Русская линия
Православие и МирПротоиерей Александр Ильяшенко15.10.2007 

Вырваться из замкнутого круга

Человек обижен. В его в голове сидит мысль, что его обидели жестоко и несправедливо. Мол, я же так хорошо к этому обидчику относился и ничего такого обидчику не сделал, чтобы с ним так несправедливо поступили и посмели такое сказать! Да как же так! да почему! И человек не находит ответа, и никак не может успокоиться.

Человека начинает циклить. Ты силишься что-то кому-то доказать. И ничего не получается. Стараешься изо всех сил, сейчас, кажется, поймаешь. Но опять срываешься, потому что доказать ничего нельзя. И опять начинаешь.

На этот цикл лукавый человека толкает раз за разом. Человек тратит колоссальные душевные силы: вроде бы — сидит, ничего не делает, а силы просто уходят в песок, и ему самому тяжко. Он хочет от этого избавиться, и пытается вновь и вновь разобраться: что же произошло, почему. И опять. Эта холодная логика, которая оставляет человека при себе.

Лукавому именно это и нужно. Ему нужно, чтобы человек не каялся, а так мыслил, повторяя и напряженно обдумывая одни и те же мысли, прокручивая в голове одну ситуацию, переживая о произошедших событиях, и вновь и вновь возвращался к конфликту. Задача лукавого — загнать человека в бесперспективный, безнадежный и бесконечно изнурительный мысленный круг и довести человека до полного изнеможения: и физического, и нравственного. Опустошить его внутренние силы!

Можно нарисовать такую наглядную картину. Представьте себе, что человек находится в большом-большом зале. В дальнем конце его открыта обыкновенных размеров дверь. Этому человеку, неважно по какой причине, нужно опрометью из зала выбежать. И вот он бежит к открытой двери во весь опор, во весь дух. А теперь представьте себе, что кто-то коварный, беспощадный и невидимый хочет этого человека остановить. Бросаться ему на перерез — неинтересно — можно и самому упасть. Что он сделает?

Он станет тихонечко — тем более что он незримый — в двух шагах от двери. Человек подбегает радостный и счастливый — вот она цель, сейчас вылечу. А лукавый толкнет в плечо легонечко совсем, и он на полном скаку размажется по стенке, причем это не кто-то тебя размажет, а ты сам. И больно, и страшно. И опять попытаешься, и опять тоже самое. А почему так происходит? Потому что, вместо того, чтобы понять, что мы выбраться отсюда не можем, пытаемся сами.

«Изведи из темницы душу мою»

А ведь это просто: попал в западню, — проси: Господи, выведи меня отсюда. И великий пророк, царь и псалмопевец Давид попадал в подобную западню. Только в отличие от нас, без всякой рефлексии он, прямо обращался к Богу: «Изведи из темницы душу мою». Необходимо читать Псалтырь — настолько она всеобъемлющая, настолько тонко она проникает в сокровенные глубины человеческого духа. У древнееврейского царя Давида, который жил три тысячи лет назад в Палестине, совершенно иная психология, совершенно иной климат, другая культура, язык — все другое. А душа в такой же темнице, как у нас. Только он совершенно спокойно ставит диагноз — моя душа в темнице, сам я отсюда не выберусь — и обращается к Господу.

Конечно, нужно все свои силы приложить, чтобы выбраться из этой темницы. И если ты с молитвой на Бога полагаешься, то добежишь до этой двери: лукавый тебя толкнет, а Господь тебя с другой стороны поддержит. И если нужно, и стеночку отодвинет: Господь Всемогущий. Лукавый — могущественный, но далеко не всемогущий, а Всемогущий один Господь. Господь желает твоего спасения, желает, чтобы ты из этой темницы выбрался, но сам ты-то не можешь. Тогда хватит дурака валять. Твой разум должен тебе сказать: да, я оказался в темнице. Всегда так было, ничего нового в этом нет — люди попадали в подобную темницу, лукавый туда загонял. Попал — проси Господа вывести оттуда.

Чтобы по-настоящему молиться, чтобы почувствовать, куда Господь тебя ведет, надо помнить — «блаженны чистые сердцем». У тебя на душе грехи — вот и кайся. Вот куда нужно вкладывать все свои силы, а не биться головой об эту мысленную стенку. Ну что с того, что ты пробьешь лбом стенку — что ты будешь делать в соседней камере? А лукавому только и нужно человека обессилеть и глубже и глубже запутывать.

Ты в темнице не потому, что тебя обидели, а потому, что ты грешный. Был бы ты смиренным, то и не попал бы ты сюда. Спокойно бы воспринял обиду и с молитвой бы перенес ее. Еще бы за обидчика помолился, чтобы Господь его спас и избавил его от его собственных заморочек. Вместо этого ты осуждаешь, ты и растекаешься слезной лужей, себя жалеешь, но не каешься.

Избавление от страстей

-Получается, что Господь позволяет человеку впасть в такую ситуацию, потому что Он уже видел в человеке такие склонности, и Он помогает ему избавиться…

Господь и попускает искушения, чтобы, преодолевая их, мы духовно возрастали. А мы начинаем хныкать: ах, я бедный, да как же это Господь допустил, чтобы я так переживал. Он что же не знает, что я такой бедненький и слабенький, да как же так. Грешить легко, а преодолевать грехи трудно, это надо понимать, а не роптать на Бога.

Никто разума у человека не отнимает, и значение разума никак не может перечеркнуть. Напротив, для этого и нужно мужественное понимание: все получаешь по своим грехам. Осознал — теперь давай, работай. Тогда ты прорвешься с Божьей помощью. А если нет, значит, тебе будет очень плохо. Но тебе будет плохо не потому, что тебя кто-то обидел, а потому, что ты грешный. Тут и жаловаться не на кого.

Да и лукавого вспоминать нечего: слишком много чести. Летом или весной в лесу много комаров. Будет ли тебя комар кусать? Будет. Ты хочешь, чтобы тебя комар кусал? Нет, не хочешь. Ты можешь даже очень сильно не хотеть, чтобы он тебя кусал. Можешь напрячь все свои внутренние силы, но комару плевать, он тебя все равно укусит. Так и лукавый. Для него абсолютно все равно, чего ты хочешь, чего не хочешь: ты не существуешь для него как личность. Он знает только то, что хочет сам, и будет тебя загонять в эти ловушки.

Если научишься с Божьей помощью из них выходить, то будешь только возрастать духовно. И будешь Бога благодарить: Слава Тебе, Господи, «благо мне, яко смирил мя еси Господи». Я бы еще тренировался и еще, я лукавого не боюсь, потому что Ты со мною, Господи.

Все страсти можно подчинить духу


-А что можно посоветовать такому человеку? Например, человек очень эмоциональный знает о том, что у него сердце превосходит над разумом. И если решения принимать посредством эмоции, все выплеснется и будет еще хуже.

Каждый человек неповторим, но все мы люди, и у нас очень много общего. Человек должен знать свои слабые и сильные стороны. Если он знает, что он повышенно эмоционален и какие-то происшествия могут вызвать его эмоциональный взрыв, то он должен постоянно напряженно молить Господа, чтобы Господь даровал ему, его духовному началу власть над его эмоциональной сферой.

Апостол Павел говорит, что есть в человек дух, душа и тело. Человеческое существо трехсоставное. Господь сотворил человека и вдохнул в него Дух Жизни. Этот Дух в человеке присутствует, в отличие от любых других живых существ. Душевная жизнь у животных есть, физическая и телесная, а вот духовной — нет, нет того, что делает человека Богоподобным. Человек по образу и подобию Божьему создан, имеет такое высокое достоинство, восходящее к самому Богу, — вот это Господь в каждого из нас вдохнул. Это духовное мы и должны поставить на самое высокое место.

Когда человек этого достигает, тогда человеческая природа приходит в необыкновенную гармонию, и в человеке раскрывается его Богоподобие. Такая задача стоит перед каждым, чтобы в себе развить это. И над всем должен главенствовать дух — даже если ты тысячу раз эмоциональный. Надо еще поискать такого эмоционального человека, как Мария Египетская, обладавшей неукротимым темпераментом как в грехе, так и в добродетели. Но она смогла себя укротить покаянием. Она развила свою духовную составляющую так — прямо до небес доставала. Она покорила духовному в себе — лучшему в себе, глубокому, серьезному и прекрасному — и эмоциональную и физическую сторону. И выросла в необыкновенную духовную высоту, оставаясь все той же Марией Египетской, только в отличие от себя в молодости она стала Святой.

Для духовного развития нет ограничения. Каждому из нас нужно духовную составляющую растить, питать духовной пищей. И Церковь предлагает человеку Таинства, молитву, покаяние. Необходимо просить у Господа показать пути Свои, как царь Давид просил: «Скажи мне, Господи, путь, в онь же пойду, яко к тебе взях душу мою», — потому что я Тебе вручил свою душу. Вот как Мария Египетская вручила свою душу совершенно без остатка, полностью. Чем можно было питаться в пустыне? Ничем. А Господь напитал Марию Египетскую не только духовно, но и телесно.

Значит, уповай на Господа, и Он устроит всю твою жизнь. И это как раз самое трудное. Если ты это осознаешь и направишь свою эмоциональность на покаяние, на молитву, тогда сможешь использовать свои сильные стороны и подчинить свою эмоциональную сферу высшему в себе. Чтобы она способствовала не развитию греховности, а наоборот, ко спасению и духовному возрастанию.

— Батюшка, у Вас прозвучала мысль о пагубности холодной логики. Значит ли это, что рациональное осмысление — неправильно?

— Значение разума невозможно отрицать. Наука как раз движется благодаря достижениям человеческого разума. Но и на то, чтобы принимать решения в научной сфере, нужно очень большое мужество. И вера нужна, потому что ты берешься за дело, которого еще не было, и не известно, что в конце этого получится. Нужно мужество, чтобы отважиться на такое большое дело, и нужна вера в то, что твои усилия принесут плоды. Но значение разума нельзя преувеличивать.

Есть слова Священного Писания, где Спаситель говорит: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всей душою, всем помышлением твоим, всей крепостью твоей». Здесь разум ставится на третье место, а не на первое. И это очень важно. Причем значение разума никто не отрицает — это особый дар человеку, но нельзя его преувеличивать. Если вместо третьего места занимает первое, — происходят очень тяжелые ошибки, потому что разум — очень точный, мощный, почти что универсальный инструмент и… ограниченный. Ограниченность его не в логической, рациональной, а в нравственной сфере. И развитость разума зависит от нравственного уровня человека.

Далеко не все можно рационально объяснить и определить. И это очевидно. Если, к примеру, спросить любящих супругов: за что они любят друг друга, вряд ли Вы получите ответ. Это просто факт — я люблю. Можно попробовать сказать: за то, и за это, и за другое. Но все равно это будет каким-то приближением, ведь любовь — это некое интегральное состояние, которое полностью охватывает всего человека. А вот если спросить: за что ты человека не любишь, он тебе выдаст такой список! Когда ты не любишь, ты понятие о человеке дробишь и можешь по каждой незначительной детали высказаться и свое негативное суждение вынести. И если данного человека ты осуждаешь, то список получается очень большим. И когда к рассуждениям примешивается грех, то самую искусную логику он делает бесплодной.

Вот в каком смысле, и ни в каком другом. Это не значит, что нельзя рассуждать, когда ты принимаешь ответственное решение. Нельзя отказываться от логических рассуждений, занимаясь, в особенности, точными науками. Да и в гуманитарных без логики делать нечего. Здесь речь идет о духовной сфере, о стремлении к полноте Божественной Жизни. Если человек делает нравственное усилие, духовно возрастает, тогда вместе с ним растет и способность его разума различать добро и зло. Человек высоко духовный умеет отличать такие тончайшие движения души (и свои, и чужие), которые простой человек не замечает.

Духовное усилие

Прощение

-Что значит «принимать нравственные усилия»? Прощать?

Так вот, если ты умеешь прощать — хорошо. А поди — попробуй, прости, если тебя обидели. Это ведь только легко сказать. А как простить и смириться, если душа болит, если она ранена. Это все равно, что сказать больному — будь здоров. Чтобы достигнуть результата, нужна целая система духовных усилий, которые необходимо прикладывать постоянно. Иными словами можно сказать: от нас покаянное усилие, усердие и постоянство, от нас молитва и стремление преодолеть свою духовную слабость, а результат от Господа. Когда Господь увидит, что ты действительно искренне хочешь того, о чем просишь.

Ведь мы очень часто просим неискренне. Я чего-то хочу, но на самом деле не очень хочу. Если бы люди, любящие выпить, молились и просили искренне, то Господь избавил бы их от этой зависимости. Человек молится — да не так, что-то делает, да не так. Потому что в глубине души все-таки сидит какая-то черточка, желание оставить все как есть. Бог не может совершать насилие над человеком. Если человек действительно хочет, тогда Он поможет ему. Если же человек просит о чем-то неискренне, то его что, придется в бараний рог скрутить? Господь так не может, Он к людям так не относится. Это мы насильники, а Господь — нет, Он терпеливо ждет, когда человек поймет, что он действительно просит неискренне. И для этого может поставить человека в какие-то условия, чтобы ему самому стало очевидным, что он неискренний.

Один подвижник XX века старец Таврион сказал: вот ты просишь, чтобы Господь научил молиться так, как не умеешь, а Он не дает. Это все чепуха — просто ты не хочешь того, о чем просишь. Ведает Господь желание сердца твоего прежде твоего прошения. Значит, не желает твое сердце того, о чем просишь. Если хочешь примириться, действительно прости от всей души, тогда сможешь и обидчика принять, когда он придет прощения просить.

Есть у Н. В. Гоголя очень смешной рассказ на эту тему — «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Гоголь — духовный человек, и духовные корни человеческих недостатков очень тонко чувствовал, и гениально описал их в своем произведении. Если герои рассказа действительно хотели бы друг друга простить, то простили бы. А тут какое-то слово «гусак» вырвалось, и уже все! Просто это такая глубокая неискренность, гордость. Там много чего наверчено, при всех внешних спокойных и добродушных казалось бы проявлениях. Гоголь ведь и начинает с того, что хвалит бекешу Иван Иваныча, потому что нет в нем самом ничего по-настоящему хорошего. Так вот и мы такие: нос сами перед собой задираем, так что достать порой не можем, и оказываемся заверченными в бесовскую игру. А лукавый просто мастерский психолог, пользующийся любой нашей промашкой и слабостью.

Греховный завал

Часто говорят, что усердно молятся, а Господь не слышит, и все остается по-прежнему. Но это не потому, что Господь не слышит, а потому что много завалов, годами образовавшихся в душе какого-то гниющего мусора. У Царя Давида есть такие слова: «Приступит человек, и сердце глубоко», то есть человеческое сердце можно уподобить бездонному колодцу, который завален всяким хламом. Чтобы добраться до живоносной воды, которая течет в колодце, нужно все эти завалы разгрести.

Греховные завалы — это навыки, страсти, грехи нераскаянные. Завалили, теперь нужно их выгребать. Это очень трудная и даже не очень приятная работа. Нужно особое мужество, чтобы взглянуть в глаза своим грехам так, как они есть под очами Божьими, а не так, как нам кажется: мол, все так делают, это же не я, меня спровоцировали, я ведь не нарочно. Господь все смягчающие обстоятельства знает, ведает их и принимает во внимание. Но что нам за Господа думать. Господь знает и учтет все твои обстоятельства, воспитание, развитие, когда ты встал на путь духовной жизни. И все, что можно, все в твою пользу истолкует.

Иерей Александр Ильяшенко, беседовала Надежда Антонова

http://www.pravmir.ru/article_2367.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru