь в очень сложном положении, лучшие люди России думают не о себе.

- Понимаете, у Россия сегодня действительно особая миссия. Она отчетливо проявилась при развитии энергетических программ, которые сегодня являются основными и самыми важными. Все проблемы — из-за энергетики. Все остальное — копейки.

М.Х.: Как вы полагаете, ответ сверху все-таки будет?

- Несомненно. Вопрос только во времени. Другого пути нет. Не знаю, что должно еще произойти. Сейчас, как вы знаете, происходят иранские события. Там достаточно острая ситуация. Поставлять или не поставлять топливо в Бушер? Если пятипроцентное топливо туда будет поставлено, то абсолютно понятно, что на тех центрифугах, которые там есть, они его обогатят до бомбового состава. Это ясно любому. Поэтому Запад жестко противоборствует этим поставкам. С другой стороны, мы построили станцию и у нас есть обязательство поставлять туда топливо. Наше правительство находится в очень тяжелом положении.

В общем, хорошо, если бы эти проблемы были решены на уровне Ирана. Хуже, если это произойдет в результате атомной катастрофы на уровне Чернобыля, потому что все существующие станции стареют, вывести из эксплуатации их не могут, они стоят. Ленинградская АЭС уже выработала свой ресурс. Во всяком случае, первые ее два блока — чернобыльского типа. Представляете, если там произойдет катастрофа?! Дай Бог, чтобы ветер подул не в сторону Хельсинки. А то придется эвакуировать Хельсинки за наш счет. Или — Питер. Или — Таллин. Но самый худший вариант — третий. Если начнет действовать Китай. Ведь сегодня Китай покупает нефть за реальные деньги. А для американцев нефть — бесплатна. Мы вот тоже, между прочим, нефть туда продаем, а деньги возвращаем обратно в американские банки, и они там крутятся. Сколько Китай еще будет терпеть такую ситуацию? А Китай ведь, если что, предупреждать не будет. Он без чувства юмора — сразу грохнет — и все. Либо с помощью сценария, о котором Сахаров рассказал, либо посредством массы других способов.

В одной из статей, посвященных взаимоотношениям Китая и США, я прочел, что когда сотни боеголовок мегатонного класса высыпятся на головы американцев, никому не придет в голову спрашивать, откуда они взялись. А терпение у Китая не безграничное. По Олимпийским играм он угрозу уже сделал. Когда американцы сказали, что Китай не будет в них участвовать, ответ был такой — а мы сразу обвалим вашу экономику. Сегодня Китай — основной кредитор США. Он в буквальном смысле содержит их. То есть если он выкинет свой триллион долларов, то американская экономика сразу рухнет. И в результате американцы от бойкота сразу, в одну секунду отказались. Ситуация сегодня крайне острая. Поэтому важно, чтобы российское руководство поняло, что сегодня все козыри у него на руках, чтобы не дать миру упасть в ту бездну, к которой он приближается.

М.Х.: Но для этого нужно нечто существенное. Граждане Российской Федерации, поставленные на высокие посты, должны перестать испытывать зависимость от психологии «пятой колонны».

- Там все дело гораздо проще. У всей элиты деньги лежат на Западе. И решения принимаются оттуда. И нашему руководству надо принять историческое решение — действовать самостоятельно. Или, дай Бог, чтобы американцы прозрели как можно скорее и сказали, что нужно начинать. Потому что у них же амбиции и передать всю инициативу сюда, в Россию, для них тоже тяжело. Так что мы сегодня находимся вот в такой «вилке», понимаете? И если мы опоздаем, может быть очень кисло. Вот такая ситуация. И мы делаем все возможное, чтобы из этой ямы выйти. Долбим всех и повсюду.

М.Х.: Дай Бог удачи. Мы, обычные люди, живем в отрыве от скрытых серьезных дел и подчас не знаем, на каком предельно шатком краю мы все стоим. Читаешь, слышишь какие-то отголоски, но в реальности все несравнимо страшней.

- Это и есть сегодняшняя «вилка». Надо начинать как можно скорее. Времени предельно мало. Осталось буквально несколько лет. Энергетический кризис произойдет где-то в 2010 году. Кризис ведь наступит не тогда, когда нефть будет исчерпана, а гораздо раньше. Когда, как говорит академик Роберт Нигматулин, наступит энергетический крест, то есть когда потребление энергии принципиально превысит ее рост. Добыча будет падать, а потребление — расти. По расчетам Нигматулина, это должно произойти именно через три года, когда начнется такой рост цен на нефть, который нельзя уже будет ничем сбалансировать. Ибо не будет хватать ее добычи. И это может стать тем спусковым крючком, который дестабилизирует всю ситуацию в мире. Вот до наступления креста по энергоносителям мы и должны принять принципиальное решение о совместной работе. И о принципах ведения такой работы.

Иначе будет Армагеддон.

Мы ощущаем это всей душой и всем сердцем. А вот насчет активных безбожников вопрос полностью завис в воздухе.

http://6chuvstvo.pereprava.org/0607_put_razuma.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru