Русская линия
Православие и Мир Терезия Хайнталер11.08.2007 

Если лишить Россию теологического образования, то интеллектуальная элита будет стремиться за пределы страны

Теология — специальность со сложным названием, о которой так много спорят. Возможность защищать диссертации по теологии и получать диплом государственного образца стала одним из пунктов протеста в письме 10 академиков Президенту. Может ли преподаваться богословие в вузе? Можно ли вынести в отдельную специальность то, что долгое время относили к философии и религиоведению? Профессора западных вузов считают, что отказ от теологии — это тупиковый путь. Об опыте теологических факультетов Германии в интервью пресс-службе Свято-Тихоновского Богословского Университета рссказала профессор Университета св. Георга во Франкфурте-на-Майне Терезия Хайнталер

— Расскажите, пожалуйста, о структуре теологического образования в Германии? Какие существуют образовательные программы?

Обычно, в большинстве университетов существуют теологические факультеты: католические, протестантские и т. п. Они являются частью стандартного общего университетского образования. Поэтому в Германии вертикаль теологического образования включает диплом и аспирантуру. Теперь они находятся в процессе перестройки по традиционной модели бакалавратура — магистратура. Возможно, для нас немного трудно перестроиться и привыкнуть к новой структуре. На мой взгляд, на «полноценном» теологическом факультете должна быть аспирантура. Немного по-другому обстоят дела, если речь идет о теологическом образовании, которое дает право преподавания религии, к примеру, в средней школе.

— Где учат на будущих преподавателей религиозного вероучения в школах? В тех же университетах?

В университетах это также возможно получить право преподавать теологию после того, как вы пройдете дополнительные курсы. Но обычно в университетах вы должны учить теологию. И необходимо выполнять требования соответствующей программы. Вместе с каким-либо другим предметом, вы можете преподавать в школе. Но если вы являетесь «полноценным» студентом теологического факультета, это по-другому. Есть обычные богословские факультеты, где вы получаете диплом и потом учитесь в аспирантуре.

— Это государственные дипломы?

— Да.

— Пять лет обучения, а потом аспирантура?

Так было раньше. Теперь мы переходим к системе бакалавр — магистр. Но до сих пор по программе студенты теологических факультетов учатся пять лет и получают диплом. Для того, чтобы поступить в аспирантуры, вы должны иметь диплом или документ, соответствующий диплому. Здесь вы учитесь какие-то время, в продолжение которого должны написать диссертацию и сдать экзамены. Так происходит в обычных государственных университетах на «полных» факультетах.

— Могут ли поступить в аспирантуру богословского факультета студенты, закончившие факультеты истории, религиоведения, филологии и др.

— При поступлении требуется сдать экзамен по теологии.

— А диплом может быть в другой сфере, при том, что человек сдает экзамены?

Нет, основное требование — иметь диплом богослова. Это, конечно, зависит от университета. Может быть где-то оговаривается, что в случае если студент пришел с другим дипломом, он должен сдавать дополнительные экзамены.

— Как вы сказали, существуют протестантские, католические и др. теологические факультеты. Как удается организовать отношения между влиятельными традиционными вероисповеданиями?

Существуют документы, регулирующие эти отношения. В Мюнхене действует католический теологический факультет. Я думаю, что на экзамене должен присутствовать священник и представители уважаемой конфессии.

— Таким образом, Церковь контролирует экзамены. Какими еще способами может осуществляться такой контроль?

Это не контроль в прямом смысле слова. Это, может быть, самое общее регулирование на основании соглашения между государством и Церковью. Кроме того, обычно профессора, учителя обычно, должны быть однажды одобрены Церковью.

— Утверждаются ли образовательные программы Церковью?

Конечно, это основная часть соглашения. Обычно, если появляется необходимость внести какие-либо изменения в программу, католики отправляют это на рассмотрение папе в Рим и оттуда приходит подтверждение. Протестантам также требуется одобрение специальных авторитетных лиц в церкви.

— Кто финансирует образовательные программы: государство или Церковь?

Я не могу сказать в общем, потому что в разных областях Германии бывает по-разному. Несколько университетов заключили соглашения. И это бывает по-разному в разных областях. Например, в Франфурте существует особый религиозный отдел, который управляет теологическим факультетом вместе со священством. Это специальное требование, в этом все дело. Программа докторской диссертации должна соблюдать основные правила, которые были составлены как Церковью в целом, так и ими самими в соответствии с требованиями государства. Некоторые из этих правил являются частью договора в составе соглашения. В этом соглашении оговаривается, должен ли это быть священник или кто-то другой, кто принимает это, составляет правила программы. Потом он должен передать их государству для подтверждения: соответствуют ли они общим академическим требованиям.

— Где ваши выпускники находят работу?

Если они священники, то единственным путем для него будет служение в церкви. Те, которые хотят работать на приходе и заниматься так называемой «пастырской деятельностью» епархии организовывают программы продолжающего обучения, дополнительного образования. Это целая программа и они пытаются войти в нее. Но они не всегда могут быть уверены в трудоустройстве по финансовым причинам каждой епархии. Некоторые из них включаются в пастырскую работу. Остальные часто получают дополнительное образование и специальность. Есть много возможностей, как совместить первое и второе образование. Они решают сами. Но насчет пастырской работы надо решить очень рано во время обучения, чтобы войти в образовательную программу особого диацеза.

— Они должны брать дополнительные курсы, изучать какие-то еще предметы?

На самом деле все не совсем так. Если они выбирают зарубежную епархию, они объединяются в группу и обучаются по специальной церковной программе сверх того. И также на каникулах они должны проходить практику, приобретать практический опыт. Но это особая программа, не академическая. У них есть священники и приходские служащие, они должны получить то же академическое образование.

— А те, кто выбирают RQ, кто собирается учить или остаться в науке, исследовательской работе? Каковы тенденции: их становится больше или наоборот?

Трудно сказать. Это всегда зависит от желания каждого человека и, возможно, от обстоятельств, возможности попасть в определенный проект. Я конечно не могу сказать, что это очень популярно, но никакого кризиса нет. Каждый должен найти свой путь. Нет одного решения. Конечно, есть исследователи. И часто они составляют особые исследовательские группы, люди которые в них вступают, возможно, на каникулах, понимают, что хотели бы остаться. Но нельзя выделить одного правила. Это не просто, но не невозможно.

— Вы можете сказать, что в теологии есть области, которые теперь особенно быстро развиваются?

Я сомневаюсь. Я не против отдельных экспериментов в разных областях, но в общем трудно сказать. Это зависит от новых идей, проектов. В общем, картина теологии не написана черно-белыми красками.

— Переходим к тем, кто поступает на теологический факультет. Насколько популярен или престижен теологический факультет по сравнению с другими?

Я могу сказать, что на нашем факультете студенты работают целенаправленно, очень заинтересованы в своей области, в том чтобы учиться, а потом посвятить себя работе в Церкви. Но в целом студентов теологических факультетов не так много, потому что число мест для священства и работников прихода сокращается, потому что финансовые ресурсы Церкви также сокращаются. Потому люди, которые хотели бы работать в этой области не могут быть уверены, что в конце концов они получат место. Это внешние условия, которые не позволяют увеличивать число студентов. Это не просто. И может быть в университете студенты также могут изучать разные предметы: вы можете выбрать теологию, чтобы стать преподавателем в дальнейшем, это хорошее сочетание. Это может быть интересно. Но в целом теперь число студентов не очень велико. Но я бы сказала, что все студенты факультета очень целенаправленны.

— В России долгое время шли споры о религиоведении — новом направлении, не восходящем ни к одному из религиозных учений, которое основано на философских категориях. Насколько религиоведение популярно в Германии?

Я бы сказала, что оно очень ограниченно. В Германии религиоведение не так популярно, как в англоговорящих странах. Я знаю, что в США оно очень популярно, но в Германии это маргинальное направление.

— Есть ли в университетах отдельные религиоведческие кафедры или факультеты?

Я думаю, пройдет еще много времени, прежде чем на философском или других факультетах появятся кафедры религиоведения. Теперь это не более, чем обычный предмет. Оно не составляет большого подразделения.

— Расскажите, пожалуйста, о теологических дисциплинах, которые изучают студенты других факультетов: исторического, филологического, философского. Есть какие-то предметы, которые обычно ведут преподаватели с теологического факультета?

— Конечно, есть большая разница между Общей Историей и Историей Церкви. Обычно, есть возможность прослушать два курса по Истории Церкви в курсе теологии.

— Т. е. она не преподается как отдельный предмет историкам или философам так же как теологам?

— Я бы так сказала. Но я не знаю, как обстоит дело на других факультетах. Может быть, кто-то и выбирает курс Церковной истории, потому что он очень полезен, к примеру, для археологов. Я могу себе это представить, но не знаю точно.

— В любом случае, это не распространено, это не обязательный курс в подготовке историков?

Насколько я знаю, нет. Встречаются отдельные экспериментальные курсы. Я бы сказала, что студенты по своему желанию могут посещать тот или иной курс. Это возможно. Например, студент-филолог, желающий получить какие-нибудь знания о Церкви, может посещать те или иные занятия на теологическом факультете.

— Другой вопрос. Существует ли в Германии исламская теология?

Это обширная и развивающаяся область — могу сказать на примере университета в г. Франкфурт. На теологическом факультете есть курсы по изучению христианско-исламского диалога. Еще раз скажу, что исламская теология — это развивающаяся область. В свете всех событий, произошедших в последние годы, общество очень заинтересовано в ней.

— Попробую выразиться корректно: изучение ведется с позиций христианской теологии?

Нет. Существуют отдельные факультеты исламской теологии. Обычно, они не обременены тесными связями с теологическим факультетом. Это зависит от наличия каких-то общих интересов, областей сотрудничества. Но они существуют сами по себе расширяются.

Что касается отдельных курсов лекций на теологическом факультете по проблемам христианско-исламского диалога, студенты очень в этом интересуются.

— Как организованы факультеты других традиционных религиозных объединений? К примеру, с католической Церковью существует соглашение: кто управляет, кто учит, кто проверяет и т. д. А как здесь?

На факультетах исламской теологии все только начинается. Государство заинтересовано в том, чтобы контролировать процесс обучения тех, кто в будущем будет преподавать ислам в школах. И государство попробует найти способ. Но, на мой взгляд, так может быть только в стране, где так принято. Но все еще находится в процессе становления. Но уже теперь вы можете изучать востоковедение или ислам на философском факультете. Причем не с точки зрения филолога, а как часть обширной программы.

— Учатся ли по этой программе сами мусульмане, или они предпочитают самостоятельные факультеты исламской теологии?

Проблема, в том, что те мусульмане, которые собираются давать уроки и преподавать ислам, обычно получают образование в исламских школах, которые не входят в структуру государственных университетов. Поэтому государство заинтересованно в том, чтобы отрыть большее число факультетов на базе университетов и следить за содержанием учебной программы. Сейчас мы делаем первые шаги в этом направлении.

В Австрии, насколько я знаю, уже существуют подобные курсы.

— Предполагаются ли возможность аспирантуры и докторантуры по исламской теологии?

Я не думаю. Это проблема. Понятно, я тоже прошла магистратуру по востоковедению, которое наравне со знанием исламской теологии включает изучение арабской культуры и многое др. Но сейчас не существует необходимости учить исламской религии. Может быть, в будущем такая потребность возникнет.

— Какой статус присвоен тем первым факультетам исламской теологии? Какие сертификаты они выдают своим выпускникам?

Вы можете получить степень магистра.

Проблема, что такого предмета, как исламская теология, вообще не существует. Только как часть востоковедения, например. Да, говорят «die Islam Wissenschaft «, но это неприемлемо для исламских лидеров. На самом деле, она не основана на религиозных стандартах. У них есть собственная традиция обучения имамов. Это другой путь. Они должны найти способ объединить этот вид обучения с университетским. Я думаю, в данном случае государство не может принимать самостоятельные решения — этот вопрос должен быть решен совместно с представителями данного религиозного объединения, исламскими религиозными лидерами.

Мусульмане должны решить, принимают ли они образовательное направление «Исламская теология», я не знаю, сделают ли они это. Это только первая ступень. Но в случае с христианством все по-другому: теология развивается в течение длительного периода. Известный факт, что в центральной Европе университеты выросли из теологических факультетов. Теологический факультет был ядром университета в Средние века, вокруг которого объединялись другие науки. Это европейская традиция. Но не так просто соединить университетскую систему образования с традициями исламской школы.

Если иногда у вас возникают проблемы, вопросы, как защитить систему теологического образования, мне кажется, дискуссия должна строиться вокруг разговора об эстетических ценностях человечества, которые должны быть укоренены в некой традиции, прежде всего религиозной. В этой области вы должны проверить, если в России существуют длительные традиции христианства, они имеют большое влияние на формирование национальной идентичности. Для того чтобы просто понять собственную историю, невозможно далеко уйти без знания религиозного учения. Это справедливо как по отношению к истории, так и в области филологии, философии и культурологии. Потому что религия — это один из базисов нации, вне зависимости от того, является ли человек членом какой-либо религиозной организации. По крайней мере он не может понять истории своей страны без знакомства с государствообразующей религией, которой является православие. Неоправданным можно назвать решение оставить традицию, которой уже более 1000 лет.

Я думаю, теология снабжает ученого инструментарием для исследования подобных вопросов. Теологического образование академического университетского уровня необходимо.

Для изучения русской философии недостаточно знать просто основы религиозного учение — нужны более глубокие богословские знания. В изучении истории также недостаточно преподавания только светской истории. Например, долгое время сокровища Армянской церкви нельзя было изучать. Эти исследования велись за пределами России и стран сферы советского влияния. Армянские памятники изучались с точки зрения филологии, но ученые не могли понять всю глубину истории Армении или Грузии в свете теологии.

— Кстати, как вы относитесь к реформам, вызванным Болонским процессом?

Мне кажется, новые правила снижают уровень образования. Но уклониться от них невозможно. Потому что наша базовая программа обширна, мы должны соответствовать этим требованиям. Увидим.

— Но вы пришли к согласию насчет некоторых индивидуальных условий?

Это значительный процесс изменений прежде всего в университетском образовании. Но и с римско-католической церковью, потому что они знают о трудностях. И они также должны решать, что делать. И также лидеры протестантских церквей должны принимать решения в целом.

— Как вы могли бы охарактеризовать возможность удаления теологии из университетов?

— Я думаю, это было бы несерьезное решение.

Простой пример. В Германии существует Общественный совет, в который входят очень авторитетные профессора теологии. К ним всегда обращаются для решения вопросов из их области. Совет был создан по инициативе премьер-министром для решения национальных вопросов. В него входят представители двух церквей и ученые в области национальной и религиозной этики.

— Во всем мире можем ли мы сказать, что очень важно изучать каждую традицию изнутри?

Если в России не будет теологического образования, православное образование будет в Америке или Канаде. Это было бы стыдом, что православное богословие существует, но не может достичь академического уровня. Вы должны быть способны дать ответ на том же уровне. Или придется ездить в Оксфордский университет, чтобы получить степень. Это было невозможно раньше. Но теперь Церковь свободна и у вас есть много возможностей.

— Не кажется ли вам, что в мировом масштабе изучение русской теологии не имеет перспектив развития?

Если у вас нет таких возможностей образования, интеллектуальная элита будет стремиться за пределы страны. Они поедут в Париж, в Канаду, США, возможно в Австралию. В таком случае интеллектуальная элита Церкви будет получать образования за пределами страны. В другом случае уровень образованности здесь снизится. Я не думаю, что это желательно для вас.

Они могут уехать, но могут и не вернуться. Тогда весь научный процесс будет проходить вне России, как это было раньше в советское время.

http://www.pravmir.ru/article_2225.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru