Русская линия
Русская неделя Алексей Осипов25.10.2007 

Можем ли мы помочь ближнему найти веру
Ответы на вопросы

— Что делать, если близкие не пришли к вере, а душа болит за них? Ждать по принципу свободы выбора или подсказывать и подталкивать?

— В такой общей форме ответить довольно трудно, поскольку очень многое зависит от характера отношений с близким человеком, от его духовного состояния. С одним человеком можно разговаривать, он живо всем интересуется, спорит. Другой человек даже и слышать не хочет. О ком идет речь? В этом сложность ответа на такие вопросы. Но есть некоторые общие соображения. Вот, посмотрите на потрясающую идею Церкви как целостного организма. Нам открыто, что мы все не горох в мешке, где каждой горошине нет никакого дела до другой горошины. Оказывается, все мы — клетки в живом организме, связанные между собою: болит зуб — человек страдает. Приходит студент ко мне на лекцию, весь корчится от боли. Спрашиваю:

— Что такое?

— Зуб болит.

— А тебе-то какое дело? Ну и пусть он болит, а ты-то здесь при чем?

Студент почему-то недоволен. Любая клеточка наша соединена со всеми другими, и мы все соединены. Одних мы любим, других ненавидим, не понимая того, что мы в одном теле, и чем хуже мы что-то сделаем другому человеку не только делами, но и мыслями, тем больше мы повредим себе и всему организму. Если исходить из этой идеи, что все мы — один организм, отсюда вытекают два варианта действия в ответе на ваш вопрос. Первый вариант: если человек еще способен слушать, то нужно дать ему какие-то книги, интересные статьи, проводить беседы, познакомить с каким-то человеком, то есть постараться дать этому человеку то, что он способен воспринять в силу своего интеллектуального и морального состояния. Это способ самый естественный и очевидный. Но может быть ситуация гораздо сложнее. Недавно обратилась ко мне за советом одна мать, сын ее был религиозным человеком, но вот вернулся из армии другим, о вере даже слушать ничего не хочет. Работает, хорошо получает, пьет и гуляет. Что делать? Опять обращаюсь к идее Церкви. Все мы связаны, особенно мать с сыном, это клеточки очень близкие друг с другом, и состояние одной клетки сильно влияет на состояние другой. Посмотрите, как воспаляются близкие клеточки вокруг занозы. Что отсюда следует? Если уж близкий человек, за которого у меня душа болит, ничего не слушает, то единственный способ, которым я могу эффективно подействовать на него, заключается в том, чтобы я свою клеточку сделал максимальным здоровой и чистой, а значит, максимально способной к оздоровлению вокруг себя и других клеток. Великая мысль высказана у преподобного Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи». А то мы начинаем искать, кто бы нам что-нибудь сделал, а за себя никогда не беремся: «Что-то нужно делать с молодежью, но не с нами, что-то нужно делать с сыном, но не со мной. Это сын у меня плохой, а я-то хороший, лучший в мире». Эффективное средство — дать перед самим собой обещание хотя бы немного, но изо всей силы пожить по-христиански. Если бы эти люди — мать, отец, братья, сестры — сказали бы: «Давайте вот эту неделю проживем по-христиански, никого не осуждая, не обижая, не завидуя, не притворяясь, терпя недостатки друг друга, наложив на себя пост, в субботу исповедаемся, в воскресенье причастимся». Если бы близкие действительно оказались способными к такой любви (а любовь — это когда от себя что-то отнимаешь), если бы эти клеточки оживотворились, одухотворились, то это непременно бы подействовало на того, кто далек от веры. Мы — Церковь, от нас зависит состояние близких и дальних людей, вот где подвиг и духовное очищение. Вот где действительно обращение человека.

— Если из-за моей греховности брат сознательно отвергает Христа, как вести себя, как помочь брату, если слова не имеют силы?

— Нужно помогать не брату, а себе. Если вы сможете чем-то себе помочь, тем самым вы поможете и брату. Другого пути нет.

— Как быть человеку, когда он уже в секте или наркоман?

— Конечно, в этом состоянии ему трудно себя видеть. Но это состояние есть конечный результат долгого процесса. Он не случайно туда попал. Вы знаете, что испытывают эти бедные люди, в каких жутких условиях они находятся! Например, в Гвиане в 1978 году заставили покончить жизнь самоубийством 923 членов секты «Храм народа». Весь наш земной опыт не случайность, это опыт, который душа переживает, приобретая самое важное: не вкусив горького, не оценим сладкого. Мы не знаем, какими путями спасается человек. Разбойник на кресте рядом с Христом спасся в последние мгновенья своей жизни. Можем ли мы хоть об одном человеке сказать, что с ним происходит или произойдет? Вот меня часто спрашивают о католичестве и протестантизме. Я говорю: это ересь и заблуждение!

— Так значит, папа Римский погибнет?

— Ни об одном человеке не могу сказать, кто погибнет, а кто спасется.

— А вот этот трижды православный, значит, спасется?

— Не знаю. Я могу говорить о религиях, о мировоззрениях, но как только спросите о человеке — замолчал, пудовый замок на рту. Знаю только одно — Бог есть Любовь, и все Его промыслительные действия сводятся к тому, чтобы человек через познание зла этого мира стал способным к принятию Бога. Бог же показал, Кто Он есть, смирился до Креста, Он — абсолютное смирение и абсолютная любовь. Поэтому написано в Апокалипсисе: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Отк. 3, 20). Вот в чем дело: мы Бога можем принять или не принять, это от нас зависит. Господь предвидел, что грехопадение человека нужно для того, чтобы мы могли увидеть, кто мы есть без Бога, и захотели стать чадами Божииими. Увидеть то зло, то страдание, которое мы претерпеваем, когда нам не нужен Бог. Эти перипетии нашей жизни, то, что мы видим и переживаем, являются драгоценнейшим опытом, благодаря которому мы сможем принять Бога: «Да, Господи, Ты — мое благо, Ты — моя жизнь, Ты — мое бытие». И у каждого свой путь к этому.

— Как можно молиться за моего родственника-баптиста?

— Молиться от всей души.

— Мой брат увлекся буддизмом, я молюсь о нем. Есть ли такое слово, каким можно вразумить таких бедных людей?

— На такой вопрос ответить невозможно. Здесь нужно знать, насколько он далеко туда зашел. Если он находится на стадии искреннего убеждения, основанного на определенных аргументах, с ним, конечно, можно говорить. И разговор может быть не бесплодным. Но, к сожалению, восточные религии обладают сильным наркотическим духом. А наркомана трудно привести в нормальное состояние. Нужно почитать в положительном смысле критическую литературу о буддизме.

© Расшифровка лекций А.И. Осипова КЦ «Русская неделя»

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru