Русская линия
Православие и МирСвященник Дмитрий Юревич17.11.2007 

Самые опасные страсти — это страсти интеллектуальные

На проходящей с 13−16 ноября в Москве конференции Русской Православной Церкви «Православное учение о Таинствах» обсуждаются важные и наболевшие вопросы современной церковной практики. Для богословски неподготовленного читателя названия докладов могут показаться сложными и теоретическими. Однако главная цель всех проведенных исследований: максимально точное восстановление живых традиций Церкви. Священник Димитрий (Юревич) — преподаватель СПбДА и МДА -выступил на конференции с докладом «Библейские основания Таинства Покаяния». После доклада мы задали о. Димитрию несколько вопросов.

Священник Дмитрий Юревич. Фото: Н. Смирнова
Священник Дмитрий Юревич. Фото: Н. Смирнова
Обязательно ли исповедь должна быть искренней, исходящей от сердца?

Без внутреннего содержания, без внутреннего предварительного покаяния, исповедь будет простым произнесением слов, особенно если эти слова произносятся не искренне, а лицемерно. Просто произнесение слов еще не доставляет пользы человеку.

Для тех, кто приходит к таинству Покаяния всегда надо помнить, что мы различаем в нашей церковной практике страсти и конкретные грехи. У каждого человека есть страсти, но не всегда эти страсти проявляются деланием греховных дел. К греху мы относим то, когда мы соединяемся с нашими греховными наклонностями, даже когда мы умственно, интеллектуально смакуем грехи, то тогда, конечно, мы совершаем грехи. Есть грех и в словах, хотя он имеет меньшую тяжесть, чем грех в проступке. Каждый конкретный грех это проявление конкретных страстей.

Как дерево, у которого есть корень, а есть плоды — проявления жизнедеятельности. Так и у нас, когда мы на таинстве исповеди исповедуемся, то мы же исповедуем конкретные грехи и нам прощаются конкретные грехи.

Зачем нужно предварительное внутреннее раскаяние? Чтобы мы, увидев на исповеди, какие у нас грехи, стали бороться с причинами этих грехов, теми страстями, которые в нас коренятся. Типичная ситуация, когда человек исповедался, а потом через месяц-два исповедует опять те же самые грехи, ну или, по крайней мере, какие-то грехи повторяются. Некоторые удивляются и говорят, что получается, исповедь не действует. Ничего подобного, покаяние действует, другое дело, что регулярная исповедь нужна для того, чтобы мы увидели свои основные страсти, поняли против каких основных страстей надо начать бороться.

Если человек огласил свои грехи на исповеди, но как бы «формально», а потом морально «дозрел» до искреннего раскаяния, стоит ли ему второй раз каяться на исповеди?

Если человек исповедался, то Господь прощает нам конкретные личные грехи. Но та страсть, которая в нас сидит, может нас подталкивать на совершение еще такого же греха. То есть если наше сердце не горит, то нет никакой гарантии, что этот грех не будет совершен второй раз. Так вот если человек почувствовал, что, да, не было полного покаяния, то ничего не препятствует ему проявить это духовное покаяние на деле. Покаяние, которое мы выражаем словом, должно у нас всегда сопровождаться совершением дел добродетели, противоположенных греховным поступкам. Если человек что-то украл, то ему следует принести милостыню, в других случаях кому-то помочь, словом или делом. Всегда есть возможность это личное горячее покаяние на деле показать.

Как не превратить Таинство Покаяния в привычку в связи с частым причастием?

В древности, когда была стабильная христианская община, когда все друг друга знали и причащались каждое воскресение, то не было обязательной исповеди к каждому причастию, исповедь была по мере необходимости. Эта практика сейчас сохраняется в греческой православной церкви, и в поместных православных церквях эта практика имеет место. У нас же есть практика исповеди перед причастием. Это связано с тем, что в приходе обычно очень много людей, не всегда священник знает этих людей, не всегда священник знает, насколько они готовились. Поэтому, что бы допустить человека к причастию, у нас установлено таинство исповеди. Это обусловлено текущим историческим моментом.

С другой стороны мы может это воспринять не просто как формальное установление, но радоваться тому, что у нас есть возможность исповедоваться и при этом помнить, слова святых отцов о том, что на грязной одежде даже большие пятна грязи незаметны, а на белой рубашке и маленькие пятнышки видны. Так и здесь, когда мы приступаем к великому таинству Причастия, мы должны очистить свою душу. И если на нас нет сильных грехов, то надо радоваться, значит, мы от самых низменных грехов уже отдалились. И вот здесь то начинается самая важная часть духовной борьбы, потому что самые опасные страсти — это страсти интеллектуальные: гордыня, например — самая страшная страсть, из-за которой пал денница.

То есть это нормально, рассказывать на исповеди о каких-то незначительных проступках?

Когда мы исповедуемся, то мы не исповедуем конкретные обстоятельства греха, то есть мы не говорим: «Вчера в три часа дня я увидела свою соседку Машу, она мне не понравилась, я ей сказала грубое слово и т. д.» Мы этого не говорим, мы говорим только саму суть: «прогневалась». Мы даже можем не говорить, на кого именно мы прогневались. Поэтому когда мы подходим к исповеди и, к счастью, у нас нет каких-то крупных, страшных грехов, то мы говорим: «Да, тщеславился, да, прогневался, да, превозносился». Достаточно назвать пять-десять проявлений страстей и покаяться в них, чтобы приступить достойно к причастию. К тому же бывает нередко, что мы опускаем молитву, недостаточно молимся, а значит, недостаточно общаемся с Богом.

Каково практическое значения рассмотрения на проходящей сейчас богословской конференции вопроса о покаянии?

Для современного человека вопросы покаяния являются важными, тем более в России, потому что за прошедшие 70−80 лет это была совершенно закрытая тема. А человеку, приходящему в Церковь, нужно разобраться, как изменить свою жизнь, как покаяться. Поэтому вопрос о покаянии достаточно практичен. На конференции рассматривались вопросы покаяния не только в Новозаветной Церкви, но и в Ветхозаветной, мы услышали как постепенно формировалось покаяние среди христиан, сначала публичное, потом тайное. Сейчас покаяние тайное, но мы должны быть знакомы с теми формами, которые существовали ранее. Также важно понимать, как раскрываются таинства в соответствии с теми условиями, которые существуют в данный момент и с которыми сталкивается духовная жизнь.

Покаяние касается каждого человека, и это не просто исповедание конкретных проступков, грехов, но это стремление изменить свою жизнь полностью. И наша задача, не только помнить о тех формах, в которых существует покаяние, но знать его содержание. То, что предлагает нам Церковь это инструмент, а надо понимать, что это за инструмент, как он применяется, каков смысл таинства покаяния. Понять, что таинство Покаяния нам помогает, и что путем своего личного исповедания грехов через священнослужителя, мы получаем отпущение грехов и благодать Божию на делание добрых дел.

С о. Димитрием Юревичем -СПбДА, МДА, докладчиком V богословской конференции о Таинствах- беседовала Наталья Смирнова

http://www.pravmir.ru/article_2447.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru