Русская линия
Православие и МирПротоиерей Алексий Уминский30.08.2007 

Белая ворона. Верующий ребенок в светской школе

Одно из самых модных словосочетаний сегодня — это уверенность в себе. Отовсюду нас убеждают, что без нее невозможно прожить в современном мире. Особенно сложно приходится верующим детям, подросткам, которые учатся в светских школах. Отношения между одноклассниками обостряются, выделяется группа крутых лидеров, которые начинают насмехаться над верующим, он становится «белой вороной». Как еще не установившейся личности найти себя, вера — это слабость или сила — об этом рассказывает отец Алексий Уминский, настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах, духовник Свято-Владимировского учебного центра.

-Что такое уверенность в себе с православной точки зрения?

— Я думаю, быть уверенным в себе — это хорошее чувство. Вопрос только в том, на чем оно основано. Часто уверенность в себе воспринимается так: быть независимым от чужого мнения, внешних обстоятельств, — для подростков это выражается словом «крутой», — сильно оградиться от окружающего мира. И собственно чувство неуверенности часто остается, но маскируется под внешней грубостью, эпатажной одеждой, не совсем адекватными выходками. Бывает, что детская неуверенность не уходит и, когда человек становится взрослым, он скрывает ее под тщеславием и желанием возвысить свой собственный статус за счет других, придумывает себе всевозможные маски, роли, в которые может проиграть всю свою жизнь, до самой смерти, но ни в коем случае не признаваться себе в том, кто он на самом деле.

— А на чем основана христианская уверенность в себе?

— На смирении. Она начинается с того, что человек совершает некий подвиг, мужественный поступок: он не боится признаться самому себе и Богу на исповеди, кто он есть на самом деле. И в тот момент, когда человек становится способным осознать себя в своей недостаточности, греховности — к нему приходит чувство, что раз он такой, бояться больше нечего, хуже быть не может (улыбается).

И в этот момент начинается его движение к Богу. Человек получает уверенность, что и в таком состоянии Бог его не оставит. Он больше не боится жить, он знает, что Бог пришел спасать не праведников, но грешников. и это дает ему возможность любить людей, быть способным простить, потерпеть, безбоязненно переносить испытания, обиды. Когда человек знает свои недостатки, ему не так важно, что их замечают и другие. Еще он становится способным на очень важную вещь — не завидовать другим людям, имеющим достоинства, которых у него самого нет, не стараться оскорбить их, подтопить и тем самым возвысить себя — а уметь восхищаться чужой красотой, умом, добродетелью.

— Это очень трудный путь, когда ты пытаешься быть, а не казаться.

— Да, а проверить себя можно так: если ты стараешься выглядеть умным, то можешь себе сразу признаться — ты не умный. По-настоящему умный человек никогда не будет строить из себя умного. По-настоящему красивый человек не будет выпячиваться перед другими, что он красив. Если человек сильный, ему необязательно всем это показывать, достаточно того, что это в нем есть.

— Что тогда такое комплексы? Это отрицательная вещь?

— Я считаю, что комплексом как раз и является это желание казаться. Это безо всякого сомнения отрицательная вещь, показывающая в человеке его уязвленное самолюбие, нежелание смириться с тем, что ему послал Господь. Эти комплексы вызывают в человеке и озлобление, и зависть, и депрессивное состояние. Это, конечно, психологическая проблема, которая может решаться и родителями, и педагогами, и духовником.

— Что вы можете посоветовать подростку, терпящему за свою веру насмешки, издевательства в школе?

— Если человек естественным образом выбирает для себя тот или иной путь, то он должен быть готов пройти по этому пути до конца. И нет ничего удивительного в том, что он не встречает на этом пути взаимопонимания, ведь у каждого свои интересы. Это вопрос проверки своего характера, насколько человек силен, способен выдержать унижение. Либо человек идет на поводу у мнения толпы, либо для него собственная позиция является ценностью, и он готов ее отстаивать.

Такая ситуация может случиться не только с подростком в школе, но и со взрослым, уже зрелым человеком в любом коллективе, когда он не принимает тех законов, по которым живет это общество. Тогда он должен быть готов за себя духовно постоять и в этом смысле немного потерпеть.

Вообще, верующие подростки, которые учатся в светских школах — это во многом мученики. Настоящие современные мученики, потому что они сознательно живут по-христиански в среде, которая так агрессивна к вере, как никогда.

Были времена, когда верующие дети страдали от того, что их силой принимали в пионеры, комсомольцы, многие шли против своей совести, потому что были поставлены в такие условия. Учителя давили на родителей, детям запрещалось носить в школе крестик, были даже издевательства. Но тем не менее не было такого страшного состояния агрессии, которое сейчас испытывают дети в школах не просто со стороны антирелигиозного давления, а со стороны давления греха, самих искаженных отношений между людьми.

— Они чувствуют себя тем самым «слабым звеном».

— Совершенно верно. Поэтому христианина, оказавшегося в современной школе, можно уподобить мученику и исповеднику. Он, несмотря ни на что живет и поступает по-христиански, не идет на поводу у компаний, не стесняется выражать своего отношения к греховным явлениям, а с другой стороны учится не озлобляться, а молиться за своих товарищей и врагов. Я думаю, из современного исповедничества Христа это наиболее сложный, тяжелый путь. Если раньше взрослые были носителями креста, то теперь он лег на плечи наших детей.

— Вы считаете, что учеба в православной школе может быть выходом?

— Существование православных гимназий, которые дают детям возможность избежать многих проблемных ситуаций на почве веры, чаще говорит не в пользу этих гимназий. Так как дети часто оказываются тепло-хладными и равнодушными к вере, к Церкви. Они не способны ни исповедовать, ни защитить свою веру. Они растут, можно сказать, в тепличных условиях, среди единомышленников. Но потом они заканчивают гимназию и начинают стесняться своей веры, скрывать ее. И постепенно уходят в окружающий мир, совершенно в нем растворяясь. Это проблема православных гимназий и этих тепличных условий. Поэтому подвиг несения креста у верующих детей в светских школах, даже если им иногда приходится идти на поводу у компании, не быть такими «чистенькими и гладенькими», как дети православных гимназий, я думаю, покрывает очень многие их личные и поведенческие недостатки.

— Смолчать и стерпеть — это сила или слабость?

— Это может быть и тем, и другим в состоянии разных людей. Не отвечать на удар и подставлять другую щеку — за этим может скрываться и трусость, и мужество. Здесь то же самое. Поэтому детей, находящихся в таких условиях, мы, родители, должны приучать прежде всего не бояться. Если ребенок немного трусит, скрывает свою веру, если ему легче не ответить ударом на удар — его лучше научить проявлять мужество, не пасовать, не быть униженным. Ведь когда человека унижают, в нем оскорбляют образ Божий, его христианское достоинство. И если он умеет себя защитить — это очень хорошо. Потому что бывает так, что ребенок молчит по трусости, ненавидит своих обидчиков, а оправдывает себя тем, что поступает по смирению. Но когда человек достаточно духовно зрел, имеет в себе мужество не ответить на удар, а пытается действовать по Евангелию, способен молиться за тех, кто его обижает, это высокий христианский подвиг. Об этом ребенке можно говорить с восхищением. Это часто недоступно взрослым верующим с большим опытом веры.

— И бывает, что в такое сложное время подростка предают друзья, переходя
на сторону обидчиков. Как найти в себе силы простить?

— Тут трудно давать советы, всякий совет в этом случае будет неправомерным и надуманным. От предательства не застрахован никто. Есть такие вещи, которые необходимо просто пережить, испытать, перестрадать. И когда в жизни человека случаются беды, предательства, он должен быть к этому готов. Наша жизнь — не медовый пирог, полный только хороших сюрпризов. Здесь скорее требуется не совет, а утешение, поддержка со стороны оставшихся друзей, родителей, духовника, хотя и это не всегда поможет человеку. А тем более говорить: «Помолитесь за них» — в такие моменты далеко не всегда человеку дается искренняя молитва. Какие-то вещи лечит только время, они надолго остаются раной в сердце. Но это потом дает человеку возможность тоньше чувствовать людей, иметь снисхождение к их слабостям, серьезнее относится к выбору собственных друзей. И понимать, что дружба — это не когда тебе приятно находиться рядом с человеком, а когда вы останетесь вместе и в самые тяжелые моменты.

И надо очень хорошо проанализировать себя: всегда ли ты так дружишь, как хочешь, чтоб дружили с тобой? А всегда ли ты можешь пойти с другом до конца в тяжелых обстоятельствах и поддержать его, поделиться с ним своим сердцем? Или ты просто ждешь, чтобы это все давали тебе, ничего не давая взамен, а когда случается беда, огорчаешься: «Как же так? Ведь ты был моим лучшим другом?». Если ты на самом деле отдавал ему самое лучшее, это не может остаться без плода. Может быть, этот человек еще вернется.

Знаете, обиды посылаются человеку для того, чтобы он научился их прощать. Для начала хотя бы на самом маленьком уровне. Да, это ужасно тяжело, но другого пути в жизни христианина нет. И мне кажется, несмотря ни на что, христианин должен оставаться открытым, «любовь всему верит, все покрывает». Поэтому христиане — это те, которые больше всех остальных терпят боль, они более доверчивы, они иначе смотрят на мир. Для них человек — это тот, которого можно пустить в свое сердце. И это чувство не должно ослабеть в нас.

— Как можно вообще найти подход к этим людям, своим врагам? Притворяться такими же крутыми, как они, не хочется, а идти к ним с открытым сердцем — весьма сомнительная идея.

— Не знаю, нужно ли ставить эти эксперименты и пытаться узнать, каковы эти люди под маской. Если человек естественным образом встречается в твоей жизни, и вас что-то сближает, ты чувствуешь с ним родство душ — это одно. А когда ты пытаешься из интереса войти на его территорию и говорить на его языке, то либо ты получишь от него по самому больному месту, так как будешь слишком открыт, либо начнешь ему подражать, подпевать. Есть люди, которые способны раскрыться тебе навстречу и понять тебя, а есть неспособные к этому. Конечно, надо быть открытым для всех людей, но специально вести себя так: «Вот я сейчас открою тебе свой мир, чтобы ты открыл себя в ответ» — это достаточно опасная наивность. Даже если вы находитесь в одном коллективе, можно сохранять определенную дистанцию.

— Какая самая распространенная проблема, с которой к вам обращаются подростки?

— Проблема непонимания в семье. Подростки жалуются на то, что родители перестали их понимать, не слышат их собственной детской боли, относятся к ним формально и слишком командуют. Ребенок в этом возрасте часто ищет в родителе не просто родителя, но еще и друга, собеседника. И когда он этого не находит, это становится его внутренней проблемой. В этом случае священник, если он хорошо знает эту семью, может попробовать разобрать с ребенком проблемную ситуацию, поменяв его ролями с родителями. Иногда это срабатывает. А чаще нужно просто утешить ребенка, дать ему то, что недодали родители, ответить на те вопросы, на которые они не отвечают, а какой-то мере стать ему родителем. Тогда ребенок уходит успокоенным, и не осуждает родителей.

Протоиерей Алексий Уминский, беседовала Елена Меркулова

http://www.pravmir.ru/article_2257.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru