Русская линия
Православие и МирПротоиерей Владимир Шафоростов04.09.2007 

Если зерно умрет, то принесет много плода, а если не умрет, то останется одно
Интервью с протоиреем Владимиром Шафоростовым, настоятелем Знаменской церкви г. Красногорска Московской области, директором Свято-Георгиевской гимназии г. Красногорска, Секретарем Епархиального отдела по реставрации и строительству

Отец Владимир, расскажите про Ваш путь к вере.

Обрел я Христа по милости Божией, видимо кто-то за меня молился.

Я был обычным советским человеком, очень активным. Если я чем-то начинал заниматься, то посвящал этому все свободное время. Занимался я и спортом и музыкой, любил живопись, коллекционировал альбомы по искусству. Было много увлечений, но меня всегда интересовал вопрос — ради чего я живу. Я смотрел на звездное небо и понимал, вот крутится земной шарик, вот я по нему хожу, а дальше что — могилка? Я стал искать духовные пути, и Бог меня направил через мое увлечение искусством. Я ходил по музеям и видел, что сюжеты многих картин мифологические, библейские, например, Рембрандт в Эрмитаже — «Авраам, убивающий своего сына». Я думал, что за Авраам, почему он убивает сына? Или картины «Возвращение блудного сына», «Святое семейство» и другие. Мне очень нравился Христос Леонардо да Винчи на фреске «Тайная вечеря». На ней очень хорошо изображена человеческая природа Христа на мой взгляд.

Я тогда учился в Москве на Пироговке в институте тонкой химии им. Ломоносова. И, будучи студентом, я однажды открыл Библию, и меня сразу заинтересовало. Я прочитал Евангелие и думаю, как здорово. Но это же настолько далеко от нашей жизни, какое то небо на земле, но его же нет. Если так жить, то тебя просто растопчут. Христос говорит «Я Вас посылаю как агнцев среди волков», а по народной поговорке говорится «С волками жить по-волчьи выть». Вот народ так и живет. Тех, кто исполняет заповеди — единицы. Мне казалось, что по христиански жить в этом мире и невыгодно, и невозможно и вообще бессмысленно. Так я думал пока не обрел веру. А тогда, видя, что Евангелие не исполнимо, я стал искать в библии, что же исполнимо. И нашел царя Соломона — Екклесиаст. Все суета сует и томление духа. Это тогда было ближе.

Еще мне помог прийти к Богу Достоевский. Впервые я пришел в храм, прочитав «Братьев Карамазовых». Меня очень тронул эпиграф к этой книге — слова из Евангелия о том, что если пшеничное зерно умрет, то принесет много плода, а если не умрет, то останется одно. И как-то я решил посмотреть, чем в церкви занимаются.

Путь мой был долгим, церковь я обрел в 30 лет, это было в 1990 году.

Вспоминаю, что в тот период я не мог понять «Троицу» Рублева. Стоял в Третьяковке и думал, что в ней нашли. Я не видел в ней шедевра. И вот когда я начал молиться, после первого великого поста я понял «Троицу». Я был так рад. Я понял, что это икона икон, это шедевр. Рублеву Бог дал, как святому иконописцу, выразить нечто божественное. Единство будущей любви святой троицы. На других картинах все персонажи сами по себе, а здесь единство. И божественные лики, в которых полнота смирения, полнота любви. Рублеву конечно был дан дар Божий. Раньше у меня просо не было органа, который мог это понять, а тут он видимо как-то очистился молитвами, и душа смогла это принять.

Так я оживал, и однажды с помощью Николая чудотворца встретился с человеком — батюшкой, который привел меня к вере. Я стал алтарником, а потом в 1993 году в 33 года — священником. И Бог мне дал полноту жизни в церкви. Вот уже давно я живу без выходных и сам удивляюсь, когда мне это уже надоест. Мне пока все в радость и Бог все дает.

Без Христа я не вижу возможности решать свои проблемы, без него мне жить бессмысленно. Если Богу угодно, чтобы меня застрелили, то пусть стреляют; если Богу угодно, чтобы я служил детям и людям, я буду служить детям и людям. Моя жизнь разделена на два периода, до Христа и после Христа, как Ветхий и Новый завет.

Отец Владимир, расскажите, пожалуйста, Вашу точку зрения на такой всегда актуальный вопрос о соотношении смирения и отстаивания своей правоты. Как все-таки правильно поступить: защищать себя или подставлять вторую щеку?

Общее святоотеческое правило, что надо со злом бороться, а грешника миловать. Если человек смиряется, то, безусловно, что Бог такому человеку будет помогать. Смирение не означает выбросить себя на помойку, вроде как я ничего не значу. Смирение это примиренность человека прежде всего с Богом и ближним. То есть человек имеет в сердце мир, а не эмоции, то проблему можно решить. Вспомним фильм «Чучело». Когда девочку школьники несправедливо обижали, что сделал ее дедушка, который всю жизнь собирал прекрасную коллекцию картин. Дедушка смирился, отдал картины городу и уехал. Не стал отдавать внучку на съедение. В результате обидчики осознали свою неправоту. Всегда с мирным сердцем можно решить проблему. Думаю, что ударить человека хотя бы и в ответ — ни к чему хорошему не приведет. Божьей помощи точно не будет. И сказать, что люди относятся к этому разумно по христиански — это крайне маловероятно. Когда люди видят, что тебе больно, и ты, укоряя себя за грехи понимаешь что получил за них эту скорбь, будучи готов потерпеть с молитвой о всех тех, кто оказался участником этой истории, то можно найти какой то компромисс. А эмоции что? Эмоция на эмоцию и получается, что проблемы растут как снежный ком, и ничего не решишь. Мне кажется что смирение, прежде всего, помогает отделить зло от грешника и со злом бороться, в том числе и по закону, а за грешника молиться. У меня были случаи, когда мне причиняли боль и по справедливости и мне говорили, что надо поступить и жестко и строго. Но когда я как мог смирялся, слушался своего духовного отца, который мне однажды сказал выражение на уровне святоотеческого: «Кто смирится тот и прав…перед Богом». И когда я в прощеное воскресенье я просил прощение у человека, который с мирской точки зрения был не прав, то Бог мне помогал. Помните фразу, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. И по благодати ситуация начинает меняться. Смирение не будет оставлено Богом. И это важнее чем выиграть. Ведь православие и христианство вообще очень невыгодно. Но мне Бог открыл, что это неважно.

Среди людей неверующих или иноверцев есть много людей высоконравственных. В тоже время среди православных есть люди, которые в своих нравственных качествах не на высоте. При этом есть такой постулат, что просто хорошие люди не спасутся. Спасение только во Христе. Как это все связать?

Милосердие Божие настолько безгранично, что решать за Бога что-то не стоит. Совершенно очевидно, что православие дает самый глубокий благодатный путь ко Христу. Но неправильно когда православный грешник, который сегодня молился в храме, а завтра напился и избил жену, осуждает подвижника католика, который и бездомным помогает и прочее, только из-за того, что Папа римский возгордился и сделал ошибки. Сказано не суди и не судим будешь. Только Бог ведает, кто спасется. Каждый должен делать в рамках того, что ему Бог дал. Максимально послужить Богу и ближнему. Что кому Бог даст это нам неизвестно, так же как и время второго пришествия. Главное для православного не осуждать никого и жить по вере так, чтобы собой являть пример для подражания. Так жить не можешь — молчи, значит ты еще не православный. Назваться груздем легко, а вот полезть в кузов это уже чуть сложнее.

С протоиереем Владимиром Шафоростовым беседовала Наталья Смирнова

http://www.pravmir.ru/article_2270.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru